Оча­ро­ва­ние плос­ко­сти. Та­ка­си Му­ра­ка­ми в му­зее «Га­раж»

ВЫ­СТАВ­КА ТА­КА­СИ МУ­РА­КА­МИ «БУ­ДЕТ ЛАСКОВЫЙ ДОЖДЬ» ОТКРОЕТСЯ В МУ­ЗЕЕ «ГА­РАЖ» 29 СЕН­ТЯБ­РЯ. «ОГО­НЕК» ПРИГЛЯДЕЛСЯ К ТВОРЧЕСТВУ ОД­НО­ГО ИЗ СА­МЫХ ИЗ­ВЕСТ­НЫХ ХУ­ДОЖ­НИ­КОВ СО­ВРЕ­МЕН­НОЙ ЯПО­НИИ

Ogonyok - - В НОМЕРЕ - Ан­на Са­бо­ва

«У нас, в япон­ской куль­ту­ре, нет объ­ем­ных, трех­мер­ных изоб­ра­же­ний. В этом и за­клю­ча­ет­ся осо­бен­ный шарм япон­ской жи­во­пи­си»,— го­во­рит Му­ра­ка­ми

Для сво­ей пер­вой вы­став­ки в Рос­сии Та­ка­си Му­ра­ка­ми по­до­брал са­мые раз­ные про­из­ве­де­ния. Они объ­еди­не­ны в пять раз­де­лов, при­чем каж­дый — от­дель­ная гла­ва в твор­че­стве и жиз­ни художника, на­ме­рен­но сти­ра­ю­ще­го гра­ни­цу как меж­ду За­па­дом и Во­сто­ком, так и меж­ду вы­со­ким и низ­ким. Ран­ние ра­бо­ты, со­здан­ные в под­ра­жа­ние тра­ди­ци­он­но­му ис­кус­ству Япо­нии, со­сед­ству­ют с ку­ра­тор­ским про­ек­том «Ма­лыш» 2005 го­да, под­го­тов­лен­ным Му­ра­ка­ми к го­дов­щине бом­бар­ди­ров­ки Хи­ро­си­мы и На­га­са­ки — со­бы­тия, дра­ма­ти­че­ски из­ме­нив­ше­го куль­тур­ное со­зна­ние япон­цев. Раз­дел «Ка­ва­ий» боль­ше на­по­ми­на­ет на­сто­я­щий ма­га­зин для фа­на­тов ани­ме и ман­ги в од­ном из рай­о­нов То­кио, а «Су­тад­зио» в точ­но­сти вос­со­зда­ет сту­дию в сто­лич­ном при­го­ро­де Ми­ё­си, где Му­ра­ка­ми ра­бо­та­ет над сво­и­ми про­из­ве­де­ни­я­ми при по­мо­щи ас­си­стен­тов. Как объ­яс­ня­ет сам ху­дож­ник, об­щее у этих ра­бот толь­ко то, что они на­хо­дят­ся в од­ной плос­ко­сти. «У нас, в япон­ской куль­ту­ре, нет объ­ем­ных, трех­мер­ных изоб­ра­же­ний,— под­черк­нул Та­ка­си Му­ра­ка­ми в од­ном из ин­тер­вью.— На­ше­му ри­сун­ку свой­ствен­ны исключительно 2D-фор­мы, так на­зы­ва­е­мая су­пер­плос­кость. В этом и за­клю­ча­ет­ся осо­бен­ный шарм япон­ской жи­во­пи­си». Но на весь мир Му­ра­ка­ми про­сла­ви­ло дру­гое — стрем­ле­ние воз­ве­сти поп-куль­ту­ру в ранг вы­со­ко­го ис­кус­ства.

…На фоне иде­аль­но под­стри­жен­ных са­дов Вер­са­ля раз­но­цвет­ные ро­жи­цы, об­рам­лен­ные пест­ры­ми ле­пе­сточ­ка­ми, скла­ды­ва­ют­ся в фан­та­сти­че­ские узоры кис­лот­ных от­тен­ков. По­зо­ло­чен­ные мон­стры стро­ят ро­жи­цы ба­роч­но­му ве­ли­ко­ле­пию бо­га­то укра­шен­ных зал, а вель­мож­ные бю­сты, ка­жет­ся, во­ро­тят мра­мор­ные но­сы от ани­меш­ных фи­гу­рок, бес­пар­дон­но рас­став­лен­ных у их по­ста­мен­тов. Как толь­ко принц Сикст-Ан­ри де Бур­бон Парм­ский в 2010 го­ду уви­дел вы­став­ку Та­ка­си Му­ра­ка­ми во двор­це его пра­щу­ра Лю­до­ви­ка XIV, он неза­мед­ли­тель­но от­пра­вил­ся в суд. При­чем да­же не за са­тис­фак­ци­ей, а за офи­ци­аль­ным за­пре­том на экс­по­ни­ро­ва­ние по­доб­но­го без­об­ра­зия. Зато с тех пор ра­бо­ты япон­ца по­бы­ва­ли на луч­ших пло­щад­ках ми­ра — от му­зея Гуг­ген­хай­ма в Биль­бао до Al Riwaq Exhibition Hall в Ка­та­ре. А сам ху­дож­ник объ­яс­нил связь сво­е­го ис­кус­ства с со­вре­мен­ной поп-куль­ту­рой во­все не ба­наль­ным стрем­ле­ни­ем к про­во­ка­ции.

Ко­гда Япо­ния про­иг­ра­ла Вто­рую ми­ро­вую вой­ну, в те­че­ние 20 лет ее ис­кус­ство на­хо­ди­лось в упад­ке, в от­ли­чие от ис­кус­ства США. «Аме­ри­ка ста­ла ли­де­ром ми­ро­вой куль­ту­ры. Так ро­ди­лась поп­куль­ту­ра,— рас­ска­зал Та­ка­си Му­ра­ка­ми.— Мы, япон­цы, жаж­да­ли этой поп-куль­ту­ры, но мы бы­ли не в со­сто­я­нии предо­ста­вить эко­но­ми­че­скую ба­зу, необ­хо­ди­мую для ее рас­цве­та. Как ре­зуль­тат — в сло­жив­ших­ся об­сто­я­тель­ствах воз­ник­ла бо­лее де­ше­вая и все же до­став­ля­ю­щая ра­дость культура, свое­об­раз­ная фор­ма ми­ни­ма­лиз­ма в ин­ду­стрии раз­вле­че­ний». Имен­но с ним и всту­пил в диа­лог Му­ра­ка­ми.

Аб­со­лют­но все про­из­ве­де­ния Му­ра­ка­ми, ко­то­рые по­явят­ся в экс­по­зи­ции «Га­ра­жа», бу­дут по­ка­за­ны в Рос­сии впер­вые. Кро­ме ше­сти ра­бот, со­здан­ных им спе­ци­аль­но для вы­став­ки, ор­га­ни­за­то­ры со­ве­ту­ют об­ра­тить вни­ма­ние на слож­ную све­то­вую ин­стал­ля­цию 1992 го­да, предо­став­лен­ную му­зе­ем Ка­над­за­вы. Она от­но­сит­ся к тем про­из­ве­де­ни­ям, ко­то­рые вы­зо­вут ин­те­рес не толь­ко взрос­лых, но и де­тей. Прав­да, при од­ном усло­вии: ру­ка­ми ни­че­го тро­гать нельзя, как бы силь­но ра­бо­ты художника ни на­по­ми­на­ли муль­тяш­ную все­лен­ную. И за­од­но со­ве­ту­ют не спе­шить укла­ды­вать Та­ка­си Му­ра­ка­ми в рам­ки поп-ар­та или ка­ко­го-то дру­го­го на­прав­ле­ния — все рав­но не по­ме­стит­ся. «Зна­е­те, вся исто­рия про лю­бые ”из­мы“— это до­воль­но ток­сич­ный раз­го­вор, ко­то­рый мож­но оста­вить в 1960-х — 1970-х го­дах,— от­ме­ти­ла в раз­го­во­ре с ”Огонь­ком“стар­ший ку­ра­тор му­зея ”Га­раж“Ека­те­ри­на Ино­зем­це­ва.— Ес­ли бы мы обо­зва­ли Му­ра­ка­ми нео-поп-ар­ти­стом, то мы по­па­ли бы в ло­вуш­ку. Сей­час, на­при­мер, он увле­чен стрит-арт­ом, граф­фи­ти как си­сте­мой. ”Про­жив“с этим ху­дож­ни­ком уже два го­да, в те­че­ние ко­то­рых мы го­то­ви­ли вы­став­ку, я уже слы­шать ни­че­го не хо­чу о на­прав­ле­ни­ях, по­то­му что он го­раз­до боль­ше их… Соб­ствен­но, как и каж­дый ху­дож­ник, ко­то­рый в ка­кой­то мо­мент пре­одо­ле­ва­ет гра­ни­цы ис­кус­ствен­но со­здан­ных тер­ми­нов и опре­де­ле­ний».

Вос­по­ми­на­ния о бур­ной жиз­ни. 2015

Лун­ный свет. Не­по­сто­ян­ство всех ве­щей. 2016

Ом­маж Фр­эн­си­су Бэко­ну (Этюд к порт­ре­ту Иза­бель Ро­сторн). 2002

Лев всмат­ри­ва­ет­ся в без­дну смер­ти. 2015

Ги­фа по­сте­пен­но по­кро­ет мир. 2007

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.