РА­БО­ТА НАД ОШИБКАМИ

Ogonyok - - НЕДЕЛЯ|ЭПИЦЕНТР - АН­ДРЕЙ МАРГОЛИН, про­рек­тор РАНХиГС, док­тор эко­но­ми­че­ских на­ук, профессор, за­слу­жен­ный эко­но­мист Рос­сии

Слож­но на­звать ка­кой­то про­цесс в эко­но­ми­ке но­вей­шей Рос­сии, ко­то­ро­му по­свя­ще­но боль­ше кли­ше, чем при­ва­ти­за­ции 1990-х го­дов. Они и се­го­дня мно­жат­ся: в мо­де рас­суж­де­ния на те­му «от­ка­та от при­ва­ти­за­ции» — посмот­ри­те, мол, до че­го сно­ва раз­рос­ся гос­сек­тор. Не со­гла­шусь: да, часть круп­ных ком­па­ний, при­ва­ти­зи­ро­ван­ных в 90-е, вер­ну­лась к го­су­дар­ству, но их не так уж и мно­го. К то­му же речь, как пра­ви­ло, о си­сте­мо­об­ра­зу­ю­щих ком­па­ни­ях, та­ких как «Газ­пром», или о струк­ту­рах, чья при­ва­ти­за­ция и 20 лет на­зад вы­зва­ла на­ре­ка­ния по ча­сти от­кры­то­сти, про­зрач­но­сти, чест­но­сти. Так что ны­неш­ний про­цесс воз­вра­та в гос­соб­ствен­ность во мно­гом вы­гля­дит как ис­прав­ле­ние тех оши­бок. Вот толь­ко мас­штаб «ра­бо­ты над ошибками» в СМИ пре­уве­ли­чен: боль­шин­ство ком­па­ний, при­ва­ти­зи­ро­ван­ных в 90-е, оста­ют­ся в част­ных ру­ках. Бо­лее то­го, уве­рен, что мы на по­ро­ге но­во­го эта­па раз­го­су­дар­ствле­ния эко­но­ми­ки и в бли­жай­шие го­ды нас ожи­да­ет еще од­на вол­на при­ва­ти­за­ции.

Нас ожи­да­ет еще од­на вол­на при­ва­ти­за­ции. То, что власть не спе­шит ее объ­яв­лять, го­во­рит, что она то­же че­му-то на­учи­лась

То, что власть на сей раз не спе­шит ее объ­яв­лять, го­во­рит в поль­зу то­го, что она то­же че­му-то на­учи­лась за эти го­ды.

Я хо­ро­шо пом­ню 1992 год. В той си­ту­а­ции сде­лать что-ли­бо ка­че­ствен­но бы­ло крайне слож­но, ес­ли во­об­ще воз­мож­но. Устро­и­те­ли при­ва­ти­за­ции учи­лись на хо­ду и, не об­ла­дая из­на­чаль­ной ком­пе­тен­ци­ей, все же за­вер­ши­ли необ­хо­ди­мое. Ни у ко­го не бы­ло нуж­но­го опы­та, зна­ний и на­вы­ков, фи­нан­со­вая гра­мот­ность на­се­ле­ния бы­ла близ­ка к ну­лю. Ло­гич­но, что при та­ких «ис­ход­ных» ре­зуль­та­ты при­ва­ти­за­ции про­сто обя­за­ны бы­ли ока­зать­ся ни­же сред­них. Се­го­дня про­фес­си­о­на­лов до­ста­точ­но, и они мог­ли бы пред­ло­жить с де­ся­ток иных спо­со­бов осу­ще­ствить за­ду­ман­ное. На­при­мер, раз­ре­шить вы­куп соб­ствен­но­сти за имев­ши­е­ся в то вре­мя у лю­дей на­коп­ле­ния. Но и в этом слу­чае цель при­ва­ти­за­ции — по­яв­ле­ние эф­фек­тив­но­го соб­ствен­ни­ка — до­стичь не уда­лось бы: ведь опы­та управ­ле­ния пред­при­я­ти­я­ми в прин­ци­пи­аль­но иных эко­но­ми­че­ских усло­ви­ях бы­ло еще мень­ше, чем зна­ний по при­ва­ти­за­ции.

Лю­ди рас­по­ря­ди­лись не­ожи­дан­но до­став­ши­ми­ся им ва­уче­ра­ми как уме­ли: кто-то оста­вил в се­мей­ном ар­хи­ве, как я, кто-то ин­ве­сти­ро­вал в фонд, в ско­ром вре­ме­ни ис­чез­нув­ший, кто-то про­дал. Но да­же ес­ли на вы­ру­чен­ные день­ги кто­то ку­пил про­дук­тов, он уже ока­зал­ся в плю­се: ва­уче­ры до­ста­лись граж­да­нам, по су­ти, бес­плат­но. Со­гла­сен: соб­ствен­ность ока­за­лась при­ва­ти­зи­ро­ва­на не луч­шим спо­со­бом. И все же нега­тив­ное от­но­ше­ние к той при­ва­ти­за­ции — суть от­ра­же­ние то­го нега­ти­ва, что остал­ся у рос­си­ян по­сле «за­ло­го­вых аук­ци­о­нов» се­ре­ди­ны — кон­ца 90-х. О са­мой же «ва­уче­ри­за­ции» по­чти за­бы­ли, и по­ра бы пе­ре­вер­нуть эту стра­ни­цу ис­то­рии, бла­го по­вто­ре­ние та­ко­го экс­пе­ри­мен­та в мас­шта­бах этой стра­ны се­го­дня невоз­мож­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.