НЕ В ТЕМ­ПАХ СЧА­СТЬЕ

Ogonyok - - РОССИЯ И МИР|СОСЕДИ - Ан­дрей Ки­рил­лов

НА БУ­ДУ­ЩЕЙ НЕДЕ­ЛЕ В ПЕКИНЕ НАЧ­НЕТ РА­БО­ТУ СЪЕЗД КПК, КО­ТО­РЫЙ ДОЛ­ЖЕН ОТВЕТИТЬ НА БОЛЬ­ШИЕ КИТАЙСКИЕ ВО­ПРО­СЫ

Со­всем ско­ро, 18 ок­тяб­ря, по­сле «зо­ло­той неде­ли» вы­ход­ных по слу­чаю оче­ред­ной го­дов­щи­ны КНР, сов­пав­ших на этот раз с лю­би­мым на­ро­дом празд­ни­ком Се­ре­ди­ны осе­ни с его «лун­ны­ми пря­ни­ка­ми», сим­во­ли­зи­ру­ю­щи­ми се­мей­ное еди­не­ние и пол­ное жиз­нен­ное до­воль­ство, в Пекине от­кры­ва­ет­ся XIX съезд Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Ки­тая (КПК). Свы­ше 2 ты­сяч де­ле­га­тов, пред­став­ля­ю­щих по­чти 90-мил­ли­он­ную пар­тию — круп­ней­шую по­ли­ти­че­скую ор­га­ни­за­цию та­ко­го ро­да в ми­ре,— об­су­дят на­сущ­ные во­про­сы де­я­тель­но­сти КПК. По­сколь­ку пар­тия пра­вя­щая, то и круг ее ин­те­ре­сов охва­ты­ва­ет прак­ти­че­ски все в Под­не­бес­ной — со­ци­аль­но­эко­но­ми­че­скую сфе­ру, идео­ло­гию, от­но­ше­ния с внеш­ним ми­ром стра­ны с на­се­ле­ни­ем, пре­вы­ша­ю­щим 1,3 млрд че­ло­век. Пробле­ма­ти­ка съез­да сво­ей слож­но­стью со­от­вет­ству­ет по­ло­же­нию вто­рой, а по ря­ду по­ка­за­те­лей — пер­вой эко­но­ми­ки ми­ра. Выс­ший ор­ган пар­тии дол­жен опре­де­лить ее «ли­нию и по­ли­ти­ку», ина­че го­во­ря — как жить Ки­таю даль­ше, как ми­ни­мум — на про­тя­же­нии бли­жай­ших пя­ти лет.

О ПОЛЬЗЕ СРАВНЕНИЙ

Преж­де чем пе­рей­ти к ки­тай­ской по­лит­эко­но­ми­че­ской гра­мо­те, спро­сим се­бя: а по­че­му нам, рос­си­я­нам, ин­те­ре­сен (или дол­жен быть ин­те­ре­сен) этот съезд, да и во­об­ще вся эта ки­тай­щи­на? От­вет про­стой: Ки­тай в его ны­неш­нем со­сто­я­нии не то что­бы схо­ден (раз­ли­чия ве­ли­ки), но со­по­ста­вим с Рос­си­ей вслед­ствие це­ло­го ря­да об­щих па­ра­мет­ров. И там, и там бы­ло им­пер­ское про­шлое, на сме­ну ко­то­ро­му по­сле тя­же­лых войн при­шло ком­му­ни­сти­че­ское прав­ле­ние. Оно так же пре­тер­пе­ва­ло раз­лич­ные транс­фор­ма­ции, при об­щем дви­же­нии от ко­манд­но­ад­ми­ни­стра­тив­ной си­сте­мы к рын­ку, но рын­ку управ­ля­е­мо­му, с се­рьез­ным го­су­дар­ствен­ным при­сут­стви­ем. И в обе­их стра­нах се­го­дня сто­ит во­прос: а на­сколь­ко это хо­ро­шо и как сде­лать луч­ше — в ту или дру­гую сто­ро­ну?

Здесь, ко­неч­но, мож­но ска­зать, что Ки­тай по-преж­не­му управ­ля­ет­ся ком­му­ни­сти­че­ской пар­ти­ей, и еще как управ­ля­ет­ся! Ну да, ну да… Но при этом сто­ит пом­нить: КПК с де­кабрь­ско­го 1978 го­да пле­ну­ма ЦК (то есть по­сле про­воз­гла­ше­ния Дэн Сяо­пи­ном ре­фор­ма­тор­ской по­ли­ти­ки) — это со­всем дру­гая по­ли­ти­че­ская си­ла, ко­то­рая за про­шед­шие с тех пор по­чти че­ты­ре де­ся­ти­ле­тия раз­ви­ва­лась и про­дол­жа­ет раз­ви­вать­ся. И здесь столь же ак­ту­аль­ны во­про­сы о ро­ли лич­но­сти в ис­то­рии, о вла­сти и на­ро­де, о пре­зи­дент­стве и ли­дер­стве. А в этом Ки­тай, как ни­ка­кая дру­гая стра­на, то­же со­по­ста­вим с Рос­си­ей.

Кста­ти, са­ми ки­тай­цы в част­ных раз­го­во­рах очень лю­бят де­лать та­кие срав­не­ния. Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на китайские лао­бай­син («сто фа­ми­лий», ти­па на­ших Ива­но­ва, Пет­ро­ва, Си­до­ро­ва) весь­ма ува­жа­ют, преж­де все­го — за от­важ­ное про­ти­во­сто­я­ние Аме­ри­ке, хо­тя встре­ча­ют­ся и от­дель­ные пер­со­на­жи, по­ру­ги­ва­ю­щие Рос­сию за «нехват­ку де­мо­кра­тии». И каж­дый раз ду­ма­ешь: ну вот, толь­ко из Ки­тая нам кри­ти­ков не хва­та­ло…

Ны­неш­ний съезд КПК пе­ре­рас­пре­де­лит власт­ные пол­но­мо­чия в вер­хуш­ке ки­тай­ской пи­ра­ми­ды. В си­лу су­ще­ству­ю­щих огра­ни­че­ний дол­жен по­ме­нять­ся ны­неш­ний со­став по­сто­ян­но­го ко­ми­те­та по­лит­бю­ро ЦК КПК из се­ми че­ло­век, за ис­клю­че­ни­ем двух: ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря ЦК КПК Си Цзинь­пи­на, яв­ля­ю­ще­го­ся так­же пред­се­да­те­лем КНР, и пре­мье­ра Гос­со­ве­та Ли Кэця­на. Счи­та­ет­ся, что в от­ли­чие от кол­лег, пе­ре­сту­пив­ших услов­ный ру­беж в 68 лет, они (64 и 62 го­да) на­хо­дят­ся на пи­ке по­ли­ти­че­ских сил и опы­та и мо­гут оста­вать­ся на сво­их по­стах еще од­но пя­ти­ле­тие.

Кто зай­мет осво­бож­да­ю­щи­е­ся пять мест в ПК ПБ, ста­нет окон­ча­тель­но яс­но толь­ко в тот мо­мент, ко­гда ру­ко­во­дя­щая се­мер­ка гусь­ком вый­дет на по­мост пе­ред сот­ня­ми жур­на­ли­стов по­сле пер­во­го пле­ну­ма ЦК КПК 19-го со­зы­ва. Хо­тя кое-что про­яс­нит­ся уже из пер­вой пле­нар­ной рас­сад­ки. ЖИТЬ ПО НО­ВОЙ НОРМЕ… Пе­ре­ме­ще­ния в выс­шем эше­лоне вла­сти — те­ма, ко­неч­но, ин­три­гу­ю­щая. Но экс­пер­тов боль­ше за­бо­тит бо­лее про­за­и­че­ский пред­мет — «рис на­сущ­ный», то есть пер­спек­ти­ва ки­тай­ской эко­но­ми­ки.

Ки­тай бла­го­да­ря по­ли­ти­ке ре­форм и внеш­ней от­кры­то­сти за по­след­ние по­чти че­ты­ре де­ся­ти­ле­тия проч­но утвер­дил­ся в ро­ли ве­ду­щей про­из­вод­ствен­ной дер­жа­вы, за­по­ло­нив то­ва­ра­ми Made in China ми­ро­вые рын­ки. Впер­вые за ты­ся­че­ле­тия Сре­дин­но­му го­су­дар­ству уда­лось на­кор­мить, одеть и обу­стро­ить свое на­се­ле­ние, успеш­но ве­дет­ся борь­ба с край­ней бед­но­стью, в ко­то­рой, по офи­ци­аль­ным дан­ным, еще пре­бы­ва­ют око­ло 40 млн. Ки­тай­цы уве­рен­но осва­и­ва­ют вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ные про­из­вод­ства — те же мо­биль­ные те­ле­фо­ны, ро­бо­то­тех­ни­ку с эле­мен­та­ми AI и мно­гое дру­гое, а их ин­ве­сти­ции за ру­бе­жом уже пре­вос­хо­дят ино­стран­ные вло­же­ния в соб­ствен­ной стране. При­со­еди­не­ние к ВТО, хо­тя и со­про­вож­да­лось острой внут­рен­ней по­ле­ми­кой, обер­ну­лось ро­стом внеш­ней тор­гов­ли. В ны­неш­них слож­ных меж­ду­на­род­ных усло­ви­ях Ки­тай со­хра­ня­ет по­ло­жи­тель­ную ди­на­ми­ку раз­ви­тия, ко­то­рой мо­гут по­за­ви­до­вать мно­гие пра­ви­тель­ства. Од­на­ко име­ют­ся и су­ще­ствен­ные «но».

Пер­вое и глав­ное: на про­тя­же­нии по­след­них лет фак­то­ры ро­ста ки­тай­ской эко­но­ми­ки (ин­ве­сти­ции, ры­нок недви­жи­мо­сти, про­из­вод­ство то­ва­ров, внеш­няя тор­гов­ля) де­мон­стри­ру­ют ди­на­ми­ку к за­мед­ле­нию, ес­ли не к сни­же­нию. «Ра­нее при­ток ин­ве­сти­ций в ки­тай­скую экономику обес­пе­чи­вал еже­год­ное уве­ли­че­ние ВВП на 5 про­цен­тов, вклад рын­ка недви­жи­мо­сти со­став­лял око­ло 2 про­цен­тов, еще несколь­ко про­цен­тов обес­пе­чи­ва­ла ки­тай­ская промышленность, а экс­порт

Си Цзинь­пин ини­ци­и­ро­вал при­ня­тие «Пра­вил из вось­ми пунк­тов» и «ше­сти за­пре­тов», ко­то­рые зна­чи­тель­но уже­сто­чи­ли нор­мы уста­ва КПК и, по су­ти, ста­ли но­вым ре­гу­ля­то­ром пар­тий­ной жиз­ни

— по­ряд­ка 2 про­цен­тов еже­год­но. Од­на­ко сей­час все эти от­рас­ли де­мон­стри­ру­ют неустой­чи­вую ди­на­ми­ку»,— го­во­рит один из мест­ных ана­ли­ти­ков.

В здеш­нем экс­перт­ном со­об­ще­стве при­зна­ют, что эпо­ха стре­ми­тель­но­го раз­ви­тия ки­тай­ской эко­но­ми­ки за­кан­чи­ва­ет­ся, да и са­мо ру­ко­вод­ство за­яв­ля­ет, что с про­ве­де­ни­ем ХIX съез­да стра­на «в пол­ной ме­ре всту­пит в но­вый этап раз­ви­тия со­ци­а­лиз­ма с ки­тай­ской спе­ци­фи­кой». Со­труд­ник Центра раз­ви­тия Гос­со­ве­та КНР Цзян Юй на­зы­ва­ет его тре­тьим. Пер­вый этап, мол, на­чал­ся в 1949 го­ду, по-

сле ос­но­ва­ния КНР,— для него ха­рак­тер­но до­сти­же­ние по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской неза­ви­си­мо­сти Ки­тая. Во вре­мя вто­ро­го эта­па, на­чав­ше­го­ся с про­воз­гла­ше­ния ре­форм и внеш­ней от­кры­то­сти и за­вер­шив­ше­го­ся по­сле ХVIII съез­да КПК, на­блю­дал­ся небы­ва­лый эко­но­ми­че­ский рост и раз­ви­тие ры­ноч­ной эко­но­ми­ки при об­щем со­ци­а­ли­сти­че­ском на­ча­ле. А ны­неш­ний, тре­тий этап, по­ла­га­ет экс­перт, за­вер­шит­ся к се­ре­дине XXI ве­ка, для него опре­де­ля­ю­щи­ми яв­ля­ют­ся ло­зун­ги «пре­одо­ле­ния» и «омо­ло­же­ния». Это, про­дол­жа­ет Цзян Юй, озна­ча­ет даль­ней­шее углуб­ле­ние ре­форм, еще боль­шую от­кры­тость со­ци­а­ли­сти­че­ской си­сте­мы при од­но­вре­мен­ном укреп­ле­нии ли­ди­ру­ю­щей ро­ли пар­тии, на­рас­та­нии со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти, об­щей успеш­но­сти ры­ноч­ной эко­но­ми­ки. «Де­таль­ные от­ве­ты на во­про­сы, как ре­а­ли­зо­вать за­да­чу по­стро­е­ния со­вре­мен­ной со­ци­а­ли­сти­че­ской стра­ны,— ре­зю­ми­ру­ет ана­ли­тик,— предо­ста­вит XIX съезд».

Пря­мо ска­жем, не гу­сто — вы­гля­дит как пе­ре­чис­ле­ние ло­зун­гов и неких про­грамм­ных те­зи­сов. Од­на­ко и это мож­но счи­тать «утеч­кой» — боль­шин­ство штат­ных эко­но­ми­стов да­же на та­кие пред­ска­за­ния не от­ва­жи­ва­ют­ся. Мол­чит и наи­бо­лее осве­дом­лен­ный сре­ди ки­тай­ских эко­но­ми­стов то­ва­рищ Лю Хэ, за­ве­ду­ю­щий офи­сом ру­ко­во­дя­щей груп­пы ЦК КПК по фи­нан­сам, клю­че­вая фи­гу­ра в груп­пе эко­но­ми­че­ских со­вет­ни­ков Си Цзинь­пи­на. Счи­та­ет­ся, что этот че­ло­век, с ко­то­рым ки­тай­ский ли­дер чуть ли не с дет­ства зна­ком, да­ет наи­бо­лее важ­ные со­ве­ты по фор­ми­ро­ва­нию эко­но­ми­че­ской по­вест­ки съез­да. Един­ствен­ное, что он из­рек на недав­нем со­ве­ща­нии,— это ла­ко­нич­ная фра­за: «Эко­но­ми­че­ская транс­фор­ма­ция Ки­тая бу­дет успеш­ной». Од­на­ко в чем она бу­дет за­клю­чать­ся, не уточ­нил.

На­блю­да­те­ли (та­кие, как, на­при­мер, быв­ший пре­зи­дент тор­го­вой па­ла­ты ЕС в Ки­тае Йорг Вутт­ке) по­ла­га­ют, что план пре­об­ра­зо­ва­ний эко­но­ми­ки был свер­стан от­нюдь не к ны­неш­не­му съез­ду, а пя­ти­лет­кой рань­ше. То есть еще с при­хо­дом «пя­то­го по­ко­ле­ния» ки­тай­ских ру­ко­во­ди­те­лей во власть в 2012–2013 го­дах. Суть но­вой до­рож­ной кар­ты — в пе­ре­хо­де к так на­зы­ва­е­мой эко­но­ми­ке пред­ло­же­ния, ко­то­рая под­ра­зу­ме­ва­ет сни­же­ние на­ло­гов и го­су­дар­ствен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния в це­лом, что поз­во­лит сде­лать про­из­вод­ство бо­лее гиб­ким и чут­ким к за­про­сам по­тре­би­те­лей. Быв­ший рос­сий­ский торг­пред, а ныне ру­ко­во­ди­тель пред­ста­ви­тель­ства Сбер­бан­ка Рос­сии в Ки­тае Сер­гей Цы­пла­ков, один из наи­бо­лее тол­ко­вых рос­сий­ских экс­пер­тов, на­зы­ва­ет это «сме­лой иде­ей», од­на­ко и он не бе­рет­ся пред­ска­зать, на ка­кие ме­ры пой­дет ки­тай­ское пра­ви­тель­ство ра­ди ее ре­а­ли­за­ции.

Уга­дать дей­стви­тель­но труд­но. Ведь сме­на па­ра­диг­мы эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия за­ста­вит пой­ти на от­каз от це­ле­во­го по­ка­за­те­ля тем­пов ро­ста ВВП, то есть от тех ма­ги­че­ских про­цен­тов, ко­то­ры­ми до сих пор опре­де­ля­ет­ся успеш­ность эко­но­ми­ки и под­дер­жа­ние ко­то­рых — преж­де все­го ра­ди са­мой циф­ры — об­хо­дит­ся Ки­таю все до­ро­же. Ки­тай­ское пра­ви­тель­ство уже име­ло опыт, ко­гда ра­ди под­дер­жа­ния эко­но­ми­че­ской ак­тив­но­сти в 2008–2009 го­дах в ре­ги­о­ны на раз­ви­тие ин­фра­струк­ту­ры бы­ло на­прав­ле­но 4 трлн юа­ней (586 млрд дол­ла­ров по то­гдаш­не­му кур­су). И хо­тя за ру­бе­жом (в том чис­ле в Рос­сии) этот план оце­ни­вал­ся по­ло­жи­тель­но, китайские эко­но­ми­сты сей­час склон­ны от­но­сить­ся к нему кри­ти­че­ски: зна­чи­тель­ная часть вы­де­лен­ных средств ушла на то­роп­ли­во на­ри­со­ван­ные до­ро­го­сто­я­щие про­ек­ты или во­об­ще де­лась неиз­вест­но ку­да. Те­перь век­тор вы­стра­и­ва­ет­ся иной: на­се­ле­нию пред­ла­га­ет­ся жить по «но­вой норме», со­глас­но ко­то­рой тем­пы ро­ста — не са­мое глав­ное, важ­нее по­вы­ше­ние ка­че­ства жиз­ни.

С этим, ра­зу­ме­ет­ся, труд­но спо­рить. Но воз­ни­ка­ют во­про­сы. Про­грам­ма пе­ре­строй­ки эко­но­ми­ки, на­при­мер, пред­по­ла­га­ет со­кра­ще­ние про­из­вод­ства в ста­ле­ли­тей­ной и уголь­ной про­мыш­лен­но­сти. Од­но­вре­мен­но вся­че­ски по­ощ­ря­ет­ся ин­ду­стрия об­слу­жи­ва­ния, циф­ро­вая эко­но­ми­ка. Од­на­ко нуж­но учи­ты­вать, что сталь и уголь — опор­ные стол­пы со­ци­а­ли­сти­че­ской эко­но­ми­ки, где заняты мил­ли­о­ны ра­бо­чих: что бу­дет с ни­ми? Не­яс­ной ока­зы­ва­ет­ся и судь­ба мно­го­чис­лен­ных управ­лен­цев, чи­нов­ни­ков как на ме­стах, так и в цен­тре — это для Ки­тая да­ле­ко не мел­кая про­бле­ма. По мне­нию на­блю­да­те­лей, пе­ре­ме­ны хоть и на­зре­ли, но то­ро­пить­ся с ни­ми Си Цзинь­пин не ста­нет, бу­дет ре­а­ли­зо­вы­вать пред­ло­же­ния сво­е­го эко­но­ми­че­ско­го шта­ба с осто­рож­но­стью, и на съез­де по это­му по­во­ду ни­ка­кой чрез­мер­ной пом­пы не слу­чит­ся.

У фо­ру­ма ки­тай­ских ком­му­ни­стов за­да­ча дру­гая: съезд дол­жен про­де­мон­стри­ро­вать в первую оче­редь един­ство и ста­биль­ность — при об­щей го­тов­но­сти к пе­ре­ме­нам. «Клю­че­вым мо­мен­том ста­нет от­вет на во­прос: смо­жет ли пред­се­да­тель КНР вы­стро­ить ко­ман­ду к съез­ду, ко­то­рая бу­дет до­ста­точ­но силь­на для ре­а­ли­за­ции пре­об­ра­зо­ва­ний?» — уточ­ня­ет Йорг Вутт­ке.

ЧИСТКА РЯДОВ

Пер­вая «пя­ти­лет­ка» прав­ле­ния пя­то­го «ру­ко­во­дя­ще­го по­ко­ле­ния» (пер­вое — Мао Цз­э­дун, вто­рое — Дэн Сяо­пин, тре­тье — Цзян Цз­эминь, чет­вер­тое — Ху Цзинь­тао) во гла­ве с Си Цзинь­пи­ном озна­ме­но­ва­лось преж­де все­го кам­па­ни­ей борь­бы с кор­руп­ци­ей. Ее раз­мах впе­чат­ля­ет: как со­об­щи­ло ки­тай­ское те­ле­ви­де­ние, бы­ли рас­смот­ре­ны де­ла 1,16 млн пар­тий­цев, из них под­верг­лись раз­лич­ным на­ка­за­ни­ям 1,14 млн. Да­же для 90-мил­ли­он­ной пар­тии это мно­го, ес­ли учесть, что «при­вле­ка­лись» в ос­нов­ном ру­ко­во­ди­те­ли раз­но­го ран­га, в том чис­ле бы­ли на­ка­за­ны и 240 «тиг­ров» — кор­руп­ци­о­не­ров вы­со­ко­го уров­ня.

Сре­ди пер­вых, еще до на­ча­ла пред­се­да­тель­ства Си Цзинь­пи­на, был аре­сто­ван Бо Си­лай, быв­ший ми­нистр ком­мер­ции, гу­бер­на­тор про­вин­ции Ляо­нин, сек­ре­тарь парт­ко­ма од­но­го из круп­ней­ших ки­тай­ских го­ро­дов — Чун­ци­на.

Бо Си­лай был сы­ном од­но­го из «вось­ми бес­смерт­ных», вид­но­го спо­движ­ни­ка Мао Цз­э­ду­на — Бо Ибо. За­тем был при­го­во­рен к по­жиз­нен­но­му за­клю­че­нию быв­ший член по­сто­ян­но­го ко­ми­те­та по­лит­бю­ро ЦК КПК Чжоу Юн­кан, ра­нее за­ни­мав­ший по­сты ми­ни­стра об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти и сек­ре­та­ря по­ли­ти­ко-юри­ди­че­ской ко­мис­сии ЦК КПК. Он счи­тал­ся по­кро­ви­те­лем «неф­тя­но­го лоб­би» в ки­тай­ском ис­теб­лиш­мен­те и, по неко­то­рым дан­ным, сто­ял за спи­ной Бо Си­лая. А даль­ше кам­па­ния на­би­ра­ла обо­ро­ты, и толь­ко в 2016 го­ду про­вер­ки в свя­зи с по­до­зре­ни­ем в кор­руп­ции про­во­ди­лись в от­но­ше­нии 48 чи­нов­ни­ков ми­ни­стер­ско­го уров­ня.

Рас­сле­до­ва­ния, в част­но­сти, бы­ли на­ча­ты в от­но­ше­нии быв­ше­го сек­ре­та­ря ко­ми­те­та КПК про­вин­ции Ляо­нин Ван Ми­ня, экс-на­чаль­ни­ка Го­су­дар­ствен­но­го ста­ти­сти­че­ско­го управ­ле­ния Ван Бао­аня, быв­ше­го зам­сек­ре­та­ря ко­ми­те­та КПК го­ро­да Пе­ки­на Люй Си­вэня. Вер­хов­ная на­род­ная про­ку­ра­ту­ра КНР так­же предъ­яви­ла об­ви­не­ния быв­ше­му за­ме­сти­те­лю пред­се­да­те­ля Все­ки­тай­ско­го ко­ми­те­та На­род­но­го по­ли­ти­че­ско­го кон­суль­та­тив­но­го со­ве­та Ки­тая (ВК НПКСК) Лин Цзи­хуа, быв­ше­му за­ме­сти­те­лю пред­се­да­те­ля ВК НПКСК Су Жу­ну. Из ге­не­ра­ли­те­та вслед за скон­чав­шим­ся в 2015 го­ду под след­стви­ем быв­шим за­ме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля Цен­траль­но­го во­ен­но­го со­ве­та Сюй Цай­хоу был осуж­ден на по­жиз­нен­ное за­клю­че­ние вто­рой быв­ший зам­пред ЦВС — ге­не­рал-пол­ков­ник Го Бо­сюн…

Си Цзинь­пин ини­ци­и­ро­вал при­ня­тие «Пра­вил из вось­ми пунк­тов» и «ше­сти за­пре­тов», ко­то­рые зна­чи­тель­но уже­сто­чи­ли нор­мы уста­ва КПК и, по су­ти, ста­ли но­вым ре­гу­ля­то­ром пар­тий­ной жиз­ни. Эти тре­бо­ва­ния пре­се­ка­ли бан­ке­ты и под­но­ше­ния за ка­зен­ный счет, ис­клю­ча­ли опла­ту празд­нич­ных дней, пыш­ные це­ре­мо­нии встреч и про­во­дов, огра­ни­чи­ва­ли ис­поль­зо­ва­ние слу­жеб­ных по­ме­ще­ний и транс­пор­та.

Отяг­ча­ю­щим об­сто­я­тель­ством, на­при­мер, мог­ла стать преж­де невин­ная иг­ра в гольф с ка­ким-ни­будь пред­при­ни­ма­те­лем, а ули­кой ока­зы­ва­лись до­ро­гие ча­сы с па­мят­ной над­пи­сью «от *** ком­па­нии», не го­во­ря уже о круп­ных сум­мах де­нег в при­кро­ват­ной тум­боч­ке, про­ис­хож­де­ние ко­то­рых по­до­зре­ва­е­мый за­па­мя­то­вал. Не­ред­ко, осо­бен­но на бо­лее рас­ко­ван­ном и да­ле­ком от центра юге, глав­ны­ми раз­об­ла­чи­тель­ни­ца­ми кор­руп­ци­о­не­ров ста­но­ви­лись их лю­бов­ни­цы. Жен­щи­ны (не же­ны) бы­ва­ют в та­ких слу­ча­ях мсти­тель­ны, а мо­ло­дые — еще и болт­ли­вы, и це­ло­му ря­ду чи­нов­ни­ков в хо­де след­ствия бы­ли по­став­ле­ны в ви­ну «непо­до­ба­ю­щие сек­су­аль­ные свя­зи».

На се­го­дняш­ний день вве­ден­ные ре­гла­мен­та­ции пре­под­но­сят­ся уже как ди­рек­тив­ный курс, ил­лю­стри­ру­ю­щий «су­ро­вое управ­ле­ние» пар­ти­ей. Мас­сы к упо­ря­до­че­нию пар­тий­ной жиз­ни, су­дя по от­зы­вам с мест, от­но­сят­ся одоб­ри­тель­но. А центр не уста­ет под­чер­ки­вать: этот курс — на­дол­го. В ре­чи на уче­бе вы­со­ко­по­став­лен­ных кад­ро­вых ра­бот­ни­ков в июле Си Цзинь­пин от­ме­тил успе­хи в «са­мо­управ­ле­нии» пар­тий­ных ор­га­ни­за­ций, од­на­ко предо­сте­рег от «сле­по­го оп­ти­миз­ма». Дви­же­ние по со­кру­ше­нию кор­руп­ции, ска­зал ли­дер, долж­но прой­ти еще дол­гий путь.

ПРЯНИК ДЛЯ НА­РО­ДА И «ЯДРО» ДЛЯ ПАР­ТИИ

В сфе­ре идео­ло­гии Си Цзинь­пин и его ко­ман­да пред­ло­жи­ли на­се­ле­нию «ки­тай­скую меч­ту», от­ве­ча­ю­щую ча­я­ни­ям всех и каж­до­го жи­те­ля стра­ны. Как за­явил быв­ший за­мрек­то­ра Парт­шко­лы ЦК КПК Ли Цзюнь­жу, «в сво­ей ру­ко­во­дя­щей де­я­тель­но­сти Си Цзинь­пин ори­ен­ти­ру­ет­ся на на­род. Го­во­ря в це­лом, цель пред­се­да­те­ля Си — ре­а­ли­за­ция на­род­но­го пу­ти к сча­стью».

Клю­че­вую речь о «ве­ли­ком на­ци­о­наль­ном воз­рож­де­нии» ген­сек ЦК КПК про­из­нес в На­ци­о­наль­ном му­зее еще пять лет на­зад, спу­стя две неде­ли по­сле сво­е­го из­бра­ния. Но, на­до ду­мать, этот те­зис про­зву­чит и на XIX съез­де как под­креп­ле­ние при­зы­вов к пре­вра­ще­нию Ки­тая в про­цве­та­ю­щее, мощ­ное, де­мо­кра­ти­че­ское, про­дви­ну­тое в куль­тур­ном от­но­ше­нии и гар­мо­нич­ное со­вре­мен­ное со­ци­а­ли­сти­че­ское го­су­дар­ство. Это пре­вра­ще­ние в Ки­тае име­ну­ет­ся «вто­рой це­лью сто­ле­тий» и долж­но со­сто­ять­ся в чет­ко обо­зна­чен­ные сро­ки — к ве­ко­во­му юби­лею об­ра­зо­ва­ния КНР (2049). О до­сти­же­нии «пер­вой це­ли сто­ле­тий» — по­стро­е­нии к сто­лет­ней го­дов­щине со­зда­ния КПК (2021) об­ще­ства «сяо­кан» (в пе­ре­во­де «сред­ний до­ста­ток», «срав­ни­тель­ное бла­го­по­лу­чие») бу­дет за­бла­го­вре­мен­но объ­яв­ле­но на пред­сто­я­щем съез­де. На­ро­ду по ито­гам ре­а­ли­за­ции двух це­лей пред­ла­га­ет­ся об­раз «Кра­си­во­го Ки­тая», что-то вро­де лу­боч­но­го улы­ба­ю­ще­го­ся ки­тай­чон­ка с ры­бой (сим­во­лом до­стат­ка) в ру­ках. Это «мяг­кая си­ла» КПК для внут­рен­не­го и внеш­не­го поль­зо­ва­ния, за­ме­на из­жив­шей се­бя клас­со­вой мо­де­ли на­ци­о­наль­но­го сча­стья, часть об­нов­лен­ной пар­тий­ной мыс­ли.

В са­мой же пар­тии боль­ше го­во­рят о вне­се­нии на съез­де по­пра­вок и до­пол­не­ний в устав КПК. Они уже про­зву­ча­ли на недав­нем за­се­да­нии по­лит­бю­ро. Су­дя по опуб­ли­ко­ван­но­му ин­фор­ма­ци­он­но­му со­об­ще­нию, по­прав­ки вклю­ча­ют «клю­че­вые тео­рии и стра­те­ги­че­ские идеи», ко­то­рые бу­дут пред­став­ле­ны на съез­де, но­вей­шее раз­ви­тие марк­сиз­ма, но­вую кон­цеп­цию управ­ле­ния (пред­став­ле­ние о ней мож­но по­лу­чить из кни­ги Си Цзинь­пи­на «О го­су­дар­ствен­ном управ­ле­нии», неболь­шим ти­ра­жом из­дан­ной и в Рос­сии). В дей­ству­ю­щей ре­дак­ции уста­ва ска­за­но, что КПК ру­ко­вод­ству­ет­ся в сво­ей де­я­тель­но­сти марк­сиз­мом-ле­ни­низ­мом, а так­же «иде­я­ми Мао Цз­э­ду­на, тео­ри­ей Дэн Сяо­пи­на, важ­ны­ми иде­я­ми трой­но­го пред­ста­ви­тель­ства (про­из­во­ди­тель­ных сил, куль­ту­ры и ши­ро­ких сло­ев на­се­ле­ния) и на­уч­ной кон­цеп­ци­ей раз­ви­тия». Но, по тра­ди­ции, ли­дер каж­до­го ру­ко­во­дя­ще­го по­ко­ле­ния дол­жен при­вне­сти в этот спи­сок что-то свое, кон­цеп­ту­аль­ное. Это­го и ждут.

В то же вре­мя глав­ной ин­три­гой съез­да, со­мне­ний нет, оста­ет­ся пер­со­наль­ный со­став выс­ше­го зве­на пар­тии. В него долж­ны вой­ти два де­я­те­ля мо­ло­же 57 лет, ко­то­рые бу­дут го­то­вить­ся в пре­ем­ни­ки глав пар­тии/го­су­дар­ства и пра­ви­тель­ства, плюс еще пять фи­гур, меж­ду ко­то­ры­ми бу­дут рас­пре­де­ле­ны клю­че­вые по­сты. Они воз­гла­вят по­сто­ян­ный ко­ми­тет ВСНП (за­ко­но­да­тель­ный ор­ган), Все­ки­тай­ский ко­ми­тет На­род­но­го по­ли­ти­че­ско­го кон­суль­та­тив­но­го со­ве­та Ки­тая (выс­ший кон­суль­та­тив­ный ор­ган, пред­став­ля­ю­щий Еди­ный пат­ри­о­ти­че­ский фронт), Цен­траль­ную ко­мис­сию КПК по про­вер­ке дис­ци­пли­ны, зай­мут по­зи­ции ку­ра­то­ров идео­ло­гии и про­па­ган­ды (в сек­ре­та­ри­а­те ЦК КПК) и эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки (в ран­ге ви­це-пре­мье­ра пра­ви­тель­ства).

Од­на­ко Си Цзинь­пин и здесь мо­жет про­явить свои неор­ди­нар­ные под­хо­ды к пар­тий­ной жиз­ни. Осве­дом­лен­ные лю­ди утвер­жда­ют, что на недав­нем со­ве­ща­нии в Бэй­дай­хэ (этот ку­рорт­ный го­ро­док на бе­ре­гу Бо­хай­ско­го за­ли­ва Жел­то­го мо­ря тра­ди­ци­он­но слу­жит ме­стом лет­них встреч выс­ше­го ки­тай­ско­го ру­ко­вод­ства) про­зву­ча­ло пред­ло­же­ние со­кра­тить чис­ло чле­нов ПК ПБ до пя­ти. При этом яко­бы бы­ли упо­мя­ну­ты ны­неш­ний гла­ва кан­це­ля­рии ЦК КПК (что-то вро­де ад­ми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та) Ли Чжань­шу, сек­ре­тарь парт­ко­ма — эко­но­ми­че­ско­го центра стра­ны Шан­хая Хань Чж­эн и сек­ре­тарь парт­ко­ма бо­га­той юж­ной про­вин­ции Гу­ан­дун — Ху Чу­нь­хуа.

Хо­тя ра­нее и го­во­ри­лось, что из ны­неш­них чле­нов син­кли­та кро­ме Си Цзинь­пи­на и Ли Кэця­на в нем мо­жет за­дер­жать­ся еще и на­чаль­ник дис­ци­пли­нар­но­го пар­тий­но­го ор­га­на Ван Ци­шань, слу­хи о его то ли при­част­но­сти к де­ло­вым опе­ра­ци­ям ки­тай­ско­го ка­пи­та­ла за ру­бе­жом, то ли се­рьез­ной бо­лез­ни, по­хо­же, сни­ма­ют во­прос. Экс­пер­ты меж­ду тем, га­дая об име­нах и чис­лах, на­зы­ва­ют в чис­ле кан­ди­да­тов в ру­ко­во­дя­щее ядро еще гла­ву Ор­га­ни­за­ци­он­но­го от­де­ла ЦК КПК Чжао Лэц­зи и ви­це-пре­мье­ра Гос­со­ве­та Ван Яна, ко­то­рый несколь­ко ме­ся­цев на­зад был на­граж­ден рос­сий­ским ор­де­ном Друж­бы «за боль­шой вклад в укреп­ле­ние от­но­ше­ний».

Кто же мо­жет стать пре­ем­ни­ком Си, бу­ду­щим ли­де­ром «ше­сто­го по­ко­ле­ния» ру­ко­во­ди­те­лей Ки­тая? Лег­че ска­зать, кто не ста­нет — это сме­щен­ный с долж­но­сти гла­вы парт­ко­ма го­ро­да цен­траль­но­го под­чи­не­ния Чун­ци­на Сунь Чж­эн­цай. Ему еще с 2012 ве­те­ра­ны пар­тии про­чи­ли пост сле­ду­ю­ще­го пред­се­да­те­ля или как ми­ни­мум пре­мье­ра Гос­со­ве­та КНР. Од­на­ко в хо­де недав­не­го пре­бы­ва­ния в ме­га­по­ли­се ин­спек­ци­он­ной груп­пы из центра Су­ню бы­ли предъ­яв­ле­ны се­рьез­ные пре­тен­зии. По­сле внут­ри­пар­тий­но­го рас­сле­до­ва­ния де­ло Су­ня бы­ло пе­ре­да­но в су­деб­ные ор­га­ны.

И еще один важ­ный ню­анс. 6-й пле­нум ЦК КПК 18-го со­зы­ва офи­ци­аль­но опре­де­лил ста­тус ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря Си Цзинь­пи­на как ру­ко­во­дя­ще­го «яд­ра» ЦК КПК, так что, воз­мож­но, имен­но это по­ло­же­ние бу­дет вне­се­но в устав. Неко­то­рые счи­та­ют, что это поз­во­лит про­длить пре­бы­ва­ние Си Цзинь­пи­на во вла­сти свы­ше двух сро­ков, то есть и по­сле 2022 го­да. Еще один ва­ри­ант — вос­ста­нов­ле­ние по­ста пред­се­да­те­ля ЦК КПК. Им был, на­пом­ним, ли­дер ки­тай­ской ре­во­лю­ции Мао Цз­э­дун. В та­ком слу­чае долж­ность ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря мо­жет стать с го­да­ми бо­лее тех­ни­че­ской. По­ка это толь­ко раз­го­во­ры, но за­нят­но, что они есть.

И все ча­ще в экс­перт­ных кру­гах воз­ни­ка­ет во­прос: а мо­жет быть, пре­ем­ник так и не бу­дет обо­зна­чен?..

Сме­на па­ра­диг­мы за­ста­вит пой­ти на от­каз от це­ле­во­го по­ка­за­те­ля тем­пов ро­ста ВВП, то есть от тех ма­ги­че­ских про­цен­тов, под­дер­жа­ние ко­то­рых об­хо­дит­ся Ки­таю все до­ро­же

шеф бю­ро ТАСС в Пекине — спе­ци­аль­но для «Огонь­ка»

То­ва­ри­щу Си пред­сто­ит ре­шить на съез­де боль­шие ап­па­рат­ные за­да­чи

За­мед­ле­ние тем­пов эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия — объ­ек­тив­ная дан­ность и глав­ный вы­зов, сто­я­щий се­го­дня пе­ред Ки­та­ем

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.