ГИЕНЫ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ОБЛИЧЬЕ

ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ ПРО­ФЕС­СО­РА ЯНА ГРАБОВСКОГО К ПОЛЬСКОМУ ИЗДАНИЮ «ЗО­ЛО­ТОЙ ЖАТВЫ»

Ogonyok - - РОССИЯ И МИР|ИСТОРИЯ -

«Зо­ло­тая жатва» — это кни­га об алч­но­сти, о гра­бе­жах, об убий­ствах и о му­че­ни­ях, ко­то­рые пе­ре­нес­ли евреи. Де­ло про­ис­хо­дит как бы «во­круг хо­ло­ко­ста» — там, где ев­рей­ские жерт­вы, от­ча­ян­но ис­кав­шие спа­се­ния, стал­ки­ва­лись с мест­ным на­се­ле­ни­ем. И вот тут до­хо­ди­ло до страш­ных пре­ступ­ле­ний — тем бо­лее страш­ных, что ча­ще все­го они оста­ва­лись без раз­об­ла­че­ния и на­ка­за­ния. Оче­вид­но, что ви­на за хо­ло­кост ле­жит на Гер­ма­нии. Но прав­да и то, что един­ствен­ный путь спа­се­ния для евреев про­хо­дил че­рез кон­так­ты с мест­ным на­се­ле­ни­ем. И имен­но тут со­бы­тия про­те­ка­ли дра­ма­тич­но, не­ред­ко страш­но и ги­бель­но. Ка­кую-то роль во всем этом, ве­ро­ят­но, сыг­рал пред­во­ен­ный ан­ти­се­ми­тизм, но на­сколь­ко сте­рео­ти­пы и идео­ло­гия за­ме­ша­ны в су­ти опи­сы­ва­е­мой трагедии, на­столь­ко же глав­ным мо­ти­вом дей­ствий ока­зы­ва­ет­ся жаж­да гра­бе­жа. Имен­но на пе­ри­фе­рии хо­ло­ко­ста за­мет­ны гиены в человеческом обличье, по­жи­ра­ю­щие жи­вых и мертвых евреев. Ибо жаж­да гра­бе­жа про­сти­ра­ет­ся и за мо­ги­лу: сви­де­тель­ство то­му — тер­ри­то­рии ла­ге­рей смер­ти в Бел­же­це и Треб­лин­ке, тща­тель­но пе­ре­ко­пан­ные по­сле вой­ны сот­ня­ми сель­чан, ис­кав­ших сре­ди остан­ков жертв зо­ло­тые зу­бы, дра­го­цен­но­сти или ко­леч­ки. В ка­кой-то мо­мент по­сле оккупации на­сту­пил вне­зап­ный цен­ност­ный сдвиг там, где речь шла о ев­ре­ях и обо всем ев­рей­ском. Это не был «то­чеч­ный» про­цесс, ка­са­ю­щий­ся ка­ких-то кон­крет­ных «по­ра­жен­ных» рай­о­нов или сел, но яв­ле­ние ев­ро­пей­ско­го мас­шта­ба: ведь убий­ства и грабежи про­ис­хо­ди­ли вез­де, где по­яв­ля­лись ев­рей­ские бе­жен­цы от на­циз­ма. Про­сто-на­про­сто в ка­кой-то день или неде­лю, где-то ле­том или осе­нью 1942 го­да, вне­зап­но ста­ло яс­но, что уже всё мож­но. Ес­ли вос­поль­зо­вать­ся хи­ми­че­ской ме­та­фо­рой, на­сту­пи­ла сво­е­го ро­да «суб­ли­ма­ция агрес­сии». Имен­но та­кая суб­ли­ма­ция агрес­сии в от­но­ше­нии евреев про­ис­хо­ди­ла по­всю­ду на тер­ри­то­рии ок­ку­пи­ро­ван­ной Поль­ши. Пред­во­ен­ная непри­язнь к ев­ре­ям, вы­тал­ки­ва­ние их на гра­ни­цу об­ще­ствен­ной жиз­ни или да­же за эту гра­ни­цу — все это вне­зап­но пе­ре­шло в фи­зи­че­ское уни­что­же­ние или в со­гла­сие с ним. Пре­ступ­ле­ния со­про­вож­да­лись от­сут­стви­ем чув­ства ви­ны. От­ку­да бы взять­ся это­му чув­ству, ес­ли в гла­зах столь мно­гих евреи пе­ре­ста­ли быть людь­ми, а пре­вра­ти­лись в дичь, тра­ви­мую с азар­том и лю­то­стью? Ци­ти­ру­е­мый в кни­ге Зд­зи­слав Клю­ков­ский так пи­сал в сво­ем «Днев­ни­ке из лет оккупации За­мой­щи­ны» о лик­ви­да­ции гет­то в Щебре­шине: «Неко­то­рые при­ни­ма­ли лич­ное уча­стие в трав­ле. Ука­зы­ва­ли, где скры­ва­лись евреи, мо­ло­дые лю­ди го­ня­лись да­же за ма­лень­ки­ми ев­рей­ски­ми детьми, ко­то­рых [поль­ские] по­ли­цей­ские уби­ва­ли у всех на гла­зах». Ста­ни­слав Же­минь­ский из Лу­ко­ва за­пи­сы­вал по све­жим сле­дам: «В Тше­би­шо­ве мест­ные кре­стьяне, пат­ру­ли­ру­ю­щие но­чью от бан­дит­ских на­па­де­ний, по­лу­чи­ли при­каз схва­тить всех мест­ных евреев и до­ста­вить их в Лу­ков. Евреев вы­тас­ки­ва­ли, хва­та­ли в по­лях и лу­гах. Еще гре­ме­ли вы­стре­лы, а на­ши гиены уже ис­ка­ли, что украсть из остав­ше­го­ся от евреев». Мас­штаб это­го яв­ле­ния по­ра­зи­те­лен: в сви­де­тель­ствах уце­лев­ших евреев и в по­сле­во­ен­ной ар­хив­ной до­ку­мен­та­ции (еще недав­но из­вест­ной лишь уз­кой груп­пе спе­ци­а­ли­стов) об­на­ру­жи­ва­ют­ся ты­ся­чи и ты­ся­чи жертв, по­гиб­ших «на пе­ри­фе­рии хо­ло­ко­ста», вы­дан­ных нем­цам или уби­тых мест­ным на­се­ле­ни­ем. Те, кто хо­те­ли чем-то по­мочь ев­ре­ям, бро­са­ли вы­зов не толь­ко ок­ку­пан­там, но и всем со­граж­да­нам, для ко­то­рых «неа­рий­ское на­се­ле­ние» оста­лось за чер­той сфе­ры вза­им­ных обя­зан­но­стей. Речь идет не толь­ко о лю­дях тем­ных, при­ми­тив­ных, лег­ко под­да­ю­щих­ся ар­гу­мен­там зла. Вин­цент Со­бо­лев­ский, врач из-под Сан­до­ми­ра, об­ра­зо­ван­ный че­ло­век, 29 ян­ва­ря 1943 го­да за­пи­сал в сво­ем днев­ни­ке: «По­сколь­ку Гос­подь Ии­сус дал ев­ре­ям по­чти две ты­ся­чи лет на ис­прав­ле­ние, но уви­дел, что они и даль­ше оста­лись при сво­их бред­нях, то по­слал на них ка­ру». «Зо­ло­тая жатва» — это страш­ная кни­га, но до бо­ли прав­ди­вая и нуж­ная.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.