АДРЕНАЛИН

Ogonyok - - ОБЩЕСТВО|ТЕМА НОМЕРА -

Алек­сандр Гур­то­вен­ко, жур­на­лист, 29 лет «Во­об­ще я хо­тел быть ис­то­ри­ком,— рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандр,— но в Со­ци­аль­ном уни­вер­си­те­те, ку­да я по­сту­пал, сна­ча­ла с ме­ня тре­бо­ва­ли раз­ные до­пол­ни­тель­ные бу­маж­ки, а по­том за­яви­ли, что при­ем за­кон­чен. Не во всех выс­ших учеб­ных за­ве­де­ни­ях хо­тят нас ви­деть. Я по­сту­пил в Ин­сти­тут фи­зи­че­ской куль­ту­ры и спор­та. Окон­чил фа­куль­тет адап­тив­но-фи­зи­че­ской под­го­тов­ки и мо­гу за­ни­мать­ся ре­а­би­ли­та­ци­ей ин­ва­ли­дов. Но най­ти ра­бо­ту по спе­ци­аль­но­сти нере­аль­но».

Ос­нов­ная про­бле­ма для незря­че­го че­ло­ве­ка — тру­до­устрой­ство. Очень слож­но до­ка­зать, что ты мо­жешь эф­фек­тив­но ра­бо­тать. С со­вре­мен­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми сле­пые мо­гут ре­а­ли­зо­вать се­бя в боль­шом спек­тре про­фес­сий. Быть про­грам­ми­ста­ми, пе­ре­вод­чи­ка­ми, ма­те­ма­ти­ка­ми, фи­зи­ка­ми, юри­ста­ми… Но толь­ко ес­ли ра­бо­то­да­тель со­гла­сит­ся взять их на ра­бо­ту. В Рос­сии нет та­кой прак­ти­ки, есть ис­клю­че­ния. «Бе­рут в ос­нов­ном в ба­наль­ные колл-цен­тры,— го­во­рит Алек­сандр.— В од­ном ме­сте мне ска­за­ли: хо­ро­шо, мы вас возь­мем, но бу­дем пла­тить в два ра­за мень­ше. Вы же все рав­но пен­сию по ин­ва­лид­но­сти по­лу­ча­е­те. Вам и так хва­тит».

Алек­сандр по­те­рял зрение в 3 го­да. Пос­по­рил в дет­ском са­ду с дру­зья­ми, кто боль­ше про­сто­ит под ка­па­ю­щей со­суль­кой. Спор он вы­иг­рал, но за­бо­лел. Ослож­не­ния, ко­то­рые участ­ко­вый врач во­вре­мя не за­ме­тил, при­ве­ли к вос­па­ле­нию зри­тель­но­го нер­ва и сле­по­те. Алек­сандр учил­ся в шко­ле-ин­тер­на­те для сле­пых № 1 в Москве.

«В пе­ре­ход­ном воз­расте у ме­ня бы­ло мно­го глу­пых увле­че­ний,— рас­ска­зы­ва­ет он.— Я вспыль­чи­вый. Драл­ся. Я да­же об­щал­ся с ре­бя­та­ми из на­цист­ских ор­га­ни­за­ций. Мне мно­гие дру­зья го­во­рят, что, ес­ли бы я не был сле­пым, во­об­ще неиз­вест­но, в ка­кую бы ком­па­нию по­пал, мо­жет, и в тюрь­ме ока­зал­ся бы. На­вер­ное, все, что ни де­ла­ет­ся, все к луч­ше­му. Мне по­вез­ло, в шко­ле-ин­тер­на­те у нас был по­тря­са­ю­щий учи­тель физ­куль­ту­ры — Ко­ро­лев Ана­то­лий Ни­ко­ла­е­вич. Это боль­шой че­ло­век, он смог по­ка­зать мне пра­виль­ный путь. Бла­го­да­ря ему в 2005 го­ду ко­ман­да по гол­бо­лу, за ко­то­рую я иг­рал, ста­ла ви­це-чем­пи­о­ном ми­ра».

Алек­сандр 9 лет ра­бо­тал спор­тив­ным жур­на­ли­стом в фут­боль­ном клу­бе «Ди­на­мо».

В 9 лет он «по­смот­рел» по те­ле­ви­зо­ру свою первую иг­ру «Ди­на­мо». В 12 стал хо­дить на мат­чи на фа­нат­скую три­бу­ну. «При­ня­то ду­мать, что фа­на­ты — это ка­кие-то от­мо­роз­ки,— го­во­рит он,— но фа­на­ты ко мне от­но­си­лись да­же с боль­шим при­я­ти­ем, чем все осталь­ные. Я люб­лю драйв, адреналин. Фа­нат­ская три­бу­на ни­ко­гда не си­дит. Бо­ле­нию за свою ко­ман­ду ты от­да­ешь все си­лы, а по­сле иг­ры чув­ству­ешь се­бя на­столь­ко устав­шим, как буд­то две тре­ни­ров­ки от­па­хал. Есте­ствен­но, у ме­ня бы­ли стыч­ки с по­ли­ци­ей. Как-то по­сле дра­ки я пы­тал­ся до­ка­зать по­ли­цей­ским, что во­об­ще ни­че­го не ви­жу, они не ве­ри­ли. На­де­ли на­руч­ни­ки, го­во­рят: иди пря­мо. А ку­да ид-

ти? Да­же ко­гда врач ска­зал, что я дей­стви­тель­но сле­пой, они не ве­ри­ли».

Сна­ча­ла Алек­сандр мо­де­ри­ро­вал го­сте­вую кни­гу «Ди­на­мо» на офи­ци­аль­ном сай­те, по­том вел блог на сай­те sports.ru. Пи­сал о фа­на­тах, о том, что про­ис­хо­дит во­круг ко­ман­ды, об иг­рах. Как мож­но опи­сы­вать иг­ру, не ви­дя ее? «Я со шко­лы иг­раю в фут­бол,— объ­яс­ня­ет бо­лель­щик.— Ко­гда сам иг­ра­ешь, есть от­лич­ное по­ни­ма­ние иг­ры. За мат­чем я сле­жу по ре­ак­ции три­бун, по ре­ак­ции лю­дей. Все рав­но все, что про­ис­хо­дит на по­ле, сра­зу же по­дроб­но об­суж­да­ет­ся на три­буне. В сум­ме есть чет­кое ви­де­ние иг­ры».

Алек­сандр де­лал ин­тер­вью с иг­ро­ка­ми для «Ди­на­мо-ТВ». Мно­го ез­дил за лю­би­мой ко­ман­дой по стране и за гра­ни­цу.

«Я люб­лю ”смот­реть“го­род,— рас­ска­зы­ва­ет он.— По дви­же­ни­ям, за­па­хам, ше­ле­сту. Ты мо­жешь по ощу­ще­ни­ям по­нять — зе­ле­ный го­род или ка­мен­ный. Мы не за­ду­мы­ва­ем­ся, как мы это по­ни­ма­ем. Точ­но так же мы вы­би­ра­ем де­ву­шек. Мы, на­при­мер, с пар­ня­ми об­суж­да­ем де­вуш­ку и со­гла­ша­ем­ся — вот эта при­коль­ная дев­чон­ка, а эта — че­го-то не очень. И про­цен­тов 80, ес­ли по­том спро­сить зря­чих, мы по­па­да­ем в точ­ку. Мы ин­фор­ма­цию счи­ты­ва­ем как-то по-дру­го­му».

Алек­сандр же­нат, у него ма­лень­кий сын. Сей­час в клу­бе не ста­ло ра­бо­ты, и он уже несколь­ко ме­ся­цев ищет но­вую. «Сле­пых мно­го раз­ных,— го­во­рит он.— Есть та­кие, ко­то­рые ста­но­вят­ся чем­пи­о­на­ми Ев­ро­пы, а есть оби­жен­ные об­ще­ством, ко­то­рые си­дят до­ма и счи­та­ют, что все им долж­ны, на­до их жа­леть. Я мо­гу, хо­чу и бу­ду ра­бо­тать».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.