Эпи­центр Об­щий слу­чай част­но­го. Че­му на­учи­ла рос­си­ян при­ва­ти­за­ция 90-х

Ogonyok - - В НОМЕРЕ - Ма­те­ри­ал под­го­то­ви­ли Ма­рия Порт­ня­ги­на, Свет­ла­на Су­хо­ва

РОВ­НО 25 ЛЕТ НА­ЗАД В РОС­СИИ НАЧАЛАСЬ ВЫДАЧА НА­СЕ­ЛЕ­НИЮ ПРИВАТИЗАЦИОННЫХ ЧЕКОВ (ВАУЧЕРОВ). СТАРТОВАЛА ПРИ­ВА­ТИ­ЗА­ЦИЯ, КО­ТО­РАЯ В ТЕО­РИИ ПРЕВРАЩАЛА РОС­СИ­ЯН В СОБСТВЕННИКОВ. ОД­НА­КО БОЛЬ­ШИН­СТВО И СЕ­ГО­ДНЯ ТАКОВЫМИ СЕ­БЯ НЕ СЧИ­ТА­ЕТ. ПО­ЧЕ­МУ, ВЫЯСНЯЛ «ОГО­НЕК»

« Для каж­до­го из нас факт по­лу­че­ния ва­уче­ра вряд ли ста­нет со­бы­ти­ем, ко­то­рое ко­рен­ным об­ра­зом из­ме­нит жизнь к луч­ше­му,— пре­ду­пре­ждал чи­та­те­лей ”Ого­нек“в ок­тяб­ре 1992-го.— Об­ла­да­ние од­ним, дву­мя и да­же де­ся­тью при­ва­ти­за­ци­он­ны­ми че­ка­ми не при­бли­жа­ет нас к вла­де­нию ре­аль­ной соб­ствен­но­стью. За­то неко­то­рые пер­спек­ти­вы от­кры­ва­ют­ся пе­ред те­ми, кто объ­еди­нит свои при­ва­ти­за­ци­он­ные че­ки в один круп­ный па­кет».

Этот крат­кий курс эко­но­ми­ки се­го­дня уже исто­рия, но он все еще об­жи­га­ет. За ва­учер­ной при­ва­ти­за­ци­ей (1992– 1993 го­ды) по­сле­до­ва­ли за­ло­го­вые аук­ци­о­ны (1995–1996 го­ды). По их ито­гам пер­спек­ти­вы от­кры­лись оли­гар­хам, а в на­ро­де эту пе­ре­да­чу гос­соб­ствен­но­сти окре­сти­ли «при­хва­ти­за­ци­ей»: под пред­ло­гом по­пол­не­ния госказ­ны ряд круп­ней­ших пред­при­я­тий стра­ны по за­ни­жен­ным це­нам до­стал­ся уз­ко­му кру­гу лиц. По опро­сам, и се­го­дня, чет­верть ве­ка спу­стя, аб­со­лют­ное боль­шин­ство рос­си­ян счи­та­ют се­бя об­ма­ну­ты­ми.

— Нега­тив­ное от­но­ше­ние к ито­гам при­ва­ти­за­ции ста­ло ми­ной за­мед­лен­но­го дей­ствия для все­го даль­ней­ше­го эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия стра­ны,— по­ла­га­ет ди­рек­тор Института ана­ли­за пред­при­я­тий и рын­ков НИУ ВШЭ Ан­дрей Яко­влев.— Од­на из при­чин — по­ли­ти­че­ские це­ли при­ва­ти­за­ции. Ее ини­ци­а­то­ры не скры­ва­ли, что их глав­ной за­да­чей бы­ло не обес­пе­чить эко­но­ми­че­скую эф­фек­тив­ность, а пе­ре­дать гос­соб­ствен­ность в част­ные ру­ки, что­бы не до­пу­стить воз­вра­та к вла­сти ком­му­ни­стов. В ре­зуль­та­те от­сут­ствие по­зи­тив­ных сдви­гов в эко­но­ми­ке по ито­гам при­ва­ти­за­ции при­ве­ло к дис­кре­ди­та­ции част­ной соб­ствен­но­сти.

Од­на­ко, под­чер­ки­ва­ет экс­перт, го­раз­до боль­ше по­до­рва­ли по­зи­ции част­ной соб­ствен­но­сти в на­шей стране за­ло­го­вые аук­ци­о­ны: гос­соб­ствен­ность, по су­ти, «об­ме­ни­ва­лась» на под­держ­ку Бо­ри­са Ель­ци­на на пре­зи­дент­ских вы­бо­рах 1996-го, и имен­но это по­ро­ди­ло ши­ро­ко рас­про­стра­нен­ное ощу­ще­ние неспра­вед­ли­во­сти при­ва­ти­за­ции. «Опи­ра­ясь на него, власть впо­след­ствии уста­но­ви­ла нефор­маль­ный кон­троль над всем круп­ным биз­не­сом»,— за­клю­ча­ет Яко­влев.

Офи­ци­аль­ной це­лью при­ва­ти­за­ции был объ­яв­лен от­каз от гос­мо­но­по­лиз­ма. Так, в 1991 го­ду до­ля го­су­дар­ства в эко­но­ми­ке со­став­ля­ла 95,8 про­цен­та. Се­го­дня, по раз­ным оцен­кам, это от 45 до 60 про­цен­тов. Кста­ти, рос­си­яне в мас­се под­дер­жи­ва­ют госка­пи­та­лизм. А 56 про­цен­тов убеж­де­ны: в эко­но­ми­ке сей­час пред­по­чти­тель­на на­ци­о­на­ли­за­ция.

— При­ва­ти­за­ция про­хо­ди­ла спон­тан­но и непро­ду­ман­но, от­сю­да мно­го­чис­лен­ные ошиб­ки,— счи­та­ет док­тор эко­но­ми­че­ских на­ук, профессор РЭУ им. Г. Пле­ха­но­ва Сер­гей Ор­лов.— Не­га­тив­ные по­след­ствия при­ва­ти­за­ции за про­шед­шие го­ды мож­но бы­ло ни­ве­ли­ро­вать за счет ро­ста бла­го­со­сто­я­ния на­се­ле­ния, но го­су­дар­ство не спо­соб­но его обес­пе­чить. Низ­кий уро­вень жиз­ни у нас по-преж­не­му свя­зы­ва­ют с ито­га­ми при­ва­ти­за­ции 90-х.

От­ме­ча­ют и дру­гие сле­ды «оши­бок при­ва­ти­за­ции»: край­нее рас­сло­е­ние на бо­га­тое мень­шин­ство и бед­ное боль­шин­ство, низ­кое ка­че­ство управ­ле­ния пред­при­я­ти­я­ми, рас­про­стра­нен­ность те­не­вых схем ве­де­ния биз­не­са. Мож­но ли бы­ло из­бе­жать оши­бок? Нет, убеж­де­ны экс­пер­ты, ущерб­на бы­ла са­ма схе­ма, пред­ло­жен­ная ре­фор­ма­то­ра­ми. На­пом­ним, что по ней каж­дый граж­да­нин — и взрос­лый, и ди­тя — имел пра­во на по­лу­че­ние ва­уче­ра. Не со­всем бес­плат­но — за 25 руб­лей. При этом но­ми­нал ва­уче­ра был 10 ты­сяч руб­лей (он вро­де как со­от­вет­ство­вал сто­и­мо­сти ос­нов­ных фон­дов стра­ны на ду­шу на­се­ле­ния), од­на­ко ни­ка­ко­го ре­аль­но­го зна­че­ния это не име­ло. В усло­ви­ях рын­ка на ва­учер мож­но бы­ло ку­пить и пять ак­ций, и ты­ся­чу — в за­ви­си­мо­сти от пред­при­я­тия и ре­ги­о­на, где оно на­хо­ди­лось.

Впро­чем, обыч­ные граж­дане, не бу­дучи фи­нан­со­во под­ко­ван­ны­ми, по­про­сту не зна­ли, что де­лать с ва­уче­ра­ми — преж­де все­го на ак­ции ка­ких имен­но пред­при­я­тий их об­ме­ни­вать. Лю­ди ста­ли про­да­вать их скуп­щи­кам, пред­по­чи­тая жи­вые день­ги, пусть и обес­це­ни­ва­ю­щи­е­ся, сей­час, чем ка­кие-то ди­ви­ден­ды в пер­спек­ти­ве. Так по­сту­пил каж­дый тре­тий.

В по­мощь рас­те­рян­но­му на­се­ле­нию со­зда­ва­лись ЧИФы — че­ко­вые ин­ве­сти­ци­он­ные фон­ды, ко­то­рые, по идее, долж­ны бы­ли на по­лу­чен­ные от граж­дан ва­уче­ры по­ку­пать ак­ции до­ход­ных пред­при­я­тий. Это был вто­рой по по­пу­ляр­но­сти спо­соб ре­а­ли­за­ции приватизационных чеков. Од­на­ко от­сут­ствие ме­ха­низ­ма кон­тро­ля над ЧИФа­ми со сто­ро­ны го­су­дар­ства и граж­дан-ин­ве­сто­ров при­во­ди­ло к то­таль­но­му про­из­во­лу: ак­ти­вы, при­об­ре­тен­ные на на­род­ные ва­уче­ры, вы­во­ди­лись в оф­шо­ры, под ви­дом ЧИФов пло­ди­лись фи­нан­со­вые пи­ра­ми­ды вро­де пе­чаль­но зна­ме­ни­тых «МММ», «Рус­ско­го до­ма Се­лен­га» и мно­гих дру­гих.

При­о­ри­тет­ное пра­во на вы­куп ак­ций пред­при­я­тий бы­ло уста­нов­ле­но за их тру­до­вы­ми кол­лек­ти­ва­ми. Но по фак­ту боль­ше дру­гих от при­ва­ти­за­ции вы­иг­ры­ва­ли «крас­ные ди­рек­то­ра» — те, кто ру­ко­во­дил пред­при­я­ти­я­ми с со­вет­ских вре­мен. Ис­поль­зуя ад­ми­ни­стра­тив­ный ре­сурс, они до­би­ва­лись нуж­ных ре­зуль­та­тов на со­бра­ни­ях ак­ци­о­не­ров, вы­ку­па­ли ак­ции у ра­бот­ни­ков (не­ред­ко ис­поль­зуя для это­го обо­рот­ные сред­ства пред­при­я­тий, то есть, по су­ти, их обес­кров­ли­вая) и по­лу­ча­ли пред­при­я­тия в соб­ствен­ность. Од­на­ко близ­кая им со­вет­ская мо­дель управ­ле­ния не ра­бо­та­ла в ры­ноч­ных усло­ви­ях, пред­при­я­тия мас­со­во разо­ря­лись, да еще да­вил рас­пло­див­ший­ся рэ­кет…

Во вре­мя при­ва­ти­за­ции толь­ко 7 про­цен­тов рос­си­ян ку­пи­ли на ва­уче­ры ак­ции част­ных ком­па­ний, 6 про­цен­тов — го­су­дар­ствен­ных. Сло­вом, так, как пред­по­ла­га­лось ав­то­ра­ми ре­фор­мы, ва­уче­ра­ми

По опро­сам, и се­го­дня, чет­верть ве­ка спу­стя, аб­со­лют­ное боль­шин­ство рос­си­ян счи­та­ют се­бя об­ма­ну­ты­ми

вос­поль­зо­ва­лось аб­со­лют­ное мень­шин­ство. Се­го­дня, со­глас­но опро­су ВЦИОМ, 46 про­цен­тов рос­си­ян, ока­жись они в тех же усло­ви­ях, вы­бра­ли бы ак­ции гос­ком­па­ний, 13 про­цен­тов вло­жи­лись бы в ком­па­нии част­ные. Во­об­ще, свы­ше по­ло­ви­ны рос­си­ян убеж­де­ны, что гос­ком­па­нии эф­фек­тив­нее.

Не­ожи­дан­ный, пря­мо ска­жем, итог по­ли­ти­ки воз­рож­де­ния част­ной соб­ствен­но­сти в но­вой Рос­сии за ми­нув­шие чет­верть ве­ка.

Ва­учер был обе­ща­ни­ем луч­ше­го бу­ду­ще­го, но для боль­шин­ства ока­зал­ся про­сто бу­маж­кой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.