ДА­ЛЕ­КО ИДУ­ЩИЕ ПЕ­РЕ­ДА­ЧИ

Ogonyok - - ОБЩЕСТВО|МЕДИА - Ан­на Са­бо­ва, Ка­ли­нин­град — Москва

НА ПЕР­ВЫЙ ЭТАП ВСЕРОССИЙСКОГО ТЕЛЕВИЗИОННОГО КОН­КУР­СА «ТЭФИ-РЕ­ГИ­ОН» — «ИНФОРМАЦИОННОЕ ТЕЛЕВЕЩАНИЕ» В КА­ЛИ­НИН­ГРА­ДЕ БЫ­ЛО ПРЕД­СТАВ­ЛЕ­НО 232 РА­БО­ТЫ В ЖАНРАХ РЕПОРТАЖА, ИН­ТЕР­ВЬЮ, А ТАК­ЖЕ ИН­ФОР­МА­ЦИ­ОН­НОЙ И ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКОЙ ПРО­ГРАММ. КОРИФЕЯМ ФЕ­ДЕ­РАЛЬ­НО­ГО ТЕ­ЛЕ­ВИ­ДЕ­НИЯ ПО­КА­ЗА­ЛИ, КА­КОЙ РЕГИОНАЛЬНЫЕ ЖУР­НА­ЛИ­СТЫ ВИ­ДЯТ СВОЮ СТРА­НУ, И ПОСТАРАЛИСЬ ОБЪ­ЯС­НИТЬ, ПО­ЧЕ­МУ ИХ ЗРИ­ТЕЛЬ НЕ ЛЮБИТ РЕТУШИ

Вэтом го­ду кон­курс «ТЭФИ» — вот уже 15 лет один из глав­ных про­фес­си­о­наль­ных ори­ен­ти­ров оте­че­ствен­но­го те­ле­ви­де­ния — впер­вые при­е­хал в Ка­ли­нин­град. В им­про­ви­зи­ро­ван­ном нью­сру­ме со­бра­лись жур­на­ли­сты из де­сят­ков го­ро­дов Рос­сии. По­ка сто­лич­ные про­фес­си­о­на­лы из вы­со­ко­го жю­ри оце­ни­ва­ли каж­дую из при­ве­зен­ных ими ра­бот, они щед­ро об­ме­ни­ва­лись впе­чат­ле­ни­я­ми о том, что по­па­ло и не по­па­ло в кадр.

До­воль­но ско­ро ста­ло по­нят­но: ма­лое, как и боль­шое, луч­ше ви­дит­ся на рас­сто­я­нии, «на­ци­о­наль­ные осо­бен­но­сти» на­ше­го ре­ги­о­наль­но­го те­ле­ви­де­ния ку­да луч­ше про­смат­ри­ва­ют­ся в мас­шта­бах стра­ны — ко­гда есть с чем со­по­став­лять. Да и сам кон­курс впечатляет мас­шта­ба­ми, ко­гда на него бы­ли за­яв­ле­ны сю­же­ты, вы­шед­шие в те­ле­эфир как са­мой за­пад­ной, Ка­ли­нин­град­ской об­ла­сти, так и од­ной из са­мых даль­не­во­сточ­ных — Ма­га­дан­ской. Шут­ка ли: од­на ше­стая часть те­ле­ми­ра! Не­уди­ви­тель­но, что в каж­дой из вось­ми но­ми­на­ций бы­ли на­зва­ны по три фи­на­ли­ста — со­кра­тить чис­ло по­бе­ди­те­лей сра­зу до од­но­го про­сто невоз­мож­но, при­зна­ва­лись чле­ны жю­ри, в свою оче­редь про­ник­ши­е­ся мас­шта­ба­ми.

СТРА­НА В КАДРЕ

Ост­рее все­го необъ­ят­ность стра­ны чув­ству­ет­ся, ко­гда ло­вишь слу­чай­ные об­рыв­ки раз­го­во­ров меж­ду участ­ни­ка­ми кон­кур­са. Ве­ду­щая из Ки­ров­ска (в про­шлом Хи­би­но­горск, 200 км к югу от Мур­ман­ска) уве­ря­ет, что для ее зем­ля­ков пу­те­ше­ствие в со­сед­ние Фин­лян­дию и Но­р­ве­гию на до­воль­но при­лич­ный срок в по­ряд­ке ве­щей. Но до­бав­ля­ет: «За­то у нас мо­ре­про­дук­ты до­ро­ги — вон кра­бы, ко­то­рых у нас тут и ло­вят, во­об­ще це­лое со­сто­я­ние сто­ят, а ведь жи­вем по­чти на бе­ре­гу мо­ря». У ре­ги­о­нов по­во­сточ­нее про­бле­мы дру­гих мас­шта­бов: что­бы зи­мой до­брать­ся из Хан­ты-Ман­сий­ска до са­мой се­вер­ной точ­ки окру­га, по­сел­ка Са­ран­па­уль в Бе­рё­зов­ском рай­оне, вра­чу об­ласт­ной боль­ни­цы нуж­но не мень­ше ше­сти ча­сов. Ка­кая уж тут ско­рая… «В глу­хих де­рев­нях толь­ко фельд­ше­ры по­сто­ян­но де­жу­рят»,— вспо­ми­на­ет жур­на­лист­ка из Юг­ры о съем­ках сво­е­го сю­же­та. Не­уди­ви­тель­но, что всех со­брав­ших­ся в го­ро­де на са­мой за­пад­ной окра­ине стра­ны объ­еди­ня­ет во­все не гео­гра­фия, а те­ле­эфир, без ко­то­ро­го не пред­став­ля­ют се­бе жиз­ни ни участ­ни­ки, ни жю­ри.

Еще од­на осо­бен­ность кон­кур­са — раз­мы­тость те­ма­ти­че­ских и сю­жет­ных гра­ниц, а то и пол­ное их от­сут­ствие: в кон­курс­ной про­грам­ме каж­дый ре­ги­он рас­ска­зы­ва­ет о том, с чем его жи­те­ли непо­сред­ствен­но стал­ки­ва­ют­ся каж­дый день и что для них в си­лу это­го жиз­нен­но важ­но. В ре­зуль­та­те из пред­став­лен­ных на смотр ра­бот скла­ды­ва­ет­ся неве­ро­ят­но пест­рый порт­рет стра­ны — на­сто­я­щий ка­лей­до­скоп, в нем непро­фес­си­о­наль­ный сто­лич­ный зри­тель (сужу по се­бе) мо­жет по­про­сту не узнать отечества, о ко­то­ром при­вык су­дить по сю­же­там на фе­де­раль­ном ТВ.

Вот, к при­ме­ру, ГТРК «Куз­басс» де­таль­но осве­ща­ет борь­бу двух ла­ге­рей в род­ном го­ро­де: од­на часть Ке­ме­ро­во, ока­зы­ва­ет­ся, тре­бу­ет лик­ви­ди­ро­вать ла­воч­ки у подъ­ез­дов, что­бы по но­чам во­круг них не со­би­ра­лась и не ху­ли­га­ни­ла мо­ло­дежь, а дру­гая ра­ту­ет за их со­хра­не­ние, а то ба­буш­кам си­деть негде. Ре­пор­тер из Смо­лен­ска рас­ска­зы­ва­ет неза­ме­чен­ную стра­ной дра­ма­ти­че­скую ис­то­рию де­рев­ни Ша­пы: ее жи­те­ли по­сто­ян­но бе­рут де­тей из при­ю­та, ина­че шко­ла за­кро­ет­ся, а са­ма де­рев­ня вы­мрет; де­тей рас­тят, от­прав­ля­ют учить­ся в «боль­шую жизнь» и… бе­рут из при­ю­та но­вых. А жур­на­ли­сты «Юг­ры» спа­са­ют от вы­ми­ра­ния тра­ди­ции ко­рен­ных на­ро­дов Се­ве­ра: в сво­ем сю­же­те они объ­яс­ня­ют, как «за­шиф­ро­ва­на» культура эт­но­са в гон­ках на оле­ньих упряж­ках.

А еще все эти сю­же­ты объ­еди­ня­ет чер­та: при про­смот­ре скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что в от­да­лен­ных ре­ги­о­нах жизнь и ра­бо­та те­ле­ви­зи­он­щи­ка об­ре­та­ют дру­гие мас­шта­бы и ритм, неже­ли в круп­ных го­ро­дах, он сам жи­вет под мик­ро­ско­пом об­ще­ствен­но­го мне­ния, и во­об­ще са­мый цен­ный ре­сурс здесь не вре­мя, а до­ве­рие зри­те­ля. Как буд­то ТВ в ре­ги­о­нах и ТВ фе­де­раль­ное го­во­рят на раз­ных те­ле­язы­ках.

— По­ни­ма­е­те, есть лю­ди, у ко­то­рых некон­тро­ли­ру­е­мая по­треб­ность в слад­ком, а вот нам так же силь­но необ­хо­ди­мо телевидение,— объ­яс­ни­ла «Огонь­ку» Та­тья­на Гор­де­е­ва, жур­на­лист те­ле­ка­на­ла «Юг­ра».— Ес­ли сде­лаю сю­жет пло­хо, то мне же не бу­дут до­ве­рять. Дру­гое де­ло, что зри­тель ча­сто и не до­га­ды­ва­ет­ся, как это ти­та­ни­че­ски тя­же­ло и сколь­ко все­го мож­но упу­стить.

Та­тья­на рас­ска­зы­ва­ет, что на их сту­дии нет «от­дель­но­го» ре­жис­се­ра, нет «рай­те­ра» (то­го, кто пи­шет тек­сты для ве­ду­щих): она 18 лет со­зда­ет про­грам­мы од­на (по­мо­га­ют толь­ко мон­та­жер и опе­ра­тор) — са­ма под­би­ра­ет му­зы­ку, ан­ту­раж, про­ду­мы­ва­ет мон­таж, до­го­ва­ри­ва­ет­ся с ге­ро­я­ми, са­ма их на­хо­дит… Все ли сту­дии так устро­е­ны? Нет, не все, но мно­гие, и это зна­ют в жю­ри. Воз­мож­но, по­это­му по обе сто­ро­ны «бар­ри­кад» «ТЭФИ» вос­при­ни­ма­ют не как кон­курс, а ско­рее как шко­лу, где все уро­ки идут не под за­пись (слиш­ком уж узна­ва­е­мы пре­по­ды), каж­дый ма­стер-класс так или ина­че сво­дит­ся к ра­бо­те над ошиб­ка­ми, а эк­за­ме­ны все рав­но бу­дут при­ни­мать зри­те­ли.

ЖУРФАК ДЛЯ РЕ­ГИ­О­НОВ

…Несколь­ко ми­нут с экра­на вы­со­кие ели ма­шут зри­тель­но­му за­лу тя­же­лы­ми ла­па­ми. На за­сне­жен­ной лес­ной опуш­ке свет иг­ра­ет

с те­нью под ак­ком­па­не­мент над­рыв­ной пес­ни на ис­пан­ском. Уже пер­вые кад­ры филь­ма Алек­сандра Со­ку­ро­ва «При­мер ин­то­на­ции» 1991 го­да вы­зы­ва­ют недо­уме­ние у мо­ло­до­го по­ко­ле­ния те­ле­ви­зи­он­щи­ков.

— На что мы во­об­ще смот­рим? — слыш­но в пер­вых ря­дах на чет­вер­той ми­ну­те мель­ка­ю­щих елок.

— Это шут­ка? — спра­ши­ва­ют в кон­це за­ла, ко­гда ре­жис­сер на­чи­на­ет ин­тер­вью без мик­ро­фо­на — звук го­ло­са пол­но­стью за­глу­ша­ют ша­ги, шле­па­ю­щие по лу­жам из та­ло­го сне­га.

— В са­мом де­ле, что за арт­ха­ус?.. — взды­ха­ет кто-то ря­дом, по­ка с экра­на ми­нут пять не схо­дит уста­лое ли­цо Бо­ри­са Ель­ци­на.

На са­мом де­ле «При­мер ин­то­на­ции» в Ка­ли­нин­гра­де воз­ник не про­сто так: идет раз­го­вор о том, как сни­мать сю­же­ты о ре­ги­о­наль­ных на­чаль­ни­ках, а это удоб­нее все­го по­ка­зы­вать на при­ме­ре быв­ших пре­зи­ден­тов. В кон­це кон­цов, сни­мая фильм о по­ли­ти­ке, ре­жис­сер сра­бо­тал как жур­на­лист: пра­виль­но вы­брал вре­мя, ко­гда по­ли­тик был го­тов под­пу­стить к се­бе со­всем близ­ко, на­шел под­ход, ко­то­рый поз­во­лил пре­вра­тить схе­му в че­ло­ве­ка, сло­вом, лов­ко украл мо­мент у ис­то­рии. Те же за­да­чи сто­ят пе­ред ре­ги­о­наль­ны­ми жур­на­ли­ста­ми, объ­яс­ня­ет те­ле­ве­ду­щий и член Ака­де­мии рос­сий­ско­го те­ле­ви­де­ния (АРТ) Сер­гей Мед­ве­дев, нель­зя же за­би­вать эфир па­рад­ны­ми и «пар­кет­ны­ми» ин­тер­вью, ко­то­рые не ин­те­рес­но ни смот­реть, ни го­то­вить.

«Ко­неч­но, на вто­рой ми­ну­те елок со­вре­мен­ный зри­тель от­ва­лит­ся в ин­тер­нет,— при­зна­ет Мед­ве­дев,— но вни­ма­тель­ный зри­тель пой­мет, что за 47 ми­нут жур­на­лист раз­ру­шил це­лый миф об из­вест­ном по­ли­ти­ке и вы­вел на экран че­ло­ве­ка».

Впро­чем, та­кие ра­бо­ты крайне ред­ки. Вот и в Ка­ли­нин­гра­де при­хо­дит­ся огра­ни­чи­вать­ся при­ме­ром бо­лее чем 20-лет­ней дав­но­сти — в на­ши дни не толь­ко пре­зи­ден­ты, но и гла­вы ре­ги­о­нов к се­бе так близ­ко не под­пус­ка­ют. И как же, ин­те­ре­су­ет­ся те­ле­жур­на­лист­ка из Кры­ма, сни­мать сю­же­ты о ре­ги­о­наль­ных «ви­пах», ко­то­рые, на­дев ко­стю­мы и за­тя­нув гал­сту­ки, го­во­рят ис­клю­чи­тель­но по про­то­ко­лу? Мо­жет, вме­сто то­го что­бы «красть мо­мент у ис­то­рии» и по-но­во­му рас­кры­вать ге­роя, луч­ше по­ка­зать, как ка­кой-то но­вый на­чаль­ник сни­ма­ет мос­ков­ские но­ме­ра со сво­ей ма­ши­ны и при­кру­чи­ва­ет мест­ные? Пусть и гра­мот­ный пи­ар — это не жур­на­ли­сти­ка, за­то зри­те­лям нра­вит­ся…

А что де­лать, ко­гда ве­дешь ре­пор­таж из глу­бин­ки и при­хо­дит­ся го­во­рить с че­ло­ве­ком, сло­вар­ный за­пас ко­то­ро­го огра­ни­чен? «У на­ших журналистов нет сво­е­го сти­ля, да и быть не мо­жет, при­хо­дит­ся быть уни­вер­саль­ным,— объ­яс­ня­ет Та­тья­на Гор­де­е­ва из Хан­ты-Ман­сий­ска.— Вот мы ча­сто бе­рем ин­тер­вью у пред­ста­ви­те­лей на­ро­дов Се­ве­ра, а у них ведь свой язык есть, на ко­то­ром они и го­во­рят меж­ду со­бой». Как вы­де­лить в кадре та­ко­го ге­роя, ко­то­рый по-рус­ски ед­ва го­во­рит, а са­мо­му отой­ти на вто­рой план?

В са­мом де­ле, ино­гда слож­нее най­ти об­щий язык со звез­да­ми де­ре­вен­ско­го мас­шта­ба, чем с на­чаль­ни­ка­ми. «Вот тут жю­ри несе­рьез­но от­нес­лось к мо­ей ис­то­рии об ин­тер­вью с до­яр­ка­ми — они все боль­ше о чи­нов­ни­ках го­во­ри­ли,— рас­ска­зы­ва­ет о сво­ей про­грам­ме ”Лю­ди мо­ей стра­ны“Ири­та Ми­ни­на, ве­ду­щая те­ле­ком­па­нии ”Том­ское вре­мя“.— А ко­гда я при­е­ха­ла в де­рев­ню сни­мать ре­пор­таж о се­мье скот­ни­ка и до­яр­ки, вся бри­га­да при­ня­ла ме­ня пло­хо — вы­яс­ни­лось, что до­яр­ка, ко­то­рую я вы­бра­ла для раз­го­во­ра, и так сре­ди по­чет­ных жи­те­лей сво­ей де­рев­ни, все у нее есть, жур­на­ли­сты к ней ча­сто ез­дят. От ме­ня про­сто от­во­ра­чи­ва­лись. Я по­пи­ла с ни­ми чай, по­пы­та­лась по­го­во­рить на их язы­ке — не по­мо­га­ет. А по­том вдруг при­шла ма­ши­на ком­би­кор­ма, и мы вме­сте ста­ли ее раз­гру­жать. Семь-во­семь жен­щин гру­зят эти ча­ны каж­дый день, а у ме­ня уже че­рез пол­то­ра ча­са спи­на от­ва­ли­ва­лась, по­том ал­лер­гия на­ча­лась, но по­ка­зать это­го бы­ло нель­зя. Лад­но, у ме­ня са­мой еще де­ре­вен­ская сно­ров­ка есть, по­это­му спра­ви­лась. А глав­ное — сю­жет в ито­ге сло­жил­ся. На экране по­лу­чи­лись про­сто шук­шин­ские ге­рои — он и она…»

Мы не слы­шим та­ких ис­то­рий не толь­ко на фе­де­раль­ных ка­на­лах, но и на фе­де­раль­ных кон­кур­сах. Но диа­лог фе­де­раль­но­го и ре­ги­о­наль­но­го из­ме­ре­ний рос­сий­ско­го те­ле­ви­де­ния стро­ит­ся не по пра­ви­лам непе­ре­се­ка­ю­щих­ся пря­мых: за­ко­ны дей­ству­ют те же са­мые. Зри­те­ли в ре­ги­о­нах так же вни­ма­тель­но раз­гля­ды­ва­ют ве­ду­ще­го и кор­ре­спон­ден­та с ног до го­ло­вы, по­это­му необ­хо­ди­мо сле­дить за внеш­ним ви­дом в кадре и не за­пи­хи­вать в кар­ма­ны «всю свою жизнь» в ви­де клю­чей, шпар­га­лок и те­ле­фо­нов. Ви­зит­ная кар­точ­ка лю­бой но­во­сти на те­ле­экране — это под­вод­ка и звук, по­это­му их нуж­но про­ду­мы­вать за­ра­нее, да­же ес­ли это чре­ва­то спо­ра­ми с рай­те­ра­ми и тех­на­ря­ми. «И луч­ше удив­ляй­те сло­вом,— до­бав­ля­ет ве­ду­щий про­грам­мы ”Вре­мя“Ви­та­лий Ели­се­ев,— а не вы­со­ко взле­та­ю­щи­ми бро­вя­ми. Им зри­тель не ве­рит. Учи­тесь быть са­мым за­мет­ным вин­ти­ком в боль­шой си­сте­ме — толь­ко ва­шу шляп­ку вид­но в том слож­ном ме­ха­низ­ме, ка­ким яв­ля­ет­ся со­вре­мен­ное телевидение».

ВО­ПРО­СЫ НА ВЫРОСТ

Впро­чем, да­ле­ко не все со­ве­ты «фе­де­ра­лов» ре­ги­о­наль­ное телевидение мо­жет взять на во­ору­же­ние. Осо­бен­но бур­ные спо­ры шли во­круг фей­ко­вых но­во­стей. На­бо­лев­шая для фе­де­раль­ных ка­на­лов, эта те­ма ре­ги­о­нам по­ка в но­вин­ку. Сам ме­ха­низм фор­ми­ро­ва­ния но­во­сти, ко­то­рая за счи­та­ные ча­сы спо­соб­на про­де­лать путь от бо­лее или ме­нее ци­ти­ру­е­мо­го бло­ге­ра в лю­бом угол­ке ми­ра до ис­точ­ни­ков ин­фор­ма­ции фе­де­раль­но­го уров­ня, во­про­сов не вы­зы­вал. Все же яс­но: как толь­ко но­вость под­хва­ты­ва­ет ин­тер­нет и на­чи­на­ет­ся бур­ле­ние, обы­ва­тель, не ана­ли­зи­руя, по­гру­жа­ет­ся хоть в скан­дал со звез­дой, хоть в но­вость о том, что мир на по­ро­ге но­вой вой­ны. Вы­вод: ин­тер­не­ту не все­гда мож­но ве­рить. Но как быть со сроч­ной но­во­стью, ко­то­рая при­хо­дит пря­мо под выпуск? Зай­мешь­ся про­вер­кой — упу­стишь мо­мент, дашь непро­ве­рен­ной — есть риск на­по­роть­ся. На уровне стра­ны мы дав­но при­вык­ли к оглу­ши­тель­ным шоу, участ­ни­ки ко­то­рых бьют по го­ло­ве фей­ка­ми и про­тив­ни­ков, и зри­те­лей, и се­бя — до тех пор, по­ка не на­сту­па­ет ане­сте­зия, и уже не дей­ству­ют ни­ка­кие но­во­сти, ни фей­ко­вые, ни на­сто­я­щие. Про­вин­ция до это­го еще не со­зре­ла. И вряд ли со­зре­ет: в том, что имен­но этот путь оп­ти­маль­ный, су­дя по услы­шан­но­му в Ка­ли­нин­гра­де, «лю­ди на ме­стах» во­все не убеж­де­ны.

Еще один во­прос, на ко­то­рый ре­ги­о­нам са­мо­сто­я­тель­но при­хо­дит­ся ис­кать от­вет, свя­зан со сво­бо­дой ре­пор­те­ра в кадре. На пред­ло­же­ние мос­ков­ских журналистов вы­ки­нуть из го­ло­вы все мыс­ли о са­мо­цен­зу­ре и сни­мать иро­нич­ные сю­же­ты о ре­ги­о­наль­ных чи­нов­ни­ках жур­на­лист из Хан­ты-Ман­сий­ска от­ве­ча­ет ка­те­го­ри­че­ски: «Точ­но знаю, что по­сле та­ко­го спи­ча в эфи­ре на­чаль­ство вы­зо­вет к се­бе и раз­не­сет. У нас так нель­зя про вла­сти… не ко­миль­фо. Да, на­вер­ное, это са­мо­цен­зу­ра в мо­ей го­ло­ве ви­но­ва­та, а иро­ния — это здо­ро­во. Толь­ко ес­ли я сни­му та­кой сю­жет в сво­ем го­ро­де, зав­тра у ме­ня не будет ра­бо­ты».

Жур­на­ли­сты «Пер­во­го ка­на­ла» вто­рят этим сло­вам: в сто­ли­це со­здать та­кое телевидение лег­ко — до­ста­точ­но точ­но очер­тить ауди­то­рию и упря­мо на нее ра­бо­тать. А вот на­вя­зать под­ход ре­ги­о­нам в та­кой кон­сер­ва­тив­ной стране, как Рос­сия, пря­мо здесь и сей­час — уто­пия. И хо­тя но­во­сти в иро­нич­ной фор­ме и жур­на­ли­сти­ка, ко­то­рая ста­вит на пер­вое ме­сто эмо­цию, а не факт, уже про­са­чи­ва­ют­ся в про­вин­цию, при­жи­вет­ся ли все это — боль­шой во­прос.

Лю­бо­пыт­но, но, не­смот­ря на спе­ци­фи­ку ре­ги­о­наль­но­го те­ле­ви­де­ния, иной раз имен­но со­труд­ни­ки те­ле­ка­на­лов, бес­ко­неч­но да­ле­ких от ме­га­по­ли­сов, от­чет­ли­вее сво­их кол­лег про­го­ва­ри­ва­ют про­стые жур­на­лист­ские ис­ти­ны. «Я жи­ву на се­ве­ре, и го­род наш не так уж ве­лик,— го­во­рит со­труд­ни­ца ГТРК ”Ма­га­дан“Ана­ста­сия Яку­бек.— Знаю, что все­гда мож­но вы­хо­дить на бар­ри­ка­ды и ма­хать фла­гом, но от это­го ни­че­го не из­ме­нит­ся, луч­ше прий­ти и по­го­во­рить с че­ло­ве­ком. На­вер­ное, де­ло в том, что все ре­ги­о­наль­щи­ки род­нее для зри­те­ля, нас ча­сто ви­дят на ули­цах, мы — свои, а не звез­ды в род­ном го­ро­де. Но в то же вре­мя здесь нет эки­во­ков и при­се­да­ний — при­хо­дишь в ма­га­зин и те­бе там кто-ни­будь пря­мо го­во­рит: ”Что вы там за фиг­ню вче­ра по­ка­зы­ва­ли?“».

При этом, не­смот­ря на кам­ни пре­ткно­ве­ния, ост­рые края ко­то­рых не все­гда сгла­жи­ва­ют­ся, мно­гие чле­ны жю­ри, про­смот­рев сот­ни при­слан­ных на кон­курс ра­бот, от­ме­ча­ют об­щую чер­ту: в зер­ка­ле ре­ги­о­наль­но­го те­ле­ви­де­ния от­ра­жа­ют­ся не толь­ко про­бле­мы, но и успе­хи фе­де­раль­но­го. «Тен­ден­ция очень чет­кая: по­вы­ше­ние про­фес­си­о­на­лиз­ма,— объ­яс­нил ”Огонь­ку“Сер­гей Мед­ве­дев.— Прак­ти­че­ски все но­во­сти, что я по­смот­рел, мож­но по­ка­зать на фе­де­раль­ном ка­на­ле. А 10 лет на­зад бы­ло 10–15 про­цен­тов от про­смот­рен­но­го ма­те­ри­а­ла. Уро­вень ма­стер­ства журналистов воз­рос. Да, воз­ни­ка­ют про­бле­мы с ре­ги­о­наль­ным го­во­ром, но это не та­кая боль­шая про­бле­ма. Глав­ное, что­бы че­ло­век был убе­ди­те­лен и го­во­рил с экра­на то, что он хо­чет до­не­сти до зри­те­ля».

По тех­ни­че­ской осна­щен­но­сти региональные те­ле­ком­па­нии в по­след­ние го­ды то­же при­бли­жа­ют­ся к фе­де­раль­ным. Да и глав­ный ба­рьер, ко­то­рый пред­сто­ит брать в бли­жай­шие го­ды, об­щий: встро­ить­ся в эпо­ху все­про­ни­ка­ю­ще­го ин­тер­не­та, не по­те­ряв се­бя. Ре­цеп­тов тут нет, и на­сто­я­щий от­вет — он не в тех­ни­че­ских сред­ствах, а в том, что­бы со­хра­нить пря­мую связь со сво­им зри­те­лем и быть ему нуж­ным. А уж нас­коль­ко это по си­лам ре­ги­о­наль­но­му те­ле­ви­де­нию, экран, как лю­бят го­во­рить про­фес­си­о­на­лы, по­ка­жет.

Участ­ни­ки кон­кур­са «ТЭФИ-Ре­ги­он»-2017: (сле­ва на­пра­во) Рустам За­ра­фут­ди­нов (ТРК «Баш­кор­то­стан»), Ки­рилл Ку­кош (РБК-УФА), Аль­би­на Хай­рул­ли­на и Ра­виль Ва­то­лин (Баш­кир­ское спут­ни­ко­вое телевидение), Ека­те­ри­на Зу­е­ва (ТРК «Крым 24»)

Пре­зи­дент Фон­да «Ака­де­мия Рос­сий­ско­го те­ле­ви­де­ния» Алек­сандр Ако­пов (спра­ва) бла­го­да­рит ми­ни­стра куль­ту­ры Ка­ли­нин­град­ской об­ла­сти Ан­дрея Ер­ма­ка за теп­лый при­ем

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.