НЕ УЧЕ­БА, А РАС­СТРОЙ­СТВО

Ogonyok - - НАУКА|ПРОБЛЕМА -

В РОС­СИИ ПО­ЯВИ­ЛОСЬ НО­ВОЕ ПО­КО­ЛЕ­НИЕ ДЕ­ТЕЙ, НЕСПОСОБНЫХ УЧИТЬ­СЯ. НА ЯЗЫ­КЕ СПЕ­ЦИ­А­ЛИ­СТОВ ЭТО НА­ЗЫ­ВА­ЕТ­СЯ «РАС­СТРОЙ­СТВО ШКОЛЬ­НЫХ НАВЫКОВ»

ются с от­кло­не­ни­я­ми в раз­ви­тии, ко­то­рые мо­гут при­ве­сти к слож­но­стям в обу­че­нии. При этом са­ма бо­лезнь — это все­гда слож­ный ком­плекс био­ло­ги­че­ских и со­ци­аль­ных при­чин, в ко­то­рых нуж­но по­дроб­но раз­би­рать­ся.

СЛИШ­КОМ МУЖ­СКОЙ МОЗГ

Хо­тя о де­тях, ко­то­рые па­то­ло­ги­че­ски не мо­гут на­учить­ся пра­виль­но пи­сать и чи­тать, ста­ло из­вест­но еще в кон­це ХIХ века (то­гда по­доб­ные слу­чаи на­зы­ва­ли «сло­вес­ной сле­по­той»), но мас­со­вым яв­ле­ние ста­ло лишь в на­ча­ле ХХI. По­че­му-то мозг у та­ких де­тей раз­ви­ва­ет­ся осо­бым об­ра­зом — асим­мет­рич­но, то есть ка­кие-то ча­сти его со­зре­ва­ют мед­лен­нее дру­гих. Как же так по­лу­ча­ет­ся и что яв­ля­ет­ся спус­ко­вым крюч­ком для на­ча­ла про­цес­са? От­ве­ты ищут спе­ци­а­ли­сты во всем ми­ре. О раз­но­об­ра­зии мне­ний на этот счет го­во­ри­ли на про­шед­шем в Москве меж­ду­на­род­ном фо­ру­ме «Каж­дый ре­бе­нок до­сто­ин се­мьи» фон­да «Об­на­жен­ные серд­ца». Од­но из них пред­ста­вил ве­ду­щий спе­ци­а­лист в этой об­ла­сти, глав­ный спе­ци­а­лист На­ци­о­наль­но­го ис­сле­до­ва­тель­ско­го цен­тра пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья, ко­то­рый мно­го лет раз­ви­ва­ет и те­сти­ру­ет ин­но­ва­ци­он­ные ме­то­ды ле­че­ния по­доб­ных нев­ро­ло­ги­че­ских рас­стройств, док­тор Джеймс Мак­кре­кен.

— Из­вест­но, что прак­ти­че­ски все нев­ро­ло­ги­че­ские, пси­хи­ат­ри­че­ские и пси­хо­ло­ги­че­ские на­ру­ше­ния ча­ще встре­ча­ют­ся у маль­чи­ков, чем у де­во­чек,— рас­ска­зал «Огонь­ку» Джеймс Мак­кре­кен.— Мо­жет быть, толь­ко в от­но­ше­нии де­прес­сии эти по­ка­за­те­ли урав­ни­ва­ют­ся. Мы ду­ма­ем, что это свя­за­но с тем, как фор­ми­ру­ет­ся мозг че­ло­ве­ка во внут­ри­утроб­ный пе­ри­од, во вре­мя бе­ре­мен­но­сти. На на­чаль­ных эта­пах бе­ре­мен­но­сти мозг пло­да оди­на­ков и у маль­чи­ков, и у де­во­чек. Услов­но го­во­ря, на этой ста­дии у всех мозг «жен­ский». И, мо­жет быть, мир был бы луч­ше, ес­ли бы на этом де­ло за­кан­чи­ва­лось. Но у пло­да муж­ско­го по­ла на­чи­на­ют вы­ра­ба­ты­вать­ся те­сто­сте­ро­ны, они из­ме­ня­ют струк­ту­ру моз­га из «жен­ско­го» в «муж­ской». Су­ще­ству­ет тео­рия, что в этот пе­ри­од мозг очень уяз­вим, и дей­стви­тель­но, это мо­мент боль­шо­го рис­ка, так как мозг толь­ко на­хо­дит­ся в ста­дии фор­ми­ро­ва­ния.

По сло­вам док­то­ра Мак­кре­ке­на, на этом по­стро­е­на од­на из тео­рий раз­ви­тия аутиз­ма — на­ру­ше­ния в этот пе­ри­од мо­гут при­во­дить к раз­ви­тию моз­га с пре­дель­но «муж­ской» струк­ту­рой, то есть функ­ции, ко­то­рые у муж­чин ино­гда раз­ви­ты силь­нее, у лю­дей с аутиз­мом раз­ви­ты до пре­де­ла, а функ­ции, в ко­то­рых жен­щи­ны обыч­но успеш­нее, на­обо­рот, ослаб­ле­ны, на­при­мер спо­соб­ность к вза­и­мо­дей­ствию, со­чув­ствию или со­пе­ре­жи­ва­нию. Это до­ста­точ­но спор­ная тео­рия, од­на­ко есть неко­то­рые фак­ты, ее под­твер­жда­ю­щие.

— Из­вест­но, что раз­лич­ные струк­ту­ры моз­га за­кла­ды­ва­ют­ся в пер­вые три ме­ся­ца внут­ри­утроб­но­го раз­ви­тия,— го­во­рит про­фес­сор Жанна Глоз­ман.— И при лю­бых небла­го­при­ят­ных воз­дей­стви­ях в этот пе­ри­од в первую оче­редь стра­да­ет уро­вень моз­го­вой ак­тив­но­сти. Имен­но та­кую осо­бен­ность мы об­на­ру­жи­ва­ем у 90 про­цен­тов де­тей, ко­то­рые при­хо­дят за по­мо­щью, так как не справ­ля­ют­ся с про­грам­ма­ми по рус­ско­му язы­ку, ма­те­ма­ти­ке, па­то­ло­ги­че­ски рас­се­ян­ны и не со­бран­ны.

Моз­го­вая ак­тив­ность свя­за­на со все­ми пси­хи­че­ски­ми про­цес­са­ми че­ло­ве­ка, и в первую оче­редь — с вни­ма­ни­ем, па­мя­тью, мыш­ле­ни­ем и во­лей. По­вы­сить ее, ко­неч­но, мож­но, в том чис­ле ле­кар­ства­ми. Но, мо­жет быть, про­ще не до­пус­кать ее упад­ка?

КО­ЛИ­ЧЕ­СТВО И КА­ЧЕ­СТВО

— По­яв­ле­ние боль­шо­го ко­ли­че­ства де­тей с по­доб­ны­ми осо­бен­но­стя­ми раз­ви­тия спро­во­ци­ро­ва­но са­мы­ми раз­ны­ми фак­то­ра­ми,— по­яс­ня­ет про­фес­сор Жанна Глоз­ман.— Пер­вая при­чи­на па­ра­док­саль­на: на­у­ка в це­лом и ме­ди­ци­на с аку­шер­ством в част­но­сти ак­тив­но раз­ви­ва­ют­ся, со вто­рой по­ло­ви­ны про­шло­го века про­изо­шел ко­лос­саль­ный ска­чок: у нас на­ча­ли вы­жи­вать де­ти, ко­то­рые рань­ше по­ги­ба­ли. А те­перь у них толь­ко об­на­ру­жи­ва­ют от­кло­не­ния в раз­ви­тии. Та­кие де­ти вы­рас­та­ют и то­же за­во­дят де­тей.

По сло­вам про­фес­со­ра Йель­ско­го уни­вер­си­те­та, ве­ду­ще­го на­уч­но­го со­труд­ни­ка Ла­бо­ра­то­рии меж­дис­ци­пли­нар­ных ис­сле­до­ва­ний ран­не­го дет­ства СПбГУ Еле­ны Гри­го­рен­ко, несмот­ря на то что в несколь­ких ла­бо­ра­то­ри­ях ми­ра идет ин­тен­сив­ная ра­бо­та по по­ис­ку кон­крет­ных ге­нов, от­ве­ча­ю­щих за дислек­сию, се­го­дня ее ге­не­ти­че­ский ме­ха­низм еще не по­нят и, со­от­вет­ствен­но, «таб­ле­ток от дислек­сии» не су­ще­ству­ет.

По­ми­мо ге­не­ти­ки на об­щее ко­ли­че­ство та­ких де­тей вли­я­ет сре­да, в первую оче­редь, как это ни ба­наль­но зву­чит, пло­хая эко­ло­гия. Мы да­же при­мер­но се­бе не пред­став­ля­ем ко­ли­че­ство хи­ми­че­ских ве­ществ, во­шед­ших в наш по­все­днев­ный оби­ход в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия. Тре­тья при­чи­на, что ин­те­рес­но, со­ци­аль­ная и свя­за­на она ни мно­го ни ма­ло с эман­си­па­ци­ей. Во вто­рой по­ло­вине ХХ века ра­бо­та­ю­щая ма­ма ста­ла обыч­ным яв­ле­ни­ем, и это за­фик­си­ро­ва­ли ней­ро­пси­хо­ло­ги во всем ми­ре: в раз­ных стра­нах по­яви­лось боль­шое ко­ли­че­ство так на­зы­ва­е­мых де­при­ви­ро­ван­ных вни­ма­ни­ем ма­те­ри де­тей. Это озна­ча­ет: из-за то­го что в ран­нем воз­расте ря­дом с ре­бен­ком нет ма­те­ри, у него не раз­ви­ва­ют­ся опре­де­лен­ные пси­хи­че­ские функ­ции, свя­зан­ные, в том чис­ле, с ощу­ще­ни­ем ста­биль­но­сти, бла­го­по­лу­чия и уве­рен­но­сти в без­опас­но­сти ми­ра.

— Ес­ли рань­ше та­ких де­при­ви­ро­ван­ных вни­ма­ни­ем ма­те­ри (и по­то­му за­мет­но от­ста­ю­щих в раз­ви­тии де­тей) мы встре­ча­ли толь­ко в небла­го­по­луч­ных се­мьях,— го­во­рит про­фес­сор Жанна Глоз­ман,— то се­го­дня по­дав­ля­ю­щее ко­ли­че­ство слу­ча­ев встре­ча­ет­ся в се­мьях, как го­во­рит­ся, бла­го­по­луч­ных, где ро­ди­те­ли ак­тив­но ра­бо­та­ют, хо­ро­шо за­ра­ба­ты­ва­ют, прав­да, при этом со­вер­шен­но лич­но не за­ни­ма­ют­ся детьми, остав­ляя их на по­пе­че­ние нянь. В ито­ге сплошь и ря­дом у нас по­яв­ля­ют­ся позд­но го­во­ря­щие де­ти, чьи ро­ди­те­ли уве­ре­ны, что это их ин­ди­ви­ду­аль­ная осо­бен­ность. Но без ре­чи не раз­ви­ва­ет­ся по­дав­ля­ю­щее ко­ли­че­ство пси­хи­че­ских функ­ций. Ну а даль­ше про­бле­мы рас­тут как снеж­ный ком.

Вкрат­це про­цесс вы­гля­дит так: под вли­я­ни­ем мод­ных ве­я­ний ро­ди­те­ли отдают до­школь­ни­ков на кур­сы пись­ма, чте­ния, сче­та и то­му по­доб­ных пре­муд­ро­стей, на­гру­жая те зо­ны моз­га, ко­то­рые развиваться еще не готовы. Они от­ни­ма­ют «си­лы» у дру­гих зон, в первую оче­редь от са­мой важ­ной на этот мо­мент — зо­ны, от­ве­ча­ю­щей за са­мо­ре­гу­ля­цию.

— Зна­е­те, что яв­ля­ет­ся ос­нов­ным кри­те­ри­ем го­тов­но­сти ре­бен­ка к шко­ле? —

спра­ши­ва­ет про­фес­сор Глоз­ман. — Это не уме­ние чи­тать и пи­сать, это да­же не хо­ро­шая пра­виль­ная раз­вер­ну­тая речь. Это то, что в на­у­ке на­зы­ва­ет­ся «сфор­ми­ро­ван­ность ре­гу­ля­тор­ных функ­ций», а про­ще го­во­ря — уме­ние слы­шать пра­ви­ла и го­тов­ность их вы­пол­нять. Это очень важ­ный про­цесс для раз­ви­тия лич­но­сти. Ес­ли у ре­бен­ка та­ко­го ба­га­жа нет, а он по­па­да­ет в шко­лу, то имен­но по­пыт­ка вы­пол­нить недо­ся­га­е­мую по­ка для его моз­га за­да­чу бу­дет от­ни­мать у него боль­шую часть пси­хи­че­ских сил, а на чте­ние, пись­мо и дру­гие уме­ния их не оста­нет­ся. По­то­му что лю­бая за­пре­дель­ная на­груз­ка на мозг при­во­дит к тор­мо­же­нию осталь­но­го раз­ви­тия — тут вам и дислек­сия, и дис­гра­фия… Мы сплошь и ря­дом ви­дим, как вот та­ко­го из­на­чаль­но сла­бо­го ре­бен­ка ро­ди­те­ли все­ми прав­да­ми и неправ­да­ми от­прав­ля­ют в пре­стиж­ную гим­на­зию с по­вы­шен­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми. Ему и так тя­же­ло, а тут еще и неоправ­дан­ные ро­ди­тель­ские ожи­да­ния, стресс, ре­пе­ти­то­ры и гло­баль­ное ощу­ще­ние неуспеш­но­сти.

Что мы по­лу­чим в бу­ду­щем из та­ких де­тей? Не­успеш­ных взрос­лых, ко­то­рые жи­вут с по­сто­ян­ным чув­ством неудо­вле­тво­рен­но­сти со­бой и ми­ром и при­вно­сят это чувство в от­но­ше­ния со сво­и­ми бу­ду­щи­ми детьми. От­дель­ной про­бле­мой для та­ких де­тей ста­но­вит­ся ЕГЭ. Де­ло в том, что ес­ли ро­ди­те­ли все-та­ки су­ме­ли рас­по­знать про­бле­му ре­бен­ка, то он так или ина­че учит­ся с ней жить: мно­го тру­дит­ся, ста­ра­ет­ся по­лу­чить хо­ро­шие оцен­ки по то­му же рус­ско­му язы­ку за ка­кие-то вто­ро­сте­пен­ные ве­щи — до­кла­ды, от­ве­ты у дос­ки и так да­лее. Учи­те­ля, ви­дя ста­ра­ние та­ких де­тей, ча­сто идут на­встре­чу. Но без­аль­тер­на­тив­ный ЕГЭ ста­но­вит­ся для та­ких де­тей непре­одо­ли­мой сте­ной на пу­ти к выс­ше­му об­ра­зо­ва­нию. По рас­ска­зам ро­ди­те­лей, ока­зав­ших­ся в та­ком по­ло­же­нии, по­ка един­ствен­ным вы­хо­дом в Рос­сии ста­но­вит­ся на­ру­ше­ние за­ко­на — за взятки та­кой ре­бе­нок пи­шет ЕГЭ вме­сте с родителями. НА­ЗВАТЬ ПО ИМЕ­НИ

Де­ло в том, что в на­шей стране, в от­ли­чие от мно­гих дру­гих, по­доб­ные от­кло­не­ния не счи­та­ют­ся бо­лез­нью. В Рос­сии при­ня­та Меж­ду­на­род­ная клас­си­фи­ка­ция бо­лез­ней МКБ-10, где ни дислек­сии, ни дис­гра­фии нет. И, со­от­вет­ствен­но, их не ле­чат, не ис­поль­зу­ют су­ще­ству­ю­щие во всем ми­ре про­грам­мы по­мо­щи та­ким лю­дям. Хо­тя, по сло­вам Еле­ны Гри­го­рен­ко из Йель­ско­го уни­вер­си­те­та, еще в 70-е го­ды про­шло­го века Все­мир­ная нев­ро­ло­ги­че­ская фе­де­ра­ция вы­де­ли­ла ту же дислек­сию в са­мо­сто­я­тель­ную кли­ни­че­скую еди­ни­цу. А в 1985 го­ду На­ци­о­наль­ный ин­сти­тут здо­ро­вья США впер­вые в ми­ре на­чал об­шир­ную про­грам­му по си­сте­ма­ти­че­ско­му изу­че­нию дислек­сии. Сде­ла­но это бы­ло для то­го, что­бы опре­де­лить кри­те­рии по­ста­нов­ки ди­а­гно­за, он да­ет воз­мож­ность по­лу­чать от го­су­дар­ства до­ступ к кор­рек­ти­ру­ю­ще­му ле­че­нию.

— Те­перь мы бо­лее или ме­нее пред­став­ля­ем се­бе, что ле­жит в ос­но­ве дислек­сии,— го­во­рит док­тор Мак­кре­кен из На­ци­о­наль­но­го ис­сле­до­ва­тель­ско­го цен­тра пси­хи­че­ско­го здо­ро­вья.— Так, у 70– 80 про­цен­тов де­тей с дислек­си­ей в ос­но­ва­нии ле­жит пробле­ма «фо­но­ло­ги­че­ско­го де­ко­ди­ро­ва­ния». Обыч­но, ко­гда ре­бе­нок в про­цес­се обу­че­ния стал­ки­ва­ет­ся со сло­вом, он раз­би­ва­ет его на зву­ки и фо­не­мы. И это про­ис­хо­дит ав­то­ма­ти­че­ски у боль­шин­ства де­тей, но не у де­тей с дислек­си­ей. То есть они не спо­соб­ны сло­во вос­при­ни­мать по ча­стям и, как след­ствие, вос­про­из­ве­сти его так же по ча­стям. При чте­нии это при­во­дит к то­му, что сло­ва для них вы­гля­дят как кар­тин­ки. А так как это про­ис­хо­дит из-за неболь­шо­го от­ли­чия струк­ту­ры и функ­ци­о­ни­ро­ва­ния их моз­га по от­но­ше­нию к моз­гу ти­пич­но раз­ви­ва­ю­ще­го­ся ре­бен­ка, дислек­сия не ис­че­за­ет со вре­ме­нем. Но ее мож­но скор­рек­ти­ро­вать при по­мо­щи спе­ци­аль­ных про­грамм и за­ня­тий. Да, чте­ние и пись­мо — это очень дав­ние на­вы­ки че­ло­ве­че­ства, но все-та­ки чте­ние в древ­но­сти не име­ло та­ко­го боль­шо­го со­ци­аль­но­го зна­че­ния. Спо­соб­ность чи­тать — что в Рос­сии, что в США, что на Фи­лип­пи­нах — вез­де оста­ет­ся очень важ­ным со­ци­аль­ным на­вы­ком.

Док­тор го­во­рит: в США столк­ну­лись с эти­ми про­бле­ма­ми 20 лет на­зад. Шко­лы ни­ко­гда осо­бен­но не от­ли­ча­лись боль­шим усер­ди­ем в по­пыт­ке до­ко­пать­ся до ре­аль­ных при­чин дет­ской неуспе­ва­е­мо­сти. Встре­ча­ясь с дислек­си­ей, пе­да­го­ги спи­сы­ва­ли это на неже­ла­ние учить­ся, или на то, что ре­бен­ком не за­ни­ма­ют­ся до­ма, или на то, что ре­бе­нок про­сто ле­ни­вый.

— Ни­кто не вос­при­ни­мал это как ре­аль­ную про­бле­му,— го­во­рит док­тор Мак­кре­кен.— Ее осо­зна­ние за­ви­сит от ко­ли­че­ства средств, вкла­ды­ва­е­мых в си­сте­му здра­во­охра­не­ния с од­ной сто­ро­ны и си­сте­му об­ра­зо­ва­ния — с дру­гой. Шко­лы иг­ра­ют од­ну из са­мых важ­ных ро­лей в вы­яв­ле­нии та­ких де­тей. Так же и с аутиз­мом. Из-за недо­стат­ка вкла­ды­ва­е­мых средств во мно­гих стра­нах нет и яс­но­го осо­зна­ния этих про­блем. Ду­маю, что Рос­сия от­но­сит­ся как раз к та­ко­вым. Так же, кста­ти, как и Фран­ция, Ка­зах­стан, Вьет­нам… Все эти ди­а­гно­зы по­ве­ден­че­ские, по­это­му очень мно­гое за­ви­сит от на­ли­чия зна­ю­щих пси­хо­ло­гов, вра­чей и дру­гих спе­ци­а­ли­стов. Ес­ли же обу­чен­ных про­фес­си­о­на­лов нет — нет и адек­ват­ной ди­а­гно­сти­ки.

В США рань­ше та­кие ди­а­гно­зы — пси­хи­ат­ри­че­ские на­ру­ше­ния или на­ру­ше­ния в раз­ви­тии — ча­сто бы­ли свя­за­ны для ро­ди­те­лей с чув­ством сты­да, сму­ще­ния, нелов­ко­сти. Кро­ме то­го, са­ми ро­ди­те­ли не бы­ли за­ин­те­ре­со­ва­ны в том, что­бы по­доб­ные ди­а­гно­зы бы­ли по­став­ле­ны их де­тям, да­же ес­ли на­ру­ше­ния бы­ли оче­вид­ны. Так про­ис­хо­ди­ло по­то­му, что адек­ват­ной по­мо­щи семья и ре­бе­нок с та­ки­ми ди­а­гно­за­ми по­лу­чить не мог­ли. Так, на­при­мер, в США в про­шлом че­ло­век с аутиз­мом мог про­сто по­пасть в пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ский ин­тер­нат. А де­ти, у ко­то­рых об­на­ру­жи­ва­лась дислек­сия и ко­то­рые ока­зы­ва­лись не спо­соб­ны чи­тать, про­сто-на­про­сто не хо­ди­ли в шко­лу или по­па­да­ли на до­маш­нее обу­че­ние.

Сей­час пробле­ма «труд­но­стей обу­че­ния» в США ку­ри­ру­ет­ся на го­су­дар­ствен­ном уровне — на про­шлой неде­ле об этом за­явил пре­зи­дент Трамп. О сво­их про­бле­мах с обу­че­ни­ем не стес­ня­ясь рас­ска­зы­ва­ют знаменитые ак­те­ры, на­при­мер Ор­лан­до Блум из «Пи­ра­тов Ка­риб­ско­го мо­ря». Но са­мое глав­ное — де­ти по­лу­ча­ют от го­су­дар­ства кор­рек­ти­ру­ю­щую те­ра­пию: раз­вер­ну­тые ис­сле­до­ва­ния моз­га, си­сте­му тре­ни­ро­вок для моз­га, ко­то­рые про­во­дят ней­ро­пси­хо­ло­ги, за­ня­тия по от­дель­ным ме­то­ди­кам с ло­го­пе­да­ми, пе­да­го­га­ми и пси­хо­ло­га­ми.

В аме­ри­кан­ских шко­лах тет­ра­ди де­тей, стра­да­ю­щих ка­ким-ли­бо нев­ро­ло­ги­че­ским неду­гом, по­ме­ча­ют спе­ци­аль­ны­ми знач­ка­ми. Для тех же дислек­си­ков вво­дят осо­бый ре­жим — на­при­мер, их не за­став­ля­ют чи­тать вслух при всем клас­се — для та­ко­го ре­бен­ка это стресс. Рас­про­стра­нен­ная прак­ти­ка: ему за­чи­ты­ва­ют за­да­ния вслух и не про­ве­ря­ют ко­ли­че­ство про­чи­тан­ных слов в ми­ну­ту (это, кста­ти, во­об­ще чи­сто рос­сий­ская ре­а­лия, про­тив ко­то­рой вы­сту­па­ет огром­ное ко­ли­че­ство оте­че­ствен­ных дет­ских пси­хо­ло­гов и ней­ро­пси­хо­ло­гов).

В Рос­сии ни­че­го та­ко­го нет, у нас нев­ро­ло­ги­че­ские за­бо­ле­ва­ния та­ко­го ро­да — не ди­а­гноз, по­это­му ро­ди­те­ли ока­зы­ва­ют­ся са­ми куз­не­ца­ми сча­стья, ну или, по край­ней ме­ре, ду­шев­но­го спо­кой­ствия сво­их де­тей. Спе­ци­а­ли­стов, ко­то­рые бы раз­би­ра­лись в про­бле­ме, нуж­но еще по­ис­кать. Штат­ные ло­го­пе­ды в са­дах и шко­лах обыч­но ра­бо­та­ют с пе­ри­фе­рий­ны­ми про­бле­ма­ми — про­из­но­ше­ни­ем. Для ре­ше­ния за­дач, свя­зан­ных с раз­ви­ти­ем моз­га, нуж­ны ней­ро­пси­хо­ло­ги — это осо­бые спе­ци­а­ли­сты, ко­то­рые изу­ча­ют связь меж­ду раз­ви­ти­ем моз­га и пси­хи­че­ски­ми функ­ци­я­ми.

Ин­фор­ма­ция о том, где есть цен­тры ней­ро­пси­хо­ло­гии с гра­мот­ны­ми спе­ци­а­ли­ста­ми для кор­рек­ции осо­бен­но­стей, пе­ре­да­ет­ся родителями по са­ра­фан­но­му ра­дио. Это при­том что курс с те­ми же дислек­си­ка­ми, ко­то­рый нуж­но по­вто­рять па­ру раз в год, до­воль­но до­ро­гой — в сто­ли­це 10 за­ня­тий обой­дут­ся при­мер­но в 25 ты­сяч.

…За­ня­тия по рус­ско­му язы­ку в цен­тре ней­ро­пси­хо­ло­гии на­по­ми­на­ют стран­ную физ­культ­ми­нут­ку в ка­ком-ни­будь лес­ном са­на­то­рии: под­рост­ки пол­за­ют по ко­в­ру, хо­дят впри­сяд­ку, де­ла­ют непро­стые упраж­не­ния на ко­ор­ди­на­цию.

— Это асим­мет­рич­ная гим­на­сти­ка для моз­га: за­пус­ка­ет оба по­лу­ша­рия моз­га, со­зда­ет до­пол­ни­тель­ные функ­ци­о­наль­ные свя­зи меж­ду ни­ми, то есть ком­пен­си­ру­ет­ся то, что не уда­лось до­стичь от при­ро­ды,— ше­по­том по­яс­ня­ет мне си­дя­щая под две­рью ма­ма.— Очень по­мо­га­ет! Но зна­е­те, ино­гда про­сто до­ста­точ­но пе­ре­стать тре­бо­вать от сво­е­го ре­бен­ка невоз­мож­но­го. Смот­ри­те, как им труд­но!

На­до при­знать­ся, что де­тям дей­стви­тель­но труд­но: кор­ре­спон­дент «Огонь­ка» чест­но по­пы­тал­ся по­вто­рить упраж­не­ния из асим­мет­рич­ной гим­на­сти­ки для моз­га — и не смог.

Спе­ци­а­ли­сты, изу­ча­ю­щие про­бле­му, го­во­рят: со­вре­мен­ные де­ти в боль­шой мас­се дей­стви­тель­но дру­гие — на уровне фи­зио­ло­гии. И учить этих де­тей нуж­но со­всем по-дру­го­му

Уже сей­час при­мер­но 20% де­тей не спо­соб­ны учить­ся по клас­си­че­ским школь­ным про­грам­мам

За­ча­стую в школь­ной неуспе­ва­е­мо­сти де­тей ви­но­ва­ты ро­ди­те­ли, ко­то­рые пе­ре­гру­зи­ли мозг ре­бен­ка в ран­нем детстве

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.