ИЗОБ­РЕ­ТА­ТЕЛЬ ИС­КУС­СТВА

Ogonyok - - КУЛЬТУРА|ВЫСТАВКА -

ВЫ­СТАВ­КА «ЭЛЬ ЛИСИЦКИЙ. EL LISSITZKI» ОТКРОЕТСЯ В НО­ВОЙ ТРЕТЬЯКОВКЕ И В ЕВРЕЙСКОМ МУ­ЗЕЕ И ЦЕН­ТРЕ ТО­ЛЕ­РАНТ­НО­СТИ 15 И 16 НО­ЯБ­РЯ. «ОГО­НЕК» УЗНАЛ, КАК МУЗЕИ БУ­ДУТ ЗНА­КО­МИТЬ РУС­СКУЮ ПУБ­ЛИ­КУ С НО­ВЫ­МИ ИЗМЕРЕНИЯМИ АВАНГАРДА ЭЛЯ ЛИСИЦКОГО

Что­бы рас­ска­зать об Эле Ли­сиц­ком, ма­сте­ре, ко­то­рый за­ста­вил за­го­во­рить на язы­ке авангарда как жи­во­пись с книж­ной гра­фи­кой, так и ар­хи­тек­ту­ру с фо­то­гра­фи­ей, од­но­го му­зея ма­ло. По­это­му бо­лее 400 экс­по­на­тов из Тре­тья­ков­ской га­ле­реи, за­ру­беж­ных му­зеев и част­ных кол­лек­ций раз­ме­стят­ся сра­зу на двух пло­щад­ках: в Тре­тья­ков­ской га­ле­рее и Еврейском му­зее и цен­тре то­ле­рант­но­сти. Экс­по­зи­ция та­ко­го раз­ма­ха, по за­мыс­лу ор­га­ни­за­то­ров, смо­жет на­ко­нец от­крыть од­но­го из вид­ней­ших аван­гар­ди­стов рус­ской пуб­ли­ке. «Еще при жиз­ни на За­па­де Лисицкий счи­тал­ся од­ним из ве­ду­щих со­вре­мен­ных ху­дож­ни­ков,— объ­яс­ни­ла ”Огоньку“Та­тья­на Го­ря­че­ва, ку­ра­тор вы­став­ки и стар­ший на­уч­ный со­труд­ник Тре­тья­ков­ской га­ле­реи.— В Рос­сии же его имя не очень из­вест­но ши­ро­кой пуб­ли­ке. По су­ти, мы воз­вра­ща­ем имя это­го за­ме­ча­тель­но­го ма­сте­ра оте­че­ствен­но­му зри­те­лю».

Вы­став­ка, го­то­вив­ша­я­ся око­ло двух лет, про­ду­ма­на так, что­бы од­на часть экс­по­зи­ции до­пол­ня­ла дру­гую. О ран­нем, до­аван­гард­ном, Ла­за­ре Ли­сиц­ком рас­ска­жет Еврей­ский му­зей и центр то­ле­рант­но­сти. Ин­те­рес к но­во­му на­прав­ле­нию в ис­кус­стве ви­ден уже в его ран­них ра­бо­тах 1918 го­да, сде­лан­ных для ев­рей­ской куль­тур­но-об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции «Куль­тур-Ли­га». Ил­лю­стри­руя кни­ги со­вре­мен­ных ев­рей­ских пи­са­те­лей и дет­скую по­э­зию на иди­ше, Лисицкий пы­тал­ся со­еди­нить ев­рей­ское на­ци­о­наль­ное ис­кус­ство с аван­гард­ным сти­лем. Но об­ра­тив­шись под вли­я­ни­ем Ма­ле­ви­ча к су­пре­ма­тиз­му, уже в 1920 го­ду ху­дож­ник со­здал про­из­ве­де­ния, став­шие сим­во­лом авангарда и во­пло­ще­ни­ем ре­во­лю­ци­он­но­сти в советском ис­кус­стве. Этот ви­ток в твор­че­стве Лисицкого, ко­то­рый к то­му мо­мен­ту уже до­ба­вил к фа­ми­лии псев­до­ним «Эль», про­ил­лю­стри­ру­ют ле­ген­дар­ный пла­кат «Кли­ном крас­ным бей бе­лых» из кол­лек­ции Рос­сий­ской го­су­дар­ствен­ной би­б­лио­те­ки, фо­то­кол­ла­жи, фо­то­мон­та­жи, ру­ко­пи­си, до­ку­мен­таль­ные сним­ки и ряд «про­унов» из ГТГ и РГАЛИ.

Оформ­ле­ние вы­став­ки ста­ло сво­е­го ро­да вы­зо­вом для ор­га­ни­за­то­ров. В ка­ком­то смыс­ле им при­шлось со­пер­ни­чать с са­мим Элем Ли­сиц­ким, ко­то­рый, по сло­вам Та­тья­ны Го­ря­че­вой, «сам был при­знан­ным ма­сте­ром вы­ста­воч­но­го ди­зай­на». В ро­ли ди­зай­не­ра и ар­хи­тек­то­ра Лисицкого пред­ста­вит Но­вая Тре­тья­ков­ка при по­мо­щи при­мер­но 200 экс­по­на­тов, сре­ди ко­то­рых фо­то­гра­фии, про­ек­ты вы­ста­воч­но­го ди­зай­на. Но осо­бен­но вы­де­ля­ют­ся шесть жи­во­пис­ных про­унов — «про­ек­тов утвер­жде­ния но­во­го», как сам Лисицкий на­зы­вал свою ху­до­же­ствен­ную си­сте­му и про­из­ве­де­ния, ко­то­рые поз­во­ля­ли во­пло­тить плос­кост­ный су­пре­ма­тизм в объ­ем­ной фор­ме, то есть за­ло­жить ос­но­вы ар­хи­тек­ту­ры будущего. Соз­дан­ные Элем Ли­сиц­ким в Гер­ма­нии в 1920-е го­ды про­у­ны при­бы­ли на вы­став­ку из Ху­до­же­ствен­но­го му­зея Ба­зе­ля (Швей­ца­рия), Ху­до­же­ствен­ной га­ле­реи Мо­риц­бург (Гер­ма­ния), му­зея Ван Аб­бе (Гол­лан­дия), Сте­де­лейк му­зея (Ам­стер­дам), Цен­тра Пом­пи­ду (Фран­ция) и На­ци­о­наль­но­го му­зея ис­кусств Азер­бай­джа­на им. Р. Муста­фа­е­ва. В оте­че­ствен­ных му­зе­ях нет ни од­ной жи­во­пис­ной ра­бо­ты Эля Лисицкого, а из всех его ар­хи­тек­тур­ных идей по­ки­нуть бу­ма­гу уда­лось только од­ной. В мос­ков­ском Пер­вом Са­мо­тёч­ном пе­ре­ул­ке дом № 17 до сих пор удив­ля­ет про­хо­жих непри­выч­ным со­че­та­ни­ем про­стор­ных квад­рат­ных и ма­лень­ких круг­лых окон. Та­кой Лисицкий спро­ек­ти­ро­вал ти­по­гра­фию для жур­на­ла «Ого­нек» в 1930 го­ду, а два го­да спу­стя зда­ние, за­ду­ман­ное ар­хи­тек­то­ром-фан­та­стом как «ле­жа­чий небо­скреб», было уже воз­ве­де­но.

Пер­вая мас­штаб­ная ре­тро­спек­ти­ва Эля Лисицкого об­ра­ща­ет вни­ма­ние не столь­ко на глав­ные эта­пы твор­че­ства зна­ме­ни­то­го аван­гар­ди­ста, сколь­ко на па­ра­докс, ко­то­рый по-сво­е­му пре­лом­ля­ет­ся в каж­дом из них. «Да­ро­ва­ние Эля Лисицкого про­яви­лось в са­мых раз­ных об­ла­стях: жи­во­пи­си, гра­фи­ке, ар­хи­тек­ту­ре, по­ли­гра­фии, ди­зайне и фо­то­гра­фии,— под­черк­ну­ла Та­тья­на Го­ря­че­ва.— Он не вы­де­лял в сво­ей де­я­тель­но­сти ка­кой-ли­бо глав­ной сфе­ры, счи­тая се­бя уни­вер­саль­ным ху­дож­ни­ком-изоб­ре­та­те­лем».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.