ПУ­ТЕМ ЗА­ПУ­СТЕ­НИЯ

Ogonyok - - ПОСЛЕ ВСЕГО|СВОИМИ ГЛАЗАМИ - Текст и фо­то Ма­рия-Лу­и­за Тир­ма­стэ

ФРАН­ЦИЯ ОБЪ­ЯВИ­ЛА ЭТОТ ОСТРОВ КОЛОНИЕЙ 121 ГОД НА­ЗАД И ТУТ ЖЕ, В ОК­ТЯБ­РЕ 1896-ГО, ЗАПОЛУЧИЛА ВОССТАНИЕ. МОЖ­НО СКА­ЗАТЬ, ЧТО ОНО ПРО­ДОЛ­ЖА­ЕТ­СЯ ДО СИХ ПОР: УЖЕ БОЛЬ­ШЕ ПОЛУВЕКА, КАК МА­ДА­ГА­СКАР НЕ ФРАН­ЦУЗ­СКИЙ, НО ВО ВСЕХ БЕ­ДАХ, ОТ ЧУ­МЫ ДО НЕУРОЖАЯ, ВИ­НЯТ КОЛОНИЗАТОРОВ — ПО­ХО­ЖЕ, ЭТО БОЛЬ­ШЕ ПРИ­ВЫЧ­КА, ЧЕМ ИДЕОЛОГИЯ. «ОГО­НЕК» ПРИСМОТРЕЛСЯ К ЖИЗ­НИ НА ОСТРОВЕ, КО­ТО­РАЯ МА­ЛО НА­ПО­МИ­НА­ЕТ БЕЗЗАБОТНЫЙ МУЛЬТФИЛЬМ

Пер­вые же впе­чат­ле­ния от го­ро­да Ан­та­на­на­ри­ву — сто­ли­цы 25-мил­ли­он­но­го го­су­дар­ства, в ко­то­ром 90 про­цен­тов жи­вут ни­же уров­ня бед­но­сти, — да­ют пред­став­ле­ние о том, в ка­кую сто­ро­ну жизнь из­ме­ни­лась с ухо­дом «ко­ло­ни­аль­ных за­хват­чи­ков». Зна­ко­мый фо­то­граф из Гер­ма­нии при­вез квад­ро­ко­птер для съе­мок уни­каль­ной тро­пи­че­ской при­ро­ды ост­ро­ва, из-за че­го нам при­шлось про­ве­сти в аэро­пор­ту бо­лее двух ча­сов: только за­пла­чен­ные от­вет­ствен­ным ра­бот­ни­кам 150 ев­ро «за хло­по­ты» по­мог­ли по­ло­жи­тель­но ре­шить вопрос с про­во­зом пред­ме­та, про­во­зить ко­то­рый ни­что офи­ци­аль­но не за­пре­ща­ло…

О по­ло­же­нии дел на острове пред­став­ле­ние скла­ды­ва­ет­ся быст­ро. Ря­дом с вы­стро­ен­ным фран­цу­за­ми в цен­тре сто­ли­цы го­ти­че­ским хра­мом вы­ша­ги­ва­ют пе­ту­хи, на рын­ке — бес­ко­неч­ные ря­ды втор­сы­рья. Про­да­ют и по­ку­па­ют не столь­ко то­ва­ры, сколь­ко то, что мо­жет сго­дить­ся в хо­зяй­стве. То есть все, вклю­чая лю­бую та­ру, ко­то­рую у нас вы­бра­сы­ва­ют, и этот торг столь мас­шта­бен, что да­же за­пом­нив­ший­ся из 1990-х ре­клам­ный сло­ган «Ма­ма мы­ла ”Ра­му“» не вос­при­ни­ма­ет­ся как ал­ле­го­рия. Ин­те­рес­но, мог­ла ли по­след­няя ко­ро­ле­ва ма­ла­га­сий­цев Ра­на­ва­лу­на III, ко­то­рая по­сле мя­те­жа 1896–1897 го­дов бы­ла вы­сла­на и умер­ла в ссыл­ке в Ал­жи­ре в 1917-м, по­ду­мать, что за пол­ве­ка по­сле по­бе­ды над за­хват­чи­ка­ми ее остров на­столь­ко при­бли­зит­ся к по­лу­пер­во­быт­но­му со­сто­я­нию, из ко­то­ро­го эти ко­ло­ни­за­то­ры его чуть было не из­влек­ли?

ТОЧКА ОТСЧЕТА

Ко­ло­ни­за­то­ры за­пре­ти­ли на острове раб­ство, но обя­за­ли мест­ное на­се­ле­ние 50 дней в го­ду ра­бо­тать на «го­су­дар­ство». Мно­гие до сих пор не мо­гут им это про­стить, за­бы­вая, что бла­го­да­ря внед­рен­ной угне­та­те­ля­ми си­сте­ме на Ма­да­га­ска­ре и по­яви­лась вся инфраструктура — 25 ты­сяч км до­рог, пор­ты, мо­сты че­рез мно­го­чис­лен­ные ре­ки, же­лез­но­до­рож­ная сеть. Ныне все это при­шло в упа­док. Про­ехав стра­ну с во­сто­ка на за­пад и ча­стич­но с се­ве­ра на юг, мы вме­сте с квад­ро­ко­пте­ром всю-

ду ви­де­ли ре­зуль­та­ты пост­ко­ло­ни­аль­но­го празд­ни­ка непо­слу­ша­ния. На­ви­га­тор от­ка­зы­вал­ся про­кла­ды­вать же­ла­е­мые марш­ру­ты: пре­жде до­ступ­ные участ­ки недо­сти­жи­мы из-за раз­ру­шен­ных мо­стов и до­рог. Так, в го­ро­де Ра­но­ма­фа­на мы до­би­ра­лись в тер­маль­ный ком­плекс по «обе­зья­нье­му» (под­вес­но­му) мо­сту — над ним воз­вы­ша­ют­ся остат­ки по­стро­ен­но­го при фран­цу­зах мо­ста ка­пи­таль­но­го, ко­то­рый раз­ру­ши­ло на­вод­не­ние. По­хо­жим об­ра­зом пе­ре­би­ра­лись на ма­шине и че­рез ре­ки: во­ди­тель на глаз оце­ни­вал сти­лов… Ме­ха­низм раз­ру­ше­ния прост: пост­ко­ло­ни­аль­ные ре­фор­мы бы­ли на­це­ле­ны на вы­дав­ли­ва­ние фран­цу­зов с ост­ро­ва, но обер­ну­лись в ито­ге тем, что ма­ла­га­сий­цы не в со­сто­я­нии вос­пол­нить недо­ста­ток ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных кад­ров.

На за­па­де ост­ро­ва с до­ро­га­ми еще ху­же. К зна­ме­ни­тым иголь­ча­тым ска­лам Цин­ги мож­но про­ехать только в су­хой се­зон. И то нам при­шлось сме­нить джип на еще бо­лее мощ­ный, пе­ре­прав­лять­ся вме­сте с ним на са­мо­дель­ных па­ро­мах (две лод­ки, со­еди­нен­ные де­ре­вян­ным на­сти­лом), пре­одо­ле­вать без­до­ро­жье… Не­ко­то­рые участ­ки (это вид­но) на­чи­на­ли от­стра­и­вать, но бро­си­ли. «За­кон­чи­лись день­ги меж­ду­на­род­ных фон­дов,— объ­яс­нял нам мест­ный жи­тель Па­ра­ни.— Вер­нее ска­зать, их раз­во­ро­ва­ли». Обре­тя не-

за­ви­си­мость от Фран­ции, жи­те­ли Ма­да­га­ска­ра по­лу­чи­ли по­сто­ян­но сме­ня­ю­щу­ю­ся власть: она неста­биль­на и дер­жит­ся на де­неж­ных вли­ва­ни­ях со сто­ро­ны — та­ко­во крат­кое объ­яс­не­ние про­ис­хо­дя­ще­го. За­ба­стов­ки и кон­флик­ты, ко­то­рые па­ра­ли­зу­ют жизнь на­прочь,— обыч­ное яв­ле­ние. Так, по­ка мы бы­ли на острове, ба­сто­ва­ли лет­чи­ки един­ствен­но­го авиа­пе­ре­воз­чи­ка — го­су­дар­ствен­ной Air Madagascar, са­мо­ле­ты не ле­та­ли во­об­ще.

Три дня мы про­ве­ли, пе­ре­дви­га­ясь по ре­ке (дру­го­го пу­ти про­сто не было) на двух тра­ди­ци­он­ных де­ре­вян­ных лод­ках — в од­ной плы­ли мы, в дру­гой — наши по­жит­ки и пи­та­ние, вклю­чая кур в жи­вом ви­де. А утром в па­лат­ке нас раз­бу­ди­ли ди­кий скре­жет и чад: по ре­ке плы­ла ко­лы­ма­га, пе­ре­пол­нен­ная мест­ны­ми жи­те­ля­ми,— ста­рый, ка­за­лось, ему не мень­ше ве­ка, фран­цуз­ский бот. В де­рев­нях мы ви­де­ли при­вя­зан­ных на по­во­док ле­му­ров — это не эк­зо­ти­ка, а… еда. К этим жи­вот­ным-эн­де­ми­кам (они не со­хра­ни­лись бо­лее ни­где в ми­ре) мест­ное на­се­ле­ние пи­е­те­та не ис­пы­ты­ва­ет. И хо­тя ги­ды в нац­пар­ках (их ту­ри­сты обя­за­ны брать, да­же ес­ли пу­те­ше­ству­ют со своим) по сов­ме­сти­тель­ству ис­пол­ня­ют функ­ции эко­за­щит­ни­ков, ма­ла­га­сий­цы не гну­ша­ют­ся ис­поль­зо­вать в пи­щу са­мый из­вест­ный сим­вол Ро­ди­ны.

С же­лез­ны­ми до­ро­га­ми еще бо­лее ин­те­рес­ная история. Ко­ло­ни­за­то­ры по­стро­и­ли их прак­ти­че­ски сра­зу по­сле при­хо­да на остров. Од­на из до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей Ан­та­на­на­ри­ву — кра­си­вый же­лез­но­до­рож­ный вок­зал. Од­на­ко уехать с него вы не смо­же­те: по­ез­да дав­но ни­ку­да не хо­дят. Сам вок­зал ис­поль­зу­ет­ся как ре­сто­ран, где мож­но от­ве­дать фран­цуз­ские яст­ва, а под туа­лет при­спо­соб­лен ста­рый ва­гон, ра­зу­ме­ет­ся, то­же фран­цуз­ский. Воз­мож­на и дру­гая спе­ци­а­ли­за­ция: на од­ной из быв­ших ко­неч­ных стан­ций — в де­ревне на бе­ре­гу Ин­дий­ско­го оке­а­на — на­се­ле­ние при­спо­со­би­ло вок­зал под жи­лье. Что же ка­са­ет­ся на­сы­пей, то на них ма­ла­га­сий­цы су­шат по­сти­ран­ное бе­лье. Рас­ска­зы­ва­ют, прав­да, буд­то два же­лез­но­до­рож­ных марш­ру­та все еще дей­ству­ют, од­на­ко за три неде­ли на острове мы ни од­но­го по­ез­да не уви­де­ли.

Глав­ные транс­порт­ные ар­те­рии, а за­од­но и центр жиз­ни ост­ро­ва се­го­дня — ре­ки. По ним пе­ре­дви­га­ют­ся, в них мо­ют­ся (во­до­про­во­да нет), сти­ра­ют, от­мы­ва­ют по­су­ду и по­воз­ки-рик­ши, а во мно­гих ме­стах из них так­же пьют. От­но­ше­ние к во­де и ги­ги­ене в жар­ком кли­ма­те — лак­му­со­вая бу­маж­ка ци­ви­ли­за­ции: не слу­чай­но с при­хо­дом фран­цу­зов слу­чил­ся прорыв — смерт­ность умень­ши­лась, чис­лен­ность на­се­ле­ния удво­и­лась, а к 1958 го­ду каж­дый вто­рой ре­бе­нок учил­ся в шко­ле. С тех пор, впро­чем, все вер­ну­лось на кру­ги своя: в от­да­лен­ных по­се­ле­ни­ях ино­стран­ные мис­сии про­во­дят вак­ци­на­цию от опас­ных за­бо­ле­ва­ний, но и они не успе­ва­ют по­всю­ду. Сей­час на острове бу­шу­ет но­вая вспыш­ка чу­мы — она дав­но ста­ла эк­зо­ти­че­ским за­бо­ле­ва­ни­ем в ми­ре, но здесь воз­бу­ди­те­ли со­хра­ня­ют­ся в при­род­ных ре­зер­ву­а­рах. И тут вы­ру­ча­ет

только меж­ду­на­род­ная по­мощь, в на­ча­ле ок­тяб­ря на Ма­да­га­скар было до­став­ле­но 1,2 млн ам­пул с вак­ци­ной. ПРО­ШЛОЕ КАК БУ­ДУ­ЩЕЕ

Фран­цуз­ский пред­при­ни­ма­тель Жан Лам­бер по­лу­чил раз­ре­ше­ние на раз­ра­бот­ку по­лез­ных ис­ко­па­е­мых ост­ро­ва пер­вым — еще от ко­ро­ле­вы Ма­да­га­ска­ра. В ХХ ве­ке ин­те­рес к при­род­ным бо­гат­ствам ост­ро­ва рез­ко вы­рос: до­бы­ча дра­го­цен­ных ме­тал­лов и кам­ней, а так­же гра­фи­та и бе­рил­ла, ко­то­рых тре­бо­ва­ло раз­ви­тие энер­ге­ти­ки, поз­во­ли­ла раз­бо­га­теть пред­при­им­чи­вым фран­цу­зам (см. «Пря­мую речь»). Их по­сле­до­ва­те­лей из чис­ла мест­но­го на­се­ле­ния нам до­ве­лось на­блю­дать во­очию: с по­мо­щью нехит­рых при­спо­соб­ле­ний мест­ные жи­те­ли в мас­со­вом по­ряд­ке на­мы­ва­ют пе­сок в на­деж­де от­се­ять зо­ло­то.

Несмот­ря на то что фран­цу­зы чис­лят­ся «за­хват­чи­ка­ми», фран­цуз­ский язык — офи­ци­аль­ный, на­ря­ду с ма­ла­га­сий­ским. За­жи­точ­ные из мест­ных стре­мят­ся от­пра­вить сво­их де­тей учить­ся во Фран­цию. Что не ме­ша­ет ма­ла­га­сий­цам от­но­сить­ся к ко­ло­ни­аль­но­му про­шло­му как к тем­ной стра­ни­це ис­то­рии: «Быть неза­ви­си­мы­ми го­раз­до луч­ше»,— под­чер­ки­ва­ют ма­ла­га­сий­цы. В го­ро­де Ан­да­си­бе, когда мы осмат­ри­ва­ли тер­маль­ный ком­плекс фран­цуз­ской по­строй­ки, наш гид не за­был под­черк­нуть, что при ко­ло­ни­за­то­рах на острове бы­ла се­гре­га­ция, «черных в ба­ню не пус­ка­ли», а те­перь хо­ди ку­да хо­чешь, лишь бы день­ги бы­ли. Но хо­дить осо­бо неку­да, да и с день­га­ми у по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства — про­бле­ма. А бе­лый че­ло­век для ма­ла­га­сий­цев в оби­хо­де по-преж­не­му — ва­за (уда­ре­ние на по­след­ний слог), то есть гос­по­дин. И это один из парадоксов Ма­да­га­ска­ра: то, с ка­ким по­чте­ни­ем, ува­же­ни­ем и доб­ро­же­ла­тель­но­стью от­но­сят­ся на острове к бе­лым, рез­ко кон­тра­сти­ру­ет с ма­те­ри­ко­вой Аф­ри­кой, где, на­при­мер, в вас мо­гут ки­нуть кам­нем за то, что вы ко­го-то сфо­то­гра­фи­ро­ва­ли. На Ма­да­га­ска­ре, на­про­тив, мест­ные са­ми про­сят се­бя за­пе­чат­леть и по­том рас­смат­ри­ва­ют, что по­лу­чи­лось.

Ци­ви­ли­за­ция на острове, как по­ни­ма­ешь со вре­ме­нем, по­ня­тие услов­ное. Ска­жем, наш гид (по мест­ным мер­кам — муль­ти­мил­ли­о­нер) пе­ре­чис­ля­ет, что из тех­ни­ки есть у него в до­ме. Ока­за­лось, нет сти­раль­ной ма­ши­ны. «А за­чем? — уди­вил­ся он во­про­су.— Каж­дую неде­лю при­хо­дит сти­рать жен­щи­на, и ее труд сто­ит ко­пей­ки».

Или дру­гой при­мер. Что до втор­же­ния на остров фран­цу­зов, что по­сле него, глав­ным празд­ни­ком на острове оста­ет­ся Фа­ма­ди­ха­на — це­ре­мо­ния по­чи­та­ния мерт­вых, что в пе­ре­во­де с ма­ла­га­сий­ско­го озна­ча­ет «пе­ре­во­ра­чи­ва­ние ко­стей». Во время него от­кры­ва­ют се­мей­ные скле­пы, что­бы до­стать остан­ки умер­ших пред­ков и обер­нуть их в но­вый са­ван. По­ка род­ствен­ни­ки про­ли­ва­ют сле­зы над остан­ка­ми близ­ких, гости, а это, как пра­ви­ло, вся де­рев­ня, тан­цу­ют, по­ют — все со­про­вож­да­ет­ся пи­ром и обиль­ны­ми воз­ли­я­ни­я­ми ро­ма. Боль­ше то­го, что­бы устро­ить до­стой­ное тор­же­ство, се­мьи за­ле­за­ют в дол­ги и дол­го по­том рас­пла­чи­ва­ют­ся. Так вы­ра­жа­ют ува­же­ние пред­кам, и ве­ко­вое гос­под­ство про­све­щен­ных фран­цу­зов этой тра­ди­ции не из­ме­ни­ло.

Бе­лый че­ло­век для ма­ла­га­сий­цев в оби­хо­де по-преж­не­му — ва­за, то есть гос­по­дин. То, с ка­ким по­чте­ни­ем, ува­же­ни­ем и доб­ро­же­ла­тель­но­стью от­но­сят­ся на острове к бе­лым, рез­ко кон­тра­сти­ру­ет с ма­те­ри­ко­вой Аф­ри­кой

Ал­лея бао­ба­бов — один из сим­во­лов Ма­да­га­ска­ра, ко­то­рый на­зы­ва­ют ро­ди­ной этих мо­гу­чих де­ре­вьев. Неко­то­рым из них до 1000 лет

В от­ли­чие от мно­гих дру­гих аф­ри­кан­цев ма­ла­га­сий­цы охот­но по­зи­ру­ют. А по­том про­сят по­ка­зать, что по­лу­чи­лось

Об­ряд по­чи­та­ния пред­ков — важ­ней­ший ри­ту­ал: остан­ки из­вле­ка­ют, обо­ра­чи­ва­ют в но­вый са­ван, что­бы за­слу­жить по­кро­ви­тель­ство. Од­ну ночь пред­ки долж­ны про­ве­сти в до­ме вме­сте с жи­вы­ми

Ре­ка — это еще и центр жиз­ни: здесь мо­ют­ся, сти­ра­ют и бе­рут во­ду для пи­тья. Со все­ми, что на­зы­ва­ет­ся, вы­те­ка­ю­щи­ми

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.