Юби­лей Во­сток — де­ло дол­гое. Го­су­дар­ствен­но­му му­зею ис­кус­ства на­ро­дов Во­сто­ка — 100 лет

Ogonyok - - Contents - Текст Ан­на Са­бо­ва Фо­то Ана­то­лий Жда­нов

МУ­ЗЕЮ ВО­СТО­КА — 100 ЛЕТ. ДО 30 ОКТЯБРЯ 1918 ГО­ДА, КО­ГДА СО­ВЕТ­СКАЯ ВЛАСТЬ ПОСТАНОВИЛА СО­ЗДАТЬ МУЗЕЙНОЕ УЧРЕ­ЖДЕ­НИЕ С ПОДОЗРИТЕЛЬНО ДОРЕВОЛЮЦИОННЫМ НА­ЗВА­НИ­ЕМ ARS ASIATICA, В СТРАНЕ НЕ БЫ­ЛО НИ ОД­НО­ГО «ВО­СТОЧ­НО­ГО» МУ­ЗЕЯ. ДЕ­СЯ­ТИ­ЛЕ­ТИЯ СПУ­СТЯ ОН ПРИОБРЕЛ ИМЯ ГО­СУ­ДАР­СТВЕН­НО­ГО МУ­ЗЕЯ ВО­СТО­КА, НО НЕ КОН­КУ­РЕН­ТОВ — ВТО­РО­ГО МУ­ЗЕЯ ТОЙ ЖЕ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ В СТРАНЕ НЕТ ДО СИХ ПОР. «ОГО­НЕК» УЗНАЛ, КА­КОЙ ВО­СТОК МУ­ЗЕЙ УСПЕЛ ОТ­КРЫТЬ СВО­ИМ ПО­СЕ­ТИ­ТЕ­ЛЯМ ЗА МИ­НУВ­ШИЙ ВЕК И КА­КИЕ ИЗ ЕГО СОКРОВИЩ ОН ХРА­НИТ И СЕ­ГО­ДНЯ

Тем ок­тябрь­ским ве­че­ром к крыль­цу го­род­ской усадь­бы Лу­ни­ных вдоль буль­ва­ра тя­ну­лась та­кая длин­ная оче­редь, что оста­ва­лось толь­ко га­дать, где она кон­ча­лась. Го­во­ри­ли, что в од­ном на­прав­ле­нии она до­хо­ди­ла пря­мо до мет­ро «Ар­бат­ская», в дру­гом — ак­ку­рат до но­во­го МХАТа. Так­си за­дер­жи­ва­лись у па­рад­но­го подъ­ез­да лишь на­столь­ко, что­бы пас­са­жир мог вы­гля­нуть из ок­на и убе­дить­ся — про­сто так на му­зей­ную пре­мье­ру в Дом Лу­ни­ных те­перь не по­па­дешь. Та­кой ажи­о­таж в 1984 го­ду вы­зва­ла огром­ная вы­став­ка ра­бот ху­дож­ни­ков­мо­дер­ни­стов Ре­ри­хов.

Впро­чем, му­зей го­раз­до рань­ше осво­ил ис­кус­ство от­кры­вать жи­вой, незна­ко­мый и все­гда раз­ный Во­сток. Еще в ста­ром зда­нии му­зея — в церк­ви Илии Про­ро­ка на Во­рон­цо­вом По­ле, где он на­хо- дил­ся с 1929 го­да и где до сих пор хра­нят­ся его фон­ды — про­шла вы­став­ка тра­ди­ци­он­ных ку­кол из Япо­нии, ко­то­рую пред­ва­ря­ло вы­ступ­ле­ние япон­ских ба­ра­бан­щиц, а на вы­став­ку ко­гда-то опаль­но­го рус­ско­го ху­дож­ни­ка Ва­си­лия Шу­ха­е­ва в 1970-е за­гля­ды­ва­ла его со­вре­мен­ни­ца Ли­ля Брик. В на­ча­ле 1980-х му­зей на­чал пе­ре­езд в усадь­бу на Ни­кит­ском буль­ва­ре, и но­вое вы­ста­воч­ное про­стран­ство му­зея в мае 1984 го­да от­кры­ла вы­став­ка Ру­доль­фа Ха­чатря­на, за­слу­жен­но­го ху­дож­ни­ка Ар­мян­ской ССР, в тех же за­лах бы­ла пред­став­ле­на кол­лек­ция ра­бот гру­зин­ско­го ма­сте­ра на­ив­но­го ис­кус­ства Ни­ко Пи­ро­сма­ни, а за­тем и вы­да­ю­ща­я­ся экс­по­зи­ция тур­ке­стан­ско­го аван­гар­да…

Ко­гда за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра му­зея Та­тья­на Ме­так­са на­зы­ва­ет од­ну за дру­гой са­мые яр­кие вы­став­ки му­зея за по­след­ние пол­ве­ка, неволь­но за­да­ешь­ся во­про­сом: о ка­ком еще Во­сто­ке му­зей не успел рас­ска­зать? И мо­жет ли еще Во­сток так же удив­лять неожи­дан­ны­ми от­кры­ти­я­ми и в наш циф­ро­вой век гло­ба­ли­за­ции?

— Ин­те­рес к Во­сто­ку, на­сколь­ко я это мог­ла на­блю­дать и на­блю­даю до сих пор, все­гда был, и ин­те­рес этот очень дав­ний,— по­де­ли­лась с «Огонь­ком» Та­тья­на Хри­сто­фо­ров­на.— Сей­час оби­лие ин­фор­ма­ции, с од­ной сто­ро­ны, при­бли­зи­ло лю­дей к нему, да­ло воз­мож­ность по­щу­пать и по­смот­реть са­мим эту куль­ту­ру, а с дру­гой — очень ча­сто этот ин­те­рес к Во­сто­ку оста­ет­ся по­верх­ност­ным. Ко­неч­но, за­про­сто мож­но ку­пить би­лет и са­мо­му сле­тать на во­сток, съесть лап­шу ка­ку­ю­ни­будь не здесь, а там, но со­вер­шен­но не из­вест­но, что от все­го это­го в че­ло­ве­ке оста­нет­ся. В на­шем му­зее мож­но уви­деть на­сто­я­щие экс­по­на­ты и при­кос­нуть­ся к жи­во­му ис­точ­ни­ку. Да и по­том, «Во­сток» — это на­столь­ко ши­ро­кое по­ня­тие, это це­лый оке­ан, в ко­то­ром каж­дый на­хо­дит что-то близ­кое ему.

ВО­СТОК ДО МУ­ЗЕЯ В Рос­сии, ка­жет­ся, Во­сток не вы­хо­дил из мо­ды ни­ко­гда. Во­сточ­ные ди­ко­вин­ки хра­ни­лись уже в пет­ров­ской Кунст­ка­ме­ре, укра­ше­ни­ем пе­тер­бург­ских двор­цов обя­за­тель­но бы­ли рос­кош­ные во­сточ­ные ком­на­ты, а убран­ство ари­сто­кра­ти­че­ских са­ло­нов для пу­ще­го изыс­ку до­пол­ня­ли ори­ен­таль­ные мо­ти­вы. А ров­но два сто­ле­тия на- зад, в 1818 го­ду, ру­ко­пи­си, книги и все­воз­мож­ные сказ­ки Даль­не­го и Ближ­не­го Во­сто­ка на­ча­ли со­би­рать в Ази­ат­ском му­зее Пе­тер­бур­га, ко­то­рый бла­го­да­ря сво­им фон­дам, скоп­лен­ным за XIX век, фак­ти­че­ски за­ло­жил ос­но­вы со­вет­ско­го во­сто­ко­ве­де­ния. Од­на­ко до ре­во­лю­ции куль­тур­ный диа­лог с Во­сто­ком ве­ли преж­де все­го ис­сле­до­ва­те­ли-оди­ноч­ки, ли­бо от­прав­ляв­ши­е­ся в опас­ные экс­пе­ди­ции, ли­бо на­лов­чив­ши­е­ся ску­пать в рус­ских и ев­ро­пей­ских ан­ти­квар­ных лав­ках во­сточ­ные ред­ко­сти. Для ши­ро­кой пуб­ли­ки Во­сток оста­вал­ся за­кры­той кни­гой.

Си­ту­а­ция из­ме­ни­лась по­сле ре­во­лю­ции, ко­гда куль­тур­ный и по­ли­ти­че­ский диа­лог с Во­сто­ком фак­ти­че­ски стал ча­стью гос­пла­на. В Му­зей­ную сек­цию Нар­ком­про­са од­на­жды по­сту­пи­ла объ­яс­ни­тель­ная за­пис­ка с па­ра­док­саль­ным за­яв­ле­ни­ем: «Рус­ско­му са­мо­со­зна­нию бли­же Во­сток, чем За­пад, и по су­ще­ству, и исто­ри­че­ски». Так ее ав­тор, круп­ный егип­то­лог Вла­ди­мир Ви­кен­тьев, пред­ло­жил со­здать в Москве пер­вый му­зей-ин­сти­тут клас­си­че­ско­го Во­сто­ка, а вслед за этим ро­ди­лась идея о со­зда­нии му­зея, ко­то­рый упо­ря­до­чил бы зна­ния о куль­ту­рах на­ро­дов в бу­ду­щих на­ци­о­наль­ных рес­пуб­ли­ках. А за­од­но и при­стро­ил бы в му­зей­ный фонд со­кро­ви­ща Во­сто­ка, ко­то­рые на тот мо­мент успе­ли толь­ко на­ци­о­на­ли­зи­ро­вать.

— В те го­ды в од­ной Москве по­яви­лось несколь­ко де­сят­ков му­зеев,— рас­ска­зал «Огонь­ку» ди­рек­тор Му­зея Во­сто­ка Алек­сандр Се­дов,— чуть ли не в каж­дом рай­оне по­яв­ля­лись про­ле­тар­ские му­зеи, Му­зей но­во­го за­пад­но­го ис­кус­ства воз­ник из кол­лек­ций Щу­ки­на и Мо­ро­зо­ва, но, к со­жа­ле­нию, да­ле­ко не все эти му­зеи до­жи­ли до на­ших дней. Наш — один из очень немно­гих.

Сна­ча­ла из-за слож­но­стей по­сле­ре­во­лю­ци­он­но­го вре­ме­ни де­нег на даль­ние экс­пе­ди­ции не бы­ло, но на при­об­ре­те­ние част­ных кол­лек­ций, ка­ких-то от­дель­ных экс­по­на­тов сред­ства на­хо­ди­лись да­же у мо­ло­до­го Со­вет­ско­го го­су­дар­ства. К то­му же, про­дол­жа­ет Алек­сандр Все­во­ло­до­вич, в 1918 го­ду был со­здан На­ци­о­наль­ный му­зей­ный фонд, ко­то­рый со­би­рал про­из­ве­де­ния ис­кус­ства из на­ци­о­на­ли­зи­ро­ван­ных част­ных кол­лек­ций ан­ти­квар­ных и ков­ро­вых ма­га­зи­нов. По­пол­няя фон­ды та­ких му­зеев, как уже су­ще­ство-

вав­шие Пуш­кин­ский и Исто­ри­че­ский му­зеи, Эр­ми­таж, он столк­нул­ся с тем, что оста­ва­лось мно­го про­из­ве­де­ний во­сточ­но­го ис­кус­ства, ко­то­рые по при­над­леж­но­сти не го­ди­лись то­му или ино­му му­зею.

Обо всем этом в неболь­шом экс­по­зи­ци­он­ном за­ле му­зея рас­ска­зы­ва­ет вы­став­ка «Му­зей Во­сто­ка. Лю­ди и ве­щи» — в нее по­па­ли од­ни из пер­вых экс­по­на­тов, по­сту­пив­ших в его со­бра­ние сра­зу по­сле ре­во­лю­ции. Имен­но они бы­ли вы­став­ле­ны на са­мой пер­вой экс­по­зи­ции в ис­то­рии му­зея — в 1919 го­ду.

— Она со­сто­я­лась не 100 лет на­зад, по­то­му что у му­зея дол­го не бы­ло сво­е­го ме­ста,— по­яс­ня­ет Ев­ге­ния Кар­ло­ва, за­ве­ду­ю­щая от­де­лом ис­кус­ства стран Ближ­не­го и Сред­не­го Во­сто­ка, Цен­траль­ной и Юж­ной Азии и ку­ра­тор вы­став­ки, и по­ка­зы­ва­ет на за­тер­тый от вре­ме­ни крас­но-си­ний ко­вер.— Вот этот лен­ко­ран­ский ко­вер стал экс­по­на­том № 1, вме­сте с дру­ги­ми экс­по­на­та­ми он за­нял пер­вые две ком­на­ты в Ис­то­ри­че­ском му­зее.

Пер­вые экс­по­на­ты в фонд но­во­рож­ден­но­го му­зея пе­ре­да­ва­ли ис­сле­до­ва­те­ли-са­мо­уч­ки, страст­но увле­чен­ные Во­сто­ком. Так, бес­цен­ную кол­лек­цию ин- дий­ских, ки­тай­ских и япон­ских па­мят­ни­ков му­зею по­да­рил во­сто­ко­вед В.Г. Тар­дов, рас­стре­лян­ный в 1937 го­ду. Тка­ня­ми и ков­ра­ми с Ближ­не­го Во­сто­ка му­зей обо­га­тил­ся бла­го­да­ря Пет­ру Щу­ки­ну, бра­ту зна­ме­ни­то­го кол­лек­ци­о­не­ра и эми­гран­та Сер­гея Щу­ки­на; ред­чай­шие об­раз­цы иран­ской кал­ли­гра­фии оста­вил му­зею кол­лек­ци­о­нер К.Ф. Не­кра­сов, око­ло 300 про­из­ве­де­ний ис­кус­ства Ки­тая — один из пер­вых оте­че­ствен­ных ки­та­е­ве­дов Д.М. Мель­ни­ков.

В этом же неболь­шом за­ле ви­сит кар­та Рос­сии — из круп­ной точ­ки «Москва» в раз­ные го­ро­да стра­ны и за ее пре­де­лы раз­бе­га­ют­ся крас­ные лу­чи: Ту­ла, Аш­ха­бад, Якутск, Ри­га, Ки­ев…

— Здесь от­ме­че­но, ка­кие из сво­их экс­по­на­тов му­зей раз­да­вал 1950–1960-е го­ды в рам­ках по­ли­ти­ки укреп­ле­ния мест­ных му­зеев ко­гда-то еди­но­го го­су­дар­ства,— объ­яс­ня­ет ку­ра­тор вы­став­ки.— По пять, по сто, по ты­ся­че ве­щей раз­да­ва­ли… А сей­час где этот Таш­кент? Где этот Аш­ха­бад? Зна­е­те, как обид­но?

Му­зей, при­зван­ный от­кры­вать мо­ло­до­му Со­вет­ско­му го­су­дар­ству Во­сток, так и не по­ня­тый в им­пе­ра­тор­ские вре­ме- на, не по­стиг­ла участь круп­ных му­зеев в пер­вые го­ды по­сле ре­во­лю­ции. Как Эр­ми­таж, где на аук­ци­о­нах рас­про­да­ва­лись му­зей­ные ве­щи, что­бы на вы­ру­чен­ные день­ги ку­пить тех­ни­ку для ин­ду­стри­а­ли­за­ции стра­ны. Му­зею и се­го­дня есть чем уди­вить не толь­ко со­оте­че­ствен­ни­ков, но и сам Во­сток.

И С МЕСТ ОНИ НЕ СОЙДУТ?

Се­го­дня со-

бра­ние Му­зея Во­сто­ка на­счи­ты­ва­ет око­ло 150 ты­сяч экс­по­на­тов, про­сти­рая по­ня­тие «во­сточ­ная куль­ту­ра» на бо­лее чем 100 стран и на­ро­дов — от Япо­нии до Ма­рок­ко, от Чу­кот­ки до Юж­ной Аф­ри­ки, а за­од­но и на Ти­хо­оке­ан­ский регион вме­сте с Юж­ной Аме­ри­кой и Тро­пи­че­ской Аф­ри­кой. Тут неволь­но за­ду­ма­ешь­ся о рас­тя­жи­мо­сти пред­став­ле­ний о Во­сто­ке, осо­бен­но ес­ли учесть, что где-то с 1990-х го­дов во­сточ­ная эк­зо­ти­ка неза­мет­но ста­ла ча­стью на­шей по­все­днев­но­сти.

— Не­обы­чай­но рас­ши­рил­ся по­ток пе­чат­ной про­дук­ции, ко­гда на раз­ва­лах по­яви­лись книги, как они рань­ше на­зы­ва­лись — са­краль­ные,— пе­ре­чис­ля­ет Та­тья­на Ме­так­са,— по­яви­лись тру­ды о Ре­ри­хах, Бла­ват­ская, очень мно­го пе­ре­вод­ной ли­те­ра­ту­ры, ко­то­рой рань­ше про­сто не мог­ло быть. В Москве от­кры­лось неве­ро­ят­ное ко­ли­че­ство во­сточ­ных ка­фе­шек, ре­сто­ран­чи­ков, а это, кста­ти, иг­ра­ет до­ста­точ­но боль­шую роль в фор­ми­ро­ва­нии об­ра­за стра­ны. И все эти фе­сти­ва­ли ко­рей­ско­го ки­но, ки­тай­ско­го, ин­дий­ско­го или иран­ско­го… Вот, на­при­мер, осе­нью ин­фор­ма­ци­он­ный от­дел по­соль­ства Япо­нии про­во­дит фе­сти­валь «Япон­ская осень», и мы ча­сто предо­став­ля­ем на­ши за­лы для та­ких вы­ста­вок.

Рас­ска­зы­вая моск­ви­чам о во­сточ­ных чу­де­сах, Му­зей неза­мет­но стал хра­ни­те­лем то­го Во­сто­ка, ко­то­рый не уста­ет изу­чать се­бя и по­рой в си­лу раз­ных об­сто­я­тельств да­же нуж­да­ет­ся в на­по­ми­на­нии о сво­ей иден­тич­но­сти.

— Мы и сей­час вы­во­зим свои экс­по­на­ты на вы­став­ки за ру­беж,— рас­ска­зы­ва­ет Ев­ге­ния Кар­ло­ва.— На­при­мер, очень дру­жим с му­зе­ем ков­ра в Ба­ку, с япон­ски­ми му­зе­я­ми… Есть и та­кие стра­ны, ко­то­рые тра­тят очень мно­го сил и средств на изу­че­ние соб­ствен­но­го ис­кус­ства. Мы тес­но об­ща­ем­ся с Ко­ре­ей — они зна­ют на­пе­ре­чет все ко­рей­ские па­мят­ни­ки не толь­ко в на­шем фон­де, но и во всем ми­ре. У этой стра­ны бы­ла очень тя­же­лая ис­то­рия в ХХ ве­ке, из-за всех по­тря­се­ний на ее тер­ри­то­рии со­хра­ни­лось ма­ло про- из­ве­де­ний ис­кус­ства, каж­дым из ко­то­рых эта стра­на очень до­ро­жит.

ХХ век при­мер­но урав­нял всех, про­дол­жа­ет ку­ра­тор вы­став­ки, так что и со­вре­мен­ные ху­дож­ни­ки Во­сто­ка не по­хо­жи на сво­их пред­ше­ствен­ни­ков, не рис­ко­вав­ших ни спо­рить с тра­ди­ци­ей, ни ста­вить в центр про­из­ве­де­ния непо­вто­ри­мую че­ло­ве­че­скую лич­ность.

— Вот в Ин­дии есть мо­голь­ский порт­рет, ко­гда пра­ви­тель су­перин­ди­ви­дуа­лен, это пря­мо на­ту­ра­лизм, но и ис­клю­че­ние в огром­ной мас­се на­род­но­го ис­кус­ства, ко­то­рое де­ла­ет ак­цент на обоб­щен­ные эс­те­ти­че­ские пред­став­ле­ния, а не на еди­нич­ном,— до­бав­ля­ет Ев­ге­ния Кар­ло­ва.— Мне ка­жет­ся, куль­ту­ра Воз­рож­де­ния, ко­то­рую Ев­ро­па и мы пе­ре­жи­ли есте­ствен­ным пу­тем, во­сточ­ная эс­те­ти­ка не пе­ре­жи­ла. На Во­сто­ке важ­нее нар­ра­тив, ему хо­чет­ся рас­ска­зать ис­то­рию, пе­ре­дать впе­чат­ле­ния, очень важ­на тра­ди­ция, вы­ры­вать­ся из тра­ди­ции пло­хо. Хо­тя сей­час уже нет. Тот же са­мый Аниш Ка­пур (куль­то­вый со­вре­мен­ный бри­та­но­ин­дий­ский ху­дож­ник и скуль­птор.— «О») спе­ку­ли­ру­ет сво­им про­ис­хож­де­ни­ем, но все пре­крас­но зна­ют, где он учил­ся и где он ра­бо­та­ет. Ин­ди­ец та­ко­го не на­ри­су­ет.

Се­го­дня му­зей на­по­ми­на­ет не толь­ко За­па­ду, но и Во­сто­ку о на­сто­я­щих во­сточ­ных куль­ту­рах вы­став­кой о дру­гих ка­но- нах пре­крас­но­го. Вы­став­ка «Во­сток. Дру­гая кра­со­та» объ­еди­ни­ла око­ло 600 экс­по­на­тов, из ко­то­рых скла­ды­ва­ют­ся жен­ские об­ра­зы из 12 во­сточ­ных ре­ги­о­нов. Иран­ки как скры­тые от глаз чу­жа­ков со­кро­ви­ща, бо­е­вые по­дру­ги из Бу­ря­тии и Мон­го­лии, над­мен­ные кав­каз­ские ца­ри­цы, жен­щи­на как арт-объ­ект в Ки­тае и Япо­нии, хра­ни­тель­ни­цы до­маш­не­го оча­га из Юго-Во­сточ­ной Азии — вся эта га­ле­рея непо­вто­ри­мых и слож­ных об­ра­зов не очень гар­мо­ни­ру­ет с со­вре­мен­ны­ми пред­став­ле­ни­я­ми о кра­со­те.

— Ка­кая бы гло­ба­ли­за­ция ни про­ис­хо­ди­ла, как бы лю­ди ни сбли­жа­лись с по­мо­щью ин­тер­не­та, всех этих бес­ко­неч­ных ин­но­ва­ций,— ре­зю­ми­ру­ет Та­тья­на Ме­так­са,— мен­та­ли­тет япон­ский от­ли­ча­ет­ся от ки­тай­ско­го, а ки­тай­ский от ин­дий­ско­го, а все они вме­сте — от рос­сий­ско­го. Для Во­сто­ка, на­вер­ное, Рос­сия — это За­пад. Для нас Во­сток оста­ет­ся за­гад­кой. На са­мом де­ле за­гад­кой мо­жет быть и за­пад­ная стра­на — вос­при­я­тие в ней дру­гое, да все дру­гое. А Во­сток про­сто очень яр­кий, та­кой ска­зоч­ный, дет­ский в чем­то, по­это­му он все­гда вле­чет, как пе­ще­ра Алад­ди­на…

В Му­зей­ную сек­цию Нар­ком­про­са по­сту­пи­ла объ­яс­ни­тель­ная за­пис­ка с па­ра­док­саль­ным за­яв­ле­ни­ем: «Рус­ско­му са­мо­со­зна­нию бли­же Во­сток, чем За­пад, и по су­ще­ству, и исто­ри­че­ски». Так ее ав­тор, егип­то­лог Вла­ди­мир Ви­кен­тьев, пред­ло­жил со­здать в Москве пер­вый му­зей-ин­сти­тут Во­сто­ка

Во­сток все­гда Во­сток. Хо­чешь не хо­чешь, но по­се­ти­те­ли то­же впи­сы­ва­ют­ся в экс­по­зи­цию

Му­зей­ный ку­ра­тор Ев­ге­ния Кар­ло­ва при­гла­ша­ет на вы­став­ку «Во­сток. Дру­гая кра­со­та». И объ­яс­ня­ет, в чем эта кра­со­та за­клю­ча­ет­ся

Пре­лесть экс­по­на­тов это­го му­зея в де­та­лях. Ко­то­рые на­до уметь не толь­ко уви­деть, но и по­нять

Зам­ди­рек­то­ра Та­тья­на Ме­так­са убеж­де­на: ка­кой бы век, ка­кая бы гло­ба­ли­за­ция ни бы­ла на дво­ре, Во­сток все­гда был и бу­дет за­гад­кой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.