Ве­ха «Нет» как зна­мя. В Му­зее Моск­вы от­кры­лась вы­став­ка о борь­бе гре­ков с Тре­тьим рей­хом

Ogonyok - - Contents -

ТА­КО­ГО ПРАЗД­НИ­КА НЕТ НИ У КО­ГО, КРО­МЕ ГРЕ­КОВ. «ДЕНЬ ОХИ» (ИЛИ «ДЕНЬ НЕТ») — ЭТО О ТОМ, КАК СТРА­НА БРО­СИ­ЛА ВЫЗОВ ТРЕТЬЕМУ РЕЙХУ И ЕГО САТЕЛЛИТАМ, А ПО­ТОМ В ОДИ­НОЧ­КУ ПО­ЧТИ ГОД ВОЕВАЛА С НИ­МИ И ЕЩЕ ЧЕ­ТЫ­РЕ ПАРТИЗАНИЛА. КАК ЭТО БЫ­ЛО И ЧЕ­ГО СТО­И­ЛО, РАС­СКА­ЗЫ­ВА­ЕТ УНИ­КАЛЬ­НАЯ ВЫ­СТАВ­КА В МУ­ЗЕЕ МОСК­ВЫ

Бег­лый взгляд на фо­то из ар­хи­ва Ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ри­а­та ин­фор­ма­ции Гре­ции и с хо­ду яс­но — этой вой­ны мы не зна­ем. Она вся неиз­вест­ная: на­чать хоть с то­го, что гре­ки со сле­за­ми на гла­зах празднуют не ко­нец Вто­рой ми­ро­вой, как все жерт­вы гит­ле­ров­ской агрес­сии, а ее на­ча­ло: 28 октября 1940 го­да. По­че­му? Да по­то­му что это — тот са­мый День Охи.

…78 лет на­зад уль­ти­ма­тум Афи­нам предъ­явил по­сол фа­шист­ской Ита­лии: пе­ре­дать кон­троль над стра­те­ги­че­ски­ми объ­ек­та­ми. Пер­вым «Нет» ска­зал пре­мьер Ме­так­сас, хо­тя был ге­не­ра­лом и по­ни­мал все по­след­ствия (Поль­ша в 1939-м и Фран­ция 1940-м сда­лись че­рез ме­сяц бо­ев). Его «Охи» под­хва­ти­ла стра­на: ми­тин­ги под пла­ка­та­ми «При­ди и возь­ми» (от­вет 300 спар­тан­цев у Фер­мо­пил на тре­бо­ва­ние ца­ря пер­сов сло­жить ору­жие), при­зы­вы «На Рим!», сол­да­ты в сне­гах на гра­ни­це с Ал­ба­ни­ей, от­ку­да жда­ли удар, ба­буш­ки, вя­жу­щие им нос­ки…

Под зна­ме­нем это­го «Нет» гре­ки пер­вы­ми за­ста­ви­ли от­сту­пить стра­ны «оси» — от­бро­си­ли ита­льян­цев, оста­но­ви­ли бол­гар. Вес­ной 41-го вме­ша­лись нем­цы и во­е­ва­ли до ле­та на Кри­те (там в го­рах их па­ра­шю­ти­стам до­ста­лось, как не­ко­гда тур­кам). Есть вер­сия: этих недель по­том и не хва­тит до мо­ро­зов и контр­на­ступ­ле­ния Крас­ной Ар­мии под Моск­вой… Са­мой Гре­ции вой­на сто­и­ла до­ро­го — 600 ты­сяч по­гиб­ших: нем­цы мсти­ли ска­зав­шим «Нет», от­ра­ба­ты­вая ар­се­нал устра­ше­ния, от каз­ней до го­ло­да. Дру-

гое на­сле­дие вой­ны — граж­дан­ское противостояние: Бал­ка­ны ста­ли аре­ной хо­лод­ной вой­ны рань­ше, чем по­явил­ся сам тер­мин.

— Вы­став­ка — ре­зуль­тат двух лет ра­бо­ты, и нам бы­ло очень важ­но по­ка­зать ее в Рос­сии,— при­знал­ся «Огонь­ку» пресс­сек­ре­тарь по­соль­ства Не­стор Те­ро­ву­зис.— Важ­но, что­бы вы зна­ли: в той войне Гре­ция пе­ре­жи­ла ту же боль — мы по­те­ря­ли свы­ше 10 про­цен­тов на­се­ле­ния и сра­жа­лись в оди­ноч­ку, ко­гда ве­ду­щие дер­жа­вы Ев­ро­пы сда­ва­лись за не­де­ли, а то и за дни…

Контр­на­ступ­ле­ние гре­ков в го­рах ста­ло неожи­дан­но­стью для Мус­со­ли­ни и Гит­ле­ра: гре­ки осво­бо­ди­ли треть Ал­ба­нии

Этот спец­наз во­е­вал с нем­ца­ми и по­сле ок­ку­па­ции ро­ди­ны. Он на­зы­вал­ся Свя­щен­ный от­ряд — как гвар­дия в древ­них Фи­вах

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.