Насле­дие

О ПСЕВ­ДО­ДВОР­ЦАХ И ПСЕВ­ДО­ОХРАНЕ ИС­ТО­РИ­ЧЕ­СКИХ ЛАНД­ШАФ­ТОВ

Ogonyok - - Коммерсантъ в кармане - Кон­стан­тин Ми­хай­лов глав­ный ре­дак­тор сай­та «Хра­ни­те­ли на­сле­дия» АЛЕК­САНДР КОРОЛЬКОВ / POOL / РОС­СИЙ­СКАЯ ГА­ЗЕ­ТА / РИА НО­ВО­СТИ

Пра­во на пей­заж. О псев­до­двор­цах и псев­до­охране ис­то­ри­че­ских ланд­шаф­тов

26ок­тяб­ря в Хан­ты­Ман­сий­ске на за­се­да­нии Со­ве­та при пре­зи­ден­те Рос­сии по меж­на­ци­о­наль­ным 26 рое про­хо­ди­ло при от­но­ше­ни­ям, ко­то­лич­ном уча­стии гла­вы го­су­дар­ства, неожи­дан­но слу­чил­ся весь­ма лю­бо­пыт­ный ди­а­лог о ма­те­ри­ях, ка­за­лось бы, да­ле­ких от те­ма­ти­ки по­чтен­но­го со­бра­ния.

Ва­ле­рий Тиш­ков, на­уч­ный ру­ко­во­ди­тель Ин­сти­ту­та эт­но­ло­гии и ан­тро­по­ло­гии Рос­сий­ской ака­де­мии на­ук, об­ра­тил­ся к пре­зи­ден­ту со сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «Нуж­ны законы и бо­лее жест­кая ре­гла­мен­та­ция для корпораций, мест­ных вла­стей и граж­дан, ко­то­рые охра­ня­ли бы не толь­ко эко­ло­гию, но и ис­то­ри­ко-куль­тур­ный ланд­шафт, да­же пра­во на пей­заж, ес­ли так мож­но ска­зать, что­бы рос­си­яне мог­ли по­лу­чать удо­вле­тво­ре­ние от то­го, ка­кая кра­си­вая страна Рос­сия, а не пе­ре­ме­щать­ся по меж­за­бор­ным тон­не­лям. Нуж­ны го­су­дар­ствен­но-пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние и мас­со­вое вос­пи­та­ние вку­са к при­род­ной кра­со­те: так, что­бы вла­де­лец зе­мель­но­го участ­ка ря­дом с уни­каль­ной ша­тро­вой цер­ко­вью XVIII ве­ка в се­ле Убо­ры не смел со­ору­жать лич­ный псев­до­за­мок, ис­пор­тив уни­каль­ный вид, ко­то­рый ра­до­вал рос­си­ян не­сколь­ко сто­ле­тий».

Вла­ди­мир Пу­тин от­ве­тил так: «По по­во­ду са­мо­воль­но­го или ка­ко­го-то дру­го­го стро­е­ния и псев­до­зам­ка, как вы ска­за­ли, ря­дом с цер­ко­вью нуж­но не толь­ко спро­сить, как он по­смел, нуж­но спро­сить, как по­сме­ли дать раз­ре­ше­ние? Ведь кто-то раз­ре­шил, прав­да? Вот с этой сто­ро­ны на­до смот­реть на это. Сей­час в Со­чи раз­би­ра­ют, кто ка­кие раз­ре­ше­ния да­вал, но так, к со­жа­ле­нию, не толь­ко в Со­чи про­ис­хо­дит, очень ча­сто в дру­гих ре­ги­о­нах Рос­сии».

С Ва­ле­ри­ем Тиш­ко­вым не со­гла­сить­ся нель­зя, за ис­клю­че­ни­ем то­го, что цер­ковь Спа­са Не­ру­ко­твор­но­го в Убо­рах — все-та­ки не ша­тро­вая, а ярус­ная. Но ис­клю­чи­тель­но­сти ее это не убав­ля­ет, рав­но как и кра­со­ты убор­ско­го пей­за­жа, по­ка его не на­ча­ли пор­тить но­вострой­ка­ми.

С Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным та­к­же не со­гла­сить­ся нель­зя, по­сколь­ку он, от­ве­чая Ва­ле­рию Тиш­ко­ву, сра­зу обо­зна­чил клю­че­вую про­бле­му: пол­ней­шая лич­ная без­от­вет­ствен­ность тех, кто выдает по­доб­ные раз­ре­ше­ния или за­кры­ва­ет гла­за на стро­и­тель­ство без раз­ре­ше­ния. В раз­ных го­ро­дах по­вто­ря­ет­ся один и тот же сю­жет: объект стро­ит­ся, по­том на­чи­на­ют­ся воз­му­ще­ния, по­том слу­ча­ет­ся «про­зре­ние»: по­лу­чил­ся ужас, пе­ре­крыт вид, ис-

пор­чен го­род­ской или сель­ский пей­заж, до­пу­ще­на гра­до­стро­и­тель­ная ошиб­ка…

Вме­сто па­мят­ни­ков ар­хи­тек­ту­ры воз­ни­ка­ют му­ля­жи, как, на­при­мер, в Том­ске на на­бе­реж­ной ре­ки Ушай­ки, где над па­мят­ни­ком гро­моз­дят­ся эта­жи тор­го­во-офис­ных цен­тров; как в Во­ро­не­же, где в охран­ных зо­нах под но­вострой­ки сно­сят­ся це­лые ис­то­ри­че­ские ком­плек­сы; как в Москве на Са­дов­ни­че­ской ули­це. В за­по­вед­ных ланд­шаф­тах есе­нин­ской Руси в Ря­зан­ской об­ла­сти вы­рас­та­ют част­ные кот­те­джи, на тер­ри­то­рии объ­ек­та Все­мир­но­го на­сле­дия на Со­ло­вец­ких ост­ро­вах стро­ит­ся но­вое зда­ние музея, вы­зы­ва­ю­щее ужас у экс­пер­тов ЮНЕСКО, и ни­кто за все это не от­ве­ча­ет.

За по­след­ние лет пять мне из­ве­стен, по­жа­луй, толь­ко один слу­чай ре­ши­тель­ной борь­бы вла­стей про­тив неза­кон­ной по­строй­ки в зоне охра­ны объ­ек­та куль­тур­но­го на­сле­дия — во Вла­ди­во­сто­ке, где в те­че­ние несколь­ких ме­ся­цев под лич­ным кон­тро­лем гу­бер­на­то­ра сно­си­ли се­ми­этаж­ную бе­тон­ную но­вострой­ку у зна­ме­ни­то­го до­ма Элео­но­ры Прей. И снес­ли-та­ки.

Ес­ли пла­нам, о ко­то­рых го­во­рит ар­хи­тек­тор Моск­вы Сер­гей Куз­не­цов, суж­де­но осу­ще­ствить­ся, то все ны­неш­ние псев­до­двор­цы в Убо­рах по­ка­жут­ся дет­ски­ми иг­руш­ка­ми. Речь, су­дя по все­му, идет о мас­штаб­ной за­строй­ке пой­мы Моск­вы-ре­ки

А вот, на­при­мер, в древ­нем Вла­ди­ми­ре, где пря­мо на­про­тив мэ­рии без ка­ких-ли­бо раз­ре­ше­ний, неза­кон­но по­стро­и­ли 8-этаж­ное офис­ное зда­ние — для за­строй­щи­ка все за­кон­чи­лось по­чти хеп­пи-эн­дом. Суд вы­нес ре­ше­ние о сносе, но му­ни­ци­па­ли­тет и за­строй­щик неожи­дан­но за­клю­чи­ли ми­ро­вое со­гла­ше­ние. Бы­ло ре­ше­но, что часть пло­ща­дей пе­ре­да­дут неко­е­му цен­тру пат­ри­о­ти­че­ско­го вос­пи­та­ния де­тей и мо­ло­де­жи. Этот ко­зырь ока­зал­ся важ­нее тор­же­ства пра­во­су­дия: да­же гу­бер­на­тор, до то­го за­яв­ляв­шая, что дом на­до сне­сти, ска­за­ла: раз об­ще­ствен­ни­ки под­дер­жи­ва­ют, а ру­ко­вод­ство го­ро­да при­ня­ло та­кое ре­ше­ние — то ра­ди Бо­га.

Ес­ли уж вопрос бес­пар­дон­ной за­строй­ки на ис­то­ри­ко-куль­тур­ных тер­ри­то­ри­ях под­ни­ма­ет­ся пе­ред пре­зи­ден­том да­же на Со­ве­те по меж­на­ци­о­наль­ным от­но­ше­ни­ям — это на са­мом де­ле по­ка­за­тель кри­ти­че­ско­го уров­ня про­бле­мы. Толь­ко не спра­ши­вай­те ме­ня, по­че­му его под­ни­ма­ет не Ми­ни­стер­ство куль­ту­ры, а на­уч­ный ру­ко­во­ди­тель Ин­сти­ту­та эт­но­ло­гии и ан­тро­по­ло­гии.

Псев­до­двор­цы в под­мос­ков­ном се­ле Убо­ры увидеть мо­жет каж­дый, но из­вест­но о них очень немно­го. Как ми­ни­мум с 2002 го­да СМИ ино­гда пи­шут, что «на вер­шине хол­ма», на тер­ри­то­рии быв­ше­го уса­деб­но­го пар­ка Ше­ре­ме­те­вых, по­стро­ил се­бе двух­этаж­ный особ­няк за зуб­ча­тым ка­мен­ным за­бо­ром ху­дож­ник Алек­сандр Ши­лов. Вто­рой вну­ши­тель­ный дом, со­всем ря­дом с цер­ко­вью, по­явил­ся лет пять на­зад и используется при­хо­дом и хра­мо­вым при­чтом. А тре­тий, двух­этаж­ный, дом, впи­сав­ший­ся в ис­то­ри­че­скую и при­род­ную па­но­ра­му, со­всем за­га­доч­ный. Оформ­лен он на част­ное ли­цо, фа­ми­лия ко­то­ро­го ни­ко­му ни­че­го не го­во­рит, но мест­ная мол­ва устой­чи­во свя­зы­ва­ет его с име­нем од­но­го из вы­со­ко­по­став­лен­ных лиц сфе­ры юс­ти­ции.

— Пы­та­лись по­да­вать иск в суд,— рас­ска­зы­ва­ет мне пред­ста­ви­тель ини­ци­а­тив­ной груп­пы жи­те­лей се­ла Убо­ры Кирилл Су­во­ров,— но его да­же не при­ня­ли, по­со­ве­то­ва­ли не свя­зы­вать­ся.

Кирилл Су­во­ров, по­свя­ща­ю­щий зна­чи­тель­ную часть сво­ей жиз­ни борь­бе с раз­но­об­раз­ны­ми за­строй­щи­ка­ми куль­тур­ных ланд­шаф­тов в ближ­них и даль­них окрест­но­стях Убор, те­перь, по­сле диа­ло­га в Хан­ты-Ман­сий­ске, на­де­ет­ся на со­дей­ствие пре­зи­ден­та в утвер­жде­нии зон охра­ны церк­ви Спа­са Не­ру­ко­твор­но­го. Боль­ше, соб­ствен­но, ему на­де­ять­ся не на ко­го.

Я не знаю, ка­кое по­сле­ду­ет (и по­сле­ду­ет ли во­об­ще) раз­би­ра­тель­ство по по­во­ду убор­ских двор­цов по­сле раз­го­во­ра на пре­зи­дент­ском Со­ве­те. Но мо­гу пред­ска­зать, к че­му оно при­ве­дет, ес­ли вдруг по­сле­ду­ет.

В кон­це рас­сле­до­ва­ния непре­мен­но вы­яс­нит­ся, что у од­но­го из на­ци­о­наль­ных ше­дев­ров, хре­сто­ма­тий­но­го па­мят­ни­ка ар­хи­тек­ту­ры, чьи фо­то­гра­фии укра­ша­ют лю­бую ис­то­рию рус­ско­го зод­че­ства, нет утвер­жден­ных зон охра­ны, ко­то­рые пре­пят­ство­ва­ли бы но­вострой­кам

в его окрест­но­стях. В это труд­но по­ве­рить, но это так.

Про­ект зон охра­ны хра­ма в Убо­рах меж­ду тем дав­но раз­ра­бо­тан за бюд­жет­ные день­ги, прошел все экс­пер­ти­зы, со­гла­со­ван Ми­ни­стер­ством куль­ту­ры РФ и сто­лич­ным де­пар­та­мен­том куль­тур­но­го на­сле­дия (он за­тра­ги­ва­ет и но­вые мос­ков­ские тер­ри­то­рии) и да­же опуб­ли­ко­ван для все­об­ще­го све­де­ния на офи­ци­аль­ном сай­те глав­но­го управ­ле­ния куль­тур­но­го на­сле­дия Мос­ков­ской об­ла­сти. Но не при­нят, не всту­пил в дей­ствие, не утвержден об­ласт­ны­ми вла­стя­ми.

В фи­наль­ной ста­дии ра­бо­ты над этим «за­щит­ным по­кро­вом» окрест­но­стей Убор на свет по­яви­лось пись­мо глав­но­го ар­хи­тек­то­ра Моск­вы Сер­гея Куз­не­цо­ва, в ко­то­ром он, меж­ду про­чим, со­об­щал, что на тер­ри­то­рии бу­ду­щих зон охра­ны преду­смот­ре­но «ком­плекс­ное гра­до­стро­и­тель­ное раз­ви­тие». А имен­но: «при­род­но-об­ще­ствен­ная зо­на» с ин­дек­сом 124, «про­гно­зи­ру­е­мый фонд за­строй­ки 630– 883 тыс. кв. м» и «при­род­но-об­ще­ствен­ная зо­на» с ин­дек­сом 140, «про­гно­зи­ру­е­мый фонд за­строй­ки 133–186 тыс. кв. м». А по­се­му, как из­во­лил вы­ра­зить­ся ар­хи­тек­тор Куз­не­цов, утвер­жде­ние зон охра­ны зна­ме­ни­то­го хра­ма в Убо­рах «преж­де­вре­мен­но (!) и тре­бу­ет до­пол­ни­тель­ной про­ра­бот­ки».

Ес­ли этим пла­нам суж­де­но осу­ще­ствить­ся, то все ны­неш­ние псев­до­двор­цы в Убо­рах по­ка­жут­ся дет­ски­ми иг­руш­ка­ми. Речь, су­дя по все­му, идет о мас­штаб­ной за­строй­ке пой­мы Моск­вы-ре­ки.

Ев­ге­ний Со­се­дов, ли­дер под­мос­ков­но­го ре­ги­о­наль­но­го от­де­ле­ния Все­рос­сий­ско­го об­ще­ства охра­ны па­мят­ни­ков исто­рии и куль­ту­ры, за­ве­рил ме­ня, что его со­рат­ни­ки бу­дут бо­роть­ся, в том чис­ле и в су­де, за при­ня­тие зон охра­ны. По­то­му что, ес­ли их не при­ни­ма­ют, зна­чит, это ко­му-ни­будь нуж­но.

Хочется ве­рить, од­на­ко, что ди­а­лог в Хан­ты-Ман­сий­ске не прой­дет без­ре­зуль­тат­но для пей­за­жа Убор. По са­мо­му оп­ти­ми­сти­че­ско­му сце­на­рию зо­ны охра­ны бу­дут при­ня­ты, а ап­пе­ти­ты за­строй­щи­ков со­кра­ще­ны.

Но на са­мом де­ле, ес­ли это про­изой­дет толь­ко по­сле пуб­лич­но­го вме­ша­тель­ства ака­де­ми­ка и несколь­ких слов пре­зи­ден­та, это бу­дет еще один по­ка­за­тель кри­ти­че­ско­го уров­ня состояния на­ци­о­наль­ной си­сте­мы охра­ны куль­тур­но­го на­сле­дия. По­то­му что, ес­ли пре­зи­дент лич­но за­ни­ма­ет­ся охра­ной па­мят­ни­ков, зна­чит, он ра­бо­та­ет «за то­го пар­ня».

Знаменитый храм в Убо­рах хорошо зна­ком всем нам по мно­го­чис­лен­ным филь­мам, где он «сни­мал­ся»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.