Ра­курс

НА ЕЛИСЕЙСКИХ ПО­ЛЯХ ЕСТЬ ЧТО ОТ­МЕ­ЧАТЬ ТЕМ, КТО ГО­ТОВ ВОЗ­ВО­ДИТЬ СВОЕ ПРЕЕМСТВО К ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОС­СИИ

Ogonyok - - Коммерсантъ в кармане - Де­нис Коз­лов, ру­ко­во­ди­тель Цен­тра во­ен­ной исто­рии Рос­сии ИРИ РАН, пре­зи­дент Рос­сий­ской ас­со­ци­а­ции ис­то­ри­ков Пер­вой ми­ро­вой вой­ны

Своя вой­на? По­че­му Пер­вая ми­ро­вая не ста­ла для Рос­сии по-на­сто­я­ще­му на­род­ной

11 но­яб­ря в 11 ча­сов дня — то есть ров­но в тот день и час, ко­гда в 1918 го­ду бы­ло за­клю­че­но Ком­пьен­ское пе­ре­ми­рие, по­ло­жив11 шее ко­нец Пер­вой ми­ро­вой войне,— пре­зи­дент Фран­цуз­ской Рес­пуб­ли­ки тра­ди­ци­он­но про­во­дит тор­же­ствен­ное мероприятие на Елисейских По­лях. Это по­нят­но: для Фран­ции ве­ли­кая вой­на — со­вер­шен­но осо­бое со­бы­тие, за­ни­ма­ю­щее в на­ци­о­наль­ной па­мя­ти го­раз­до бо­лее зна­чи­мое ме­сто, чем, на­при­мер, Вто­рая ми­ро­вая. По­бе­до­нос­ная вой­на 1914–1918 го­дов ста­ла од­ним из стол­пов на­ци­о­наль­но­го са­мо­со­зна­ния фран­цу­зов.

Но чем она бы­ла для нас? Ка­кое от­но­ше­ние мы име­ем к той по­бе­де? С од­ной сто­ро­ны, при­чис­ле­ние Рос­сии к сон­му по­бе­ди­те­лей вы­гля­дит необос­но­ван­ным. За­клю­чен­ное в де­каб­ре 1917 го­да пе­ре­ми­рие с Германией и ее со­юз­ни­ка­ми, за ко­то­рым по­сле­до­вал се­па­рат­ный Брест­ский мир­ный до­го­вор, бы­ло на­ру­ше­ни­ем не толь­ко ду­ха, но и бук­вы со­юз­ни­че­ских со­гла­ше­ний, в том чис­ле взя­то­го на се­бя в на­ча­ле вой­ны обя­за­тель­ства ни под ка­ким пред­ло­гом не за­клю­чать се­па­рат­но­го ми­ра с про­тив­ни­ком. Бо­лее то­го, вско­ре по­сле при­хо­да к вла­сти боль­ше­ви­ки опуб­ли­ко­ва­ли сек­рет­ные ди­пло­ма­ти­че­ские до­ку­мен­ты, при­зван­ные изоб­ли­чить «хищ­ни­че­скую им­пе­ри­а­ли­сти­че­скую сущ­ность» и низ­верг­ну­то­го ца­риз­ма, и его со­юз­ни­ков. В стра­нах Ан­тан­ты это вы­зва­ло ярость, вполне срав­ни­мую с ре­ак­ци­ей на Брест­ский мир. Мы не про­сто «выходили из Пер­вой ми­ро­вой вой­ны» (имен­но так трак­то­ва­лось это со­бы­тие в со­вет­ской ис­то­рио­гра­фии), но и де­мон­стра­тив­но ди­стан­ци­ро­ва­лись от быв­ших то­ва­ри­щей по ору­жию, ста­вя под удар их ди­пло­ма­тию. Как из­вест­но, по­сле Февраль­ской ре­во­лю­ции и по­сле­до­вав­ше­го за ней рез­ко­го па­де­ния бое­спо­соб­но­сти рус­ской ар­мии и фло­та со­юз­ни­ки и не жда­ли от быв­шей им­пе­рии на­сту­па­тель­но­го по­ры­ва, но все же на­де­я­лись, что Рос­сия, как удач­но вы­ра­зил­ся Чер­чилль, смо­жет «сжать зу­бы и удер­жать фронт». Ок­тябрь опро­верг эти ожи­да­ния са­мым тра­ги­че­ским об­ра­зом.

Од­на­ко с дру­гой сто­ро­ны, Пер­вая ми­ро­вая все же оста­лась на­шей вой­ной. До то­го мо­мен­та как Рос­сий­ская им­пе­рия об­ру­ши­лась под гру­зом внут­рен­них по­ли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских про­блем, соб­ствен­ной го­су­дар­ствен­ной ар­ха­и­ки, Рос­сия и ее во­ору­жен­ные си­лы чест­но, му­же­ствен­но и по­сле­до­ва­тель­но вы­пол­ня­ли свои со­юз­ни­че- ские обя­за­тель­ства и, бо­лее то­го, с го­тов­но­стью шли на­встре­чу по­же­ла­ни­ям парт­не­ров, кор­рек­ти­руя в об­щих интересах свои стра­те­ги­че­ские пла­ны. Рос­сия по­нес­ла по­те­ри, со­по­ста­ви­мые со все­ми участ­ни­ка­ми той вой­ны (без­воз­врат­ные бо­е­вые по­те­ри на­ших во­ору­жен­ных сил оце­ни­ва­ют­ся при­мер­но в 2 млн че­ло­век), вне­ся вклад в по­бе­ду Ан­тан­ты. Бо­е­вые дей­ствия на Во­сточ­ном фрон­те, как из­вест­но, по­мо­га­ли сра­жав­шим­ся на За­пад­ном и то­му же Па­ри­жу. В этом смыс­ле тем, кто го­тов воз­во­дить свое преемство к дореволюционной Рос­сии, а не к боль­ше­ви­кам, есть что от­ме­чать на Елисейских По­лях. Но это уже вопрос к чув­ству ис­то­ри­че­ско­го пре­ем­ства и по­ни­ма­нию судьбы сво­ей стра­ны.

Первую ми­ро­вую вой­ну у нас ино­гда на­зы­ва­ют «за­бы­тая», но это утвер­жде­ние, как мне ка­жет­ся, ли­бо невер­но, ли­бо пре­уве­ли­че­но. На са­мом де­ле ее ни­ко­гда не за­бы­ва­ли те, кто все­рьез ин­те­ре­со­вал­ся во­ен­ной ис­то­ри­ей Рос­сии, и тем бо­лее те, кто был при­зван из­вле­кать из опы­та про­шед­ших войн прак­ти­че­ские уро­ки. При­ве­ду лишь один пример: в из­дан­ном в 1935 го­ду Во­ен­ной ака­де­ми­ей Ра­бо­че-кре­стьян­ской Крас­ной ар­мии биб­лио­гра­фи­че­ском ука­за­те­ле ли­те­ра­ту­ры о Пер­вой ми­ро­вой войне при­ве­де­но бо­лее сот­ни на­уч­ных мо­но­гра­фий и око­ло 300 ста­тей. Бо­лее то­го, в 1920– 1930-е го­ды в СССР пе­ре­во­ди­лись и из­да­ва­лись очень мно­гие ме­му­а­ры и ис­сле­до­ва­ния об «им­пе­ри­а­ли­сти­че­ской бойне», из­дан­ные за ру­бе­жом, так как в те го­ды обоб­ще­ние опы­та той вой­ны яв­ля­лось важ­ней­шей при­клад­ной за­да­чей во­ен­но-исторической на­у­ки (пусть пуб­лич­но об этой за­да­че ни­кто не го­во­рил). Ну а с на­ча­лом Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны «ми­ро­вая им­пе­ри­а­ли­сти­че­ская» вой­на на­ча­ла ве­ка вдруг ста­ла «рус­ско-гер­ман­ской вой­ной 1914– 1917 го­дов» и до­ку­мен­ты, ра­нее изу­чав­ши­е­ся из­бран­ным кругом ис­то­ри­ков, по­яви­лись на стра­ни­цах пуб­ли­ци­сти­че­ских и про­па­ган­дист­ских из­да­ний. Из за­бве­ния ста­ли воз­вра­щать­ся да­же име­на пред­ста­ви­те­лей рус­ской во­ен­ной эми­гра­ции, что бы­ло немыс­ли­мо еще в 1930-е го­ды. Ска­жем, в пер­вом во­ен­ном номере жур­на­ла «Мор­ской сбор­ник» за 1941 год со­дер­жал­ся рас­сказ об из­вест­ном под­вод­ни­ке Пер­вой ми­ро­вой вой­ны Мер­ку­шо­ве, ко­то­рый не при­нял ре­во­лю­цию и уехал в Ев­ро­пу.

То­гда же впер­вые пе­ре­ста­ли го­во­рить (хо­тя и сей­час это выражение ча­сто используется), что Рос­сия ввя­за­лась в Первую ми­ро­вую. Вспом­ни­ли, что в 1914 го­ду не мы, а нам объ­яви­ли вой­ну: не ввя­зать­ся в бит­ву зна­чи­ло про­сто ка­пи­ту­ли­ро­вать. Оце­ни­вая вклад ар­мии и фло­та Рос­сии в ко­а­ли­ци­он­ные уси­лия Ан­тан­ты, нам есть чем гор­дить­ся. Яр­ким со­бы­ти­ем ста­ла, на­при­мер, Га­ли­ций­ская бит­ва 1914 го­да, опро­ки­нув­шая круп­ную груп­пи­ров­ку ав­ст­ро-вен­гер­ской ар­мии, а та­к­же срыв «бле­стя­ще­го гер­ман­ско­го пла­на» по вы­во­ду Рос­сии из вой­ны в кам­па­нии 1915 го­да и, ко­неч­но, Бру­си­лов­ский про­рыв, успеш­но ре­а­ли­зо­вав­ший весь­ма нетри­ви­аль­ный опе­ра­тив­ный за­мы­сел.

Но что еще ин­те­рес­нее, Пер­вая ми­ро­вая цен­на для Рос­сии сво­и­ми по­ра­же­ни­я­ми ни­чуть не мень­ше, чем по­бе­да­ми. Из этих по­ра­же­ний, из опы­та про­иг­ран­ной вой­ны во мно­гом вы­рос­ли успе­хи Вто­рой ми­ро­вой и от­дель­ные силь­ные сто­ро­ны со­вет­ско­го ко­ман­до­ва­ния. Из­вест­но, что пред­мет­ный ана­лиз событий 1914–1918 го­дов поз­во­лил из­бе­жать мно­гих про­сче­тов и оши­бок. На­при­мер, был учтен опыт стра­те­ги­че­ско­го ру­ко­вод- ства во­ору­жен­ны­ми си­ла­ми: ес­ли в го­ды Пер­вой ми­ро­вой вой­ны Глав­ное управ­ле­ние Ге­не­раль­но­го шта­ба и Мор­ской ге­не­раль­ный штаб бы­ли фак­ти­че­ски от­стра­не­ны от опе­ра­тив­но­го ру­ко­вод­ства дей­ству­ю­щей ар­ми­ей и фло­том, то в 1941– 1945 го­дах Ге­не­раль­ный штаб ре­а­ли­зо­вал свои управ­лен­че­ские за­да­чи, по­то­му что стал ра­бо­чим ор­га­ном Став­ки Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­до­ва­ния.

На­ко­нец, мно­гие пол­ко­вод­цы Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной — Жу­ков, Ва­си­лев­ский, Ма­ли­нов­ский, Ро­кос­сов­ский и дру­гие — бы­ли участ­ни­ка­ми Пер­вой ми­ро­вой вой­ны, а слу­жив­шие в Крас­ной ар­мии ве­те­ра­ны «ми­ро­вой им­пе­ри­а­ли­сти­че­ской» уже в пер­вые го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной от­кры­то но­си­ли Геор­ги­ев­ские кре­сты вме­сте с со­вет­ски­ми ор­де­на­ми и ме­да­ля­ми.

По­нят­но, что Пер­вая ми­ро­вая не ста­ла и не ста­нет по-на­сто­я­ще­му на­род­ной вой­ной для Рос­сии: воз­мож­но, это и не нуж­но нам се­год­ня. Но она, ко­неч­но, со­хра­нит­ся в ин­тел­лек­ту­аль­ной исто­рии стра­ны на­столь­ко креп­ко, на­сколь­ко Рос­сия все-та­ки впи­са­на в ев­ро­пей­ский кон­текст и спо­соб­на ре­флек­си­ро­вать над сво­им про­шлым.

Пер­вая ми­ро­вая цен­на для Рос­сии сво­и­ми по­ра­же­ни­я­ми ни­чуть не мень­ше, чем по­бе­да­ми. Из этих по­ра­же­ний, из опы­та про­иг­ран­ной вой­ны во мно­гом вы­рос­ли успе­хи Вто­рой ми­ро­вой

Тор­же­ства на Елисейских по­лях с 1918 го­да ста­ли фран­цуз­ской тра­ди­ци­ей Для Ев­ро­пы, осо­бен­но Фран­ции, Пер­вая ми­ро­вая вой­на, как по­бе­до­нос­ная, ока­за­лась бо­лее зна­чи­мой, чем Вто­рая ми­ро­вая. В Рос­сии все на­обо­рот

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.