СИЛА С ХАРАКТЕРОМ

OK! (Russia) - - Персона - Текст: Ев­ге­ния Бе­лец­кая. Фо­то: Игорь Пав­лов Стиль: По­ли­на Ша­бель­ни­ко­ва Ма­ки­яж и при­чес­ки: Ека­те­ри­на Ком­ко­ва/агент­ство Forum

Звез­да КВН и шоу «Од­на­ж­ды в Рос­сии» на ТНТ ОЛЬГА КАРТУНКОВА спо­соб­на на са­мые рис­ко­ван­ные по­ступ­ки: ес­ли нуж­но бу­дет спа­сти мир, Оля вста­нет в пер­вый ряд. Бу­дучи ка­пи­та­ном ко­ман­ды КВН «Го­родъ Пя­ти­гор­скъ», Картункова по­лу­чи­ла про­зви­ще «лю­бовь Мас­ля­ко­ва»: стать лю­би­ми­цей Алек­сандра Ва­си­лье­ви­ча и вы­ве­сти свою ко­ман­ду в по­бе­ди­те­ли Выс­шей ли­ги — на та­кое не все спо­соб­ны. А недав­но Картункова и во­все уди­ви­ла зри­те­лей — похудела на 84 килограмма! Еще Оля сня­лась в ки­но и про­дол­жа­ет успеш­ную ка­рье­ру на ТВ: на днях на ТНТ вый­дет но­вый се­зон шоу «Од­на­ж­ды в Рос­сии»

Оля, вы так по­ху­де­ли и так из­ме­ни­лись внешне, что, бо­юсь, на­ши чи­та­те­ли вас не узна­ют. Вы са­ми се­бя узна­е­те?

Нет, в прин­ци­пе все уже при­вык­ли ко мне та­кой: у ме­ня очень мно­го под­пис­чи­ков в Instagram, в Periscope, с ко­то­ры­ми я об­ща­юсь прак­ти­че­ски каж­дый день...

«Те­перь я бу­ду вы­гля­деть так все­гда!» — как в «Слу­жеб­ном ро­мане»?

Да! Те­перь я бу­ду вы­гля­деть так все­гда, толь­ко на­де­юсь, что не со­рвусь. Есть лю­ди, ко­то­рые до сих пор так комментируют в Се­ти мои фо­то: «Ну нет, это не она!» И то­гда тол­па мо­их по­клон­ни­ков на­чи­на­ет на­бра­сы­вать­ся и кри­чать: «Это она, она похудела!» За­то те­перь я спо­кой­нее хо­жу по ули­цам и мо­гу оч­ки не на­де­вать, по ма­га­зи­ну мо­гу по­хо­дить, не про­бе­жать, а по­хо­дить. Мне это очень нра­вит­ся.

Ко­гда силь­но похудела Свет­ла­на Пер­мя­ко­ва, мно­гие ре­ши­ли, что она за­бо­ле­ла.

Ко­неч­но, это пер­вое, что при­хо­дит че­ло­ве­ку в го­ло­ву. И про ме­ня неко­то­рые пи­шут: «Ольга Картункова за­бо­ле­ла ано­рек­си­ей». А сколь­ко на эту те­му бы­ло ли­по­вых ста­тей! И с Ма­ла­хо­вым я похудела, и яго­ды год­жи ела, и си­сте­мы ка­кие-то про­бо­ва­ла... По­на­ча­лу я бо­ро­лась с этим, пи­са­ла, да­же в од­ну фир­му до­зво­ни­лась и спро­си­ла: «Это прав­да, что Ольга Картункова у вас ху­де­ла?» Да, го­во­рят, у нас очень мно­го звезд ху­де­ет, а Картункова очень хо­ро­шо сбро­си­ла на на­шем «Шо­ко-сли­ме». Я го­во­рю: «Да­вай­те так, я Ольга Картункова, я на ва­шем сли­ме не ху­де­ла, и ес­ли вы сей­час не убе­ре­те ме­ня из сво­ей ре­кла­мы, вы у ме­ня этим «Шо­ко-сли­мом», про­сти­те за мой рус­ский, всю жизнь хо­дить бу­де­те». Сра­зу же ре­кла­му убра­ли. Я да­же пост на­пи­са­ла о том, что это всё об­ман, что на­до ид­ти к вра­чам, к ди­е­то­ло­гам, а вол­шеб­ные кап­ли, сли­мы и про­чее не ра­бо­та­ет. Это на­до пси­ха­нуть, на­до на что-то оби­деть­ся, разо­ча­ро­вать­ся, а по­том взять и до­ка­зать всем и се­бе, что всё воз­мож­но по-дру­го­му. Ме­ня сей­час дру­зья в шут­ку на­зы­ва­ют Бен­джа­ми­ном Бат­то­ном, по­то­му что моя жизнь слов­но по­вер­ну­лась вспять. ( Сме­ет­ся.) Так что нет, я не бо­лею. Един­ствен­ная ▶

ЕСТЬ ЛЮ­ДИ, КО­ТО­РЫЕ ДО СИХ ПОР ТАК КОММЕНТИРУЮТ В СЕ­ТИ МОИ ФО­ТО: «НУ НЕТ, ЭТО НЕ ОНА!»

про­бле­ма — это но­га, об этом все зна­ют, я еще во вре­ме­на КВН в 2012 го­ду на по­лу­фи­нал в ко­ляс­ке вы­ез­жа­ла.

Это ведь и ста­ло от­прав­ной точ­кой для ва­ше­го пре­об­ра­же­ния, пра­виль­но?

Да, мне врач чест­но ска­зал, что ес­ли я не ре­шу про­бле­му с лиш­ним ве­сом, то оста­нусь ин­ва­ли­дом на всю жизнь. Быть ин­ва­ли­дом, я по­ни­маю, очень груст­но — как-то не пла­ни­ро­ва­ла я та­ко­го в этой жиз­ни. По­это­му я по­шла к ди­е­то­ло­гу, раз­ре­ве­лась и ска­за­ла: «По­мо­ги­те, спа­си­те!» По­мог­ли, спас­ли. Са­мое глав­ное — слу­шать­ся. Пси­хо­ло­гия — очень силь­ная шту­ка, мне ну­жен был та­кой на­став­ник с плет­кой, что­бы я не сры­ва­лась. По­это­му, соб­ствен­но го­во­ря, вот и ре­зуль­тат. Про­сто нель­зя сда­вать­ся, на­до со­блю­дать все пра­ви­ла и слу­шать вра­чей, как бо­га.

По­дру­ги, кол­ле­ги де­ла­ют ком­пли­мен­ты — это по­нят­но. А что ска­за­ли близ­кие? Си­ту­а­ция с по­вы­шен­ным вни­ма­ни­ем к вам всех устра­и­ва­ет?

Да, муж­чи­ны же при­вык­ли, что ты ни­ку­да не де­нешь­ся, что ты ни­ко­му не нуж­на, кро­ме них. А тут но­вые ве­щи, ко­то­рые ты рань­ше не рис­ко­ва­ла на­деть, вни­ма­ние со сто­ро­ны... Сра­зу чув­ство соб­ствен­но­сти об­на­жа­ет­ся. Но мне ни­кто не устра­и­вал сцен рев­но­сти, на­обо­рот, ска­за­ли, что всё хо­ро­шо. По­то­му что при ве­се 151 ки­ло­грамм у ме­ня бы­ли про­бле­мы не толь­ко с но­гой — там уже всё по спис­ку, на­бо­ром: под­же­лу­доч­ная, же­лу­док, желч­ный, поч­ки, су­ста­вы, ве­ны... Я не го­во­рю, что сей­час я прям со­всем как де­воч­ка, нет. И есть еще про­бле­мы, ко­то­рые под­ле­чи­ва­ют­ся. Но я сей­час с со­дро­га­ни­ем смот­рю на ста­рые фо­то­гра­фии и по­дру­гам го­во­рю: «Вы ов­цы во­об­ще об­наг­лев­шие? Вы что мне рань­ше не го­во­ри­ли, что я урод? Вы по­че­му не го­во­ри­ли, что я кро­ко­дил?» Гла­зок нет, губ­ки ку­да-то ушли, во­ло­сы по­сто­ян­но пот­ные, по­сто­ян­но на сцене вы­ти­ра­юсь. Сей­час я во­об­ще за­бы­ла, что та­кое вспо­теть, я за­бы­ла, что та­кое одыш­ка, бро­си­ла ку­рить. Пять лет на­зад, 1 июня, я бро­си­ла ку­рить — просну­лась утром, ска­за­ла: «Всё, хо­рош, боль­ше не мо­гу!» Ес­ли ка­кое-то на­пря­же­ние, си­га­ре­та ти­па успо­ка­и­ва­ет. Да ни фи­га она не успо­ка­и­ва­ет! На­обо­рот, ко­гда си­га­ре­ты за­кан­чи­ва­ют­ся, си­дишь и пе­ре­жи­ва­ешь: ма­га­зин за­кро­ет­ся, а у ме­ня там три си­га­ре­ты — гос­по­ди, как же я жить-то бу­ду до утра?! У ме­ня сей­час во­об­ще этих про­блем нет, го­лос не са­дит­ся, осип­ло­сти нет.

Оля, у вас же двое де­тей, и де­ти взрос­лые. Вы сей­час, в прин­ци­пе, мо­же­те ро­дить, вам же еще и со­ро­ка нет.

Мо­гу, ко­неч­но, и по­дру­ги мне про это го­во­рят... Но по­ни­маю, что ес­ли я сей­час уся­дусь в де­крет­ном от­пус­ке и бу­ду вос­пи­ты­вать ре- бен­ка, а де­тей я очень люб­лю, то сно­ва об­ре­ку стар­ших на недо­ста­точ­но обес­пе­чен­ное су­ще­ство­ва­ние. Мы это ко­гда-то пе­ре­жи­ли, по­это­му я луч­ше по­до­жду то­го вре­ме­ни, ко­гда они мне по­да­рят вну­ков. Ду­маю, что там-то я ото­рвусь и на пе­лен­ках, и на рас­па­шон­ках. Я уже го­то­ва стать ба­буш­кой. Но пока они мне не обе­ща­ют ни­че­го. Дочь Ви­ка го­во­рит: «Ма­ма, ка­кая из те­бя ба­буш­ка?! Я бу­ду еще учить­ся!» Сын Са­ша во­об­ще еще из ар­мии дол­жен вер­нуть­ся, на но­ги встать. Но я сей­час мак­си­маль­но обу­стра­и­ваю их быт. Я счи­таю, что у них долж­на быть кры­ша над го­ло­вой, долж­на быть ма­ши­на, га­раж и, мо­жет быть, ка­кой-ни­будь на­чаль­ный биз­нес.

Неп­ло­хой быт! А де­ти не мо­гут се­бе са­ми «дом по­стро­ить»?

Мо­гут, по­че­му нет. Но у них, ско­рее все­го, по­ло­ви­на жиз­ни на это уй­дет. Моя ма­ма би­лась, по­мо­га­ла мне по­сто­ян­но, но жиз­ни, о ко­то­рой я меч­та­ла, как та­ко­вой не по­лу­чи­лось. По­то­му что ма­ме бы­ло тя­же­ло. Я ро­ди­ла сы­на, че­рез де­сять ме­ся­цев ро­ди­лась дочь, я ока­за­лась на шее у сво­ей се­мьи. По­том я ра­бо­та­ла в дет­ском до­ме спе­ци­а­ли­стом по ра­бо­те с детьми и по­лу­ча­ла 4250 руб­лей. Ве­ла сва­дьбы, тор­го­ва­ла, у нас фе­де­раль­ная трас­са ря­дом — ово­щи про­да­ва­ла, фрук­ты. И хо­зяй­ство свое бы­ло: и ко­зы, и ку­ры, и гу­си. Чем мы толь­ко не за­ни­ма­лись. Вод­ку да­же де­ла­ли! В Ка­бар­де бра­ли спирт и штам­по­ва­ли. Но не вы­тя­ги­ва­ли, не по­лу­ча­лось све­сти де­бет с кре­ди­том — мы бы­ли в дол­гах, во­вре­мя не мог­ли что-то вы­пла­тить, нас вно­си­ли в чер­ные спис­ки... Да­же вспо­ми­нать не хо­чет­ся те вре­ме­на. А по­том, ко­гда я в 2011 го­ду по­па­ла в Выс­шую ли­гу КВН и нас по­сла­ли ка­тать­ся по стране с кон­цер­та­ми, за один кон­церт я по­лу­чи­ла очень хо­ро­шую сум­му де­нег. Я го­во­рю: «Это что? Вы ме­ня в раб­ство бе­ре­те на год?» От­ра­бо­тав че­ты­ре кон­цер­та, я еха­ла до­мой и пла­ка­ла — как так? Не то что­бы это бы­ло про­сто — мы, ко­неч­но, по­чти не спа­ли, один го­род сме­нял дру­гой, ино­гда ночь в по­ез­де, а ино­гда в ав­то­бу­се. Ко­гда я эту зар­пла­ту до­мой при­вез­ла, там обал­де­ли: «Ты ко­го-то огра­би­ла?!» У нас кре­дит был, и на­ши вну­ки бы его еще пла­ти­ли. А тут я за че­ты­ре кон­цер­та от­ра­бо­та­ла этот кре­дит! И я то­гда по­ня­ла, что нуж­но боль­ше ра­бо­тать, нуж­но боль­ше се­бя от­да­вать. Нуж­но рас­кру­чи­вать се­бя, что­бы бы­ло боль­ше кон­цер­тов, га­стро­лей, боль­ше съе­мок. Что­бы, со­от­вет­ствен­но, был за­ра­бо­ток, и я до­стиг­ла тех це­лей, ко­то­рые пе­ред со­бой по­ста­ви­ла. Вот я сей­час ку­пи­ла сы­ну квар­ти­ру, а доч­ке за квар­ти­ру до­пла­чи­ваю. Прав­да, не здесь, а в Пя­ти­гор­ске, они не хо­тят жить в Москве — это их вы­бор. Я хо­чу, что­бы сын при­шел из ар­мии, а у него уже был ре­монт, что­бы мы ▶

по­еха­ли с ним вы­би­рать ме­бель. Я от од­них этих мыс­лей кай­фую.

По­че­му сын по­шел в ар­мию, а не в ин­сти­тут?

Он у нас с са­мо­го дет­ства та­кой бо­е­вой, как толь­ко про­сы­пал­ся: «Тыщ, тыщ, тыдыдыдыщ!» ( Сме­ет­ся.)

В ко­го он та­кой?

Сын сам в се­бя. Он пат­ри­от сво­ей стра­ны, он очень лю­бит пре­зи­ден­та, он зна­ет ис­то­рию, раз­би­ра­ет­ся в ору­жии. Са­ша с дет­ства бре­дил ар­ми­ей, немно­го иде­а­ли­зи­ро­вал ее, но ни­че­го. Он пол­го­да слу­жит, уже три ра­за был в боль­нич­ке (два ра­за с про­сту­дой, сей­час ле­жит с вет­рян­кой). Мне его сер­жант ска­зал, что сын «очень так­тич­ный хам». ( Сме­ет­ся.) Де­ло в том, что в ар­мии же все про­хо­дят че­рез мы­тье уни­та­зов и по­лов в убор­ной. Его то­же от­пра­ви­ли, а он по­до­шел и очень ис­кренне, гля­дя сер­жан­ту в гла­за, ска­зал: «По­ни­ма­е­те, у ме­ня сест­ра, у нас с ней раз­ни­ца де­сять ме­ся­цев, и ма­ма нас так при­учи­ла, что мы всё де­ла­ли по до­му по­по­лам. Я муж­скую тя­же­лую ра­бо­ту — па­ла­сы вы­би­вал, му­сор вы­но­сил, вед­ра с во­дой тас­кал... А вот сан­уз­ла­ми у нас до­ма Вик­то­рия за­ве­до­ва­ла: мы­ла их, чи­сти­ла, а я да­же по­ня­тия не имею, как это де­лать. Я мо­гу тя­же­лую ра­бо­ту сде­лать, ска­жи­те ка­кую». Ну его сер­жант и от­пра­вил бе­лить де­ре­вья. А сам да­же не сра­зу по­нял, что его как са­ла­гу обу­ли. Но хо­ро­ший па­рень сер­жант, не оби­дел­ся, по­сме­ял­ся толь­ко. Са­ша же не ска­зал, что не бу­дет, он так­тич­но объ­яс­нил, что не мо­жет. ( Сме­ет­ся.)

Доч­ка ста­ла сту­дент­кой в этом го­ду?

Да, по­сту­пи­ла в Крас­но­дар­ский ин­сти­тут куль­ту­ры. В про­шлом го­ду ак­тер­ское от­де­ле­ние не на­бра­ли, а она хо­те­ла ту­да по­сту­пить. По­том она на «об­ще­ство» хо­те­ла — управ­лять людь­ми. Я ее от­го­во­ри­ла: управ­лять людь­ми мож­но и без об­ра­зо­ва­ния. Она по­ет у ме­ня, тан­цу­ет, очень ак­тив­ная де­воч­ка. У нее день рас­пи­сан прак­ти­че­ски до но­чи. Она утром бе­жит на ка­кое-то со­бе­се­до­ва­ние, по­том идет к ре­пе­ти­то­ру по ли­те­ра­ту­ре, по­том на тан­цы, по­том бас­кет- бол, по­том еще идет в тре­на­жер­ку (так как рас­по­ло­же­на к пол­но­те, как и ма­ма). Ко­гда она не по­сту­пи­ла в ин­сти­тут, я ей ска­за­ла, что­бы, пока год си­дит до­ма, по­шла на кур­сы ви­за­жи­стов, на пе­ди­кюр-ма­ни­кюр вы­учи­лась, что­бы по­том ни от ко­го не за­ви­сеть. С при­клад­ной про­фес­си­ей ни­ко­гда не про­па­дешь. Еще во­жде­ние у нее — ГАЗ-24 в Став­ро­по­ле на­шла, го­во­рит: «Ку­пи».

У нее ма­мин характер.

Да, к со­жа­ле­нию. Ей бу­дет слож­но очень. И близ­ким бу­дет слож­но с ней. Как Мас­ля­ков шу­тил, Кар­тун­ко­ву лег­че пе­ре­за­чать, чем пе­ре­вос­пи­тать. Мне ба­буш­ка все­гда го­во­ри­ла: выкинь Олю на обочину — она во­круг се­бя го­род построит. Вот так и про доч­ку мо­гу ска­зать — я за нее спо­кой­на, она не про­па­дет.

Оля, а прав­да, что ис­то­рии для скет­чей шоу «Од­на­ж­ды в Рос­сии» вы бе­ре­те чуть ли не из га­зет?

Да эти ис­то­рии на каж­дом ша­гу. Мы на­шу жизнь по­ка­зы­ва­ем, вы­сме­и­ва­ем. Ка­кая есть, та­кая есть. У нас у са­мих столь­ко вся­ких ис­то­рий из жиз­ни — мож­но два шоу снять. ( Сме­ет­ся.) По­это­му и лю­бят, по­это­му и смот­рят — по­то­му что про лю­дей, про то, что во­круг про­ис­хо­дит. И мы са­ми лю­бим сни­мать скет­чи для зри­те­лей. У нас на пло­щад­ке все­гда смеш­но, друж­но и вкус­но. А в но­вом се­зоне еще и «Горь­ко!» бу­дет од­на­ж­ды. Так что смот­ри­те, бу­дет ин­те­рес­нень­ко!

Вы сей­час рас­ска­зы­ва­ли, что у ва­шей до­че­ри день рас­пи­сан, а как у вас? Вы же еще про­дол­жа­е­те жить в Пя­ти­гор­ске?

Сей­час я уже жи­ву в Москве, по­то­му что у ме­ня 12-ча­со­вой ра­бо­чий день. В семь утра я встаю, в во­семь утра вы­ез­жаю, в де­вять я долж­на быть на съе­моч­ной пло­щад­ке «Од­на­ж­ды в Рос­сии». До­мой воз­вра­ща­юсь к один­на­дца­ти ве­че­ра, сти­раю, го­тов­лю и в час-два но­чи я толь­ко ло­жусь спать. И так у ме­ня изо дня в день. Сей­час еще съем­ки се­ри­а­ла, га­стро­ли «Од­на­ж­ды в Рос­сии», плюс на­чи­на­ют­ся съем­ки филь­ма «Же­них 2»... Я сей­час очень плот­но уда­ри­лась в ра­бо­ту.

БА­БУШ­КА ВСЕ­ГДА ГО­ВО­РИ­ЛА: ВЫКИНЬ ОЛЮ НА ОБОЧИНУ — ОНА ВО­КРУГ СЕ­БЯ ГО­РОД ПОСТРОИТ

Да и КВН не от­пус­ка­ет!

Да, недав­но в Ка­зах­стане про­шел Лет­ний ку­бок КВН, к ко­то­ро­му мы дол­го го­то­ви­лись. Все-та­ки ни­как КВН не по­ки­да­ет нас. Я го­во­рю: «Алек­сандр Ва­си­лье­вич, ко­гда уже вы нас оста­ви­те в по­кое?» ( Сме­ет­ся.) Но он не оби­жа­ет­ся, го­во­рит: «Я что, ви­но­ват, что вас лю­бят?» В об­щем, гра­фик у ме­ня безум­но за­гру­жен­ный. Ино­гда сижу и ду­маю: а ко­гда-то же сядет батарейка, нуж­но же про­сто подготовиться к это­му моменту. Либо са­мой от­клю­чить блок пи­та­ния и замереть хо­тя бы на три дня. Про­сто взять и рас­сла­бить­ся, мо­жет быть, уехать ку­да-ни­будь, мо­жет быть, про­сто за­крыть­ся, как я по­сле Но­во­го го­да сде­ла­ла. Я все ка­ни­ку­лы про­сто ни­ку­да не вы­хо­ди­ла, си­де­ла до­ма, смот­ре­ла филь­мы, чи­та­ла кни­ги, пи­са­ла свою книгу про то, как я на са­мом де­ле похудела. Я да­же не вы­хо­ди­ла из квар­ти­ры. Как раз сня­ла жи­лье пе­ред Но­вым го­дом и из него не вы­со­вы­ва­лась. И это бы­ло очень кру­то, я до та­кой сте­пе­ни за­ря­ди­лась на год, что те­перь по­ни­маю, что мне ино­гда нуж­ны та­кие вот несколь­ко дней, что­бы я бы­ла од­на. Ни де­тей, ни ма­мы, ни дру­зей, ни ту­со­вок, ни съе­мок — ни­че­го. Был мо­мент, где-то на пя­тый или на ше­стой день, ко­гда я ска­за­ла за­ки­пев­ше­му чай­ни­ку: «Да иду, иду ». То­гда до ме­ня до­шло, что я ни с кем дав­но не раз­го­ва­ри­ва­ла, по­ра вы­хо­дить в лю­ди. ( Сме­ет­ся.) Но сна­ча­ла нуж­но на­учить­ся от­ды­хать. Мои дру­зья ез­дят за гра­ни­цу, а я еще ни­где не бы­ла.

Не­уже­ли ни ра­зу не бы­ли за гра­ни­цей?

Я бы­ла за гра­ни­цей толь­ко по ра­бо­те — при­е­ха­ла, от­ра­бо­та­ла, уеха­ла. Ор­га­ни­за­то­ры не та­кие уж щед­рые лю­ди, что­бы ска­зать: «Ольга, при­ез­жай­те, от­ра­бо­тай­те, а по­том от­дох­ни­те два день­ка за наш счет». ( Сме­ет­ся.) Да, соб­ствен­но, и от­ды­хать-то неко­гда бы­ло. Я ни­ко­гда не ез­ди­ла, как лю­ди, в ту­ры ка­кие-то. Я это­го не умею, мне ну­жен че­ло­век, ко­то­рый даст пен­де­ля и ска­жет, мол, всё бро­си­ла — и по­еха­ли. Да хо­тя бы по-че­ло­ве­че­ски се­мьей со­брать­ся! Я очень люб­лю ры­бал­ку — у ме­ня все сна­сти есть, па­лат­ки. Рань­ше, ко­гда не так за­ня­та бы­ла, мы уез­жа­ли на пять-шесть дней и би­че­ва­ли: ко­стер, све­жий воз­дух, пес­ни под ги­та­ру, ре­жем­ся в кар­ты — та­кая неве­ро­ят­ная аура, ат­мо­сфе­ра. На­до­е­ло — по­шел в па­лат­ку, упал за­мерт­во, где-то вда­ле­ке кто-то го­во­рит, а ты от­клю­ча­ешь­ся, и толь­ко пе­ред но­сом за­пах па­лат­ки и про­ре­зи­нен­но­го мат­ра­са. А по­том вста­ешь, а там уже ры­бу пой­ма­ли, уже уши­ца ва­рит­ся...

Как вы вкус­но об этом рас­ска­зы­ва­е­те!

Я про­сто всё это люб­лю очень. Ска­зать, что по­си­деть с удоч­кой, — нет, у ме­ня тер­пе­ния не хва­та­ет, мне на­до сра­зу 800 крюч­ков бро­сить, что­бы од­на хо­тя бы пой­ма­лась.

Од­на, но зо­ло­тая?

Ра­зу­ме­ет­ся! ( Сме­ет­ся.) Нет, зо­ло­тую мне не на­до. Я все свои же­ла­ния при­вык­ла ис­пол­нять са­ма. ( Улы­ба­ет­ся.)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.