РЕАЛЬНАЯ ЛЮ­БОВЬ

ПО­ЛИ­НА ГА­ГА­РИ­НА и ДМИТ­РИЙ ИСХА­КОВ — кра­си­вая семейная па­ра. Оба та­лант­ли­вые, успеш­ные, каж­дый в сво­ей об­ла­сти. По­ли­на как пе­ви­ца до­би­лась ко­лос­саль­ных ре­зуль­та­тов, а Ди­ма уве­рен­но и ди­на­мич­но ре­а­ли­зу­ет се­бя как фо­то­граф. Мы по­об­ща­лись, и я еще раз по­чувст

OK! (Russia) - - Персона - Фо­то: Ва­ня Бе­рёз­кин. Стиль: Ан­на Артамонова. Ма­ки­яж: Юлия Ти­мо­ни­на. При­чес­ки: Ана­ста­сия Тихонова

По­ли­на, Ди­ма, мы с ва­ми об­ща­лись ка­кое-то вре­мя на­зад, вы рас­ска­зы­ва­ли, что обу­строй­ством ва­шей но­вой квартиры в ка­че­стве ди­зай­не­ра за­ни­ма­ет­ся ма­ма По­ли­ны. По­ли­на: Ой, это бы­ло так дав­но! Все­го два го­да на­зад.

П.: Два го­да на­зад — это прав­да очень дав­но. Ты зна­ешь, Вадик, в на­шей жизни два го­да идут за де­сять. За два го­да про­ис­хо­дит столь­ко со­бы­тий, что я са­ма не успе­ваю за со­бой. А что ка­са­ет­ся квартиры — да, ма­ма ею за­ни­ма­лась, и всё ока­за­лось да­же луч­ше, чем мы мог­ли пред­по­ло­жить. Ма­ма нам сде­ла­ла просто иде­аль­ную квар­ти­ру. Дмит­рий: Но есть пра­ви­ла, ко­то­рые ма­ма про­сит нас со­блю­дать. Нель­зя дви­гать сту­лья по по­лу, на сто­лы нель­зя ста­вить что-то без тря­поч­ки. ( Сме­ет­ся.) Да я шу­чу. Со вре­ме­нем ма­ма по­ня­ла, что это бес­по­лез­но, что квар­ти­ра — не музей. П.: По­на­ча­лу просто бы­ли звон­ки ти­па «Вы там осторожно се­бя ве­де­те? Не от­ва­ли­лись ли на­шлеп­ки от сту­льев?» ( Улы­ба­ет­ся.) Д.: Сей­час на­шле­пок уже нет. П.: Всё ис­ца­ра­па­но, но ма­ма всё рав­но про­дол­жа­ет блю­сти по­ря­док. Слу­шай­те, у вас та­кое чудесное вре­мя: по­яви­лась до­чень­ка Мия. Сколь­ко ей сей­час? П.: Шесть с по­ло­ви­ной ме­ся­цев. Она се­год­ня с утра впер­вые ска­за­ла «па­па». Ди­ма, по­здрав­ляю.

Д.: Спа­си­бо. Я аб­со­лют­но счаст­лив. Это очень кру­то. П.: Ди­ма каж­дый день по­вто­рял ей как ман­тру: «Я па­па, па­па, па­па». Так что се­год­ня доч­ка просто от безыс­ход­но­сти про­из­нес­ла это сло­во. ( Сме­ет­ся.) По­ли­на, твоя жизнь все­гда бы­ла очень ди­на­мич­ной. По­сле рож­де­ния Мии всё вер­ну­лось на кру­ги своя? П.: Тут та­кое де­ло... По­си­дишь па­ру дней, а те­бя уже де­сять ар­ти­стов обо­шли. Все ды­шат в за­ты­лок. Д.: Олимп ма­лень­кий. П.: Олимп ма­лень­кий, на­до дер­жать ру­ку на пуль­се. ( Сме­ет­ся.) Рас­ска­зы­ваю как есть: я так на­си­де­лась бе­ре­мен­ной, что хо­те­ла пря­мо из род­до­ма стар­то­вать на ка­кой-ни­будь кон­церт. В результате всё по­лу­чи­лось на­обо­рот. Ко­гда Ми­ю­ша ро­ди­лась, все очень силь­но ис­пу­га­лись, по­то­му что я пре­вра­ти­лась прям в на­сто­я­щую ку­ри­цу-на­сед­ку. Я во­об­ще не вы­хо­ди­ла из до­ма. Ма­ма ме­ня вы­го­ня­ла, го­во­ри­ла: «Вый­ди хоть на де­сять ми­нут, хо­тя бы воз­ду­хом по­ды­ши». Я в ответ: «Нет, я луч­ше на бал­коне по­стою». Так не хо­те­лось с доч­кой рас­ста­вать­ся?

П.: Не хо­те­лось. Я бо­я­лась, я пла­ка­ла. Мне ка­за­лось, что ес­ли я хоть на ми­ну­ту с ней рас­ста­нусь, мир рух­нет. И я да­же на­ча­ла то­гда по­ду­мы­вать: ну всё, бро­саю ка­рье­ру пе­ви­цы. Дей­стви­тель­но бы­ли та­кие раз­го­во­ры, Дим?

Д.: Да-да. «Я бу­ду до­ма си­деть, ни­ку­да ез­дить не бу­ду ». П.: Мы же во вре­мя мо­ей бе­ре­мен­но­сти так на­тер­пе­лись... Что ты име­ешь в ви­ду?

П.: Гор­мо­наль­ный взрыв. ( Сме­ет­ся. Об­ра­ща­ет­ся к Дмит­рию.) Те­перь твоя оче­редь рас­ска­зы­вать. Д.: Просто По­ля из тех лю­дей, ко­то­рые с мла­дых ног­тей, как го­во­рит­ся, в пу­ти, на га­стро­лях, на сцене. По­это­му до­ма ее на­чи­на­ет тря­сти: ес­ли она си­дит два-три дня до­ма, а те­ле­фон не зво­нит — зна­чит, всё, ее за­бы­ли. Ну ви­дишь, всё ме­ня­ет­ся. Сколь­ко вре­ме­ни По­ли­на бы­ла та­кой ма­мой-на­сед­кой? Д.: Две недели. Ка­кой «боль­шой» срок!

Д.: Для По­леч­ки боль­шой. П.: Я по­зво­ни­ла то­гда ди­рек­то­ру и ска­за­ла, что от­ме­няю к чер­ту все кон­цер­ты, ко­то­рые мы пла­ни­ро­ва­ли. Во­об­ще ни­ку­да не поеду, ни за что. Да и во вре­мя бе­ре­мен­но­сти бы­ло непро­сто, я не вле­за­ла в кон­церт­ные ко­стю­мы. Кро­ме то­го, не по­ни­ма­ла, да­же при­бли­зи- ▶

Я ВОС­ХИ­ЩА­ЮСЬ СИЛЬ­НЫ­МИ ЖЕН­ЩИ­НА­МИ, ВО­ОБ­ЩЕ СИЛЬ­НЫ­МИ ЛЮДЬ­МИ. САМ Я ЧЕ­ЛО­ВЕК ДРУ­ГО­ГО СКЛА­ДА», — ГО­ВО­РИТ ДМИТ­РИЙ

тель­но, от­ку­да брать сле­ду­ю­щую песню и ко­гда она по­явит­ся. «Дра­мы больше нет» по­яви­лась толь­ко в ян­ва­ре или в фев­ра­ле, а вы­шла в ап­ре­ле. В об­щем, про­изо­шел клин по всем фрон­там. Гор­мо­ны — страшная вещь. ( Сме­ет­ся.) Ну ты же не пер­вая пе­ви­ца, ко­то­рая ро­ди­ла. Тем бо­лее у те­бя уже есть сын. А ес­ли ты так бо­я­лась вы­пасть из обой­мы, у те­бя не бы­ло мыс­лей во­об­ще от­ка­зать­ся от рож­де­ния вто­ро­го ре­бен­ка? П.: Гос­по­ди, нет ко­неч­но!

Ди­ма, мож­но ли ска­зать, что ты ждал По­ли­ну всю свою жизнь?

Д.: Так и есть. Я сей­час не лу­кав­лю, как есть рас­ска­зы­ваю. Вче­ра ехал в за­го­род­ный дом, ме­ня прям как-то на­кры­ло, я всю до­ро­гу слу­шал в ма­шине По­ли­ни­ны пес­ни. У ме­ня ни­ко­гда в жизни та­ко­го не бы­ло! Я про­слу­шал под­ряд мно­го пе­сен — и ста­рых, и но­вых. Что­то про­изо­шло у ме­ня внут­ри: я на­чал ина­че чув­ство­вать и по­ни­мать, я по­нял, как же кру­то она по­ет! Сей­час я мо­гу ска­зать, что я поклонник По­ли но­мер один. Ты зна­ешь, Ди­ма, я те­бе ска­жу чест­но, я то­же боль­шой поклонник По­ли­ны Га­га­ри­ной.

Д.: Прав­да? Мне при­ят­но.

По­ли­на, по­че­му у те­бя в те­ле­фоне Ди­ма за­пи­сан как «хо­мяк»?

П.: В об­щем, та­кая исто­рия: ко­гда мы толь­ко на­ча­ли встре­чать­ся, я съез­ди­ла за че­ты­ре дня в че­ты­ре го­ро­да и очень со­ску­чи­лась по Ди­мо­ну, ужас­но хо­те­ла с ним встре­тить­ся. Это бы­ло вос­кре­се­нье, как сей­час пом­ню. И пи­шу, зна­чит, ему: «Ну всё, я при­ле­те­ла, во сколь­ко сви­дан­ка?» А он отве­ча­ет: «Зна­ешь, я заболел, бо­юсь те­бя за­ра­зить, у ме­ня всё ло­мит, тем­пе­ра­ту­ра 37,2». Ка­кой ты мни­тель­ный, Ди­ма. А для те­бя, По­ли­на, это не по­вод для от­ме­ны сви­да­ния, так? П.: Мне во­об­ще в прин­ци­пе бо­леть нель­зя, я из раз­ря­да тер­ми­на­то­ров. И вот ты воз­вра­ща­ешь­ся с га­стро­лей, го­то­ва к сви­да­нию, а тут муж­чи­на те­бе го­во­рит, что у него 37,2 и что он гре­ет но­ги в ванне. Д.: Я пом­ню это. (Улы­ба­ет­ся.) П.: Еще и при­сы­ла­ет мне фо­то­гра­фию, где он си­дит, уку­тав­шись в че­ты­ре шар­фа. Я нена­вист­ным взгля­дом смот­рю на эту фо­то­гра­фию и ду­маю, мол, всё, больше я с то­бой ни­ку­да не пой­ду и не бу­ду об­щать­ся. Мы к то­му мо­мен­ту встре­ча­лись бук­валь­но две недели — раз­гар кон­фет­но-бу­кет­но­го пе­ри­о­да... И тут он пи­шет: «Ну на са­мом де­ле я очень хо­мяк к те­бе». Ду­маю, ну точ­но тем­пе­ра­ту­ра. ( Сме­ет­ся.) И сле­ду­ю­щая фра­за: «Тьфу, я очень хо­мяк к те­бе». Я ду­маю: «Что про­ис­хо­дит, ка­кой хо­мяк, по­че­му ко мне?» ( Сме­ет­ся.) По­том он пи­шет: «Чер­тов Т9, хо­чу к те­бе».

И П.: это Ну по­сла­ние нет. Я всё рас­то­пи­ло рав­но не про­сти­ла. твое серд­це. На сле­ду­ю­щий день я по­шла гу­лять с дру­зья­ми, у ме­ня бы­ла ту­сов­ка, он ис­пу­гал­ся и при­е­хал к нам. Д.: Во­об­ще я не знаю, ка­ким дол­жен быть муж­чи­на, ка­ки­ми ка­че­ства­ми он дол­жен об­ла­дать, что­бы со­от­вет­ство­вать По­лине с точ­ки зре­ния ра­бо­то­спо­соб­но­сти и вы­нос­ли­во­сти. Она вы­дер­жи­ва­ет та­кую нагрузку! П.: Вадик, зна­ешь анекдот? «Мне нра­вит­ся, Ва­си­лий, что в те­бе нет ни­че­го баб­ско­го: ни ко­ня на ска­ку не оста­но­вишь, ни в го­ря­щую из­бу не вой­дешь». ( Сме­ет­ся.) Вот-вот, это про По­ли­ну. Да, Ди­ма?

Д.: Да, но на са­мом де­ле она хруп­кая, неж­ная, хо­тя всё рав­но тер­ми­на­тор­ша. ( Улы­ба­ет­ся.) А те­бя эта сто­ро­на ее ха­рак­те­ра по­на­ча­лу не от­пу­ги­ва­ла?

Д.: Я та­кой че­ло­век. Я вос­хи­ща­юсь силь­ны­ми жен­щи­на­ми, во­об­ще силь­ны­ми людь­ми. Сам я че­ло­век дру­го­го скла­да. Я по зна­ку зодиака Рыбы, и этим всё ска­за­но. Я спо­кой­ный, осо­бо не су­е­чусь. П.: Ди­ма просто твор­че­ский че­ло­век. А я твор­че­ский тер­ми­на­тор. Я, на­при­мер, не терп­лю, ко­гда я ра­бо­таю, а кто-ни­будь в мо­ей ко­ман­де хал­ту­рит. Хо­чет­ся, что­бы поезд все­гда ехал с боль­шой ско­ро­стью. Ска­жи, Поль, та­кая жест­кая за­то­чен­ность на ре­зуль­тат — это вос­пи­та­ние или опыт?

П.: На­вер­ное, дис­ци­пли­на у ме­ня от ма­мы. Ну и Шко­ла-сту­дия МХАТ сы­гра­ла свою роль: на за­ня­тия ка­те­го­ри­че­ски нель­зя бы­ло опаз­ды­вать. Д.: Я не раз го­во­рил: «Поль, мы все­гда и всю­ду при­хо­дим пер­вы­ми и всех ждем. Да­вай опоз­да­ем ми­нут на де­сять». Бес­по­лез­но. Ка­кие вы все-та­ки раз­ные!

П.: Ди­ма мой бу­фер, ко­неч­но. Д.: Я амор­ти­зи­рую. И я на­столь­ко сжил­ся с этой ро­лью амор­ти­за­то­ра. На са­мом де­ле По­ле бы­ло бы тя­же­ло с муж­чи­ной, у ко­то­ро­го та­кой же ха­рак­тер, как у нее. П.: Са­мое глав­ное, ко­гда я за­хо­жу до­мой, ес­ли был ад­ский рабочий день или, не дай бог, я толь­ко при­ле­те­ла и пред­сто­ит еще куда-то ехать даль­ше, — быст­ро дать мне что-ни­будь вкус­нень­кое по­есть. Д.: По­ле во­об­ще нель­зя оста­вать­ся го­лод­ной. Ес­ли она не по­ест... это вы­жжен­ная земля, она уни­что­жа­ет всё жи­вое во­круг се­бя. ( Сме­ет­ся.) Пре­крас­но. Ты, ка­жет­ся, сам лю­бишь го­то­вить?

Д.: Бы­ва­ет, но в по­след­нее вре­мя не успе­ваю.

На по­мощь при­хо­дит дом­ра­бот­ни­ца?

Д.: В основном мы сво­и­ми си­ла­ми справ­ля­ем­ся. П.: У нас есть ня­ня Та­ма­ра. А го­то­вим мы са­ми или по­ку­па­ем уже го­то­вую еду. ▶

«Са­ми» — это Ди­ма, да? П.: Ко­неч­но. Я во­об­ще не умею го­то­вить. Д.: Она да­же не зна­ет, что та­кое пли­та. П.: Не дай бог не так что-то вклю­чу. А что ж та­кой про­бел в вос­пи­та­нии?

П.: Ма­ма все­гда го­во­ри­ла: «Ты на убор­ке, а я го­тов­лю». Вот уби­рать­ся я мо­гу, люб­лю, и у ме­ня в этом смыс­ле всё в по­ряд­ке, а что ка­са­ет­ся го­тов­ки... по «га­га­рин­ской» ли­нии во­об­ще тру­ба с го­тов­кой. Слу­шай­те, а как Ан­дрей вос­при­нял по­яв­ле­ние сест­рич­ки?

П.: Он ее очень лю­бит.

Ан­дрю­ше, ес­ли не оши­ба­юсь, уже де­сять лет. Я пом­ню его, ко­гда он еще был в воз­расте Мии. Пред­став­ля­ешь, Дим? Д.: Я по­явил­ся ря­дом с По­ли­ной, ко­гда ему бы­ло пять-шесть лет. Вы его под­го­тав­ли­ва­ли как-то к рож­де­нию сестры? П.: Он ее ждал. Д.: Ан­дрю­ша очень теп­лый. Мне ка­жет­ся, мы с ним по­хо­жи. Он то­же та­кой ува­лень, в хо­ро­шем смыс­ле это­го сло­ва. Ес­ли слу­ча­ют­ся ка­кие-то кон­флик­ты с его сверст­ни­ка­ми, он не дра­чун, да­же не по­ни­ма­ет, в чем де­ло, по­че­му там агрес­сив­ни­ча­ют в его ад­рес. Он чу­дес­ный маль­чик, добрый-добрый. Он очень ждал сест­ру или бра­ти­ка и безум­но счаст­лив. П.: Он в по­след­нее вре­мя стал са­мо­сто­я­тель­нее. Но я всё рав­но ле­жу с ним пе­ред сном, мы раз­го­ва­ри­ва­ем. Д.: Ан­дрей и прав­да очень вы­рос. Вес­ной я от­во­дил его в шко­лу (я от­вет­стве­нен за этот фронт ра­бот), и он та­кой про­сы­пал­ся и вы- ▶

хо­дил со­вер­шен­но рас­тре­пан­ный. А за ле­то­пре­вра­тил­ся в юно­шу, те­перь сам де­ла­ет при­чес­ку ка­ки­ми-то сред­ства­ми. П.: Шап­ку те­перь еле на­пя­лишь на него, по­то­му что там «иг­лы». Д.: На­че­сы. Он пы­та­ет­ся сле­дить за сво­им внеш­ним ви­дом. П.: ( Сме­ет­ся.) «Ру­баш­ка — не та ру­баш­ка», «в этом я был вче­ра». Д.: Да. Де­воч­ки у него там в те­ле­фоне по­яви­лись. П.: Мы са­ми не по­ня­ли, как это про­изо­шло, как-то рез­ко, в один день: «ку­пи­те мне все стай­лин­ги для волос, мне нуж­на стриж­ка, как у Ро­нал­ду ». С дру­гой сто­ро­ны, это долж­но бы­ло произойти. По­ля, ко­гда Ан­дрю­ша по­явил­ся на свет, у те­бя бы­ла со­всем дру­гая жизнь, ты бы­ла еще да­же не на взле­те... Д.: Да, на низ­ком стар­те.

Ма­те­рин­ство как-то по-дру­го­му ощу­ща­лось?

П.: О, это во­об­ще не­бо и земля. Во-пер­вых, я прак­ти­че­ски ни­че­го не пом­ню, не пом­ню де­та­лей. Ма­ма го­во­рит: «Ну вс­пом­ни, как бы­ло с Ан­дрю­шей». А я стою и хло­паю гла­за­ми. Ва­дюш, мне бы­ло два­дцать лет. Са­ма еще де­воч­ка. Кро­ме то­го, на­до мной дамоклов меч ви­сел: ме­ня каж­дый ме­сяц от­чис­ля­ли из Шко­лы-сту­ди МХАТ. Игорь Зо­ло­то­виц­кий, ма­стер кур­са, ме­ня стра­щал, что не ро­вен час он от­чис­лит ме­ня. По­это­му я фо­ку­си­ро­ва­лась на уче­бе. В об­щем, бы­ло не до сына.

П.: Ну да. Чи­сто­сер­деч­но при­зна­юсь. Ощу­ще­ние, что я мать, при­шло ко мне, ко­гда Ан­дрю­ше бы­ло го­да два с по­ло­ви­ной – три, мы с ним сбли­зи­лись, да и я по­взрос­ле­ла. За­кон­чи­лись за­ня­тия в шко­ле-сту­дии, птен­цов вы­пу­сти­ли на во­лю, все ста­ли ис­кать ра­бо­ту. Слу­шай, про ра­бо­ту: ты во­об­ще в те­атр хо­те­ла по­пасть или нет?

П.: В те­атр не хо­те­ла. Я хо­те­ла сни­мать­ся в ки­но и хо­чу до сих пор! А как же ты со­би­ра­ешь­ся сни­мать­ся, ес­ли у те­бя нет ни од­но­го сво­бод­но­го дня?

П.: Я най­ду. Ес­ли бу­дет что-то сто­я­щее, ка­кой-то ин­те­рес­ный про­ект, то, ко­неч­но, с гра­фи­ком мы раз­бе­рем­ся. Но по­ка как актриса ты ре­а­ли­зу­ешь­ся на сцене во вре­мя сво­их кон­цер­тов.

П.: По­лу­ча­ет­ся, что так. То, что я ре­а­ли­зо­ва- на, то, что я чув­ствую се­бя твер­до и уве­рен­но на сцене, это прав­да. Что ка­са­ет­ся ки­но... Мне, ко­неч­но, хо­те­лось бы вый­ти из зо­ны ком­фор­та, по­про­бо­вать что-ни­будь дра­ма­тич­ное. Од­на зри­тель­ни­ца по­сле мо­е­го недав­не­го кон­цер­та в Крем­ле на­пи­са­ла мо­ей зна­ко­мой, что она по­бы­ва­ла не толь­ко на шоу, но еще и на стен­да­пе, это я то­же люб­лю — по­го­во­рить, по­шу­тить. Д.: По­ля в этот раз пря­мо до­стиг­ла опре­де­лен­но­го ма­стер­ства в раз­го­вор­ном жан­ре. Мы очень сме­я­лись с Ан­дрю­хой. Ди­ма, ты, ко­неч­но, был горд, что твоя же­на со­бра­ла Крем­лёв­ский дво­рец, пол­ный sold out? Д.: Да, ко­неч­но. Мы с дру­зья­ми по­до­шли к Крем­лю, по­смот­ре­ли на эту оче­редь... На мою же­ну при­шло столь­ко лю­дей — здо­ро­во же! П.: Мы очень нерв­ни­ча­ли, очень непро­стая и та­кая ста­тус­ная пло­щад­ка, и неко­то­рых, мо­ло­дежь до­пу­стим, от­пу­ги­ва­ло, что нет танц­по­ла, они го­во­ри­ли: ну как же, нам хо­чет­ся по­тан­це­вать, а там на­до бу­дет си­деть. У ме­ня очень раз­но­шерст­ная пуб­ли­ка, и по­на­ча­лу мы бо­я­лись, что не со­бе­рем пол­ный зал. А по­том, ко­гда мы по­ня­ли, что нам неку­да са­жать на­ших при­гла­шен­ных, то нерв­ни­ча­ли уже по-дру­го­му по­во­ду, но очень при­ят­но бы­ло, ко­неч­но. А сей­час мне хо­те­лось бы сде­лать что-то бо­лее ка­мер­ное, и не поп, а джаз. У те­бя же ши­кар­ный джа­зо­вый голос. Я пом­ню, как од­на­жды, не­сколь­ко лет на­зад, ты бы­ла у ме­ня в эфи­ре на «Ра­дио Рос­сии – Куль­ту­ра» и пе­ла как раз джа­зо­вые пес­ни, и это бы­ло гран­ди­оз­но! П.: Мне хо­чет­ся это как-то ре­а­ли­зо­вать, но с та­ким стре­ми­тель­ным темпом я просто да­же не успе­ваю под­го­то­вить­ся. Ска­жи­те, а у По­ли­ны бы­ва­ет зо­на по­коя, ти­ши­ны?

Д.: Не бы­ва­ет. Я го­во­рю: «По­леч­ка, мы с то­бой уже в ки­но не бы­ли ты­ся­чу лет, я да­же те­бя в ре­сто­ран не мо­гу при­гла­сить, нет ни­ка­ких се­мей­ных ра­до­стей». Прав­да, недав­но мы хо­ди­ли с дру­зья­ми в рыб­ный ре­сто­ран­чик. Бы­ло ве­се­ло. П.: Ну вот гриль мы ку­пи­ли. Д.: При чем здесь гриль? П.: Как при чем? Шаш­лык-маш­лык.

Шаш­лык де­ла­ет, ко­неч­но, Ди­ма? П.: Ко­неч­но. По­нят­но, что на­ша жизнь силь­но из­ме­ни­лась. Я не знаю, как Ди­ма, но я по­ня­ла, что точ­но по­ста­ре­ла: ме­ня тя­нет на природу. Ска­жи мне кто-ни­будь го­да три на­зад, что я за­хо­чу по­ехать на да­чу, я бы ска­за­ла: «Ре­бят, это не про ме­ня, извините. Я во­об­ще «про город», я — это центр Моск­вы». А те­перь... мне бы в вы­ход­ные на да­чу. Природа, ре­лак­са­ция, воз­мож­ность вы­спать­ся и хорошо вы­гля­деть, — в этом, кста­ти, мне по­мо­га­ет крем «Чёр­ный жем­чуг». Д.: А мы с ма­мой По­ли­ны, на­обо­рот, го­во­рим: по­жа­луй­ста, у нас тут в Москве ра­бо­та, нам неудоб­но мо­тать­ся ту­да-сю­да. П.: А я им: «Так, все со­бра­лись!» По­ли­на все-та­ки ко­ман­дир.

Д.: Ко­неч­но. Ан­дрю­ша тут как-то ска­зал, что Ка­тя, ба­буш­ка, — ге­не­ра­лис­си­мус, и я спра­ши­ваю: «А ма­ма кто?» Он: «Ма­ма — бог». Даль­ше спра­ши­ваю, кто я. Отве­ча­ет: «А ты — раб!» ( Сме­ет­ся.) У Ан­дрея во­об­ще чув­ство юмо­ра от­лич­ное. Мне с ним очень нра­вит­ся об­щать­ся. По­ля, ска­жи, у те­бя сре­ди кол­лег по це­ху есть дру­зья? Хва­та­ет вре­ме­ни на об­ще­ние? Все-та­ки двое детей. П.: Ну во­об­ще я мо­гу ска­зать, что дру­зей очень мало. У ме­ня есть две по­дру­ги-ак­три­сы, и обе с дет­ства. Еще Юля моя, ви­за­жист. А у те­бя, Ди­ма?

Д.: Есть, ко­неч­но. Но най­ти на всё вре­мя, ко­гда у те­бя рож­да­ет­ся ре­бе­нок, очень труд­но. И во­об­ще дру­гой фор­мат жизни аб­со­лют­но и дру­гие приоритеты. Но ино­гда мы с По­лей до­го­ва­ри­ва­ем­ся: «По­ля, пу­сти ме­ня к дру­зьям пив­ка по­пить». Она всё по­ни­ма­ет. Твор­че­ские лю­ди, артисты, — это же сплош­ной сгу­сток эго­энер­гии. И По­леч­ка в этом смыс­ле бо­лее че­ло­веч­ная, чем боль­шин­ство дру­гих ар­ти­стов. Она свое эго мо­жет как-то удер­жать в уз­де. А так, ко­неч­но, со­юз двух твор­че­ских лю­дей все­гда опа­сен тем, что каж­дый ду­ма­ет в первую оче­редь о се­бе или о сво­ей ре­а­ли­за­ции, при­зна­нии. В на­шем слу­чае это­го нет, по­то­му что мы работаем в раз­ных жан­рах. Я с удо­воль­стви­ем фо­то­гра­фи­рую... И ты пре­крас­ный ма­стер... По­лу­ча­ет­ся сплош­ная идил­лия.

П.: На са­мом де­ле лю­бовь-мор­ковь, и ни­че­го не угас­ло за че­ты­ре го­да, это прав­да. А с по­яв­ле­ни­ем Мии чувства ста­ли еще силь­нее. Но ко­неч­но, важ­но в от­но­ше­ни­ях быть дру­зья­ми. Д.: Я сей­час вспом­нил, как мы с По­лей впер­вые по­це­ло­ва­лись. Я по­вез ее на ма­шине в аэро­порт — она уле­та­ла на га­стро­ли. И мне вс­по­ми­на­ет­ся, что я был то­гда прям ▶

МЫ ПРИ­Е­ХА­ЛИ, А ТАМ ВСЁ УЖЕ ИЗ­МЕ­НИ­ЛОСЬ. ПО­ЛУ­ЧИ­ЛОСЬ, ЧТО НАМ ПРИ­ШЛОСЬ ЦЕ­ЛО­ВАТЬ­СЯ ПРЯ­МО У ВХО­ДА В АЭРО­ПОРТ. КАК-ТО ТАК НЕСУРАЗНО

на­сто­я­щий ма­чо. Это бы­ло так кру­то и эф­фект­но! Те­перь твоя вер­сия, Поль. П.: Это бы­ло очень смеш­но. Ди­ма был за ру­лем, мы по­еха­ли ти­па в ро­ман­тич­ное ме­сто, ту­да, где са­мо­ле­ты идут на по­сад­ку. Мы при­е­ха­ли, а там всё уже из­ме­ни­лось. По­лу­чи­лось, что нам при­шлось це­ло­вать­ся пря­мо у вхо­да в аэро­порт. Как-то так несуразно. Дим, ты дей­стви­тель­но се­бя ма­чо то­гда ощу­щал?

П.: Ди­ма все­гда ощу­ща­ет се­бя ма­чо. Д.: Нет, на­обо­рот. Я не са­мый уве­рен­ный в се­бе че­ло­век, по­это­му ни­ка­ким ма­чо в боль­шин­стве случаев се­бя не ощу­щаю. Я ска­жу, что я очень бла­го­да­рен По­лине за то, что она все­гда под­дер­жи­ва­ет ме­ня. Слу­шай­те, бог тро­и­цу лю­бит. Сей­час все де­вуш­ки в шоу-биз­не­се ро­жа­ют как ми­ни­мум тро­их детей. Это пря­мо тренд та­кой. Д.: Мы с Ан­дрю­хой ждем, а ма­ма го­во­рит: «Да­вай­те са­ми как-ни­будь». П.: Ес­ли бы все жен­щи­ны ро­жа­ли так лег­ко, как я! Мне это да­но. Д.: Я был в род­до­ме с По­леч­кой. Прав­да, са­ми ро­ды про­спал. Аку­ше­ры ска­за­ли, мол, иди по­спи. Я по­шел и всё про­спал. ▶

П.: Ко­гда всё слу­чи­лось, мы с Ми­ей уже кра­си­вые си­де­ли и жда­ли, ко­гда по­явит­ся Ди­ма. Ди­ма, ко­неч­но, сра­зу фо­то­ап­па­рат вы­та­щил?

Д.: Сде­лал фо­то­гра­фию на те­ле­фон­чик. А на сле­ду­ю­щий день я по­шел иг­рать в фут­бол. Иг­рал, и ме­ня так рас­пи­ра­ло всем ска- зать, что у ме­ня дочь ро­ди­лась. Но я дер­жал­ся, это еще тай­на бы­ла. Как толь­ко мы с Ми­ей при­е­ха­ли до­мой, про­шло день-два, я взял­ся на­ко­нец-то за фо­то­ап­па­рат, ну и по­еха­ли — я сде­лал мно­же­ство сним­ков Ми­еч­ки. И я то­гда по­нял, что хо­чу сни­мать мла­ден­цев.

У ме­ня по­яви­лось но­вое хоб­би. Сни­маю те­перь ка­ра­пу­зов, им по две-три недели. Та­кая но­вая энер­гия — это все­гда здо­ро­во. Ну что, мои до­ро­гие, я очень рад, что мы се­год­ня так ду­шев­но по­го­во­ри­ли. Те­перь до встре­чи на премии ОK!.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.