БЕЗ ОСТА­НОВ­КИ

Трид­цать лет на­зад A’STUDIO впер­вые за­яви­ли о се­бе, ис­пол­нив ком­по­зи­цию «Джулия», став­шую неве­ро­ят­но по­пу­ляр­ной. С тех пор каж­дая но­вая их пес­ня неиз­мен­но становится ХИ­ТОМ. На­ка­нуне юбилейного кон­цер­та груп­пы мы по­го­во­ри­ли с Бай­га­ли Сер­ке­ба­е­вым, Вла­ди­ми­ро

OK! (Russia) - - Персона - Текст: Юлия Крас­нов­ская. Фо­то: Вла­ди­мир Ва­силь­чи­ков Стиль: На­та­ша Сыч. Ма­ки­яж: Ве­ра Ба­ра­то­ва. При­чес­ки: Ана­ста­сия Тихонова

Как ду­ма­е­те, по­че­му груп­пе уда­ет­ся столь­ко лет быть вос­тре­бо­ван­ной, ак­ту­аль­ной?

Бай­га­ли: Слож­но дать ре­цепт и на­пи­сать фор­му­лу успе­ха, но я ду­маю, что преж­де все­го это ка­че­ствен­ный и ак­ту­аль­ный на се­го­дняш­ний день про­дак­шен. На­вер­ное, ко­му-то ин­те­рес­но то, что мы де­ла­ем. Вла­ди­мир: Мир эст­ра­ды — он мгно­вен­ный. Нуж­на му­зы­ка, ко­то­рая ин­те­рес­на здесь и сей­час. По­том она уста­ре­ва­ет и по­яв­ля­ет­ся но­вое те­че­ние. Ви­ди­мо, по­ка нам уда­ет­ся быть в по­то­ке. За вре­мя сво­е­го су­ще­ство­ва­ния в груп­пе про­ис­хо­ди­ли раз­ные из­ме­не­ния, и не толь­ко в со­ста­ве: мы экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ли с ре­пер­ту­а­ром, зву­ком, аран­жи­ров­ка­ми, ви­зу­аль­ным ими­джем, ви­део­ра­бо­та­ми и кон­церт­ны­ми шоу — мы шли в но­гу со вре­ме­нем. Б.: Но все­гда неиз­мен­ным бы­ло од­но: мы ис­пол­ня­ли пес­ни на современном языке. У нас есть и ла­ти­на, и элек­тро, и поп, и рок. Все на­прав­ле­ния. Есть да­же ком­по­зи­ции на гра­ни клас­си­че­ской му­зы­ки. Пес­ня «Я ис­ка­ла те­бя» бы­ла за­пи­са­на с ор­кест­ром — я иг­раю на ро­я­ле, Ке­ти по­ет. Ке­ти: Ну и ко­неч­но, с раз­ны­ми со­ли­ста­ми A’studio бы­ла раз­ной.

Ке­ти, а как из­ме­ни­лась груп­па с ва­шим по­яв­ле­ни­ем?

К.: Мо­их кол­лег ча­сто спра­ши­ва­ют, что из­ме­ни­лось в зву­ча­нии по­сле мо­е­го по­яв­ле­ния, и они от­ве­ча­ют, что ста­ли ис­пол­нять бо­лее энер­гич­ную ги­тар­ную му­зы­ку. На­вер­ное, я при­внес­ла в груп­пу мо­ло­дость. ( Сме­ет­ся.)

Сколь­ко лет вы уже в груп­пе?

К.: Три­на­дцать. ( Улы­ба­ет­ся.) То­гда стать ча­стью A’studio бы­ло для ме­ня уди­ви­тель­ной неожи­дан­но­стью. Ко­гда я в дет­стве слу­ша­ла их пес­ни, то и пред­по­ло­жить не мог­ла, что ко­гда-ни­будь ста­ну ис­пол­нять тре­ки груп­пы в ка­че­стве со­лист­ки.

Бай­га­ли, Вла­ди­мир, а как вы вы­би­ра­ли но­вую со­лист­ку?

Б.: У нас не бы­ло ни­ка­ко­го ка­стин­га, просто так со­шлись звез­ды. В.: По­дру­га Ке­ти при­сла­ла нам ее диск, мы по­слу­ша­ли, и он нам по­нра­вил­ся. Мы сра­зу по­ня­ли, что она де­вуш­ка та­лант­ли­вая, по­это­му ре­ши­ли с ней встре­тить­ся. Б.: Мы по­еха­ли в Гру­зию, где нас очень ра­душ­но встре­ти­ли. На про­ща­ние мы вме­сте сфо­то­гра­фи­ро­ва­лись, ре­ши­ли, что смот­рим­ся непло­хо, и при­гла­си­ли Ке­ти в Моск­ву.

Ке­ти, вы сра­зу со­гла­си­лись или взя­ли па­у­зу, что­бы по­ду­мать?

К.: Ко­неч­но же, сра­зу! ( Сме­ет­ся.) В.: Пер­вый раз Ке­ти при­е­ха­ла в Моск­ву вме­сте с ма­мой и со­ба­кой... К.: Бе­з­услов­но, я ду­ма­ла о том, что прий­ти в уже сложившийся, сыг­ран­ный кол­лек­тив бу­дет слож­но. У них свои пра­ви­ла, свои по­ня­тия, плюс ко все­му раз­ни­ца в воз­расте. А на де­ле всё ока­за­лось лег­ко и со­всем не страш­но: ре­бя­та сра­зу при­ня­ли ме­ня в свою се­мью. Хо­тя, ко­неч­но, по­на­ча­лу мне бы­ло очень непро­сто. Я при­е­ха­ла из сол­неч­но­го Тби­ли­си в Моск­ву, где бы­ла су­ро­вая зи­ма. А еще проб­ки, се­рость, все во­круг куда-то спе­шат... Мо­раль­но бы­ло очень слож­но. Да и по-русски я раз­го­ва­ри­ва­ла то­гда не очень хорошо. В.: Но Ке­ти то­гда бы­ла та­кая скрыт­ная, что ни­кто да­же не по­ни­мал, как она се­бя чув­ству­ет. ▶

Б.: Мо­жет быть, неко­то­рые и по­ни­ма­ли, но вслух это­го ни­кто не го­во­рил. ( Улы­ба­ет­ся.) К.: Ме­ня взя­ли на трех­ме­сяч­ный ис­пы­та­тель­ный срок, но ко­гда я при­е­ха­ла в Моск­ву, то сра­зу по­ня­ла, что на­зад я уже не вер­нусь. К то­му мо­мен­ту в Тби­ли­си я бы­ла по­пу­ляр­на и больше все­го на све­те хо­те­ла раз­ви­вать­ся и дви­гать­ся даль­ше. По­это­му да­ла се­бе сло­во, что бу­ду тер­петь, как бы тя­же­ло мне ни бы­ло. В.: Есте­ствен­но, мы ста­ра­лись ей по­мочь, что-то под­ска­зать. На­при­мер, то­гда Ке­ти очень лю­би­ла но­сить ре­зи­но­вые бо­ты на го­лые но­ги, и вот мы ей объ­яс­ня­ли, что зи­мой нужно кол­гот­ки на­де­вать, что Москва не Тби­ли­си, тут зи­мой ми­нус трид­цать. По­том первые лет семь она всё вре­мя но­си­ла ка­кой-то бю­стик с ру­ка­ва­ми, где всё сна­ру­жи бы­ло. Те­перь хоть паль­то свер­ху на­ки­ды­ва­ет! ( Сме­ют­ся.) Б.: Но ко­неч­но, это всё бы­ло бес­по­лез­но, мы лишь со­тря­са­ли воз­дух...

Ке­ти, у вас слож­ный ха­рак­тер?

К.: Да, слож­ный, но в от­но­ше­ни­ях я лег­кая... В .: Ау ко­го он про­стой? К.: Ко­неч­но, я вы­рос­ла на их гла­зах. Все мои ка­при­зы они вос­при­ни­ма­ли как про­яв­ле­ние дет­ско­сти. Сей­час у нас во­об­ще идил­лия, бу­я­ню я вне груп­пы. ( Сме­ет­ся.) Б .: В лю­бом кол­лек­ти­ве все­гда идет при­тир­ка. Как го­во­рит Во­ло­дя, ко­гда в кос­мос от­прав­ля­ют кос­мо­нав­тов, они долж­ны прой­ти те­сты на сов­ме­сти­мость. Вот мне ка­жет­ся, мы их про­шли. Сей­час A’ studio— это от кри­стал­ли­зо­ван­ный со­став, в ко­то­ром все про­шли тща­тель­ный от­бор. И я с пол­ной уве­рен­но­стью мо­гу ска­зать: у нас класс­ная ко­ман­да!

То есть кон­флик­тов у вас не бы­ва­ет?

В.: Я бы не на­звал это кон­флик­та­ми или да­же спо­ра­ми, мы просто об­ме­ни­ва­ем­ся мне­ни­я­ми. Ви­ди­мо, у нас бы­ла та­кая сов­ме­сти­мость с са­мо­го на­ча­ла, так что мы опро­верг­ли рас­хо­жую по­сло­ви­цу, в ко­то­рой го­во­рит­ся, что род­ствен­ни­ков не вы­би­ра­ют. Б.: Мы столь­ко лет вме­сте, что точ­но уже как род­ные.

Ин­те­рес­но, а кто у вас в груп­пе глав­ный, за кем по­след­нее сло­во?

В.: Сей­час Ке­ти ска­жет, что она! ( Сме­ют­ся.) Б.: Я музыкальный ру­ко­во­ди­тель и про­дю­сер, но глав­ные у нас все. Мы не мо­жем су­ще­ство­вать без го­ло­са Ке­ти или без ре­ше­ний Во­ло­ди. Моя за­да­ча — со­брать всё во­еди­но и со­зда­вать про­дукт под на­зва­ни­ем A’studio. К.: Нам очень по­вез­ло в том, что наши вку­сы сов­па­да­ют. Сей­час нам да­же и со­ве­то­вать­ся не при­хо­дит­ся: ес­ли од­но­му нра­вит­ся, зна­чит, по­нра­вит­ся всем. Так что кон­флик­ты ис­клю­че­ны.

Вы го­во­ри­те, что за столь­ко лет уже ста­ли се­мьей. А ес­ли у вас семья, то и сек­ре­тов быть не долж­но. Ин­те­рес­но, о раз­во­де Ке­ти вы узна­ли сра­зу?

В.: Ни­че­го она нам сра­зу не ска­за­ла! Ке­ти же скрыт­ная. Это по­том, ко­гда мы са­ми уже всё по­ня­ли, она и с на­ми по­де­ли­лась. Но у нее так всё вре­мя. Это го­во­рит о том, что мы не вы­зы­ва­ем у нее до­ве­рия. ( Сме­ют­ся.) Б.: Просто мы все хо­тим ка­зать­ся немно­го луч­ше, чем есть на са­мом де­ле. На­при­мер, мы с Во­ло­дей де­лим­ся друг с дру­гом са­мы­ми со­кро­вен­ны­ми пе­ре­жи­ва­ни­я­ми, со­ве­ту­ем­ся в слож­ных жиз­нен­ных ситуациях. Это ведь хорошо, ко­гда мож­но с кем-то по­де­лить­ся. Вот Ке­ти не де­лит­ся... К.: Это неправ­да, де­люсь!

Ке­ти, а как муж­ская часть кол­лек­ти­ва от­ре­а­ги­ро­ва­ла на то, что у вас бу­дет ре­бе­нок?

К.: Мне ка­жет­ся, они до сих пор не осо­зна­ют, что у ме­ня есть ре­бе­нок. ( Сме­ет­ся.) А так ре­бя­та го­во­рят, что по­сле рож­де­ния Оли­вии я из­ме­ни­лась в луч­шую сто­ро­ну. Ста­ла спо­кой­ней. ▶

Б.: На са­мом де­ле мы об­ра­до­ва­лись. Жен­щи­на должна ро­жать детей. В.: Ну, по­си­де­ли го­дик, по­ду­ма­ли... Да­же мень­ше: че­рез во­семь ме­ся­цев Ке­ти уже вер­ну­лась на сце­ну. Так что у нас был ми­ни­маль­ный пе­ре­рыв.

То есть де­крет­ный от­пуск был у всех?

В.: Ко­неч­но. ( Улы­ба­ет­ся.) Но на­до отдать Ке­ти долж­ное: она до са­мых ро­дов вы­хо­ди­ла на сце­ну. Ко­неч­но, во вре­мя бе­ре­мен­но­сти мы ста­ра­лись де­лать ей ка­кие-то по­блаж­ки. На­при­мер, ко­гда сни­ма­ли клип, спе­ци­аль­но по­ста­ви­ли ей ку­шет­ку. Б.: По­том, прав­да, са­ми на ней си­де­ли. ( Сме­ет­ся.) В.: Ев­ге­ний, наш ди­рек­тор, че­мо­дан ее но­сил. Ко­гда Же­ни не бы­ло, то кто-то дру­гой это де­лал. К.: Мне по­вез­ло, по­то­му что у нас по­нят­ли­вый кол­лек­тив, и, ко­гда ро­ди­лась Оли­вия, мы ста­ли мень­ше ле­тать на га­стро­ли. Так что всё сво­бод­ное вре­мя я про­во­жу с ре­бен­ком, а ес­ли у ме­ня нет сво­бод­но­го вре­ме­ни и я в Москве, то доч­ка все­гда со мной.

Вы бе­ре­те Оли­вию и за ку­ли­сы?

К.: Да, я вез­де беру ее с со­бой. В.: Вот недав­но Оли­вия при­шла к нам на ре­пе­ти­цию и свер­ну­ла все руч­ки, пульт «по­пра­ви­ла» так, что по­том у нас звук про­пал. Б.: Как и лю­бой ре­бе­нок, она де­воч­ка очень лю­бо­пыт­ная, ей все­гда хо­чет­ся всё по­дер­гать. Но на­блю­дать за ней очень за­бав­но. К.: Оли­вии два с по­ло­ви­ной го­да, недав­но она по­ня­ла, что ее ма­ма по­ет, влю­би­лась в сце­ну, и те­перь во вре­мя ре­пе­ти­ций она всё вре­мя про­во­дит на сцене. Ну а на вы­ступ­ле­ни­ях мы по­ка дер­жим ее за ку­ли­са­ми. Кста­ти, бук­валь­но на днях я об­на­ру­жи­ла, что у нее от­лич­но раз­вит музыкальный слух. Мы ре­пе­ти­ро­ва­ли песню, она ее вни­ма­тель­но слу­ша­ла, а се­год­ня вста­ла и все но­ты спе­ла вер­но.

А у вас в ка­ком воз­расте за­ме­ти­ли музыкальный та­лант?

К.: Лет в во­семь. Я по­сто­ян­но устра­и­ва­ла кон­цер­ты во дво­ре. По­сле од­но­го из них со­сед­ка свер­ху по­зво­ни­ла мо­ей ма­ме и ска­за­ла, что у ме­ня есть голос. Она бы­ла учи­те­лем пе­ния ▶

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.