ХУ­ДОЖ­НИК И ПО­ЭТ

Он лю­бит ри­со­вать и пи­шет сти­хи, иг­ра­ет на удар­ных и меч­та­ет снять фильм с от­кры­тым фи­на­лом. Ак­тер ЕГОР КО­РЕШ­КОВ из той по­ро­ды лю­дей, ко­то­рым все­гда все­го ма­ло. Сей­час на ка­на­ле СТС идут сра­зу два по­пу­ляр­ных про­ек­та — «Пси­хо­ло­ги­ни» и «Отель Эле­он» — с Его

OK! (Russia) - - Персона - Текст: Ев­ге­ния Бе­лец­кая. Фо­то: Ян Югай. Стиль: Ири­на Ду­би­на. Гру­минг: Ан­на Ха­ри­то­но­ва

Егор, в се­ри­а­ле «Пси­хо­ло­ги­ни» вы иг­ра­е­те че­ло­ве­ка, ко­то­рый не ра­бо­та­ет, а фак­ти­че­ски вы­пол­ня­ет роль до­мохозяй­ки, до­мо­хо­зя­и­на… А во­об­ще он быв­ший ба­ра­бан­щик. Ре­жис­сер знал, ко­го бе­рет на эту роль? За­бав­но вы­шло. У ме­ня в «Оте­ле Эле­он» есть му­зы­каль­ный но­мер, где я ис­пол­няю со­ло на ба­ра­бан­ной уста­нов­ке, — мой ге­рой та­ким спо­со­бом пы­та­ет­ся за­быть­ся, от­влечь­ся от про­блем в от­но­ше­ни­ях. И в «Пси­хо­ло­ги­нях» я иг­раю на удар­ных, по­то­му что мой ге­рой — быв­ший ба­ра­бан­щик. Оба этих пер­со­на­жа очень да­ле­ки друг от дру­га, со­вер­шен­но про­ти­во­по­лож­ны, но у них, как ока­за­лось, есть та­кой об­щий на­вык... Ко­гда-то и я иг­рал (в юно­сти Егор был удар­ни­ком в груп­пе «Са­ра Джес­си­ка Пар­кер». — Прим. ОК!), но за­бро­сил это, за­нял­ся ак­тер­ством, и по­том у ме­ня про­сто вре­ме­ни не бы­ло за­ни­мать­ся му­зы­кой. И я жа­лею, очень об этом жа­лею, но в ка­кой-то мо­мент по­нял: раз мне не судь­ба стать из­вест­ным ба­ра­бан­щи­ком... А это обя­за­тель­ное усло­вие — стать из­вест­ным, до­бить­ся успе­ха?

Ну, это как ми­ни­мум непло­хо, ко­гда твое уме­ние, твой про­фес­си­о­на­лизм оце­ни­ва­ет­ся. Это во­оду­шев­ля­ет и да­ет стрем­ле­ние к раз­ви­тию. Мне ка­жет­ся, спе­ци­а­ли­стам в лю­бой сфе­ре важ­но, что­бы их де­ло от­ме­ча­ли. Будь то бла­го­дар­ность, по­хва­ла, пре­мия, по­вы­ше­ние...

А в пуб­лич­ной про­фес­сии успех — это во­об­ще глав­ное. Та­кая точ­ка опо­ры, под­твер­жде­ние, что ты дви­га­ешь­ся в пра­виль­ном на­прав­ле­нии. Джордж Клу­ни недав­но объ­явил о сво­ем ухо­де из ки­но. При­знал­ся, что ис­поль­зо­вал ак­тер­ство лишь для за­ра­бот­ка. Про­дал с при­я­те­лем ком­па­нию по про­из­вод­ству вис­ки и ре­шил, что мож­но даль­ше не ра­бо­тать. Как ду­ма­е­те, лу­ка­вит? А сколь­ко ему лет?

Точ­но не ска­жу, но боль­ше пя­ти­де­ся­ти.

Мо­жет быть, он устал, мо­жет быть, ему это боль­ше не ин­те­рес­но, воз­мож­но, он го­тов си­деть до­ма. Со­би­ра­ет­ся за­ни­мать­ся детьми.

Да, вот за­ни­мать­ся детьми, пить вис­ки, ко­то­рый у него остал­ся, чи­тать га­зе­ты... Не знаю,

что еще ему те­перь ин­те­рес­но. Я вот не пред­став­ляю по­ка, что бу­дет со мной к ше­сти­де­ся­ти го­дам. Мо­жет, у ме­ня то­же про­па­дет твор­че­ский ин­те­рес и я то­же бу­ду за­ни­мать­ся се­мьей, путешествовать и бу­ду до­во­лен. Но на дан­ном эта­пе мне ин­те­рес­но искусство, мне ин­те­рес­но про­бо­вать се­бя, и не толь­ко в ак­тер­стве, но и в му­зы­ке, и в ре­жис­су­ре. Год на­зад я на­чал за­ни­мать­ся ри­со­ва­ни­ем, мне и это ин­те­рес­но. И в ка­ком сти­ле вы ри­су­е­те?

В сво­ем! Ак­ва­рель, мас­ло, ка­ран­даш?

Это бы­ла гу­ашь. Ка­ран­даш и гу­ашь. Я ри­со­вал на­тюр­мор­ты, цве­та раз­ные... то есть гра­да­ции цве­та, не про­сто раз­ные цве­та. По­ни­ма­е­те, о чем я? Впро­чем, это не так важ­но. Жаль, у ме­ня бы­ло немно­го уро­ков, я по­том за­бро­сил, а сей­час хо­чу опять воз­об­но­вить. Мне это ин­те­рес­но да­же с точ­ки зре­ния ис­поль­зо­ва­ния ком­по­зи­ции и цве­та в ки­но, бо­лее де­таль­но­го ис­сле­до­ва­ния тех­но­ло­гии его со­зда­ния. Ду­маю, всё рав­но уй­ду в ре­жис­су­ру в ка­кой-то мо­мент, а та­кие зна­ния обя­за­тель­но мне при­го­дят­ся. Дав­но хо­ти­те стать ре­жис­се­ром?

Это же­ла­ние раз­ви­ва­лось со вре­ме­нем, бы­ли ка­кие-то пред­по­сыл­ки еще в ин­сти­ту­те. А боль­ше ста­ло ин­те­ре­со­вать, ко­гда по­нял, что в ки­но не так всё вол­шеб­но и пер­спек­тив- но, хо­тя я не мо­гу жа­ло­вать­ся — у ме­ня-то всё в по­ряд­ке. Но тем не ме­нее та­ко­го спек­тра, та­ко­го ко­ли­че­ства ра­бот, ка­кое есть, до­пу­стим, в Гол­ли­ву­де, ко­гда в год у од­но­го ак­те­ра мо­жет вый­ти три со­вер­шен­но раз­ных по жан­ру пол­ных мет­ра, у нас нет. У нас нет от­дель­ных ки­но­на­град по ка­те­го­ри­ям «бо­е­вик», «ме­ло­дра­ма», «на­уч­ная фан­та­сти­ка», «ужа­сы». Дай бог, бу­дет по од­но­му пред­ста­ви­те­лю от каж­до­го жан­ра на ка­ком-ни­будь фе­сти­ва­ле, ко­то­рые бу­дут сра­жать­ся меж­ду со­бой, а это пол­ней­ший аб­сурд. ( Улы­ба­ет­ся.) Я ча­сто раз­го­ва­ри­ваю с раз­ны­ми то­по­вы­ми ар­ти­ста­ми, и они все че­го-то ждут: ждут, ко­гда слу­чит­ся ка­кой-ни­будь про­ект, все друг у дру­га спра­ши­ва­ют, не слы­шал ли кто че­го. То есть раз в год, раз в два го­да ка­кой-то сто­я­щий про­ект дей­стви­тель­но пред­ла­га­ют, но это­го же ма­ло. Тем бо­лее од­но­го на всех. Вот тут и за­ду­мы­ва­ешь­ся о ре­жис­су­ре. Сей­час мно­гие идут в ки­но­шко­лы, это ви­та­ет в воз­ду­хе пер­ма­нент­но, мно­гим ма­ло то­го, что про­ис­хо­дит, и это знак, что в бли­жай­шем бу­ду­щем ожи­да­ет­ся огром­ный рост в этом на­прав­ле­нии! Се­го­дня ма­ло быть тол­ко­вым ре­жис­се­ром, на­до еще и удач­но про­дать свой про­дукт. Вы бы смог­ли? Для это­го необ­хо­ди­мо со­брать ко­ман­ду, спо­соб­ную раз­ра­бо­тать вер­ную стра­те­гию для по­да­чи ма­те­ри­а­ла. На­до по­ни­мать, что у каж­до­го про­дук­та есть своя це­ле­вая ауди­то­рия, а ис­хо­дя из ее по­ни­ма­ния нуж­но уже под­би­рать со­от­вет­ству­ю­щие ин­стру­мен­ты про­дви­же­ния. Про­дю­сер тра­тит очень мно­го нер­вов. От­вет­ствен­ность за день­ги, от­вет­ствен­ность за ре­ше­ния, пра­виль­ный под­ход, пра­виль­ная по­да­ча филь­ма в про­ка­те... И это­му все­му у нас не учат, каж­дый раз всё как буд­то заново. В неко­то­рых про­ек­тах со­зда­ет­ся ощу­ще­ние, что лю­ди ни­чем свя­зан­ным с ки­но до это­го филь­ма не за­ни­ма­лись, мож­но по­ду­мать, что они впер­вые узна­ют, как и что нуж­но де­лать на сво­ей долж­но­сти. То есть они об­ну­ля­ют­ся, ви­ди­мо, по­сле каж­до­го про­ек­та. Ра­бо­ту над ошиб­ка­ми ни­кто не де­ла­ет. Это ка­кая-то ве­ли­чай­шая глу­пость. На­до уметь со­вер­шать ошиб­ки и учить­ся на них. Те­ря­юсь в до­гад­ках, по ка­кой та­кой при­чине ма­ло кто это де­ла­ет. Мо­жет, днев­ник им на­до ве­сти? Или за­ра­нее со­ста­вить спи­сок обя­зан­но­стей и воз­мож­ных непред­ви­ден­но­стей... Мо­жет быть. А вы ве­де­те днев­ник?

Вел, но недол­го. Ме­ня по­че­му-то все­гда сму­щал мо­мент, что кто-то мо­жет най­ти его и про­чи­тать, как бы за­лезть ко мне в ду­шу. Я ре­шил, что бу­ду всё хра­нить в се­бе, так на­деж­нее. Сей­час я по­ни­маю, что пра­виль­нее вы­пус­кать ин­фор­ма­цию из се­бя. Об­ле­кая ее в сло­ва и да­вая воз­мож­ность че­рез ка­кое-то вре­мя до­слов­но про­чи­тать ис­пы­тан­ное, мож­но го­раз­до глуб­же по­нять се­бя и сде­лать вер­ные вы­во­ды. И те­перь ме­ня не сму­ща­ет, что кто-то смо­жет это про­чи­тать. С воз­рас­том вы пе­ре­ста­ли это­го бо­ять­ся?

Да, но ино­гда я се­бя и за это ру­гаю. Я на­чи­наю рас­ска­зы­вать ка­кие-то ве­щи про се­бя, ко­то­рые мож­но по­счи­тать лич­ны­ми... И мне, с од­ной сто­ро­ны, ка­жет­ся, что я пре­одо­лел ка­кую-то грань в се­бе, что я мо­гу се­бе это поз­во­лить, а с дру­гой сто­ро­ны, это та ин­фор­ма­ция, ко­то­рая мо­жет быть ис­поль­зо­ва­на про­тив ме­ня. ( Улы­ба­ет­ся.) Пе­ре­чи­ты­вая мно­го раз­ных ин­тер­вью ве­ли­ких ху­дож­ни­ков, ▶

ЖИЗНЬ ДА­НА, ЧТО­БЫ ЖИТЬ. ОТ­ЧА­СТИ Я ГЕДОНИСТ, ОТ­ЧА­СТИ СВЕТСКИЙ ГУМАНИСТ, В ЧЕМ-ТО АНАР­ХИСТ

пи­са­те­лей, я по­рой на­ты­ка­юсь на то, что они го­во­рят лич­ные ве­щи, и мне это им­по­ни­ру­ет, мне при­ят­но, что я мо­гу от них всё это узнать, со­от­не­сти с со­бой. По­яс­ню: не по­дроб­но­сти лич­ной жиз­ни, а ре­аль­ные эмо­ции, чув­ства, пе­ре­жи­ва­ния, что-то чест­ное, на­сто­я­щее — так ска­жем, опыт, ко­то­рый мог бы быть по­ле­зен чи­та­те­лю. Вам важ­но, что­бы искусство нес­ло свет? Же­ла­тель­но, в кон­це тоннеля?

Ча­ще я пред­по­чи­таю филь­мы с во­про­сом в кон­це, с эф­фек­том кру­тя­ще­го­ся волч­ка в но­ла­нов­ском «На­ча­ле», на­пол­нен­ные та­кой фи­ло­со­фи­ей, как «Кос­ми­че­ская одис­сея» Куб­ри­ка, — в са­мой ра­бо­те столь­ко со­кры­то, столь­ко ме­та­фо­рич­ных сцен, ко­то­рые за­став­ля­ют ду­мать го­раз­до ши­ре и мас­штаб­ней при­зем­лен­ных бы­то­вых про­блем. Ки­но долж­но быть ли­бо раз­вле­ка­тель­ным, что не от­ме­ня­ет на­ли­чия смыс­ла внут­ри сю­же­та, ли­бо бо­лее се­рьез­ным, об­суж­да­ю­щим вол­ну­ю­щую те­му, и фи­нал не обя­зан быть свет­лым, он мо­жет вполне про­зву­чать как прит­ча, где каж­дый най­дет что-то свое. Но точ­но мо­гу ска­зать: я не сто­рон­ник де­прес­сив­но­го твор­че­ства, где всё пло­хо, дра­ма­тич­но от на­ча­ла до кон­ца и све­та нет как та­ко­во­го. То есть я его при­ни­маю, я его смот­рю, чи­таю, но оно не для каж­до­го. Это искусство я бы на­звал «ис­кус­ством для сво­их». Тех, кто ре­шил по­тра­тить па­ру ча­сов на па­ру кру­гов ада. ( Улы­ба­ет­ся.) Ка­кой бы фильм сня­ли вы? С ка­ким фи­на­лом?

Я бы сни­мал с от­кры­тым фи­на­лом, по­то­му что всё дву­ли­ко, и у обо­их сто­рон есть мил­ли­о­ны гра­да­ций и от­тен­ков. Я не люб­лю од­но­знач­ных пер­со­на­жей. Важ­но, что­бы от сце­ны к сцене ты то лю­бил ге­роя, до­ве­рял ему, то, вдруг вы­яс­нив что-то из его про­шло­го, нена­ви­дел, а даль­ше, узнав при­чи­ну его по­ступ­ка, на­чи­нал сопереживать ему го­раз­до силь­нее, чем в на­ча­ле. Мы ведь все неод­но­знач­ны. По­это­му, мне ка­жет­ся, искусство это долж­но вскры­вать. Я люб­лю филь­мы со све­том в кон­це тоннеля или про­сто со свет­лым кон­цом, но мы все зна­ем, что хеп­пи-энд — это не со­всем ре­аль­ность, это ка­кие-то меч­ты, на­деж­ды. Нель­зя же уби­вать на­деж­ду!

Нель­зя. Она за­ря­жа­ет по­зи­ти­вом. На­род по­сле тя­же­лой ра­бо­чей неде­ли хо­чет прий­ти до­мой и как-то от­дох­нуть, раз­ря­дить­ся и по­меч­тать, хо­тя бы си­дя на ди­ване. Это важ­но. Про­сто я дру­гой зри­тель. Так как за­ни­ма­юсь ки­но, то мно­го смот­рю, впи­ты­ваю. Я мо­гу смот­реть де­прес­сив­ное ки­но и не про­сы­пать­ся на сле­ду­ю­щий день в нена­ви­сти к ми­ру. А про­стой зри­тель несет это даль­ше в свое окру­же­ние. Ка­кая-то от­вет­ствен­ность, ка­кая-то внут­рен­няя цен­зу­ра все-та­ки долж­на быть у ху­дож­ни­ка. Не при­ни­маю тех твор­цов, ко­то­рые, пре­крас­но осо­зна­вая, что они несут нега­тив, про­дол­жа­ют это де­лать или да­же де­ла­ют это це­ле­на­прав­лен­но. Вот к этим лю­дям я от­но­шусь на­сто­ро­жен­но. Егор, вы иг­ра­е­те двух аб­со­лют­но раз­ных пер­со­на­жей в про­ек­тах, ко­то­рые идут друг за дру­гом на од­ном ка­на­ле. Кто из них боль­ше вы — кре­а­тор, ко­то­рый мо­жет за­во­е­вать мир, или тот, что си­дит до­ма и за­ни­ма­ет­ся хо­зяй­ством? На­вер­ное, они оба и ни­кто из них. Де­ло в том, что я дер­жу в се­бе всех ге­ро­ев, ко­то­рых иг­раю и ко­то­рых еще бу­ду иг­рать. Они все я, то есть

я бы мог про­жить жизнь и та­кую, и дру­гую, и я от них на­би­ра­юсь... на­де­юсь, толь­ко луч­ше­го. В мо­ем Ми­те из «Пси­хо­ло­гинь» есть доб­ро­та, есть се­мей­ность, есть кре­а­тив­ность некая в под­хо­де к об­ще­нию с доч­кой, в его идее со­здать дет­ский блог в ин­тер­не­те... Во­об­ще он та­лант­ли­вый че­ло­век, про­сто ле­ни­вый. И это, на­вер­ное, часть ме­ня то­же. Ле­ни­вый или не ам­би­ци­оз­ный?

Ско­рее не ам­би­ци­оз­ный. По­рой я жа­лу­юсь дру­зьям, что ма­ло за­нят, а они ме­ня уве­ря­ют, что я де­лаю боль­ше, чем кто-ли­бо. А мне это­го ма­ло, все­гда ко­рю се­бя, что се­го­дня сде­лал недо­ста­точ­но. На­до зав­тра проснуть­ся и сде­лать еще боль­ше. От это­го уста­ешь очень силь­но. И вро­де бы хо­чет­ся поехать от­дох­нуть, а ты го­во­ришь: нет, по­ра­бо­тай еще, по­том от­дох­нешь. Толь­ко недав­но я на­учил­ся поз­во­лять се­бе де­лать па­у­зы... Это ме­ня род­нит с мо­им ге­ро­ем Пет­ром из «Оте­ля «Эле­он» — он все­гда на волне, все­гда в дви­же­нии. Мне нра­вит­ся его по­тря­са­ю­щая спо­соб­ность лю­бую кре­а­тив­ную мысль схва­тить на ле­ту, до­ра­бо­тать и транс­фор-

ми­ро­вать в успеш­ный биз­нес-про­ект. При­чем не с це­лью на­жи­вы, а для со­зи­да­ния, для то­го, что­бы сде­лать мир луч­ше. Он та­кой в сво­ем ро­де Илон Маск (но­ва­тор, ин­же­нер, изоб­ре­та­тель, биз­нес-маг­нат. — Прим. ОК!). Я этой его спо­соб­но­сти по-хо­ро­ше­му за­ви­дую и по­это­му ис­поль­зую сво­е­го ге­роя в сво­их це­лях — пы­та­юсь в се­бе раз­ви­вать та­кие вот та­лан­ты. Та­лант мо­жет пе­ре­да­вать­ся та­ким об­ра­зом?

Да, а по­че­му нет? Это тот ге­рой, у ко­то­ро­го мож­но на­брать­ся сме­ло­сти, идей­но­сти и люб­ви к ми­ру. Он та­кой тво­рец по сво­ей су­ти. А вы? Обыч­но за­ви­ду­ешь то­му, че­го са­мо­му не хва­та­ет.

Я по­сто­ян­но ана­ли­зи­рую всё, что со мной про­ис­хо­дит. Ко­неч­но, в этом за­клю­ча­ет­ся ос­нов­ная часть мо­ей про­фес­сии, но это бы­ло свой­ствен­но мне и до ин­сти­ту­та. Ты от­сле­жи­ва­ешь свои силь­ные и сла­бые сто­ро­ны и ра­бо­та­ешь с ни­ми. Путь к сверх­че­ло­ве­ку, как у Ниц­ше. ( Улы­ба­ет­ся.) Здесь важ­но на­хо­дить­ся на этом пу­ти и дер­жать век­тор. На­при­мер, я на­ко­нец при­шел к то­му, что всё нуж­но про­го­ва­ри- ▶

вать, а не за­мал­чи­вать. Ес­ли что-то не нра­вит­ся — об этом нуж­но тот­час же го­во­рить. И важ­ный еще мо­мент — на­учить­ся го­во­рить нет! По­сле это­го ты на­чи­на­ешь окру­жать се­бя толь­ко ис­тин­но тво­им. Та­ким счаст­ли­вым и от­кры­тым, как в по­след­ние пол­го­да, я се­бя ни­ко­гда не чув­ство­вал. Это боль­шая по­бе­да над со­бой! Но всё ли нуж­но го­во­рить в от­но­ше­ни­ях с лю­би­мым че­ло­ве­ком? Как раз в от­но­ше­ни­ях в первую оче­редь нель­зя от­кла­ды­вать раз­го­во­ры по ду­шам. Не на­до от­тя­ги­вать, ко­пить. Ес­ли вдруг по­яв­ля­ют­ся ка­кие-то ше­ро­хо­ва­то­сти, нуж­но сра­зу об этом го­во­рить. Толь­ко в диа­ло­ге мож­но ре­шить все пробле­мы. Ко­гда ты от­крыт, че­стен и ни­че­го не та­ишь в се­бе... «Луч­ший спо­соб ис­пор­тить от­но­ше­ния — на­чать их вы­яс­нять», — ска­зал Чер­чилль.

На­до по­ни­мать, что я сей­час о фак­ти­че­ских ве­щах го­во­рю, а не о том, что, мо­жет, те­бе толь­ко по­ка­за­лось и что на­ри­со­ва­ло твое во­об­ра­же­ние. Это, ко­неч­но, нуж­но от­де­лять. Еще нель­зя го­во­рить в пы­лу. Нуж­но остыть, по­до­ждать, а по­том

толь­ко сесть и без эмо­ций про­яс­нить, а не вы­яс­нять ка­кие-то ве­щи. А луч­ше, мо­жет быть, за­пи­сать, не знаю, аудио­файл, про­сто про­го­во­рить свои ощу­ще­ния сна­ча­ла с са­мим со­бой, на­пи­сать на бу­ма­ге. Ну или най­ти пси­хо­ана­ли­ти­ка. Счи­та­е­те, лю­дям нуж­ны пси­хо­ана­ли­ти­ки?

Ино­гда да. Ес­ли че­ло­век учил­ся, зна­ет всё про по­ве­де­ние лю­дей, мо­ти­вы по­ве­де­ния лю­дей...

А это не по­пыт­ка пе­ре­ло­жить ре­ше­ние сво­их про­блем на дру­гих?

Они же не да­ют от­ве­ты на во­про­сы. На­сто­я­щий пси­хо­лог лишь на­во­дит на ка­кие-то но­вые раз­мыш­ле­ния. Мне ка­жет­ся, оно так ра­бо­та­ет. Не то что он те­бе ска­жет: ту­да хо­ди, а ту­да не хо­ди. Он про­сто за­да­ет во­про­сы, а ты на­чи­на­ешь рас­став­лять при­о­ри­те­ты. По­рой у нас про­сто вре­ме­ни не хва­та­ет, что­бы сесть и дей­стви­тель­но про­ана­ли­зи­ро­вать свои же­ла­ния, по­нять, че­го мы дей­стви­тель­но хо­тим, о чем меч­та­ем, ту­да ли идем, при­но­сит ли нам это удо­воль­ствие. Ко­му всё это нуж­но в кон­це кон­цов? Ча­сто ли вы за­да­е­те се­бе этот во­прос: «А ко­му это во­об­ще нуж­но»?

Да я, на­вер­ное, дав­но на него от­ве­тил. Ни­ко­му! И как с этим жить? Да ни­как, про­сто жить! Жизнь да­на, что­бы жить. От­ча­сти я гедонист, от­ча­сти светский гуманист, в чем-то анар­хист. Счи­таю, что на­до по­лу­чать удо­воль­ствие от жиз­ни. Один раз жи­вем. И важ­но — кто в этот мо­мент ря­дом. Сей­час у вас се­рьез­ные от­но­ше­ния с Юли­ей Хлы­ни­ной. Недав­но Юля в Instagram вы­ло­жи­ла фо­то с коль­цом. Вы об­ру­че­ны? Да. По­молв­ле­ны.

По­здрав­ляю вас! Это се­рьез­ный шаг. Спа­си­бо!

Встре­ти­ли на­ко­нец сво­е­го че­ло­ве­ка? Или про­сто по­взрос­ле­ли, воз­му­жа­ли?

На­вер­ное, вы пра­вы от­но­си­тель­но «сво­е­го че­ло­ве­ка». Это та­кое чувство, ко­гда у те­бя нет во­про­сов, ко­гда ты про­сто зна­ешь... что это и есть сча­стье. Егор, а с тем, кто вам до­рог, вы под­би­ра­е­те сло­ва или пол­но­стью рас­слаб­ле­ны и го­во­ри­те то, что ду­ма­е­те? Ко­гда как. Во­об­ще в це­лом рас­слаб­лен, но ко­гда хо­чешь вы­ра­зить то, что чув­ству­ешь, кон­крет­нее, в лю­бом слу­чае под­би­ра­ешь сло­ва. Это как пи­сать сти­хи... Вы пи­ше­те сти­хи?

Пи­шу. Сей­час ре­же, хо­тя недав­но вер­нул­ся к это­му. На са­мом де­ле это очень успо­ка­и­ва­ет, и неваж­но да­же, по­лу­ча­ет­ся или нет. ( Улы­ба­ет­ся.) Мне очень нра­вит­ся сам про­цесс, он ин­те­ре­сен, он вдох­нов­ля­ет... Во-пер­вых, есть че­ло­век, ко­то­рый вдох­нов­ля­ет, а во-вто­рых, это ка­кие-то, не знаю, об­ла­ка, ко­то­рые об­ра­зу­ют­ся во­круг те­бя... Кра­си­вый об­раз!

Да, и ты их про­пус­ка­ешь, ты их как бы впе­ча­ты­ва­ешь в пу­стые стра­ни­цы. Это, мне ка­жет­ся, лю­бо­му че­ло­ве­ку нуж­но ино­гда де­лать. Сти­хи поз­во­ля­ют по­чув­ство­вать се­бя, при­кос­нуть­ся к ка­ко­му-то бес­со­зна­тель­но­му, ко­то­рое на­хо­дит­ся в те­бе, най­ти се­бя. На­учить­ся го­во­рить, на­учить­ся вы­ра­жать то, что ты чув­ству­ешь. По­это­му я люб­лю сти­хи, люб­лю чи­тать по­э­зию — это та­кой пласт язы­ко­вой, он слов­но на дру­гом уровне су­ще­ству­ет. Вы ведь участ­ву­е­те в про­ек­те Фе­лик­са Ми­хай­ло­ва «Уро­ки ли­те­ра­ту­ры». А что вы чи­та­е­те? Я чи­таю Бло­ка и Во­ло­ши­на. Это не со­всем мой вы­бор, так сов­па­ло. Фе­ликс пред­ло­жил мне несколь­ко сти­хов Бло­ка, и я скон­цен­три­ро­вал­ся на нем, по­то­му что для ме­ня он ва­жен как ав­тор и как лич­ность — сво­ей судь­бой, сво­ей бо­лез­нен­но­стью. У нев­ро­тич­ных лю­дей ча­сто острое вос­при­я­тие ре­аль­но­сти, как раз по­э­ти­че­ское, пре­лом­лен­ное, и ко­гда ты их чи­та­ешь, ты сам на­чи­на­ешь ме­нять угол зре­ния на про­ис­хо­дя­щее. И к пси­хо­ана­ли­ти­ку хо­дить не на­до. ( Сме­ет­ся.) Зна­е­те, по­эты по­мо­га­ют взгля­нуть на ре­аль­ность с той точ­ки зре­ния, с ко­то­рой у те­бя ни­ко­гда не по­лу­чи­лось бы по­смот­реть са­мо­му. То есть бла­го­да­ря им мож­но на­учить­ся по-дру­го­му лю­бить, по-дру­го­му про­сы­пать­ся и смот­реть на мир, на сво­их близ­ких. Да да­же встре­чая незна­ко­мых лю­дей, по-дру­го­му их вос­при­ни­мать, не так, как за­ве­де­но у нас в Рос­сии — с пре­тен­зи­ей, со сно­биз­мом ка­ким-то, а бо­лее от­кры­то, по-харм­сов­ски как-то, шу­точ­но и неожи­дан­но для се­бя. Вот Хармс, ко­неч­но, еще тот чу­дак! То, как он смот­рит на мир, то, как он пре­лом­ля­ет ре­аль­ность, как вы­во­ра­чи­ва­ет на­изнан­ку... Вам бы хо­те­лось так уметь?

Да! Мне ка­жет­ся, что так жить ве­се­лее и про­ще. И так хо­чет­ся жить!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.