К УРС НА УД АЧУ

OK! (Russia) - - Персона - Текст: Юлия Крас­нов­ская. Фо­то: Па­вел Тан­це­рев

оша, па­ру лет на­зад вы го­во­ри­ли, что на встре­чи с жур­на­ли­ста­ми все­гда опаз­ды­ва­е­те. Но се­год­ня вы бы­ли очень пунк­ту­аль­ны.

На­вер­ное, воз­раст да­ет о се­бе знать. ( Сме­ет­ся.) Я во­об­ще че­ло­век пунк­ту­аль­ный. По утрам, прав­да, ино­гда опаз­ды­ваю на съем­ки. У ме­ня в кон­трак­те на этот счет да­же штраф­ные санк­ции про­пи­са­ны. Но я счи­таю, что в ки­но невоз­мож­но опоз­дать. Ес­ли я опоз­дал с утра, то всё ком­пен­си­ру­ет­ся в те­че­ние дня... Это про­ис­хо­дит са­мо со­бой, та­кие ки­нош­ные штуч­ки. Те­атр же — это дру­гое, там не опоз­да­ешь. В те­атр опаз­ды­ва­ют толь­ко в том слу­чае, ко­гда то­ро­пить­ся уже осо­бо неку­да...

А ес­ли проб­ки на до­ро­гах?

Ко­гда опаз­ды­ва­ешь не по сво­ей вине, это все­гда чув­ству­ет­ся. Хо­тя, без­услов­но, есть встре­чи, на ко­то­рые ты вро­де бы опаз­ды­ва­ешь, а ес­ли при­смот­реть­ся, то и не опаз­ды­ва­ешь во­все, а про­сто за­дер­жи­ва­ешь­ся.

И что вы обыч­но де­ла­е­те, ес­ли «за­дер­жи­ва­е­тесь»?

Уско­ря­юсь. ( Улы­ба­ет­ся.) Прав­да, за это по­том при­хо­дит­ся пла­тить. Сей­час всё на ви­ду. Как бы мы ни бы­ли недо­воль­ны, здесь всё по-чест­но­му. Хо­чешь ехать быст­ро, по вы­де­лен­ке — пла­ти. Не за­ме­тил, что при­пар­ко­вал­ся на ме­стах для ин­ва­ли­дов, — пла­ти. Чест­но ска­зать, я ча­сто пла­чу штра­фы. Боль­шие сум­мы. Ко­неч­но, ме­ня это не устра­и­ва­ет. Но ес­ли опаз­ды­ва­ешь, то при­хо­дит­ся на­ру­шать пра­ви­ла.

То есть по­го­нять на боль­шой ско­ро­сти вы не прочь?

Рань­ше лю­бил. Но сей­час этим не за­ни­ма­юсь. С воз­рас­том при­шло по­ни­ма­ние, что, по­ми­мо мо­ей жиз­ни, есть жиз­ни дру­гих лю­дей. Тем бо­лее мне тер­ри­то­рии для рис­ка хва­та­ет. У ме­ня есть спор­тив­ные ма­ши­ны: за­хо­те­лось — по­ехал по­го­нял на Jaguar. Но ко­гда я за ру­лем и со мной в ма­шине ре­бе­нок, то я са­мая на- сто­я­щая че­ре­па­ха: при­стег­нут и пре­дель­но ак­ку­ра­тен.

На ка­кой ма­шине вы сей­час ез­ди­те?

У ме­ня есть по­лу­зим­ний вне­до­рож­ник Range Rover Evoque, каб­ри­о­лет. Он пре­крас­ный! Юр­кий. От­лич­но под­хо­дит для гор­ных до­рог. А ос­нов­ная зим­няя ма­ши­на у ме­ня Range Rover Velar. По мне, так он аб­со­лют­но иде­а­лен, это ком­про­мисс боль­шо­го се­рьез­но­го ав­то­мо­би­ля со спор­тив­ным. При этом по сво­е­му тех­ни­че­ско­му осна­ще­нию он ско­рее на­по­ми­на­ет ма­лень­кий кос­ми­че­ский ко­рабль, в ко­то­ром ин­тел­лек­ту­аль­ное со­еди­не­ние с ма­ши­ной осу­ществ­ля­ет­ся очень быст­ро. Ну и ко­неч­но, это про­сто очень удоб­ное го­род­ское ав­то, в ко­то­ром ты чув­ству­ешь се­бя за­щи­щен­ным.

Нас­коль­ко мне из­вест­но, у вас на­сто­я­щий ав­то­парк ра­ри­тет­ных ав­то­мо­би­лей.

Я знаю лю­дей, у ко­то­рых дей­стви­тель­но ав­то­пар­ки, а у ме­ня так, неболь­шая лю­би­тель­ская кол­лек­ция. Про­сто я люб­лю вся­кое пре­крас­ное ста­рье. ( Улы­ба­ет­ся.)

И сколь­ко сей­час в ва­шей кол­лек­ции это­го «ста­рья»?

Нуж­но по­счи­тать... У ме­ня есть Morgan, из­вест­ный гла­за­стый «ан­гли­ча­нин»... Гру­зо­ви­чок Chevrolet 1935 го­да... Он сни­мал­ся у ме­ня в му­зы­каль­ном ви­део «Ле­нин­ский про­спект» с Аней Хиль­ке­вич. Мы ле­та­ли на нем над Моск­вой. Я ре­шил уве­ко­ве­чить этот пи­кап­чик. Его ка­би­на ори­ги­наль­на! Ей по­чти 85 лет! Есть Ford 1934 го­да. Точ­ная ко­пия ав­то­мо­би­ля то­го вре­ме­ни. И что де­ла­ет его ши­кар­ным — у него де­ре­вян­ный ку­зов. Я еще по­сни­маю его в ки­но. На од­ном из мо­их ста­рень­ких-пре­ста­рень­ких ав­то­мо­би­лей пол­то­ра го­да на­зад сло­ма­лась ко­роб­ка пе­ре­дач, до сих пор жду, ко­гда мне ее до­ве­зут. Есть до­ста­точ­но ред­кий спор­тив­ный ав­то­мо­биль Marcos.

Ин­те­рес­но, где они у вас хра­нят­ся?

По дру­зьям. Как толь­ко узнаю, что друг квар­ти­ру ку­пил, сра­зу зво­ню и го­во­рю, что мне ▶

Ак­тер ГОША КУ­ЦЕН­КО уже дав­но сла­вит­ся сво­ей лю­бо­вью к ав­то­мо­би­лям. Ка­ких толь­ко экс­по­на­тов нет в его кол­лек­ции! Прав­да, сам ак­тер по это­му по­во­ду скром­но го­во­рит, что у него лишь «неболь­шая под­бор­ка для ду­ши». Мы про­ка­ти­лись с Го­шей на од­ном из его лю­би­мых ав­то­мо­би­лей — Range Rover Velar — и по­го­во­ри­ли о том, по­че­му он боль­ше НЕ ГОНЯЕТ НА ДО­РО­ГАХ, о чув­стве от­вет­ствен­но­сти и о том, как его из­ме­ни­ло рож­де­ние дочерей

нуж­но ме­сто в га­ра­же. Ну и па­роч­ка ма­шин сто­ит у ме­ня за го­ро­дом. ( Улы­ба­ет­ся.) Ко­неч­но, эта кол­лек­ция мне боль­ше до­ро­га как па­мять. На­при­мер, есть у ме­ня ав­то­мо­биль, на ко­то­ром я ка­тал­ся в 90-х. Сей­час от­дал его сво­ей стар­шей доч­ке По­лине, и вот она со сво­им бой­френ­дом на нем рас­се­ка­ет. Сред­няя дочь Же­ня то­же лю­бит мои тач­ки. Объ­ем ее жиз­нен­но­го дви­га­те­ля три с по­ло­ви­ной го­да! Она ка­та­ет со мной сво­их ку­кол. При­стег­ну­ты­ми! ( Улы­ба­ет­ся.)

А сколь­ко вам бы­ло, ко­гда вы впер­вые се­ли за руль?

В семь лет я уже спо­кой­но во­дил ма­ши­ну. Мы вы­ез­жа­ли с от­цом в по­ле, и я ез­дил на его «Вол­ге».

И па­па не бо­ял­ся?

Нет, не бо­ял­ся. Он во­об­ще ни­че­го не бо­ял­ся... Отец вос­пи­ты­вал ме­ня по-муж­ски. Зна­е­те, как он учил ме­ня пла­вать: мы вы­ез­жа­ли на ка­те­ре на се­ре­ди­ну ре­ки, и он вы­бра­сы­вал ме­ня в во­ду. Же­сто­кий был че­ло­век, но по­ни­мал, что всё стро­ит­ся на са­мо­со­хра­не­нии. Ес­ли бы что-то пошло не так, отец, без­услов­но, прыг­нул бы и спас ме­ня. По­это­му я ча­сто до­ле­тал до се­ре­ди­ны Дне­пра! Но ма­ме об этом мы не рас­ска­зы­ва­ли.

Я знаю, что сей­час вы сни­ма­е­тесь в се­ри­а­ле «Ско­рая по­мощь» ка­на­ла НТВ, где иг­ра­е­те роль во­ди­те­ля неот­лож­ки. Вам слу­чай­но не за­хо­те­лось при­об­ре­сти се­бе еще и «Га­зель»?

Как толь­ко я сел за руль ско­рой, пер­вая мысль бы­ла имен­но та­кой. Это очень удоб­ная ма­ши­на, в ней мож­но обо­ру­до­вать спаль­ню на ко­ле­сах. Это ведь иде­аль­но: ле­жишь и смот­ришь те­ле­ви­зор. Но есть од­на про­бле­ма: силь­но кол­ба­сит. А так эта ма­ши­на очень удоб­на в управ­ле­нии. Хо­тя с непри­выч­ки бы­ло непро­сто. Недав­но у нас бы­ли сце­ны во дво­ре, так я снес все зер­ка­ла, по­ка при­но­ро­вил­ся. А од­на­жды бы­ла та­кая си­ту­а­ция: сдаю на­зад и вдруг ви­жу, как с пло­щад­ки вы­бе­га­ют ма­ма с де­воч­кой, у ко­то­рой всё ли­цо в кро­ви. Я чуть не умер — по­ду­мал, что это я не угля­дел и сбил ре­бен­ка! Ока­за­лось, что де­воч­ка упа­ла на пло­щад­ке и рас­сек­ла бровь. В этот мо­мент во мне проснул­ся врач, я ска­зал: спо­кой­но! По­са­дил их в на­шу ско­рую и от­вез в травм­пункт. Там де­воч­ке на­ло­жи­ли швы, а ма­ма по­том на­пи­са­ла нам пост с бла­го­дар­но­стью. Ско­рая по­мощь — это дру­гой мир, я вам ска­жу. Ес­ли я чи­таю, что кто-то оби­жа­ет со­труд­ни­ков ско­рой, мне хо­чет­ся со­рвать­ся с ме­ста и ехать на по­мощь с «би­той спра­вед­ли­во­сти». Я счи­таю, что это са­мая необ­хо­ди­мая про­фес­сия.

То есть в слу­чае че­го вы те­перь смо­же­те и первую ме­ди­цин­скую по­мощь ока­зать?

В ки­но нуж­но по­тра­тить мно­го вре­ме­ни, что­бы схва­тить роль, а в се­ри­а­ле к по­след­ним се­ри­ям ты уже бу­дешь спе­ци­а­ли­стом. Так что те­перь я знаю, как от­ли­чить обыч­ный отек от оте­ка Квин­ке, и лег­ко мо­гу ока­зать первую по­мощь.

А вы са­ми не хо­те­ли стать вра­чом — пой­ти по сто­пам сво­ей ма­мы?

Я хо­тел, но ма­ма, ко­то­рая бы­ла вра­чом-рент­ге­но­ло­гом, во­вре­мя со­об­ра­зи­ла и от­го­во­ри­ла. Ес­ли бы ма­ма бы­ла на­уч­ным со­труд­ни­ком, док­то­ром, ко­то­рый по­лу­чал бы неимо­вер­ное удо­воль­ствие, вза­им­ность от про­фес­сии, на­вер­ное, она на­пра­ви­ла бы ме­ня ту­да. Но она про­ве­ла всю жизнь с пе­ре­ло­ман­ны­ми людь­ми и он­ко­боль­ны­ми. А отец за­ни­мал­ся ра­дио­элек­тро­ни­кой, кос­мо­сом, свя­зью, и он ре­ко­мен­до­вал мне по­сту­пать в тех­ни­че­ский ин­сти­тут. Я вы­брал Мос­ков­ский ин­сти­тут ра­дио­тех­ни­ки, элек­тро­ни­ки и ав­то­ма­ти­ки. Для ме­ня, как для пар­ня, это бы­ло пра­виль­но и оче­вид­но. Но че­рез два го­да я ушел в те­ат­раль­ные де­бри и тем са­мым неожи­дан­но из­ме­нил те­че­ние со­бы­тий. В ин­сти­ту­те на­чал ве­че­ра­ми за­ни­мать­ся са­мо­де­я­тель­но­стью, влю­бил­ся в ак­три­су, и всё...

То есть во всем ви­но­ва­та лю­бовь?

Да, всё слу­чи­лось по люб­ви. Я во­шел в те­ат­раль­ное окру­же­ние, при­смот­рел­ся из­нут­ри, чу­дом по­сту­пил в Шко­лу-сту­дию МХАТ. Ска­зать, что ро­ди­те­ли бы­ли удив­ле­ны, — не ска­зать ни­че­го. Отец при­вел все ар­гу­мен­ты, ка­кие мог... Но я к то­му мо­мен­ту уже вы­брал для се­бя очень слож­ную, на пер­вый взгляд, не слиш­ком муж­скую про­фес­сию, ко­то­рая до сих пор от­ве­ча­ет мне вза­им­но­стью.

Гоша, как ду­ма­е­те, ро­ди­те­ли долж­ны по­мо­гать де­тям опре­де­лять­ся с про­фес­си­ей?

Да, без­услов­но.

А ко­гда ва­ша стар­шая дочь По­ли­на ре­ши­ла стать ак­три­сой, вы ее не от­го­ва­ри­ва­ли?

РАНЬ­ШЕ Я ВСЮ СВОЮ ЖИЗНЬ ОТДАВАЛ ТВОРЧЕСТВУ. ЖИЛ АК­ТИВ­НО, ТУСОВОЧНО, ТВОРЧЕСКИ… ТО­ГДА Я БЫЛ ДРУ­ГОЙ

Нет. Она то­же ре­ши­ла стать ак­три­сой неожи­дан­но. Прав­да, ко­гда еще учи­лась в шко­ле. В вось­мом клас­се при­ез­жа­ла на съе­моч­ную пло­щад­ку филь­ма «Лю­бовь-мор­ковь», по­дру­жи­лась с ре­бя­та­ми, с ко­то­ры­ми я то­гда сни­мал­ся, а по­том, ко­гда уви­де­ла ки­но, вдруг спро­си­ла: «По­че­му ты ме­ня не сни­ма­ешь?»

Но сей­час у вас с По­ли­ной уже есть и сов­мест­ные съем­ки в ки­но.

Да, в се­ри­а­ле «По­след­ний мент» мы с ней иг­ра­ли от­ца и дочь. При­чем По­ли­на са­ма про­шла ка­стинг, без вся­ко­го лоб­би. Я счи­таю, что это бы­ла раз­мин­ка. Она то­гда бы­ла сту­дент­кой, и ей от ме­ня, ко­неч­но же, до­ста­ва­лось. ( Улы­ба­ет­ся.) Сей­час ста­ра­юсь не пе­ре­се­кать­ся с ней в кад­ре, не за­со­рять эфир. Ес­ли бу­дет судь­бо­нос­ная ки­нош­ка — дру­гое де­ло. А по­ка у нее впе­ре­ди слож­ный путь.

Но ведь вы, как из­вест­ный ак­тер, мо­же­те по­мочь до­че­ри.

Я мо­гу по­мочь толь­ко со­ве­том. Это же ры­нок, сей­час всё чест­но. Нуж­но най­ти хо­ро­ше­го аген­та, ко­то­рый за­явит, что есть та­кая ак­три­са и что она мо­жет де­лать. По­ли­на еще спо­кой­на, не оди­но­ка, жи­вет в люб­ви, что для ак­три­сы не са­мый луч­ший по­ка­за­тель. У нее нет опы­та пло­хо­го по­ве­де­ния, а ак­три­са не все­гда долж­на иг­рать ро­ли при­леж­ных, по­ря­доч­ных дев­чо­нок. Мы пье­су сей­час об этом ста­вим — о пло­хой де­воч­ке, «Лю­бов­ные пись­ма» на­зы­ва­ет­ся. Не­из­вест­но, как вер­нее про­жить жизнь, — от­кры­то, от­кро­вен­но, от­ча­ян­но, или про­си­деть в клет­ке чуть доль­ше, чем на свободе. Сво­бо­да или несво­бо­да. Тут та­кой тон­кий мо­мент. Ар­тист, на мой взгляд, это при­мер сво­бо­ды — как в жиз­ни сво­ей, так и на сцене. Я осво­бож­даю се­бя от лю­бо­го бре­ме­ни, что­бы быть сво­бод­ным.

Сей­час в жиз­ни и у вас всё спо­кой­но: же­на, де­ти.

Я уже на­ко­пил свой опыт. Ес­ли обыч­ный че­ло­век со­сто­ит из то­го, что он ест, то ак­тер — из то­го, что чув­ству­ет. На сцене всё де­ла­ет­ся для то­го, что­бы вы­сво­бо­дить чув­ства. Ме­ня до сих пор удив­ля­ет, ес­ли в те­ат­ре я по­лу­чаю ка­кой-то за­ра­бо­ток. Мне все­гда это так стран­но. За что рас­пи­сать­ся в по­лу­че­нии? За чув­ства?!

Ес­ли срав­ни­вать вас в ро­ли па­пы сей­час и два­дцать лет на­зад, есть раз­ни­ца?

Ко­неч­но, рань­ше я всю свою жизнь отдавал творчеству, сво­ей про­фес­сии, до­бы­ва­нию средств к су­ще­ство­ва­нию. Жил ак­тив­но, ту­со- воч­но, творчески... То­гда я был дру­гим. Ко­гда ро­ди­лись Же­ня и Свет­ла­на, они про­сто взо­рва­ли мое серд­це — та­кой люб­ви я еще не ис­пы­ты­вал. Сей­час я спе­шу до­мой, стрем­люсь уви­деть до­чек хо­тя бы за зав­тра­ком.

Пам­перс по­ме­нять млад­шей для вас не про­бле­ма?

Ей уже шесть ме­ся­цев — взрос­лая де­вуш­ка. Я что, ненор­маль­ный — де­вуш­ке ме­нять пам­пер­сы? Я да­же не за­хо­жу в ком­на­ту, ко­гда она го­лая.

По­хо­же на хо­ро­шую от­го­вор­ку.

Же­на то­же ду­ма­ет, что я со­ска­ки­ваю. Но у нас есть ко­му ме­нять пам­пер­сы. За­то я умею на них за­ра­ба­ты­вать лю­би­мым де­лом! У нас твор­че­ские пам­пер­сы! Вот... Мне ка­жет­ся, толь­ко сей­час, в три с по­ло­ви­ной го­да, Же­ня выш­ла со мной на нор­маль­ный кон­такт. Де­ти рев­ни­вые же, она рев­ну­ет к ма­ме, к тер­ри­то­рии сво­ей. Ко­гда ро­ди­лась Све­та, она к ней ди­ко рев­но­ва­ла. И, как это ни стран­но, она на­ча­ла це­нить, что есть я. И ко­гда я бе­ру ее на ру­ки, она счаст­ли­ва. Я, на­вер­ное, еще в пол­ной ме­ре не по­ни­маю сво­е­го сча­стья. Ну лад­но, ко­неч­но, по­ни­маю — оно огром­ное, но я боюсь его сгла­зить... Ть­фу, ть­фу, ть­фу! ( Улы­ба­ет­ся.)

Ат­мо­сфе­ра чер­но-бе­ло­го ки­но. Ноч­ной ре­сто­ран, в ко­то­ром с груст­ны­ми ли­ца­ми то­мят­ся изыс­кан­но оде­тые мо­ло­дые ле­ди и джентль­ме­ны. Ка­ме­ра фо­ку­си­ру­ет­ся на ли­це глав­но­го ге­роя, роль ко­то­ро­го ис­пол­ня­ет Аа­рон Тей­лор-джон­сон, зна­ко­мый нам по филь­мам «Ан­на Ка­ре­ни­на» Джо Рай­та и «Под по­кро­вом но­чи» То­ма Фор­да. На его ли­це не тос­ка, а ско­рее пре­сы­щен­ность. Все­го мгно­ве­ние, щел­чок паль­цев — и в еди­ном по­ры­ве он во­вле­ка­ет в та­нец свою рос­кош­ную спут­ни­цу, «за­жи­гая» весь ре­сто­ран сво­им внут­рен­ним ог­нем. «Мы с Аа­ро­ном за­хо­те­ли по­ка­зать на­сто­я­ще­го со­вре­мен­но­го джентль­ме­на имен­но та­ким: он непри­нуж­ден­но эле­гант­ный, сек­су­аль­ный и му­же­ствен­ный. Но его му­же­ствен­ность не ме­ша­ет ему про­яв­лять неж­ность и ве­ли­ко­ду­шие. Он мо­жет нести от­вет­ствен­ность и за лю­би­мую жен­щи­ну, и за огром­ное ко­ли­че­ство лю­дей, ко­то­рые на него на­де­ют­ся», — рас­ска­зы­ва­ет Сэм Тей­лор-джон­сон, ре­жис­сер ре­клам­но­го ро­ли­ка, по­свя­щен­но­го но­во­му муж­ско­му аро­ма­ту Gentleman от Givenchy, и по сов­ме­сти­тель­ству су­пру­га ак­те­ра. Впер­вые Givenchy пред­ста­вил ми­ру аро­мат Gentleman еще в 1975 го­ду. В ос­но­ве той ком­по­зи­ции бы­ло со­че­та­ние па­чу­лей со спе­ци­я­ми — эда­кий сим­би­оз «остро­ты» и га­лант­но­сти ге­роя тех лет. Вер­сия 2017 го­да де­мон­стри­ру­ет хо­ро­шие ма­не­ры и врож­ден­ную сме­лость на­ше­го со­вре­мен­ни­ка с по­мо­щью ком­по­зи­ции из нот ко­жи, па­чу­лей, ла­ван­ды и ири­са. Дер­жи­те нос по вет­ру и не про­пу­сти­те сво­е­го ге­роя! В НЕЙ ДВЕ ГРА­НИ. БЛАГОРОДНЫЙ АККОРД ЛА­ВАН­ДЫ И ИРИ­СА ПАРФЮМЕРЫ НА­ТА­ЛИ ЛОРСОН И ОЛИ­ВЬЕ КРЕСП ПОМЕСТИЛИ В СЕРД­ЦЕ АРОМАТА, А НАСЫЩЕННЫЙ ШЛЕЙФ СКРОИЛИ ИЗ НОТ КО­ЖИ, ПА­ЧУ­ЛЕЙ И ДРЕВЕСИНЫ.

Î ÊÎÌÏÎÇÈÖÈÈ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.