БОЛЬ­ШЕ ЧЕМ ЛЮ­БОВЬ

OK! (Russia) - - Персона - Фото: Гри­го­рий Га­лант­ный. Стиль: Ан­на Ар­та­мо­но­ва. Ма­ки­яж: Да­ри­на Го­ро­бец При­че­ски: Лю­бовь Фро­ло­ва/redken

Для но­во­год­не­го но­ме­ра на­ше­го жур­на­ла мы вы­бра­ли пре­крас­ную се­мей­ную па­ру — НАТАЛЬЮ ПОДОЛЬСКУЮ и ВЛА­ДИ­МИ­РА ПРЕСНЯКОВА. Обыч­но су­пру­ги при­хо­дят на ин­тер­вью вме­сте. Но на этот раз всё бы­ло по-дру­го­му. Во­ло­дя по­про­сил, что­бы я по­бе­се­до­вал с каж­дым из них в от­дель­но­сти. «На­та­ша та­кая ха­риз­ма­тич­ная, что всё вни­ма­ние пе­ре­тя­ги­ва­ет на се­бя. Мне бу­дет про­ще по­го­во­рить с то­бой на­едине», — уточ­нил он. Мы так и сде­ла­ли: сна­ча­ла по­об­ща­лись с На­та­льей, а по­том с Во­ло­дей. Бе­се­до­ва­ли мы, как дав­ние дру­зья, у ме­ня до­ма Н ата­ша, как быст­ро ле­тит вре­мя! Ва­ше­му сы­ну уже два с по­ло­ви­ной го­да. Пом­ню эту тро­га­тель­ную лет­нюю кар­ти­ну, ко­гда в Юр­ма­ле мой брат Игорь кор­мил его с ло­жеч­ки. Как ты уми­ля­лась то­му, на­сколь­ко Ар­те­мий кон­такт­ный маль­чик.

Он бол­туш­ка — не то сло­во. Ар­те­мий во­об­ще не мол­чит и не си­дит — он или бе­га­ет, или пры­га­ет, или по­ет. В по­след­нее вре­мя он стал очень ин­те­ре­со­вать­ся мик­ро­фо­ном. У него есть и иг­ру­шеч­ный син­те­за­тор, и па­пин на­сто­я­щий, он за­ле­за­ет на стул — «всё сам, всё сам», ему во­об­ще ни­кто не по­мо­га­ет, ка­те­го­ри­че­ски нель­зя по­мо­гать. Очень ак­тив­ный ре­бе­нок, и мне нра­вит­ся, что он не бо­ит­ся взрос­лых. Ему, как и лю­бо­му ре­бен­ку, ко­неч­но, нуж­но немнож­ко вре­ме­ни, что­бы адап­ти­ро­вать­ся, но че­рез неко­то­рое вре­мя он сам подходит, за­гля­ды­ва­ет в гла­за и что-то на­чи­на­ет рас­ска­зы­вать взрос­ло­му че­ло­ве­ку. За этим очень уми­ли­тель­но на­блю­дать. Ко­неч­но, рот до ушей — хоть за­вя­зоч­ки при­шей. ( Сме­ет­ся.)

В ко­го он та­кой об­щи­тель­ный? На­вер­ное, в те­бя. Во­ло­дя бо­лее сдер­жан­ный в про­яв­ле­нии эмо­ций.

По рас­ска­зам, Во­ва в дет­стве был очень ак­тив­ным. И я ни­ко­гда ни­ко­го не стес­ня­лась в дет­стве. Ар­те­мия мы на­зы­ва­ем «шуст­рик» — очень он шуст­рый, смеш­ной. Прав­да, сей­час он про­сит, что­бы мы на­зы­ва­ли его Пя­тач­ком. По­то­му что па­па у нас стал Вин­ни-пу­хом. Муль­ти­ки Ар­те­мий еще не смот­рел, но по ил­лю­стра­ци­ям, по книж­кам он этих ге­ро­ев зна­ет. Вот он ре­шил, что бу­дет Пя­тач­ком. И у них с Во­вой очень ми­лое при­вет­ствие по утрам: «При­вет, Пя­та­чок!» — «При­вет, Вин­ни-пух!»

А ты кто же в этой ком­па­нии?

Я кто? Кро­лик или ослик Иа. Или про­сто ша­рик. ( Сме­ет­ся.) Я по­ка се­бе роль не при­ду­ма­ла.

Ты го­во­ришь, что мульт­фильм про Вин­ни-пу­ха сын еще не ви­дел. А по­че­му? Сей­час для это­го у него иде­аль­ный воз­раст.

Ты зна­ешь, я не то­роп­люсь. Ар­те­мий смот­рит обу­ча­ю­щие муль­ти­ки на те­ле­фоне, на ipad. Но я не спе­шу всё его вре­мя от­да­вать муль­ти­кам и про­смот­рам че­го-то в га­д­же­тах. Это всё рав­но неиз­беж­но, но, по­ка я мо­гу вли­ять на этот про­цесс, я на него влияю — за­ни­маю Тё­му иг­рой, об­ще­ни­ем, ка­ки­ми-то по­лез­ны­ми де­ла­ми. Мы по­шли в са­дик, хо­дим на час-пол­то­ра в день, у нас за­ня­тия ан­глий­ским язы­ком и му­зы­кой. Еще у Тё­мы бас­сейн два ра­за в неде­лю.

Ре­бе­нок за­гру­жен по пол­ной про­грам­ме!

Да, я убеж­де­на, что ре­бе­нок не дол­жен бол­тать­ся сам по се­бе, без де­ла. Он дол­жен быть по-хо­ро­ше­му за­гру­жен тем, что ему до­став­ля­ет удо­воль­ствие.

Это мо­дель и тво­е­го дет­ства?

Да-да, за без­де­лье нам с Юлей тут же «при­ле­та­ло» от па­пы.

Ска­жи, эти два с по­ло­ви­ной го­да силь­но те­бя из­ме­ни­ли? Я за­ме­тил, что твой взгляд стал бо­лее муд­рым, что ли.

Пред­став­ля­ешь, я шла к те­бе на ин­тер­вью и ду­ма­ла, что ты мне обя­за­тель­но за­дашь этот во­прос. Ко­неч­но, я ме­ня­юсь. Я ста­ла та­кой плак­сой... Вот сей­час за­пи­сы­ва­ла пес­ню мед­лен­ную в сту­дии. Я ее два ра­за спе­ла и по­том пять ми­нут пла­ка­ла. Рань­ше ни­ко­гда не пла­ка­ла в сту­дии, а по­сле ро­дов со мной та­кое ста­ло слу­чать­ся. Хо­тя те­перь я на­мно­го уве­рен­нее в се­бе, с гор­до­стью ношу это имя — «ма­ма», и мне от это­го очень отрадно. Что еще... Ста­ла всё пла­ни­ро­вать за­ра­нее. На­при­мер, сей­час, еще до Но­во­го го­да, я за­ни­ма­юсь тем, что подыс­ки­ваю дом для на­ше­го се­мей­но­го от­ды­ха в июне. Ду­маю, что мы сно­ва по­едем в Ис­па­нию, и вот на днях пла­ни­ру­ем оформ­лять арен­ду. То есть за пол­го­да я на­ча­ла го­то­вить­ся к лет­не­му от­ды­ху. Я хо­чу по­лу­чить имен­но то, что нам на­до, а не то, что оста­лось. На­до успеть ку­пить нор­маль­ные би­ле­ты, а не в го­ряч­ке их по­том ис­кать-по­ку­пать...

Та­кой чет­кий струк­тур­ный по­сыл.

Еще я ста­ла ра­но вста­вать. Хо­тя это до сих пор непро­сто — я люб­лю по­спать. Ну и не­смот­ря на на­ли­чие ня­ни, ночь, ес­ли я в Москве, все­гда на мне: мне ка­жет­ся, ес­ли ре­бе­нок про­сы­па­ет­ся но­чью, к нему долж­на ид­ти ма­ма. А так, Тё­ма са­мо­сто­я­тель­ный па­рень, он жи­вет один, в сво­ей ком­на­те — это моя прин­ци­пи­аль­ная по­зи­ция.

И с ка­ко­го вре­ме­ни ты при­дер­жи­ва­ешь­ся та­ко­го прин­ци­па?

С тех пор как Тё­ме ис­пол­нил­ся год. Есть ви­део­ня­ня, ко­то­рая на­хо­дит­ся у нас в ком­на­те, и ес­ли сы­на что-то бес­по­ко­ит, я при­хо­жу и успо­ка­и­ваю его. И утром обя­за­тель­но я долж­на пер­вая к нему по­дой­ти. Он про­сы­па­ет­ся: «Ма­ма!» — крик на весь дом.

А па­па?

Нет, по утрам он кри­чит «ма­ма!» — все-та­ки у него еще « воз­раст ма­мы». ▶

Я СТА­ЛА УВЕ­РЕН­НЕЕ В СЕ­БЕ, С ГОР­ДО­СТЬЮ НОШУ ЭТО ИМЯ — «МА­МА», И МНЕ ОТ ЭТО­ГО ОЧЕНЬ ОТРАДНО

Я под­хо­жу, мы об­ни­ма­ем­ся, це­лу­ем­ся, но уже у Тё­мы все мень­ше и мень­ше ста­но­вит­ся вре­ме­ни на лас­ки — у него очень мно­го дел. ( Сме­ет­ся.)

Ну ты сей­час, на­сколь­ко я по­ни­маю, по­гру­же­на уже не толь­ко в вос­пи­та­ние сы­на, но и в твор­че­ство. В этом смыс­ле у те­бя но­вый этап, да?

Но­вый — и в му­зы­каль­ном плане, и в ор­га­ни­за­ци­он­ном. Я ста­ла со­труд­ни­чать с де­вуш­кой, ко­то­рую мо­гу на­звать сво­им про­дю­се­ром, — у нас очень мно­го пла­нов. Это дей­стви­тель­но но­вый ви­ток, я ве­рю в успех на­ше­го ме­ро­при- ятия. Мне все-та­ки очень не хва­та­ло твор­че­ской ре­а­ли­за­ции.

Ко­гда ты это по­чув­ство­ва­ла осо­бен­но ост­ро?

Я это чув­ство­ва­ла все­гда, про­сто у ме­ня ни­ко­гда не бы­ло вот это­го недо­ста­ю­ще­го зве­на в ко­ман­де, не бы­ло про­дю­сер­ской си­лы.

А по­че­му?

Так сло­жи­лось. Хо­ро­ших про­дю­се­ров во­об­ще не так мно­го.

А у Преснякова есть про­дю­сер?

Нет. Ко­гда Во­ва стал по­пу­ляр­ным, еще и про­дю­се­ров-то не бы­ло. У него есть хи­ты, есть ме­недж­мент, концертный ди­рек­тор, пи- ар. Не так дав­но он стал со­труд­ни­чать с Velvet Music — эта ком­па­ния за­ни­ма­ет­ся имен­но его про­дви­же­ни­ем. У нас сей­час разъ­еди­нил­ся ме­недж­мент. Мы же твор­че­ские лю­ди, нам все­гда хо­чет­ся че­го-то но­во­го, а в по­след­ние де­сять лет нас с Во­вой ста­ли вос­при­ни­мать не толь­ко как па­ру, но и как твор­че­ский ду­эт.

Но это же так есте­ствен­но!

Да-да-да. Хо­тя мы ни­ко­гда не бы­ли ду­э­том. Во­ва все­гда был соль­ным ис­пол­ни­те­лем, я до него, хоть и не так дол­го, то­же бы­ла соль­ной пе­ви­цей. И сей­час на­стал тот са­мый мо­мент, ко­гда мне вновь за­хо­те­лось за­нять­ся сво­ей ▶

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.