МА­СТЕР КИ­СТИ И МЕЧА

OK! (Russia) - - Персона - Текст: Ев­ге­ния Бе­лец­кая. Фото: Яро­слав Кло­ос Стиль: На­та­ша Сыч. Гру­минг: Ан­на Ха­ри­то­но­ва

нтон, вы че­ло­век, ко­то­ро­му нра­вит­ся ста­вить пе­ред со­бой аб­со­лют­но раз­ные за­да­чи, и от это­го все­го вы яв­но по­лу­ча­е­те удо­воль­ствие.

Ис­клю­чи­тель­но! И сей­час пе­ре­до мной сто­ят слож­ные за­да­чи, по­рой да­же не понимаешь, как их вы­пол­нить. Но де­ло в том, что я вос­при­ни­маю это не как апо­ка­лип­сис, а как ин­те­рес­ную го­ло­во­лом­ку. Ко­гда всё толь­ко на­ча­лось, для ме­ня это бы­ло стрес­сом, по­ка я не по­нял од­ну про­стую вещь. Я при­шел на про­ект «Го­лос-6» и про­шел сле­пое про­слу­ши­ва­ние не как Ан­тон Лаврентьев, ко­то­рый изъ­ез­дил по­ряд­ка ста стран, снимался в про­грам­ме «Орёл и реш­ка», а про­сто как Ан­тон Лаврентьев — че­ло­век, ко­то­рый уме­ет иг­рать на ги­та­ре и петь пес­ни. Я был как чи­стый лист, пла­сти­лин, из ко­то­ро­го еще пред­сто­ит что-то вы­ле­пить. И как толь­ко я осо­знал, что при­шел сю­да, что­бы учить­ся, сра­зу всё за­ра­бо­та­ло как на­до.

Как участ­ник по­пу­ляр­но­го шоу вы по­сто­ян­но с кем-то со­рев­ну­е­тесь. Кон­ку­рен­ция за­став­ля­ет вас быть в то­ну­се?

Ко­гда мне нуж­но ко­му-то до­ка­зать, что я луч­ше, я на­чи­наю очень силь­но нерв­ни­чать. Твор­че­ство, му­зы­ка, вы­ступ­ле­ние на сцене — это что угод­но, но толь­ко не гон­ка. У ме­ня дру­гая за­да­ча: я ви­жу се­бя про­вод­ни­ком, по­сред­ством ко­то­ро­го транс­ли­ру­ет­ся то или иное на­стро­е­ние, со­сто­я­ние, эмо­ция. Со­рев­но­ва­тель­ный ас­пект это всё уби­ва­ет, он за­клю­ча­ет те­бя в рам­ки, за­став­ля­ет де­лать чуть-чуть боль­ше, чуть-чуть даль­ше. Он преж­де все­го за­став­ля­ет ду­мать. И че­му я в прин­ци­пе и учусь на про­ек­те «Го­лос» — это прыг­нуть вы­ше го­ло­вы — сво­ей соб­ствен­ной, а не дру­гих участ­ни­ков, обнаружить ка­кие-то внут­рен­ние ре­зер­вы, сде­лать то, че­го рань­ше не умел и без «Го­ло­са» да­же не по­ду­мал бы на­учить­ся. И это очень труд­но по­рой. Мо­гу ска­зать, мне круп­но по­вез­ло, по­то­му что, ви­ди­мо, я что-то очень хо­ро­шее сде­лал в про­шлой жиз­ни, раз в этой встре­тил Пе­ла­гею и ее ма­му Свет­ла­ну Ген­на­дьев­ну Ха­но­ву. На­столь­ко по­вы­сить мой уро­вень вос­при­я­тия му­зы­ки, уро­вень мо­их вы­ступ­ле­ний, как это сде­ла­ли они, — не знаю, кто бы смог.

Чем бли­же фи­нал, тем силь­нее на­кал. Нер­вы в по­ряд­ке?

Еще по­сле вто­ро­го эта­па по­един­ка я от­пра­вил­ся на гастро­ли, а ко­гда вер­нул­ся, у ме­ня про­пал го­лос. Сна­ча­ла я за­бо­лел, а по­том всё — у ме­ня про­пал фаль­цет, у ме­ня про­пал диа­па­зон, я про­сто пе­ре­стал из­вле­кать но­ты. Вна­ча­ле по­ду­мал, что до съе­мок еще три неде­ли — при пра­виль­ном ухо­де, в прин­ци­пе, это­го до­ста­точ­но, что­бы вер­нуть го­лос. Но даль­ше бы­ло толь­ко ху­же. При­е­хал к фо­ни­ат­ру (есть та­кой Лев Ру­дин, пре­крас­ный и за­ме­ча­тель­ный), он на­зна­чил мне ле­че­ние, но про­шла неде­ля — и ни­че­го. У ме­ня уже по­ти­хо­неч­ку съез­жа­ла кры­ша, я впал в па­ни­ку, по­то­му что не по­ни­мал, что со мной, и, са­мое глав­ное, вра­чи ни­че­го не мог­ли мне ска­зать. В ко­неч­ном ито­ге мы вы­яс­ни­ли, что на фоне стрес­са, на фоне каж­до­днев­ных мно­го­ча­со­вых за­ня­тий во­ка­лом у ме­ня, как ни стран­но, на­ча­лась пе­ре­строй­ка во­каль­но­го ап­па­ра­та. То есть то, что у де­тей про­ис­хо­дит в че­тыр­на­дцать лет. Не знаю, кто мне по­мог — Гос­подь или Все­лен­ная сжа­ли­лась, — но за три дня до съе­мок от­пу­сти­ло! В ко­неч­ном ито­ге всё сло­жи­лось: я и спел, и стан­це­вал. ▶

АН­ТОН ЛАВРЕНТЬЕВ — ге­рой но­во­го вре­ме­ни: та­лант­лив, хо­рош со­бой, прекрасно по­ет, иг­ра­ет на ги­та­ре. Од­ним сло­вом, ПРИРОЖДЕННЫЙ АР­ТИСТ! С ве­ду­щим те­ле­ка­на­ла «Ю», а ныне и участ­ни­ком шоу «Го­лос-6» на Пер­вом ка­на­ле мы по­го­во­ри­ли о кон­ку­рен­ции в жиз­ни и на сцене, о ро­ман­тиз­ме и люб­ви к хо­лод­но­му ору­жию

Ес­ли вер­нуть­ся к во­про­су о кон­ку­рен­ции — она ведь ча­сто вы­тас­ки­ва­ет из че­ло­ве­ка де­мо­нов.

О да!

Вы ко­гда-ни­будь ко­му-ни­будь по-хо­ро­ше­му за­ви­до­ва­ли?

За­висть — это же по­пыт­ка по­ме­нять­ся ме­ста­ми с неким че­ло­ве­ком и, соб­ствен­но, жить его жиз­нью. Бы­ли мо­мен­ты, ко­гда я не по­ни­мал, по­че­му вот у это­го че­ло­ве­ка что­то по­лу­чи­лось, а у ме­ня нет, я же то­же мо­гу! Со вре­ме­нем я при­шел к то­му, что жизнь — это путь. У каж­до­го он уни­ка­лен. Это пер­вое. А вто­рое — нель­зя объ­ек­тив­но по­смот­реть со сто­ро­ны на жизнь дру­го­го че­ло­ве­ка. Вот кто-то вы­шел на сце­ну «Олим­пий­ско­го», а я, на­при­мер, в за­ле. Я хо­чу быть на его ме­сте! Но я же не знаю, ка­кой путь этот му­зы­кант про­шел до это­го мо­мен­та и, са­мое глав­ное, что он в эту ми­ну­ту ис­пы­ты­ва­ет. А мо­жет, он хо­чет к чер­то­вой ма­те­ри сбе­жать от­сю­да на необи­та­е­мый ост­ров?! Это я ви­жу его как идо­ла. Се­го­дня я смот­рю на пре­крас­ных ар­ти­стов в ко­ман­де Пе­ла­геи, да и не толь­ко (у всех на­став­ни­ков очень кру­тые ар­ти­сты) — каж­дый из них к на­сто­я­ще­му мо­мен­ту про­шел свой фан­та­сти­че­ский твор­че­ский путь. У каж­до­го из нас есть силь­ные и сла­бые сто­ро­ны. Ес­ли я бу­ду за­ви­до­вать, бу­ду си­деть и го­во­рить: мол, у Ва­си та­кой диа­па­зон, был бы у ме­ня та­кой, я бы по­рвал всех на све­те, — я не бу­ду рас­ти. Че­ло­век рас­тет не ко­гда он на­хо­дит­ся ря­дом со сла­бы­ми со­пер­ни­ка­ми, а ко­гда мо­жет

А ес­ли лю­ди пло­хо ра­бо­та­ют?

Ес­ли они на­хо­дят­ся в мо­ей ком­пе­тен­ции? Пре­ду­пре­ди­тель­ный вы­стрел в воз­дух.

Так, а даль­ше?

По но­гам!

А по­том и са­му­рай­ский меч на­го­ло?

Нет. Здесь еще про­ще: че­ло­век ра­бо­та­ет хо­ро­шо, ко­гда ему нра­вит­ся. Ес­ли че­ло­век ра­бо­та­ет пло­хо — это ли­бо по­то­му, что он не уме­ет, зна­чит, ему нуж­но по­мочь, ли­бо по­то­му, что не хо­чет. А ес­ли он не хо­чет, ему на­до дать воз­мож­ность най­ти то де­ло, где он бу­дет прекрасно ра­бо­тать.

И всё рав­но вы ка­ким-то иде­аль­ным по­лу­ча­е­тесь. Так же не бы­ва­ет.

Я же не все­гда так ду­мал и по­сту­пал, я к это­му дол­го шел. Я вот ку­рю, на­при­мер... Но для ме­ня в этом есть эле­мент ро­ман­тиз­ма. Ку­рю до­ста­точ­но дав­но, клас­са с де­вя­то­го, бро­сал на шесть лет, на пол­го­да. Но ужас в том, что я по­ни­маю, что мне это за­ня­тие нра­вит­ся. Это же некий ри­ту­ал. В прин­ци­пе, во­об­ще всё ри­ту­ал.

Вы не меч­та­е­те ко­гда-ни­будь от­крыть свой клуб, что­бы петь там свои пес­ни?

У ме­ня есть идея, мо­жет быть, от­крыть неболь­шой бар, где бу­дет своя эс­те­ти­ка, по­то­му что я люб­лю го­то­вить. Люб­лю го­то­вить мя­со, очень люб­лю ви­но, хо­тя сей­час, к со­жа­ле­нию или к сча­стью, нет воз­мож­но­сти по­пить ви­на, по­то­му что рас­слаб­лять­ся нель­зя. Ино­гда хо­чет­ся, но нель­зя. А меч­та все­гда долж­на быть у че­ло­ве­ка. Вот я хо­чу ма­лень­кий бар с хо­ро­шей жи­вой му­зы­кой. И во­все не сво­ей. Спу­стя год по­сле ухо­да из «Ор­ла и реш­ки» мы вме­сте с Алё­ной Ро­шаль ста­ли ве­сти еже­не­дель­ную про­грам­му «Учи­тесь слы­шать» на ра­дио «Мак­си­мум». По­сыл этой про­грам­мы — дать воз­мож­ность мо­ло­дым ис­пол­ни­те­лям по­ка­зать се­бя в фор­ма­те фе­де­раль­ной ра­дио­стан­ции. По­то­му что я не по­на­слыш­ке знаю, на­сколь­ко это труд­но — про­дви­гать свою му­зы­ку и гнуть свою ли­нию, как по­ет из­вест­ный ар­тист. И де­лать так, что­бы эта му­зы­ка бы­ла по­нят­на ауди­то­рии. По­это­му свою кар­му я от­ра­ба­ты­ваю та­ким об­ра­зом. Хо­чу, что­бы ко­гда-ни­будь (не знаю, ко­гда это слу­чит­ся) в мо­ем ба­ре вы­сту­па­ли мо­ло­дые и класс­ные ре­бя­та, по­то­му что у нас ре­аль­но очень мно­го та­лант­ли­вых му­зы­кан­тов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.