«ЕС­ЛИ БЫ МЫ ЖИ­ЛИ НА ОСТ­РО­ВЕ, МЫ БЫ­ЛИ БЫ СЧАСТЛИВЫ»

Аг­ния ДИТ­КОВ­СКИ­ТЕ и Алек­сей ЧАДОВ при­шли на на­шу встре­чу, ко мне до­мой, в пре­крас­ном рас­по­ло­же­нии ду­ха. И гля­дя на них, труд­но по­ве­рить, что несколь­ко лет на­зад они рас­ста­лись. Но Аг­нию и Алек­сея объ­еди­ня­ет об­щий сын Фё­дор, и это уже на­все­гда. Но­вый жизне

OK! (Russia) - - Эксклюзив - Фо­то: Ва­ле­рия Звез­доч­ки­на

Аг­ния, Лё­ша, очень рад ви­деть вас вме­сте. Мне ка­жет­ся, за столь­ко лет, что мы зна­ко­мы, я впер­вые ви­жу вас вдво­ем.

Алек­сей: Се­рьез­но? За де­сять лет та­ко­го су­ма­сшед­ше­го бур­но­го ро­ма­на? Ты всё пропустил. ( Сме­ет­ся.) Как же это мы все вме­сте не встре­ча­лись…

Я сам не по­ни­маю. Но на­ша се­го­дняш­няя встре­ча — хо­ро­ший знак. Это го­во­рит о том, что жизнь — шту­ка гиб­кая, и в этом ее боль­шой плюс. Как по­ка­зы­ва­ет прак­ти­ка, ни­ка­кие две­ри не на­до за со­бой за­кры­вать...

Аг­ния: Ни в ко­ем слу­чае. Алек­сей: Сто про­цен­тов. Те­бе мо­жет казаться, что ты для се­бя за­крыл ка­кую-то дверь и боль­ше ни­ко­гда в нее не войдешь. Но это не так. В жиз­ни всё го­раз­до ве­се­лее. Все­му свое вре­мя. Глав­ное — к ре­ше­ни­ям под­хо­дить осо­знан­но. Вот в трид­цать лет я осо­знан­но сде­лал Аг­нии пред­ло­же­ние, а в два­дцать пять я еще не был к это­му го­тов, хо­тя мно­гие уго­ва­ри­ва­ли ме­ня пой­ти на этот шаг.

«Мно­гие» — это кто?

Аг­ния: Я не знаю. ( Сме­ет­ся.) Алек­сей: На­ши об­щие дру­зья. Они на­ме­ка­ли на то, что от­но­ше­ния долж­ны дви­гать­ся в опре­де­лен­ном на­прав­ле­нии, что сле­ду­ю­щий шаг — это пред­ло­же­ние, что вполне ло­гич­но и есте­ствен­но. Аг­ния: Я столь­ко лет жда­ла! А те­бя уго­ва­ри­ва­ли, ока­зы­ва­ет­ся. ( Сме­ет­ся.)

Сколь­ко ты жда­ла?

Аг­ния: Сколь­ко? В ка­ком го­ду мы по­же­ни­лись? Алек­сей: В две­на­дца­том. Мне то­гда как раз ис­пол­ни­лось трид­цать лет. Аг­ния: А мне — два­дцать три. Та­кая мо­ло­дая я бы­ла. Вре­мя ле­тит очень быст­ро, да­же не успе­ва­ешь это осо­знать. В ду­ше ты вро­де как всё тот же ре­бе­нок, толь­ко со­бы­тия раз­ные слу­ча­ют­ся, что-то с то­бой про­ис­хо­дит, но ты ни­как не мо­жешь при­нять тот факт, что ты взрос­ле­ешь. Алек­сей: Ты зна­ешь, Ва­дим, а я, на­обо­рот, стал за­ме­чать, что на­ко­нец-то в чем-то ве­ду се­бя кон­крет­но как взрос­лый че­ло­век.

В чем это про­яв­ля­ет­ся?

Алек­сей: Во мно­гом это, ко­неч­но, свя­за­но с глав­ным со­бы­ти­ем в мо­ей жиз­ни. У ме­ня по­яви­лась от­вет­ствен­ность гло­баль­но­го мас­шта­ба — это сын, маль­чик, муж­чи­на, мой на­след­ник, ко­то­ро­го на­до вос­пи­тать, ко­то­ро­му мно­гое нуж­но объ­яс­нить и рас­ска­зать. Я го­во­рю в ос­нов­ном про ду­хов­ное, про се­мей­ные цен­но­сти. Вос­пи­тать хо­ро­ше­го че­ло­ве­ка — это важ­но для ме­ня.

Фё­до­ру сейчас три с по­ло­ви­ной го­да. Ты уже ве­дешь с ним ка­кие-то муж­ские бе­се­ды?

Алек­сей: Ко­неч­но. У него сейчас са­мый ин­те­рес­ный воз­раст — он по­сто­ян­но что-то спра­ши­ва­ет и с боль­шим вни­ма­ни­ем слу­ша­ет.

Он, на­при­мер, за­да­ет во­прос, по­че­му па­па при­ез­жа­ет и уез­жа­ет?

Аг­ния: Ты зна­ешь, нет. Во-пер­вых, мы оба по­сто­ян­но при­ез­жа­ем-уез­жа­ем, мы по­сто­ян­но ра­бо­та­ем. И соб­ствен­но го­во­ря, я ведь то­же в дет­стве не за­да­ва­ла та­ких во­про­сов.

Это ко­гда ма­ма рас­ста­лась с отцом?

Аг­ния: Да. Они оба ра­бо­та­ли. То ма­мы нет до­ма ме­сяц, то вдруг ма­ма воз­вра­ща­ет­ся. Ну это та­кая цы­ган­ская жизнь. На­ши де­ти, к со­жа­ле­нию, об­ре­че­ны на это. Но мы мо­жем взять сы­на с со­бой, на­при­мер. Алек­сей: Ты, Ва­дим, го­во­ришь, не спра­ши­ва­ет ли он, по­че­му па­па при­ез­жа­ет и уез­жа­ет. Во-пер­вых, сын мно­го вре­ме­ни про­во­дит со мной, и ес­ли я сво­бо­ден, то всё свое вре­мя по­свя­щаю ему. А во-вто­рых, важ­но по­ни­мать, что в его воз­расте ма­ма всё-та­ки нуж­нее и важ­нее. И это чув­ству­ет­ся, и я на этот счет со­вер­шен­но спо­ко­ен. Хо­чешь к ма­ме — пожалуйста. Как маль­чи­ка я его по­ни­маю. Я еще в три­на­дцать лет про­сил: «Мам, по­ле­жи со мной, мас­са­жик мне сде­лай». Здесь это­му пе­ре­чить нель­зя ни в ко­ем слу­чае. И мы вы­стра­и­ва­ем на­ши от­но­ше­ния та­ким об­ра­зом, что­бы маль­чи­ку бы­ло ком­форт­но. Мы, по­нят­но, взрос­лые, мы раз­бе­рем­ся, что да как. Мы и от­ды­хать вме­сте ез­дим, а неко­то­рым это во­об­ще ка­жет­ся очень стран­ным.

Дей­стви­тель­но стран­но. Втро­ем? Аг­ния: Да.

ТЕ­БЕ МО­ЖЕТ КАЗАТЬСЯ, ЧТО ТЫ ДЛЯ СЕ­БЯ ЗА­КРЫЛ КА­КУЮ-ТО ДВЕРЬ И БОЛЬ­ШЕ НИ­КО­ГДА В НЕЕ НЕ ВОЙДЕШЬ. НО ЭТО НЕ ТАК

Алек­сей: А по­че­му это, соб­ствен­но, стран­но? Ес­ли я от­ды­хаю с сы­ном, а ему нуж­на ма­ма, что мне те­перь — с сы­ном не ез­дить от­ды­хать, что ли. ( Сме­ет­ся.)

Вы­со­кие от­но­ше­ния. И ты, Аг­ния, к та­ко­му от­ды­ху то­же со­вер­шен­но нор­маль­но от­но­сишь­ся?

Аг­ния: Есте­ствен­но. Мне очень ком­форт­но с Лё­шей. Мы близ­кие дру­зья. И мы друг дру­га не на­пря­га­ем.

А ко­гда бы­ли же­на­ты, на­пря­га­ли?

Аг­ния: Нет. Но рань­ше мы име­ли друг на дру­га ка­кие-то пра­ва, а сейчас этих прав нет и это так удоб­но. Алек­сей: Ага, есть воз­мож­ность от­но­сить­ся друг к дру­гу бо­лее ува­жи­тель­но. ( Сме­ет­ся.)

Ре­бя­та, что­бы прий­ти к та­кой гармонии, нуж­но вре­мя, мно­го вре­ме­ни.

Аг­ния: Ко­неч­но. Алек­сей: При­ш­лось це­лый путь прой­ти. И та­кой непро­стой — мно­гие эти ис­пы­та­ния не вы­дер­жи­ва­ют. Сейчас я про се­бя мо­гу ска­зать, что стал до­ста­точ­но креп­ким. Ко­неч­но, раз­вод — это ма­лень­кая смерть. Рас­ста­ва­ние — это се­рьез­ный про­цесс, осо­бен­но ко­гда есть об­щий ре­бе­нок. Аг­ния: Мы, как все мо­ло­дые па­ры, рас­хо­ди­лись несколь­ко раз, что­бы по­ду­мать, как даль­ше жить. Разо­шлись по­сле трех лет сов­мест­ной жиз­ни где-то на год, по­том опять со­шлись, по­том рас­ста­лись, со­шлись и сра­зу по­же­ни­лись.

Вы в ито­ге сколь­ко лет бы­ли же­на­ты?

Алек­сей: Три го­да. Аг­ния: Что-то три го­да для нас ро­ко­вая цифра. ( Улыбается.)

Лё­ша, ты го­во­ришь, что вам по­на­до­би­лось прой­ти боль­шой путь...

Алек­сей: У нас был ма­лень­кий ре­бе­нок. Я же сам вы­рос без от­ца, и для ме­ня пол­но­цен­ность се­мьи — это важ­ней­ший фак­тор. По­это­му, что­бы прий­ти к это­му лег­ко­му и вро­де бы ве­се­ло­му за­сто­лью, как сейчас у те­бя до­ма, мы с Аг­ни­ей про­шли че­рез мно­гое. Я про се­бя ска­жу: ме­ня эта си­ту­а­ция по­тре­па­ла, ко­неч­но. Но без­услов­но, бы­ва­ют истории и бо­лее се­рьез­ные, ко­гда де­ти стра­да­ют по-на­сто­я­ще­му, ко­гда ро­ди­те­ли ка­те­го­ри­че­ски не при­ни­ма­ют друг дру­га и их род­ствен­ни­ки во­ю­ют по­сто­ян­но меж­ду со­бой. Мас­са та­ких при­ме­ров. Аг­ния: А с дру­гой сто­ро­ны, ко­гда рас­ста­ва­ние бы­ва­ет про­стым? Ко­гда те­бя это не дер­га­ет, ко­гда это те­бя не тро­га­ет? Осо­бен­но ко­гда ты по­ни­ма­ешь, что лю­бовь-то дей­стви­тель­но бы­ла, и, на­вер­ное, она бы­ла на­столь­ко силь­ная и на­сто­я­щая, что та­кой уже, ви­ди­мо, и не до­ве­дет­ся ис­пы­тать. Это я про се­бя сейчас го­во­рю, про те эмо­ции, ко­то­рые я ис­пы­та­ла с Лё­шей. Вот зна­ешь, ко­гда встре­ча­ешь че­ло­ве­ка и у те­бя нет во­про­сов «кто он?», «что он?», «сколь­ко он зарабатывает?». Ты просто встре­тил его, по­лю­бил и идешь с ним ру­ка об ру­ку. Это и бе­да, на­вер­ное, по­то­му что те­перь я ищу не мень­ших эмо­ций. Алек­сей: Аг­ния, чест­но те­бе ска­жу, я по­ни­маю, о чем ты го­во­ришь. Уро­вень на­шей люб­ви был до­ста­точ­но вы­сок, где-то да­же ка­за­лось, что это всё невоз­мож­но, что так просто не бы­ва­ет. Мно­гие в раз­гар на­ших чувств нам за­ви­до­ва­ли — это невоз­мож­но бы­ло скрыть. И ко­неч­но, сейчас, ко­гда нам за трид­цать, так втрес­кать­ся уже очень слож­но. Осо­бен­но муж­чи­нам. Сейчас кра­си­вых но­жек и кра­си­вых глаз уже недостаточно. Ес­ли я влюб­люсь сейчас по-на­сто­я­ще­му, то влюб­люсь преж­де все­го во внут­рен­ний мир че­ло­ве­ка.

Аг­ния, Лё­ша, вы на­столь­ко друг дру­га чув­ству­е­те, по­ни­ма­е­те друг дру­га. А мо­жет, всё еще мож­но скле­ить?

Аг­ния: Я, чест­но, ни от чего уже не за­ре­ка­юсь в этой жиз­ни. ( Сме­ет­ся.) Алек­сей: У нас скле­е­но всё нор­маль­но. У нас от­но­ше­ния хо­ро­шие, за­ме­ча­тель­ные, че­ло­ве­че­ские. Я горжусь ма­мой Фё­до­ра, она хо­ро­шая ма­ма, и она рас­тет в этом сво­ем зва­нии, ес­ли мож­но так вы­ра­зить­ся. Так что у нас пре­крас­ные от­но­ше­ния, един­ствен­ное — мы вот та­кая аме­ри­кан­ская мо­дель се­мьи. Аг­ния: Го­сте­вой брак? Алек­сей: Что-то вро­де то­го.

Вы разо­шлись три го­да на­зад, да?

Алек­сей: Да. Аг­ния: Опять цифра три.

Лё­ша, а у те­бя сейчас есть но­вые от­но­ше­ния?

Алек­сей: Ко­неч­но есть, у му­жи­ка все­гда долж­ны быть от­но­ше­ния. ( Сме­ет­ся.) Аг­ния: ( Сме­ет­ся.) Алек­сей: Я та­кой че­ло­век, ко­то­ро­му жен­щи­на ря­дом необ­хо­ди­ма как воз­дух.

То­гда я за­дам дру­гой во­прос: как твоя по­дру­га от­но­сит­ся к то­му, что ты ез­дишь от­ды­хать вме­сте со сво­ей быв­шей же­ной?

Алек­сей: С по­ни­ма­ни­ем. ( Сме­ет­ся.) Я же не для се­бя это де­лаю. Мне для се­бя от­ды­хать во­об­ще не ин­те­рес­но. А вот для сы­на, для се­мьи… Ви­жу, как сын и мать счастливы вме­сте, и по­лу­чаю от это­го огром­ное удо­воль­ствие.

Сейчас у вас есть вза­и­мо­по­ни­ма­ние. А сра­зу по­сле раз­во­да на­вер­ня­ка был пе­ри­од боль­ших обид друг на дру­га.

Аг­ния: Я не умею оби­жать­ся. Алек­сей: Я, кста­ти, то­же не умею та­ить обид. Аг­ния: Мы, Ва­дим, с то­бой об­ща­лись и на пи­ке на­ше­го с Лё­шей раз­во­да. Ты дол­жен ▶

РАНЬ­ШЕ МЫ ИМЕ­ЛИ ДРУГ НА ДРУ­ГА КА­КИЕ-ТО ПРА­ВА, А СЕЙЧАС ЭТИХ ПРАВ НЕТ И ЭТО ТАК УДОБ­НО

пом­нить, что я ни ра­зу не ска­за­ла, что Лё­ша пло­хой. Что бы ни про­ис­хо­ди­ло. А я ведь прав­доруб. ( Улыбается.)

Я всё пы­та­юсь по­нять, что же то­гда ста­ло при­чи­ной ва­ше­го рас­ста­ва­ния?

Аг­ния: Слож­ный во­прос. Ты зна­ешь, мы ни­ко­гда не ру­га­лись… Алек­сей: …не вы­яс­ня­ли отношений. У нас дру­го­го ха­рак­те­ра раз­но­гла­сия бы­ли, по­рой они бы­ли свя­за­ны не со­всем с на­ши­ми лич­ны­ми от­но­ше­ни­я­ми. Всё рав­но все­гда при­сут­ство­ва­ли ка­кие-то вли­я­ния извне. Ро­ди­те­ли, дру­зья, со­ци­ум — это же во­об­ще нор­ма. Ес­ли бы мы жи­ли на ост­ро­ве, как в филь­ме «Го­лу­бая ла­гу­на», мы бы­ли бы счастливы. Господь Бог, мы и при­ро­да. Аг­ния: Чем даль­ше, тем боль­ше я узнаю, сколь­ко за­вист­ни­ков во­круг. Лю­дям ни­че­го не сто­ит ого­во­рить че­ло­ве­ка, окле­ве­тать его, ска­зать: слу­шай, а твоя-то там... Так бы­ло и с на­ми.

Ре­бя­та, и вот про­изо­шла уди­ви­тель­ная вещь: вам пред­ло­жи­ли со­еди­нить­ся вновь для про­ек­та СТС «Со­юз­ни­ки» — стать ве­ду­щи­ми. Скажите, это во­вре­мя слу­чи­лось?

Алек­сей: Ты зна­ешь, к это­му мо­мен­ту мы уже пре­крас­но об­ща­лись, мы уже ста­ли со­юз­ни­ка­ми. Аг­ния: Да. Фа­ти­ма, один из про­дю­се­ров шоу, рас­ска­зы­ва­ла, что на ка­ком-то сай­те уви­де­ла на­шу сов­мест­ную фо­то­гра­фию с за­го­лов­ком «Па­ра объ­еди­ни­лась ра­ди ре­бен­ка» (мы вме­сте от­ды­ха­ли в Ита­лии), а это и был лозунг бу­ду­щей про­грам­мы.

Рас­ска­жи­те по­дроб­нее об этом про­ек­те.

Аг­ния: Смысл в том, что раз­ве­ден­ные па­ры бо­рют­ся меж­ду со­бой, за­ра­ба­ты­ва­ют де­сять мил­ли­о­нов руб­лей для сво­их де­тей, ко­то­рые они смо­гут по­тра­тить, ко­гда де­тям ис­пол­нит­ся во­сем­на­дцать. Это что-то вро­де «По­след­не­го ге­роя», то есть тут до­ста­точ­но жест­кие фи­зи­че­ские ис­пы­та­ния, ко­то­рые быв­шие му­жья и же­ны долж­ны прой­ти вме­сте. Съем­ки про­хо­ди­ли на Шри-лан­ке в те­че­ние трех ме­ся­цев. Мно­гие при­е­ха­ли просто в жут­ких от­но­ше­ни­ях, бук­валь­но нена­ви­дя друг дру­га, они по­на­ча­лу да­же ви­деть друг дру­га не мог­ли, не то что раз­го­ва­ри­вать. Алек­сей: На мой взгляд, это очень ори­ги­наль­ное ре­а­ли­ти-шоу. В первую оче­редь оно свя­за­но с на­сто­я­щи­ми эмо­ци­я­ми, это невоз­мож­но сыг­рать или сыми­ти­ро­вать. За этим ин­те­рес­но на­блю­дать. Бы­ли па­ры, ко­то­рые боль­ше де­ся­ти лет про­жи­ли вме­сте, по­том раз­ве­лись, и вот они за­но­во, во имя ре­бен­ка, встре­ча­ют­ся ▶

ЛЮ­БОВЬ БЫ­ЛА. И ОНА БЫ­ЛА, НА­ВЕР­НОЕ, НА­СТОЛЬ­КО СИЛЬ­НАЯ И НА­СТО­Я­ЩАЯ, ЧТО ТА­КОЙ УЖЕ, ВИ­ДИ­МО, И НЕ ДО­ВЕ­ДЕТ­СЯ ИС­ПЫ­ТАТЬ

в этих спар­тан­ских усло­ви­ях, что­бы прой­ти ис­пы­та­ния, ко­то­рые толь­ко близ­кие лю­ди мо­гут вы­дер­жать. При­чем их де­ти оста­лись в Рос­сии и об­щать­ся по те­ле­фо­ну они мог­ли толь­ко по рас­пи­са­нию. Все ге­рои — не ак­те­ры, они не умеют иг­рать на пуб­ли­ку. Я ви­дел, как со­ро­ка­лет­ние му­жи­ки пла­чут. Это, ко­неч­но, до­ро­го­го сто­ит.

По­че­му они пла­ка­ли?

Аг­ния: У нас бы­ли встре­чи, бе­се­ды в ам­фи­те­ат­ре. Бы­ли си­ту­а­ции, ко­гда, на­при­мер, пси­хо­лог по­об­щал­ся в Рос­сии с ре­бен­ком на­ших участ­ни­ков и по­про­сил его на­ри­со­вать кар­ти­ну счастья. А по­том он этот ри­су­нок по­ка­зы­вал ро­ди­те­лям, рас­шиф­ро­вы­вал, и ока­зы­ва­лось, что их ре­бе­нок в семь лет скло­нен к су­и­ци­ду из-за тех отношений, что бы­ли в его се­мье. Из-за то­го, что ему не да­ва­ли об­щать­ся, на­при­мер, с кем-то из ро­ди­те­лей, из-за то­го, что род­ствен- ни­ки не мог­ли меж­ду со­бой до­го­во­рить­ся. А ре­бе­нок ста­но­вил­ся участ­ни­ком этой бит­вы.

У вас же то­же был та­кой пе­ри­од, ко­гда шла борь­ба за ре­бен­ка.

Алек­сей: Нет. Аг­ния: Нет. Алек­сей: У нас бы­ли стра­хи. Я дей­стви­тель­но дал Аг­нии по­нять, что для ме­ня сын — это вся моя жизнь и ес­ли по­про­бу­е­те его за­брать, то ни­че­го из это­го не вый­дет. Аг­ния: А я ду­ма­ла, что Лё­ша хо­чет за­брать у ме­ня Фе­дю, и ужас­но это­го бо­я­лась. Алек­сей: Я бы ни­ко­гда в жиз­ни так не по­сту­пил. Мы оба бо­я­лись од­но­го и то­го же на са­мом де­ле. Мы по­гру­жа­лись в эти свои стра­хи и просто не слы­ша­ли друг дру­га. Аг­ния: Стра­хи рож­да­ют­ся толь­ко то­гда, ко­гда ты не мо­жешь сесть и просто по­го­во­рить с че­ло­ве­ком. ▶

ПРО­ДЮ­СЕР ШОУ «СО­ЮЗ­НИ­КИ» НА СТС УВИ­ДЕ­ЛА НА­ШУ СОВ­МЕСТ­НУЮ ФО­ТО­ГРА­ФИЮ С ЗА­ГО­ЛОВ­КОМ «ПА­РА ОБЪ­ЕДИ­НИ­ЛАСЬ РА­ДИ РЕ­БЕН­КА». ..

И вот это са­мое глав­ное, что в ка­кой-то мо­мент вы на­ко­нец услы­ша­ли друг дру­га.

Аг­ния: Зна­ешь, как это про­изо­шло? Лё­ша при­гла­сил ме­ня участ­во­вать в спек­так­ле «Незна­ком­ка 32». Алек­сей: Мы с мо­им дру­гом, про­дю­се­ром Аль­бер­том Мо­ги­но­вым, за­ду­ма­ли спек­такль. Про­бле­ма бы­ла в ак­три­се. Все, ко­го хо­те­ли при­гла­сить, на тот мо­мент бы­ли заняты, а вы­пус­кать спек­такль на­до бы­ло в лю­бом слу­чае. И вот мы как-то се­ли — ду­ма­ем, и вдруг Аль­берт го­во­рит: а что, ес­ли тво­ей жене быв­шей пред­ло­жить? Я то­гда по­ду­мал, что это хо­ро­шая идея. Во-пер­вых, Аг­ния под­хо­дит на эту роль, во-вто­рых, там ис­то­рия про мо­ло­дую па­ру на гра­ни раз­во­да. В об­щем, всё сло­жи­лось. У Аг­нии как раз бы­ло сво­бод­ное вре­мя, и она со­гла­си­лась.

Вам бы­ло легко ра­бо­тать вме­сте на фоне всей этой си­ту­а­ции?

Аг­ния: Мне — во­об­ще без про­блем. Алек­сей: Мы к это­му вре­ме­ни уже че­рез мно­гое про­шли. А ра­бо­тать вме­сте нам все­гда бы­ло легко. И не скрою, я понимал, что Фе­дя смо­жет ез­дить с на­ми на га­стро­ли и ви­деть па­пу и ма­му вме­сте. Так что я в этом смыс­ле ко­рыст­ный че­ло­век. ( Сме­ет­ся.)

Всё по­нят­но. А скажите, у вас уже есть но­вые пла­ны на сов­мест­ный с сы­ном от­дых?

Алек­сей: Сейчас мы вме­сте ду­ма­ем. Я вот толь­ко за­кон­чил сни­мать­ся, Фе­дю два с по­ло­ви­ной ме­ся­ца тол­ком не ви­дел. За всё это вре­мя до­ма был три ра­за и то на­ез­да­ми. Сейчас я вер­нул­ся, быт на­ла­дил, и, ко­неч­но, мы с сы­ном по­лу­ча­ем удо­воль­ствие от об­ще­ния.

Те­бе кто-то по­мо­га­ет с Фё­до­ром? ▶

РЕ­БЕ­НОК, БЕЗ­УСЛОВ­НО, ДОЛ­ЖЕН ЗНАТЬ, ЧТО У НЕГО МА­МА СА­МАЯ ЛУЧ­ШАЯ, ПА­ПА СА­МЫЙ ЛУЧ­ШИЙ И ВМЕ­СТЕ ОНИ СИЛА

Алек­сей: Сейчас мне по­мо­га­ет ма­ма, и к нам ча­сто при­ез­жа­ет в го­сти мой брат. Ма­ма два­дцать де­вять лет про­ра­бо­та­ла ин­же­не­ром, го­да не хва­ти­ло до юби­лея, но я ее «уво­лил», го­во­рю, по­ра уже ра­бо­тать на се­мью. ( Улыбается.) А я сейчас за го­ро­дом строю от­дель­ный дом для сво­их ба­буш­ки и де­душ­ки, им обо­им под де­вя­но­сто. Дед очень ждет это­го мо­мен­та, меч­та­ет по­са­дить там яб­ло­ню. Он всю жизнь про­жил в част­ном до­ме в Ка­зах­стане и ждет, ко­гда я их всех пе­ре­ве­зу к се­бе и он с Фе­дей по­са­дит яб­лонь­ку. Это, ко­неч­но, так тро­га­тель­но.

Сын у вас, ко­неч­но, счаст­ли­вый че­ло­век, об­лас­кан­ный. А ведь столь­ко де­тей вы­рас­та­ют из­дер­ган­ны­ми, нерв­ны­ми имен­но из-за чу­до­вищ­ных отношений меж­ду ро­ди­те­ля­ми, ко­гда ма­ма на­го­ва­ри­ва­ет на па­пу и на­обо­рот.

Алек­сей: При­чем бы­ва­ет и кла­но­вая враж­да. Это не толь­ко ма­ма и па­па. Это невоз­мож­ность по­зво­нить ба­буш­ке, де­душ­ке… А жерт­вой все­гда ока­зы­ва­ет­ся ре­бе­нок. Ре­бе­нок, без­услов­но, дол­жен знать, что у него ма­ма са­мая луч­шая, па­па са­мый луч­ший и вме­сте они сила. Мы с Аг­ни­ей дей­стви­тель­но об­ща­ем­ся до­ста­точ­но близ­ко, есть, ра­зу­ме­ет­ся, и мо­мен­ты, в ко­то­рых мы не мо­жем на­ру­шить ди­стан­цию, — это ка­са­ет­ся ско­рее ка­ких-то лич­ных об­сто­я­тельств. Но так или ина­че, мы жи­вем в очень быст­ром тем­пе, де­ти быст­ро рас­тут, им необ­хо­ди­мо на­ше при­сут­ствие и ак­тив­ное уча­стие, по­мощь. Аг­ния: Ре­бе­нок — как ча­сы. Ты по нему ви­дишь, сколь­ко вре­ме­ни про­шло. Алек­сей: Фё­дор уже ско­ро в шко­лу пой­дет.

Ре­бя­та, я очень рад за вас. Рад, что вы сда­ли свой слож­ный жи­тей­ский эк­за­мен на твер­дую пя­тер­ку. Же­лаю вам ско­рее отправиться с сы­ном в но­вую сов­мест­ную по­езд­ку!

Алек­сей: На са­мом де­ле сейчас мы ду­ма­ем о зим­нем от­ды­хе. В про­шлом го­ду я по­ста­вил Фе­дю на лы­жи.

Аг­ния, ты то­же лы­жи лю­бишь?

Аг­ния: Нет. Яи к зи­ме как-то спо­кой­но от­но­шусь. Вот конь­ки люб­лю, для ме­ня конь­ки— ро­ман­ти­ка. Алек­сей: Мы на ко­неч­ки со­би­ра­ем­ся в бли­жай­шие дни, на ба­зу от­ды­ха.

То­же вме­сте?

Алек­сей: Да. По­че­му бы и нет. Аг­ния: Мо­жем и де­вуш­ку твою при­хва­тить. Алек­сей: Придется дру­жить се­мья­ми ( Cме­ет­ся), как ни кру­ти. А во­об­ще так ве­се­лее. Как ска­зал один мой хо­ро­ший то­ва­рищ, мно­го жен­щин в до­ме не бы­ва­ет.

В об­щем, по­ез­жай­те, а по­том рас­ска­же­те, как всё бы­ло.

СТРА­ХИ РОЖ­ДА­ЮТ­СЯ ТОЛЬ­КО ТО­ГДА, КО­ГДА ТЫ НЕ МО­ЖЕШЬ СЕСТЬ И ПРОСТО ПО­ГО­ВО­РИТЬ С ЧЕ­ЛО­ВЕ­КОМ

Аг­ния: Обя­за­тель­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.