О ЧЕМ ГО­ВО­РИТЬ С МУЖЧИНОЙ

22 фев­ра­ля в про­кат вы­хо­дит про­дол­же­ние филь­ма «О чем го­во­рят муж­чи­ны». В ка­нун Дня свя­то­го Ва­лен­ти­на ОК! про­вел первую сов­мест­ную фо­то­сес­сию РОСТИСЛАВА ХАИТА, глав­но­го серд­це­е­да из «Квар­те­та И», и его де­вуш­ки ОЛЬГИ РЫЖ­КО­ВОЙ, а за­од­но вы­яс­нил, ка­кой должн

OK! (Russia) - - Персона - Текст: Юлия Со­ни­на. Фо­то: Ваня Бе­рез­кин. Стиль: Ла­да Ар­зу­ма­но­ва Ма­ки­яж: Ки­рилл Ша­ба­лин/ysl Beauté. При­чес­ки: Лю­бовь Фро­ло­ва/redken

Это ва­ша пер­вая сов­мест­ная съем­ка?

Ро­сти­слав: Офи­ци­аль­но — да.

Сла­ва, вы уже не в пер­вый раз сни­ма­е­тесь для ОК!, а как Оль­га от­нес­лась к идее ва­шей об­щей фо­то­сес­сии?

Оль­га: Ко­гда мы со Сла­вой что-то де­ла­ем вме­сте, это все­гда при­ят­но. Да­же ес­ли мы спо­рим, это все­гда ка­кой-то драйв.

Оля, вы но­вый фильм уже ви­де­ли? Был же, на­вер­ное, за­кры­тый по­каз для сво­их?

О.: Сейчас ре­бя­та делали первую сбор­ку, и Сла­ва по­звал ме­ня по­смот­реть и ска­зать свое мнение, но я не по­шла. Мне го­раз­до ин­те­рес­нее впер­вые уви­деть ки­но на пре­мье­ре. Но ко­неч­но, я в кур­се ка­ких-то ве­щей. На­при­мер, знаю, что Сла­ви­на де­вуш­ка по филь­му всё вре­мя за­ни­ма­ет­ся йо­гой. Сам Сла­ва ни­ко­гда это­го не де­лал и не со­би­ра­ет­ся. У него та­кая по­зи­ция. Он да­же в спорт­зал не хо­дит. А я как раз за­ни­ма­юсь, и пе­ри­о­ди­че­ски, ко­гда мы пу­те­ше­ству­ем, де­лаю упраж­не­ния в номере оте­ля. Еще и ман­тры вклю­чаю. Сла­ва сна­ча­ла та-а-ак на ме­ня смот­рел! Нет, он ни­че­го не го­во­рил, но на его ли­це бы­ло на­пи­са­но: «Гос­по­ди, что это?!» По-мо­е­му, он ду­мал, что я со­всем ку-ку! Так вот, я знаю, что в сце­на­рии но­во­го филь­ма бу­дет эпи­зод, в ко­то­ром он пер­вый раз в жиз­ни пой­дет на йо­гу. Ду­маю, это бу­дет смеш­но.

Меж­ду пер­вы­ми дву­мя филь­ма­ми бы­ла па­у­за в два го­да, а тре­тью часть вы сня­ли че­рез во­семь лет. По­че­му вы так дол­го жда­ли?

Р.: Не то что­бы мы пла­ни­ро­ва­ли та­кой пе­ре­рыв. Просто по­сле вы­пус­ка пер­вых двух фильмов мы ре­ши­ли, что него­же ста­вить та­кой яр­кий бренд на по­ток, и по­про­бо­ва­ли сде­лать аль­тер­на­тив­ное ки­но. Сде­ла­ли «Кро­ли­ка» (фильм «Быст­рее, чем кролики». — Прим. ОК!) — народ не по­нял. Как на­пи­сал один из кри­ти­ков, «мы со­вер­ши­ли кол­лек­тив­ное ком­мер­че­ское са­мо­убий­ство». По­том мы сде­ла­ли «День вы­бо­ров 2» и по­ду­ма­ли: чем нам даль­ше за­ни­мать­ся? В смыс­ле ки­но. И ре­ши­ли, что нуж­но вос­ста­вать из мерт­вых, — с точ­ки зре­ния кол­лек­тив­но­го ком­мер­че­ско­го са­мо­убий­ства. Для это­го очень при­го­дил­ся бренд «О чем го­во­рят муж­чи­ны», да и ма­те­ри­а­ла за во­семь лет мно­го на­ко­пи­лось. Тема неис­ся­ка­е­мая. Муж­чи­ны же в раз­ном воз­расте го­во­рят о раз­ных ве­щах, а ес­ли и о тех же, то, на­вер­ное, по-раз­но­му. Есть штук пять ста­биль­ных тем-хед­лай­не­ров, о ко­то­рых муж­чи­ны го­во­рят все­гда.

Во­об­ще-то, с точ­ки зре­ния пси­хо­ло­гии счи­та­ет­ся, что муж­чи­ны боль­ше мол­чат.

Р.: У ме­ня в ди­пло­ме на­пи­са­но «ар­тист раз­го­вор­но­го жан­ра». Я муж­чи­на нетра­ди­ци­он­ной раз­го­вор­ной ори­ен­та­ции. Но во­об­ще муж­чи­ны, с ко­то­ры­ми я зна­ком, го­во­рят боль­ше, чем жен­щи­ны.

Как вам ка­жет­ся, кто ва­ша ауди­то­рия?

Р.: По ре­зуль­та­там тре­кин­га, ко­то­рый мы про­во­ди­ли два ме­ся­ца на­зад, фильм боль­ше все­го ждут де­вуш­ки от два­дца­ти пя­ти до трид­ца­ти пя­ти лет и муж­чи­ны от со­ро­ка и старше. ▶

Мы за­ду­ма­лись, по­че­му так, а по­том по­ня­ли: муж­чи­ны от со­ро­ка и старше — это мы и есть, а де­вуш­ки от два­дца­ти пя­ти до трид­ца­ти пя­ти — это де­вуш­ки, с ко­то­ры­ми мы жи­вем. Они и в жиз­ни вос­при­ни­ма­ют нас мак­си­маль­но адекватно, и на­ше ки­но смот­рят с боль­шим ин­те­ре­сом. Всё по-чест­но­му, всё прав­да.

За во­семь лет не­ко­то­рые лю­ди успевают ро­дить ре­бен­ка и от­пра­вить его в шко­лу. Что про­изо­шло за это вре­мя с ва­ши­ми ге­ро­я­ми?

Р.: Есть ощу­ще­ние, что мы ста­ли чуть-чуть взрос­лее, а со­от­вет­ствен­но, чуть-чуть груст­нее, но есть на­деж­да, что пре­сло­ву­тый по­рох в со­от­вет­ству­ю­щих ме­стах со­хра­нил­ся. Что ка­са­ет­ся сю­же­та, то в но­вом филь­ме у каж­до­го из нас чет­ве­рых есть своя тема. У Са­ши это фи­нан­сы. У Лё­ши — вза­и­мо­от­но­ше­ния с ро­ди­те­ля­ми, как ни стран­но. У Ка­ми­ля во­об­ще от­дель­ная тема, ко­то­рая, соб­ствен­но, яв­ля­ет­ся клю­чом и дви­га­те­лем всей истории. У ме­ня — тема лич­ной жиз­ни. Я иг­раю че­ло­ве­ка, ко­то­рый по­пал в за­ви­си­мость от мо­ло­день­кой де­воч­ки, от ее на­стро­е­ния, ка­при­зов. На про­тя­же­нии все­го дей­ствия он пе­ре­жи­ва­ет, нерв­ни­ча­ет, чув­ству­ет се­бя не в сво­ей та­рел­ке.

Пять лет на­зад вы при­зна­лись, что впер­вые жи­ве­те с де­вуш­кой под од­ной кры­шей. Вы­ра­же­ние ли­ца у вас при этом бы­ло как у ре­бен­ка, ко­то­рый толь­ко что на­учил­ся за­вя­зы­вать шнур­ки, — сча­стье и гор­дость. А как сейчас?

Р.: Сейчас по-дру­го­му. Ес­ли не го­во­рить вы­со­ко­пар­ны­ми сло­ва­ми, то сейчас мне очень ком­форт­но, адекватно, теп­ло. Для ме­ня ду­шев­ный ком­форт — од­на из важ­ней­ших ве­щей в жиз­ни. По­это­му у нас с Олей та­кие дли­тель­ные и хо­ро­шие от­но­ше­ния.

Оля, а что вас дер­жит ря­дом с Ро­сти­сла­вом?

О.: Мне с ним ин­те­рес­но. Для ме­ня это очень важ­но. Я быст­ро за­жи­га­юсь и быст­ро ох­ла- де­ваю. Но на этот раз я не мо­гу при­ме­нить преж­ние схемы. Здесь всё раз­ви­ва­ет­ся по дру­го­му сце­на­рию, и это очень здо­ро­во. По­то­му что, ко­гда мне скуч­но, я на­чи­наю тво­рить ка­кие-то нехо­ро­шие ве­щи.

Вы го­то­вы к то­му, что лю­бой эпи­зод из ва­шей сов­мест­ной жиз­ни мо­жет по­пасть на экран?

О.: Я от­но­шусь к это­му фи­ло­соф­ски и, как ре­бя­та из «Квар­те­та», го­то­ва посмеяться над со­бой. Я во­об­ще счи­таю, что от­но­сить­ся к се­бе слиш­ком се­рьез­но — это ту­пи­ко­вый путь. На­вер­ное, мы со Сла­вой со­шлись в том чис­ле и из-за это­го. Он не терпит пафоса и фальши. Я то­же не люб­лю это­го в лю­дях. А вот посмеяться над со­бой и друг над дру­гом — для нас это нор­маль­но. Ко­гда мы идем к ре­бя­там на пре­мье­ру, мы это на­зы­ва­ем «Узнай се­бя и сво­их дру­зей». Мы-то по­ни­ма­ем, о чем речь, да­же ко­гда из­ме­не­ны име­на и де­та­ли. От это­го еще ин­те­рес­нее. Р.: В этом плане Сер­гей До­вла­тов умел се­бя «вскры­вать» пол­но­стью, и его же­на бы­ла со­всем это­му не ра­да. По­то­му что он все-та­ки пи­сал не со­всем прав­ду, а утри­ро­вал, что-то ме­нял и ра­ди ли­те­ра­ту­ры не ща­дил ни­ко­го. Мы в сце­на­ри­ях не до­хо­дим до та­ко­го са­мо­по­жерт­во­ва­ния, как До­вла­тов. Во вся­ком слу­чае по­ка не бы­ло се­рьез­ных конфликтов с близ­ки­ми. Хо­тя несколь­ко раз воз­ни­ка­ли боль­шие во­про­сы по по­во­ду то­го, как я это бу­ду про­из­но­сить при жи­вом-то че­ло­ве­ке. Не хо­чет­ся же ни­ко­го оби­жать.

В про­шлом филь­ме ваш пер­со­наж спра­ши­вал у де­вуш­ки, с ко­то­рой тан­це­вал: «Вам нра­вит­ся Pink Floyd?» Но она ни­че­го не зна­ла об этой груп­пе. Сла­ва, а Олю вы то­же те­сти­ро­ва­ли?

Р.: Соб­ствен­но, это у нас и про­изо­шло. Обыч­но ведь как? Из­на­чаль­но де­вуш­ка нра­вит­ся те­бе внешне. Ни­ко­гда у ме­ня в жиз­ни не бы­ло отношений и во­об­ще ни­че­го с кем-то, кто мне бы не нра­вил­ся внешне. По­это­му сна­ча­ла Оля по­нра­ви­лась мне внешне. По­том я ска­зал: «А вот у мо­е­го лю­би­мо­го пи­са­те­ля До­вла­то­ва…» А Оля раз — и про­дол­жи­ла ци­та­ту. Ду­маю: ни фи­га се­бе! Я: «А вот в этом филь­ме…» Она: «Да-да-да…» Это сра­зу чув­ству­ешь: свой — не свой че­ло­век. Здесь был аб­со­лют­но свой. А что ка­са­ет­ся Pink Floyd, то Оля, без­услов­но, зна­ет, что это за груп­па, хоть она и не от­но­сит­ся к чис­лу ее лю­би­мых. Оля во­об­ще об­ра­зо­ван­нее ме­ня. По ча­сти ли­те­ра­ту­ры так точ­но!

А с Оли­ной сто­ро­ны бы­ла та­кая про­вер­ка?

Р.: Это де­ло муж­чин, как мне ка­жет­ся, про­ве­рять: свой — не свой. По край­ней ме­ре, Оля не та­кая. Она не про­ве­ря­ла. О.: Ну, тест на внеш­ность Сла­ва у ме­ня бы не про­шел. Он со­вер­шен­но не мой ти­паж. Был. А тест на ин­тел­лект на тот мо­мент ме­ня уди- вил. Уди­ви­ло и за­де­ло, что у муж­чин та­кие за­ни­жен­ные ожи­да­ния по по­во­ду уров­ня об­ра­зо­ва­ния и бэк­гра­ун­да де­вуш­ки. Лю­бое мое за­ме­ча­ние, лю­бая до­ста­точ­но ор­ди­нар­ная фра­за во вре­мя об­суж­де­ния ли­те­ра­ту­ры, те­ат­ра или ки­но вы­зы­ва­ла ре­ак­цию: «Ой, ты и это зна­ешь!» А мо­жешь про­дол­жить ци­та­ту «Чем мень­ше жен­щи­ну мы лю­бим…» Это смеш­но и груст­но. Хо­чет­ся спро­сить, с кем же вы об­ща­лись рань­ше?

То есть вы, Сла­ва, иг­рой в ци­та­ты чуть бы­ло всё не ис­пор­ти­ли?

Р.: На­обо­рот, ко­гда мы на­ча­ли раз­го­ва­ри­вать, всё ста­ло на­ла­жи­вать­ся. Я ведь по­на­ча­лу на Олю про­из­вел непри­ят­ное впе­чат­ле­ние. Ко­гда я на от­ды­хе в Одес­се, мне мо­ре по ко­ле­но. Я был наг­лый очень, са­мо­уве­рен­ный и вел се­бя бес­пар­дон­но. О.: Это бы­ло ужас­но! Сла­ва по­до­шел ко мне и стал со мной на­столь­ко дерз­ко раз­го­ва­ри­вать, как буд­то для него нет ни­ка­ких гра­ниц. ▶

СЛА­ВА НЕ ТЕРПИТ ПАФОСА И ФАЛЬШИ. И Я НЕ ЛЮБ­ЛЮ ЭТО­ГО В ЛЮ­ДЯХ. А ВОТ ПОСМЕЯТЬСЯ НАД СО­БОЙ ДЛЯ НАС НОР­МАЛЬ­НО

При­том что я во­об­ще не со­би­ра­лась с кем-то зна­ко­мить­ся или флир­то­вать. Я бы­ла в Одес­се со сво­ей се­мьей — с сест­ра­ми и их детьми. Не го­во­ря уже о том, что у ме­ня на тот мо­мент был мо­ло­дой че­ло­век и что он дол­жен был че­рез неде­лю ко мне при­е­хать. По­это­му я сра­зу ска­за­ла Славе, что несво­бод­на, но он не об­ра­тил на это вни­ма­ния. И это бы­ла не од­на по­пыт­ка с его сто­ро­ны! Он всё вре­мя был ря­дом, ока­зы­вал мне ка­кие-то зна­ки вни­ма­ния, ко­то­рые ме­ня толь­ко раз­дра­жа­ли. Один раз, пом­ню, мы си­де­ли с сест­рой на пля­же, и Сла­ва под­бе­жал ко мне, по­це­ло­вал в пле­чо и убе­жал. Мне то­гда дол­го при­ш­лось объ­яс­нять сест­ре, что это ар­тист из «Квар­те­та И», а для них та­кое по­ве­де­ние нор­маль­но. Но с дру­гой сто­ро­ны, чи­сто по-жен­ски, эта его неве­ро­ят­ная уве­рен­ность в се­бе и на­пор, ко­гда че­ло­ве­ку де­сять ты­сяч раз го­во­рят нет, а он про­дол­жа­ет уха­жи­вать, ме­ня при­ят­но уди­ви­ли.

Го­во­рят, мы лю­бим лю­дей не за то, ка­кие они, а за то, ка­кие мы с ни­ми. Ро­сти­слав, от­но­ше­ния с Олей вас изменили?

Р.: На­вер­ня­ка. Но не мне су­дить. Мне ка­жет­ся, я по от­но­ше­нию к Оле вни­ма­те­лен, а вот стал ли я мяг­че? Нет. Остал­ся та­ким же. Я бы­ваю до­ста­точ­но жест­ким че­ло­ве­ком, непри­ят­ным и упря­мым. Это у ме­ня есть. И не ду­маю, что мо­е­го упрям­ства по­уба­ви­лось.

Это как-то по-дет­ски…

Р.: А я та­кой взрос­лый? Нет, по воз­рас­ту я уже по­чти ста­рый, а по внут­рен­не­му со­сто­я­нию — нет. Вы зна­е­те, мой внут­рен­ний воз­раст ска­чет. Ино­гда ощу­ще­ние, что мне лет че­тыр­на­дцать. Ино­гда — что ше­сть­де­сят пять. Оля со­всем не лю­бит, ко­гда я по­жи­лой, и у нее воз­ни­ка­ет во­прос, кто этот че­ло­век и за­чем он здесь хо­дит и крях­тит? И за­чем ей это на­до? Ко­гда мне че­тыр­на­дцать, для нее, на­вер­ное, это бо­лее адекватно и по­нят­но. Но боль­ше все­го, ду­маю, ей нра­вит­ся, ко­гда я сов­па­даю со сво­им ре­аль­ным био­ло­ги­че­ским воз­рас­том. О.: Не так уж ча­сто ты пре­вра­ща­ешь­ся в по­жи­ло­го че­ло­ве­ка! А ко­гда в Славе про­сы­па­ет­ся под­ро­сток, это да­же за­бав­но. Ино­гда, ко­гда хо­чет­ся раз­гру­зить мозг, мы ве­дем се­бя как пол­ные иди­о­ты.

Ро­ман­ти­ке есть ме­сто в ва­шей жиз­ни? Оля, вспом­ни­те, ка­кой са­мый ро­ман­ти­че­ский по­сту­пок со­вер­шил ра­ди вас Ро­сти­слав?

О.: Это бы­ла Одесса, са­мое на­ча­ло на­ших отношений, ко­гда Сла­ва за мной толь­ко уха­жи­вал. Я пом­ню, что мне нуж­но бы­ло уез­жать, и мы го­во­ри­ли о том, что у нас, на­вер­ное, ни­че­го не по­лу­чит­ся и луч­ше остать­ся дру­зья­ми. Рас­ста­ва­ние. За­кат на пля­же. Неж­ный гра­ди­ент в небе. Ощу­ще­ние, что всё за­кон­чи­лось, да­же не на­чав­шись. Сла­ва го­во­рит: «Хо­ро­шо, то­гда я остав­ляю те­бе во­ди­те­ля, он те­бя до­ве­зет. Всё, по­ка». Он ухо­дит. Я са­жусь в ма­ши­ну. Во­ди­тель вклю­ча­ет безум­но кра­си­вую пес­ню «Та­ка, як ты» груп­пы «Оке­ан Ель­зи». И та­кой там про­иг­рыш ин­стру­мен­таль­ный, та­кая скрип­ка с над­ры­вом…

Ну скажите, что это бы­ло под­стро­е­но.

О.: Да! Сла­ва мне по­том ска­зал, что он по­про­сил во­ди­те­ля по­ста­вить эту пес­ню! Сре­жис­си­ро­вал, по­ни­ма­е­те? И я бы­ла дей­стви­тель­но в ки­но в тот мо­мент. Р.: Ро­ман­ти­ка в на­шей жиз­ни при­сут­ству­ет во всех ви­дах: про­гул­ки вдоль берега моря, мед­лен­ный танец, кра­си­вая му­зы­ка, шам­пан­ское. Я не очень ча­сто да­рю цве­ты, но и это бы­ва­ет. Пришел вот с цве­та­ми к Оле на вы­ступ­ле­ние — она вы­сту­па­ла на со­рев­но­ва­ни­ях по воздушно-спор­тив­но­му эк­ви­либ­ру.

И как вам этот вид спор­та?

Р.: С мо­ей сто­ро­ны это та­кое удив­ле­ние: че­ло­век ни­ко­гда та­ко­го не де­лал и вдруг раз — и вы­сту­па­ет на чем­пи­о­на­те ми­ра. Мы это да­же ни­ко­гда не об­суж­да­ли. Это ее лич­ное увле­че­ние.

То есть вы не во­ди­тель-кон­тро­лер, остав­ля­е­те Оле лич­ное про­стран­ство?

Р.: Тер­петь не мо­гу кон­троль над со­бой и от­ве­чаю тем же. Для ме­ня глав­ное, что­бы она бы­ла на свя­зи и от­ве­ча­ла на звонки. Мы ведь че­ты­ре-пять ме­ся­цев про­во­дим врозь — не ▶

РО­МАН­ТИ­КА В НА­ШЕЙ ЖИЗ­НИ ПРИ­СУТ­СТВУ­ЕТ ВО ВСЕХ ВИ­ДАХ: ПРОГУЛКА ВДОЛЬ БЕРЕГА МОРЯ, МЕД­ЛЕН­НЫЙ ТАНЕЦ, ШАМ­ПАН­СКОЕ...

в од­ном го­ро­де, не в од­ной стране, — и ме­ня это со­вер­шен­но не сму­ща­ет. Вот сейчас Оля полтора ме­ся­ца бы­ла в Лос-ан­дже­ле­се, пы­та­лась там про­бить­ся по-ак­тер­ски. Мо­жет, еще по­едет. О.: Сла­ва не кон­тро­лер, но он лю­бит быть в кур­се. Ему нуж­но знать, ка­кие у ме­ня пла­ны, что я со­би­ра­юсь де­лать, как я рас­пре­де­ляю свое вре­мя…

Оля, как ар­тист раз­го­вор­но­го жан­ра Ро­сти­слав вам в ка­рье­ре хо­тя бы сло­вом по­мо­га­ет?

О.: Он ме­ня под­дер­жи­ва­ет в мо­их на­чи­на­ни­ях. Но, ко­гда мы с дру­зья­ми-ак­те­ра­ми об­суж­да­ем, к ка­ко­му аген­ту или кастинг-ди­рек­то­ру пой­ти и как по­пасть на ка­кие-то оче­ред­ные про­бы, на ме­ня все смот­рят с удив­ле­ни­ем: мне-то это за­чем на­до? А я го­во­рю: «Да, это очень смеш­но! Я жи­ву с про­дю­се­ром, но это не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к мо­ей ка­рье­ре». Сна­ча­ла бы­ло немнож­ко обид­но, у него же есть весь ре­сурс, что­бы мне по­мочь, а по­том я по­ня­ла, что это нас из­бав­ля­ет от та­ко­го ко­ли­че­ства по­тен­ци­аль­ных про­блем. Сов­мест­ная работа да­ет до­пол­ни­тель­ную поч­ву для конфликтов, так ведь? И ко­гда я при­е­ха­ла в Гол­ли­вуд и у ме­ня на­ко­нец-то ста­ло что-то по­лу­чать­ся, это да­ло та­кое удо­вле­тво­ре­ние, ка­ко­го не бы­ло бы, ес­ли бы он мне по­мо­гал. А так это мое, и это при­ят­но. Р.: Всё, чего Оля до­би­лась, она до­би­лась са­ма — че­рез ка­стин­ги, че­рез ка­ких-то сво­их зна­ко­мых. Я пы­та­юсь по­мочь, но, как по­ка­зы­ва­ет прак­ти­ка, из ме­ня пло­хой по­мощ­ник. Во-пер­вых, не хо­чет­ся одал­жи­вать­ся перед людь­ми, а в про­ек­тах «Квар­те­та И» не по­лу­ча­ет­ся ни­как. Просто нет ро­лей и есть свои неглас­ные пра­ви­ла.

На­при­мер?

Р.: На­при­мер, мы де­лим деньги по­ров­ну, и ни­кто не про­тас­ки­ва­ет сво­их близ­ких. А как по-дру­го­му мы бы со­хра­ни­лись, ко­гда столь­ко лет вме­сте?

А с Олей вы вме­сте сколь­ко лет?

Пять.

Зна­е­те, что Го­с­ду­ма хо­чет при­нять закон, при­рав­ни­ва­ю­щий пять лет сов­мест­ной жиз­ни к бра­ку?

Р.: Пред­ла­гаю та­кой ва­ри­ант: де­сять лет при­рав­ни­ва­ют­ся к од­но­му ре­бен­ку, пят­на­дцать — к двум, два­дцать — к вну­кам. Семь лет — к сов­мест­ной со­ба­ке.

ТЕР­ПЕТЬ НЕ МО­ГУ КОН­ТРОЛЬ НАД СО­БОЙ И ОТ­ВЕ­ЧАЮ ТЕМ ЖЕ. ГЛАВ­НОЕ, ЧТО­БЫ ОНА БЫ­ЛА НА СВЯ­ЗИ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.