«ГЛАВ­НОЕ — НЕ СДА­ВАТЬ­СЯ»

OK! (Russia) - - Персона - Текст: Юлия Крас­нов­ская. Фо­то: Аль­берт Пле­хов. Стиль: На­та­ша Сыч. Ма­ки­яж и при­чес­ки: Ан­на Ха­ри­то­но­ва

ЛЮ­БОВЬ ТОЛ­КА­ЛИ­НА оча­ро­вы­ва­ет сво­ей кра­со­той и жен­ствен­но­стью. И хо­тя че­рез неде­лю ей ис­пол­нит­ся СО­РОК ЛЕТ, ак­три­са при­зна­ет­ся, что чув­ству­ет се­бя на два­дцать. О том, по­че­му она счи­та­ет, что быв­ших мужей не бы­ва­ет, и что бы она хо­те­ла ИЗ­МЕ­НИТЬ в сво­ей жиз­ни, Лю­бовь рас­ска­за­ла ОК!

Лю­ба, не мо­гу не от­ме­тить, вы­гля­ди­те вы по­тря­са­ю­ще.

Ес­ли чест­но, я ча­сто за­бы­ваю, сколь­ко мне лет. Пом­ню, что ро­ди­лась в 1978 го­ду, — ино­гда, от­ве­чая на во­прос, при­хо­дит­ся вы­чис­лять свой воз­раст. ( Сме­ет­ся.) Мне ка­жет­ся, эта за­быв­чи­вость по­яви­лась, ко­гда я ста­ла ма­мой. Ви­ди­мо, ко­гда у те­бя есть от­вет­ствен­ность за ре­бен­ка, жизнь са­ма на­чи­на­ет учить осо­знан­но­сти, и про­цесс ста­но­вит­ся важ­нее ре­зуль­та­та. Ты всё мень­ше за­ви­сишь от по­сто­рон­не­го мнения и уж точ­но не ду­ма­ешь о циф­рах и не под­во­дишь ито­гов. Внут­ренне я до сих пор ощу­щаю се­бя на два­дцать два го­да, но при этом знаю о се­бе го­раз­до боль­ше. Я знаю, как лю­бить се­бя, до­га­ды­ва­юсь о том, как се­бя кон­тро­ли­ро­вать. У ме­ня по­яви­лось до­ве­рие к ми­ру, ве­ра, устой­чи­вость, эмо­ци­о­наль­ная ста­биль­ность и влюб­лен­ность во всё, чем я за­ни­ма­юсь. Со вре­ме­нем от­сту­пи­ла за­цик­лен­ность на се­бе, на сво­ем «дра­го­цен­ном» внут­рен­нем ми­ре, из-за ко­то­ро­го за­ча­стую бы­ва­ет так мно­го про­блем. Са­мое цен­ное зна­ние, ко­то­рое я по­лу­чи­ла к со­ро­ка го­дам: глав­ное в жиз­ни — че­ло­ве­че­ские от­но­ше­ния. Уме­нию их вы­стра­и­вать нуж­но учить­ся с са­мо­го детства. А еще я знаю, что про­гресс в жиз­ни жен­щи­ны наступает то­гда, ко­гда она влюб­ле­на.

Зна­чит, вы сейчас влюб­ле­ны?

Го­во­рить о сво­ей лич­ной жиз­ни я бы не хо­те­ла. Хо­тя бы по­то­му, что для это­го мне нуж­но по­лу­чить разрешение у сво­е­го воз­люб­лен­но­го. Я рас­ска­жу об этом, ко­гда при­дет вре­мя. Ска­жем так, я влюб­ле­на гло­баль­но. ( Сме­ет­ся.) Го­да три на­зад мы си­де­ли с мо­ей дав­ней по­дру­гой На­та­шей и рас­суж­да­ли о том, чем бы мы хо­те­ли за­ни­мать­ся. Я ска­за­ла, что мне бы очень хо­те­лось иметь свой те­атр — ма­лень­кий, до­маш­ний, уют­ный. Что­бы ни­ка­ких на­чаль­ни­ков, огра­ни­че­ний, ра­мок, фор­ма­та и гра­ниц. Од­на сплош­ная ра­дость. Нуж­но ли го­во­рить о том, что так оно и по­лу­чи­лось. ( Улыбается.) Мечта осу­ще­стви­лась…

То есть у вас по­явил­ся соб­ствен­ный те­атр?!

Куль­тур­ный центр, бла­го­тво­ри­тель­ное про­стран­ство — те­атр «Со­бор». По­лу­ча­ет­ся, что я — идей­ный вдох­но­ви­тель, ху­до­же­ствен­ный ру­ко­во­ди­тель, ре­жис­сер, ак­три­са и со­про­дю­сер. На на­шей пло­щад­ке лю­ди мо­гут услы­шать лек­ции по об­щей пси­хо­ло­гии, ис­кус­ству, истории му­зы­ки, мы предо­став­ля­ем воз­мож­ность те­ат­рам, у ко­то­рых нет сво­ей пло­щад­ки, явить се­бя ми­ру, про­во­дим кон­цер­ты и бла­го­тво­ри­тель­ные ме­ро­при­я­тия и, ко­неч­но же, ре­пе­ти­ру­ем. Сейчас к пре­мье­ре готовится спек­такль «По­след­няя рус­ская ца­ри­ца» — об от­но­ше­ни­ях Пет­ра I и его пер­вой су­пру­ги Ев­до­кии Ло­пу­хи­ной. На­ко­нец-то я мо­гу иг­рать всё, что захочу, и са­ма назначаю се­бя на ро­ли. Чест­но го­во­ря, я дол­го стра­да­ла от то­го, как ме­ня ви­дит со­вре­мен­ный ки­не­ма­то­граф. Ни­че­го се­рьез­но­го, как мне ка­жет­ся, сыг­рать мне не до­ве­лось. За ис­клю­че­ни­ем Ли­дии За­ха­ро­вой в «Жу­ко­ве». Это моя лю­би­мая роль.

Не­уже­ли вы недо­воль­ны сво­ей ро­лью в се­ри­а­ле «Де­воч­ки не сда­ют­ся», ко­то­рый ско­ро вый­дет на канале СТС?

Вы пой­ма­ли ме­ня на сло­ве! ( Сме­ет­ся.) Я по­лу­чи­ла роль на со­про­тив­ле­ние и дол­го ду­ма­ла, со­гла­шать­ся или нет. Де­ло в том, что мне пред­ла­га­лось сыг­рать пер­ма­нент­но пья­ную жен­щи­ну. Свою ге­ро­и­ню я на­зва­ла «Ксе­ния под мухой», и мо­им един­ствен­ным усло­ви­ем бы­ли пред­ва­ри­тель­ные ре­пе­ти­ции. Мне нуж­но бы­ло, что­бы ре­жис­сер вы­стро­ил мне роль и дей­стви­тель­но по­мо­гал на пло­щад­ке. Ведь как ча­сто бы­ва­ет? Те­бе го­во­рят: «Ты здесь пья­ная — иг­рай пья­ную». Но иг­рать пья­ную в те­че­ние шест­на­дца­ти се­рий нуж­но та­лант­ли­во и раз­но­об­раз­но.

Вам это уда­лось?

Мы ста­ра­лись! ( Сме­ет­ся.) Я за­ве­ла се­бе тет­рад­ку, ку­да за­пи­сы­ва­ла на­блю­де­ния за пья­ны­ми жен­щи­на­ми. Спе­ци­аль­но хо­ди­ла по ре­сто­ра­нам и ба­рам, на­блю­дая за же­ста­ми жен­щин в раз­ной сте­пе­ни опья­не­ния. По­том, ко­гда я на­ча­ла вы­ва­ли­вать свои на­ход­ки ре­жис­се­ру Сер­гею Крас­но­ву на съе­моч­ной пло­щад­ке, он по­счи­тал, что по­доб­ное вла­де­ние ма­те­ри­а­лом де­ла­ет из ко­ме­дии на­сто­я­щую дра­му. По­то­му что, как из­вест­но, пья­ная

НА­КО­НЕЦ-ТО Я МО­ГУ ИГ­РАТЬ ВСЁ, ЧТО ЗАХОЧУ, И СА­МА НАЗНАЧАЮ СЕ­БЯ НА РО­ЛИ

жен­щи­на — го­ре се­мье. По­это­му при­ш­лось дер­жать се­бя в ру­ках и адап­ти­ро­вать ал­ко­голь­ную за­ви­си­мость под ве­се­лье, без­от­вет­ствен­ность, ин­фан­тиль­ность и при­род­ное оба­я­ние ге­ро­и­ни.

Соз­да­те­ли «Де­во­чек» уве­ря­ют, что этот се­ри­ал — наш от­вет «Сек­су в боль­шом го­ро­де». Со­глас­ны?

Наш луч­ше! Хо­тя бы по­то­му, что это ис­то­рия про нас. Это се­ри­ал про «ве­ли­ко­леп­ную пя­тер­ку » жен­щин на гра­ни нерв­но­го сры­ва от­то­го, что жизнь по­ста­ви­ла их в очень жест­кие ма­те­ри­аль­ные усло­вия. Они из аб­со­лют­но раз­ных со­ци­аль­ных сло­ев, но объ­еди­ня­ет их од­но — обанк­ро­тив­ший­ся банк. А как из­вест­но, ни­что не род­нит так, как об­щая бе­да, и девчонки на­чи­на­ют дру­жить. И дей­стви­тель­но, ра­бо­та­ли мы очень друж­но. Я чув­ство­ва­ла, что та­кое — тво­рить в усло­ви­ях аб­со­лют­ной люб­ви, жда­ла каж­дый съе­моч­ный день, за­сы­па­ла ве­че­ром и ду­ма­ла: ско­рее бы проснуть­ся. У ме­ня есть лич­ный спи­сок лю­дей, ко­то­рых я счи­таю сво­и­ми учи­те­ля­ми. И на этом се­ри­а­ле он по­пол­нил­ся. Я просто по­тря­се­на ра­бо­той ак­три­сы Ви­ки Коб­лен­ко. У нее я научилась ощу­ще­нию ко­ман­ды. Что бы ни про­ис­хо­ди­ло — два­дцать пятый час сме­ны, дождь, «солн­це па­да­ет», все уста­ли, за­мерз­ли, на те­бе вме­сто пла­тья ин­фан­тиль­ный ши­фон, — вся груп­па со­бра­лась здесь для то­го, что­бы выпустить те­бя в кос­мос. И в кос­мос ты долж­на по­пасть во что бы то ни ста­ло. И Ви­ка все­гда бы­ла пол­на эн­ту­зи­аз­ма и же­ла­ния ра­бо­тать, по­это­му ни­че­го не оста­ва­лось, как со­от­вет­ство­вать ей. Ви­ка — огонь. Аня Яку­ни­на — бес­ко­неч­ный хо­хот на пло­щад­ке. Чуд­ная, чув­ствен­ная Ма­ша Ва­леш­ная из Пе­тер­бур­га сыг­ра­ла мою сест­ру. И оча­ро­ва­тель­ная ма­лень­кая вор­чу­нья Аг­ния Куз­не­цо­ва. Вот на­ша бан­да. Се­бя мы на­зы­ва­ли «мым­ры», у ме­ня в те­ле­фоне есть чат, ко­то­рый так и на­зы­ва­ет­ся.

Лю­ба, а вы са­ми из тех, кто ни­ко­гда не сда­ет­ся?

Мне ка­жет­ся, не сда­вать­ся — в ха­рак­те­ре каж­дой жен­щи­ны. Что бы ни про­ис­хо­ди­ло— дер­жать­ся, улы­бать­ся, ду­мать позитивно, ве­рить, на­стра­и­вать и се­бя, и окру­жа­ю­щих на луч­шее, по­ни­мать, что толь­ко ты яв­ля­ешь­ся стро­и­те­лем сво­е­го ми­ра. И всё за­ви­сит толь­ко от тво­ей энер­гии. Стре­мить­ся быть на вы­со­те, пре­крас­но вы­гля­деть, не за­ду­мы­вать­ся о ре­зуль­та­те, а за­ни­мать­ся де­лом. И лю­бить во что бы то ни ста­ло. Это всё вхо­дит для ме­ня в опи­са­ние по­ня­тия жен­ствен­но­сти. Я и са­ма ▶

так ста­ра­юсь смот­реть на мир. Са­мое глав­ное в ми­ре — близ­кие лю­ди. И они не ста­но­вят­ся ме­нее близ­ки­ми, ес­ли жизнь распоряжается так, что вы боль­ше не жи­ве­те вме­сте. Как у Во­ло­ди­на: «Что де­лать, это жизнь. Сна­ча­ла встре­чи. Что ни день, то встре­ча... По­том — рас­ста­ва­нья. Го­ды идут... С од­ним че­ло­ве­ком, с дру­гим че­ло­ве­ком. Добро бы с чу­жи­ми — с дру­зья­ми! Добро бы с дру­зья­ми — с близ­ки­ми! Ка­за­лось бы, за­чем рас­ста­вать­ся с близ­ки­ми? Ра­ди то­го, что­бы по­том рас­стать­ся со все­ми вме­сте?..»

Вы сейчас го­во­ри­те о сво­ем рас­ста­ва­нии с Его­ром Кон­ча­лов­ским?

А мы и не рас­ста­ва­лись. Мы просто пе­ре­шли в дру­гое ка­че­ство. Нам на­ко­нец-то уда­лось научиться дру­жить, чего мы не уме­ли де­лать, ко­гда бы­ли вме­сте. Лю­бя­щие лю­ди ча­сто эго­и­стич­ны. Ка­жет­ся, что у те­бя есть пра­во на дру­го­го че­ло­ве­ка, на его чув­ства, мыс­ли, на его жизнь и судь­бу. И лю­бовь из свет­ло­го чув­ства ста­но­вит­ся хищ­ни­че­ством. А это — на­ча­ло кон­ца. Бе­с­ко­неч­ность — это друж­ба.

Как вам уда­лось прий­ти к этой мыс­ли?

Всё сло­жи­лось са­мо со­бой. Я по­ня­ла, что род­ной че­ло­век не мо­жет ни­ку­да деть­ся. Я лич­но взяла на се­бя от­вет­ствен­ность объ­явить о на­шем раз­ры­ве, по­то­му что узна­ла, что Егор ско­ро ста­нет отцом во вто­рой раз. Я по­ду­ма­ла, что так бу­дет чест­но. На­вер­ное, я на­де­ла­ла мно­го оши­бок в на­шей сов­мест­ной с Его­ром жиз­ни. Я неосо­знан­но от­но­си­лась к се­мье. Ма­ша, по су­ти, вос­пи­ты­ва­лась ня­ней, по­ка мы с Его­ром ра­бо­та­ли. И это един­ствен­ное, что я хо­те­ла бы по­ме­нять в сво­ей жиз­ни. Нуж­но бы­ло не остав­лять Ма­шу до­ма, а хва­тать в охап­ку и вез­де тас­кать с со­бой. Сейчас доч­ке по­чти сем­на­дцать, пе­ре­ход­ный воз­раст, нам всем это очень непро­сто да­ет­ся. И это нас с Его­ром очень объ­еди­ня­ет. Он об­ра­ща­ет­ся ко мне за со­ве­том, а я к нему — за по­мо­щью.

СА­МОЕ ГЛАВ­НОЕ В МИ­РЕ — БЛИЗ­КИЕ ЛЮ­ДИ. И ОНИ НЕ СТА­НО­ВЯТ­СЯ МЕ­НЕЕ БЛИЗ­КИ­МИ, ЕС­ЛИ ЖИЗНЬ РАСПОРЯЖАЕТСЯ ТАК, ЧТО ВЫ БОЛЬ­ШЕ НЕ ЖИ­ВЕ­ТЕ ВМЕ­СТЕ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.