Тех­ни­ка лов­ли

ГОЛАВЛЬ ГОР­НЫХ РЕК КАВ­КА­ЗА

Okhota i Rybalka - XXI Vek - - Содержание - Ген­на­дий ШЕЛЯГ

мыс­ли окон­ча­тель­но успо­ко­и­лись, и, трез­во оце­нив вы­лов­лен­ную ры­бу, мы еди­но­душ­но ре­ши­ли, что ло­вить хва­тит, а вот по­про­бо­вать по­ис­кать скрея — хо­ро­шая идея. Но хо­ро­шая идея по­чти про­ва­ли­лась. Мо­ре, ос­но­ва­тель­но рас­ка­чен­ное штор­мом, еще не успо­ко­и­лось и встре­ти­ло нас круп­ной зы­бью.

Будь Ви­дар один, он бы сме­ло по­шел прочь от бе­ре­га, не об­ра­щая вни­ма­ния на волну, но он был не один, по­это­му, по­бол­тав­шись на мор­ской зы­би ми­нут 15–20 и вдо­воль на­сы­тив­шись про­доль­но-диа­го­наль­но-по­пе­реч­ной и бог знает ка­кой еще кач­кой, мы бла­го­ра­зум­но вер­ну­лись под за­щи­ту бе­ре­го­вой ли­нии, где еще в течение ча­са, оста­нав­ли­ва­ясь в ме­стах, ве­до­мых толь­ко Ви­да­ру, без­успеш­но пы­та­лись на­щу­пать ко­ся­ки скрея. Воз­вра­ще­ние на ба­зу ве­лось под раз­го­во­ры о том, как мы бу­дем об­ра­ба­ты­вать пой­ман­ную ры­бу и что из нее при­го­то­вим на ужин. Это сей­час, по про­ше­ствии несколь­ких ме­ся­цев, я по­ни­маю, что глав­ным режиссером, сце­на­ри­стом и про­дю­се­ром нашего мор­ско­го приключения был Карлстад. И, надо при­знать, по­го­да ему в этом непло­хо по­мо­га­ла. У нас оста­вал­ся один пла­но­вый день рыбалки, а скрея мы так и не ви­де­ли. Ве­че­ром во вре­мя ужи­на я чув­ство­вал се­бя немно­го неком­форт­но. За­ма­нил лю­дей на са­мый се­вер, в тму­та­ра­кань, обе­ща­ни­я­ми скрея, а его нет. А тут еще и по­го­да, и шторм, и лиш­ний день ожи­да­ния. Ко­неч­но, от ну­ля мы ушли, и ушли очень при­лич­но, но ред­кая трес­чи­на бы­ла весом за 8 ки­ло, нам же хо­те­лось боль­ше­го. Неко­то­рую неудо­вле­тво­рен­ность ре­зуль­та­та­ми, оче­вид­но, ис­пы­ты­вал и Па­вел Ни­ко­ла­е­вич, по­это­му, ко­гда он стал рас­спра­ши­вать каж­до­го из нас, мо­жем ли мы за­дер­жать­ся в Ме­хамне еще на день, все участ­ни­ки экс­пе­ди­ции при­обод­ри­лись. Окон­ча­тель­но рас­то­пи­ли сдер­жан­ную ат­мо­сфе­ру ве­че­ра блю­да рос­кош­но при­го­тов­лен­ной Пав­лом Ни­ко­ла­е­ви­чем жа­ре­ной трес­ки. Мно­го ви­дов ры­бы каж­дый из нас про­бо­вал за свою жизнь, но в тот ве­чер у всех бы­ла од­на един­ствен­ная оцен­ка: ры­ба пре­вос­ход­на!

Утром мы от­пра­ви­лись на ма­ши­нах в Скьёт­нинг­берг, где оста­ви­ли ка­тер на но­чев­ку. Ото­шли от бе­ре­га и, не оста­нав­ли­ва­ясь во фьор­де, по­спе­ши­ли в от­кры­тое мо­ре. По­чти все мест­ные ры­ба­ки, поль­зу­ясь бла­го­при­ят­ной по­го­дой, пе­ре­ме­сти­лись ли­бо в мо­ре, ли­бо в гор­ло фьор­да. Ви­дар по­до­шел к зна­ко­мым ры­ба­кам, о чем-то с ни­ми поговорил и про­из­нес за­вет­ные

сло­ва: «Скрей. Ло­вим». До­стать при­го­тов­лен­ные сна­сти и опу­стить пиль­ке­ры в во­ду не по­тре­бо­ва­ло мно­го вре­ме­ни. Про­шло максимум две ми­ну­ты — и пер­вая трес­ка весом за де­сять ки­ло­грам­мов бьет­ся на па­лу­бе. Да­же неис­ку­шен­ный член на­шей ко­ман­ды мог убе­дить­ся, что мы наконец ло­вим тот са­мый скрей, а не бе­ре­го­вую фор­му трес­ки, на ко­то­рой хо­ро­шо от­то­чи­ли тех­ни­ку днем рань­ше. Здо­ро­вые, на­ли­тые си­лой жел­то­ва­то-бе­ле­со­ва­тые те­ла рыб весом от де­ся­ти – две­на­дца­ти ки­ло­грам­мов и бо­лее, раз за ра­зом са­ди­лись на на­ши при­ман­ки и уве­рен­но за­пол­ня­ли ящи­ки для ры­бы на ка­те­ре. Ко­гда по­след­ний был за­бит ры­бой, Ви­дар пред­ло­жил за­кон­чить ры­бал­ку, вос­поль­зо­вать­ся спо­кой­ным мо­рем и в Ме­хамн пой­ти на ка­те­ре, а не по­су­ху. На­ше пу­те­ше­ствие по мо­рю пе­ре­ме­жа­лось оста­нов­ка­ми для лов­ли пал­ту­са (уж очень хо­те­лось Ви­да­ру, что­бы мы поймали и его, несмот­ря на то что луч­шее вре­мя для пал­ту­са — лет­ние ме­ся­цы, а не ран­няя вес­на), со­зер­ца­ни­ем груп­пы ки­тов, про­шед­ших ми­мо нас встреч­ным кур­сом на рас­сто­я­нии 150–200 мет­ров... Наконец хит­рец Ви­дар за­глу­шил мо­тор ка­те­ра в ве­до­мой толь­ко ему точ­ке. Эхо­лот по­ка­зы­вал глу­би­ну 65 мет­ров и плот­ную мас­су ры­бы у дна, сре­ди ко­то­рой вы­де­ля­лись осо­бо круп­ные осо­би. Мне по­ка­за­лось, что он опять хо­чет, что­бы мы по­про­бо­ва­ли по­ло­вить пал­ту­са, о чем я его и спро­сил. Од­на­ко с улыб­кой Ви­дар пред­ло­жил нам за­дер­жать­ся на де­сять ми­нут и са­мим по­смот­реть, что за ры­ба под на­ми. Мы бы­ли в со­сто­я­нии, близ­ком к уста­ло­сти от рыбалки, ду­ма­ли: ну что нового мо­жет дать нам мо­ре? По­доб­ные ко­ся­ки рыб мы ви­де­ли с са­мо­го утра, но пер­вый же воз­глас Павла Ни­ко­ла­е­ви­ча уве­рил наш эки­паж, что слу­чи­лось что-то ис­клю­чи­тель­ное. Па­вел Ни­ко­ла­е­вич, ко­то­ро­му за де­сять дней до по­езд­ки сде­ла­ли опе­ра­цию, не мог на­гру­жать шов и по­это­му ло­вил удиль­ни­ком с ка­туш­кой с элек­тро­при­во­дом, рас­счи­тан­ным на подъ­ем ры­бы весом до 20 ки­ло­грам­мов. Сей­час он ед­ва удер­жи­вал удиль­ник в ру­ках, а под во­дой би­лось, во­ро­ха­лось, со­про­тив­ля­ясь подъ­ему с этой смеш­ной для нор­веж­ской лов­ли глу­би­ны нечто. А вско­ре и у ме­ня на шну­ре по­вис­ло что-то непо­мер­но тя­же­лое, а по­том при­шла оче­редь и осталь­ным ры­ба­кам объ­явить о сво­их по­клев­ках. В об­щем, ко­гда Па­вел Ни­ко­ла­е­вич под­нял свою до­бы­чу на по­верх­ность мо­ря, я сра­зу по­нял, по­че­му вес­ной лю­ди едут в Но­р­ве­гию в на­деж­де пой­мать на­сто­я­щий скрей. Под­нять та­кую ры­бу в лод­ку без по­мо­щи Ви­да­ра бы­ло про­сто невоз­мож­но: ее вес пре­вы­шал два­дцать ки­ло­грам­мов. Мой улов ес­ли и усту­пал гу­сев­ско­му, то лишь немно­го. Такой же тро­фей под­нял по­сле тя­же­лой борь­бы и наш ак­са­кал На­за­рыч. Че­рез два­дцать ми­нут у каж­до­го из нас бы­ло по три-че­ты­ре ры­би­ны весом бо­лее два­дца­ти ки­ло­грам­мов. Вот это бы­ла ры­бал­ка! Од­на­ко нас при­вел в чув­ство Ви­дар. Мне да­же по­ка­за­лось, ему жаль, что мы успеш­но ло­вим та­ких ги­ган­тов, и по­это­му он пред­ло­жил за­кон­чить ры­бал­ку и ид­ти до­мой. Воз­ра­же­ний не по­сле­до­ва­ло. Вот те­перь мы «на­елись» до­сы­та. Об­щее на­стро­е­ние крат­ко оха­рак­те­ри­зо­вал Гу­сев, про­ро­нив в пу­сто­ту: «Все, я го­тов ехать до­мой. Я на­ло­вил­ся».

Несколь­ко ми­нут на фо­то­гра­фи­ро­ва­ние с тро­фе­я­ми — и мы идем в Ме­хамн с чув­ством лег­ко­го разо­ча­ро­ва­ния от со­зна­ния то­го, что на­ша ры­бал­ка за­кон­чи­лась и мы утром воз­вра­ща­ем­ся до­мой. Впро­чем, не­ко­то­рые из нас обя­за­тель­но сю­да вер­нут­ся. И это не угро­за. Это — обе­ща­ние.

Во вре­мя скрея, ко­гда «день ры­ба­ка год кор­мит», на бе­ре­гу оста­ют­ся жен­щи­ны, де­ти и немощ­ные ста­ри­ки.

Ме­хамн в ап­ре­ле. Мо­ре сне­га и си­ней во­ды под си­я­ю­щим солн­цем. Впро­чем, по­го­да мо­жет ис­пор­тить­ся все­го за од­ну ми­ну­ту.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.