Кадрин лю­бит силь­ных

В на­ча­ле ок­тяб­ря мы с Ви­толь­дом, мо­им по­сто­ян­ным кли­ен­том из Поль­ши, от­пра­ви­лись на охоту за ма­ра­лом. Гон прак­ти­че­ски про­шел. Оста­ва­лась на­деж­да на са­мые укром­ные угол­ки Гор­но­го Ал­тая, где зверь со­всем не пу­ган, а по­се­му и шан­сов на до­бы­чу тро­фей­но­го экз

Okhota i Rybalka - XXI Vek - - Практикум - Дмит­рий ВСТОВСКИЙ

Вы­бор пал на Он­гу­дай­ский рай­он. По мо­им дан­ным, охот­ни­чий пресс там неве­лик. При­чи­ной то­му уда­лен­ность рай­о­на от ожив­лен­ных мест и труд­но­до­ступ­ность для охот­ни­ков вы­ход­но­го дня, ко­их в по­след­нее вре­мя у нас раз­ве­лось нема­ло. На­ка­нуне по­езд­ки я по­зна­ко­мил­ся с Вла­ди­ми­ром Ми­хай­ло­ви­чем (в об­ще­нии Ми­ха­лыч), ко­то­рый и взял­ся по­ка­зать нам кра­со­ты лю­би­мо­го края. Не­вы­со­ко­го ро­ста, но креп­ко­го те­ло­сло­же­ния, он в свои по­чти 60 лет, как на­сто­я­щий си­би­ряк, мог вы­пол­нять огром­ный объ­ем ра­бо­ты в течение дня. На­вер­ное, имен­но на та­ких лю­дях и дер­жит­ся Рос­сия, в осо­бен­но­сти Си­бирь. Тут ни­кто ни­че­го не при­не­сет на блю­деч­ке, при­хо­дит­ся рас­счи­ты­вать толь­ко на свои ру­ки и го­ло­ву. И, ко­неч­но, на по­мощь друзей и близ­ких. Я встре­тил Ви­толь­да в Ше­ре­ме­тье­во. В Бар­на­ул мы при­ле­та­ли ра­но утром, а зна­чит, мож­но бы­ло успеть до­брать­ся до Он­гу­дая еще до ве­че­ра. Про­ехать пред­сто­я­ло около 500 ки­ло­мет­ров. До­ро­га про­шла неза­мет­но, в по­лу­дре­ме. И вот мы, пре­одо­лев Се­мин­ский пе­ре­вал, уже до­ма у Ми­ха­лы­ча, пьем чай и об­суж­да­ем пла­ны охоты. Путь пред­сто­ял нам дол­гий и трудный, по­это­му быст­ро со­бра­ли ве­щи и про­дук­ты в до­ро­гу и лег­ли спать по­рань­ше.

В два ча­са но­чи при­шел Ка­мАЗ, в ко­то­ром уже сто­я­ли на­ши ко­ни. Нам пред­сто­я­ло по­гру­зить су­ми­ны с про­дук­та­ми и сна­ря­же­ние, креп­ко все за­фик­си­ро­вав, что­бы груз не ока­зал­ся под ко­ва­ны­ми ко­пы­та­ми ло­ша­дей. Су­ми­ны (по-ал­тай­ски ар­чи­ма­ки) — это вро­де ба­гаж­ни­ка на ло­ша­ди. Фак­ти­че­ски это две сум­ки, каж­дая из ко­то­рых име­ет боль­шой кла­пан на шну­ров­ке. Раз­ме­ры су­мин та­ко­вы, что в каж­дой из них мо­жет по­ме­стить­ся ре­бе­нок.

Осо­бо надо от­ме­тить тип ло­ша­дей для гор­ных охот. Од­но из важ­ней­ших тре­бо­ва­ний — спо­кой­ный и урав­но­ве­шен­ный ха­рак­тер жи­вот­но­го. В на­шей экс­пе­ди­ции ло­ша­ди все­гда тер­пе­ли­во жда­ли, ко­гда мы раз­ме­стим на них весь ба­гаж. И да­же при слу­чай­ных па­де­ни­ях че­ло­ве­ка они не тро­га­лись с ме­ста, по­ка всад­ник не ся­дет в сед­ло.

Сбо­ры бы­ли недол­ги­ми, и вско­ре мы втро­ем и во­ди­тель в ка­бине Ка­мАЗа дви­га­лись че­рез пе­ре­ва­лы Ал­тай­ских гор ту­да, от­ку­да нам пред­сто­я­ло на­чать по­ход вер­хом.

Вы­гру­зи­ли ко­ней (это от­дель­ный сложный про­цесс), Ми­ха­лыч при­вя­зал их к де­ре­вьям. Мы с Ви­толь­дом по­мог­ли вы­гру­зить сна­ря­же­ние, а за­тем, на­ско­ро пе­ре­ку­сив, ста­ли сна­ря­жать ко­ней и го­то­вить­ся к даль­не­му пе­ре­хо­ду. До ма­ра­льих мест, по сло­вам Ми­ха­лы­ча, ид­ти пред­сто­я­ло ми­ни­мум два дня. Ес­ли вы спро­си­те мест­ных охот­ни­ков, сколь­ко ки­ло­мет­ров вам пред­сто­ит прой­ти, вы вряд ли услы­ши­те от­вет

Сна­ря­див ко­ней, мы вско­ре на­ча­ли подъ­ем. Ка­кое же удо­воль­ствие, мер­но по­ка­чи­ва­ясь в сед­ле, вды­хать чи­стый гор­ный воз­дух!

на свой во­прос. Здесь все из­ме­ря­ет­ся ча­са­ми пу­ти, а точ­нее, ча­ев­ка­ми. Обыч­но их устра­и­ва­ют че­рез три-че­ты­ре ча­са хо­да для от­ды­ха ко­ней и про­суш­ки сна­ря­же­ния и упря­жи.

Итак, сна­ря­див ко­ней (мо­е­го зва­ли Сер­ко из-за се­рой ма­сти, Ви­толь­ду до­стал­ся ры­жий спо­кой­ный Чом­ба), мы прыг­ну­ли в сед­ла и неспеш­но на­ча­ли подъ­ем. Ка­кое же удо­воль­ствие на­хо­дить­ся в сед­ле и, мер­но по­ка­чи­ва­ясь в такт хо­да ко­ня, вды­хать чи­стый гор­ный воз­дух и лю­бо­вать­ся кра­со­та­ми при­ро­ды!

Вско­ре мы пе­ре­сек­ли се­вер­ный спуск и вы­шли в неболь­шой лог, а еще че­рез па­ру ча­сов на­ши но­ги и по­яс­ни­ца, не при­вык­шие к вер­хо­вой ез­де, на­ча­ли по­ба­ли­вать. Осо­бый дис­ком­форт до­став­ля­ет боль в ко­ле­нях, и к это­му надо быть го­то­вым. Не зря вер­хо­вая ез­да счи­та­ет­ся од­ним из са­мых труд­ных фи­зи­че­ских ис­пы­та­ний. Тем вре­ме­нем при­бли­жал­ся ве­чер, и мы ре­ши­ли сде­лать пе­ре­дыш­ку, раз­бить па­ла­точ­ный ла­герь у неболь­шо­го ру­чья, где, как ска­зал Ми­ха­лыч, он не раз ви­дел ма­ра­лов. Круж­ка креп­ко­го чая на чи­стой гор­ной во­де с мест­ны­ми тра­ва­ми немно­го вос­ста­но­ви­ла на­ши си­лы, и вско­ре мы с удо­воль­стви­ем вы­тя­ну­лись в сво­их спаль­ных меш­ках...

Утро сле­ду­ю­ще­го дня бы­ло для нас, как и все по­сле­ду­ю­щие, очень ран­ним. Ведь сна­ря­же­ние ло­ша­дей тре­бу­ет нема­ло вре­ме­ни, осо­бен­но в хо­лод­ное вре­мя го­да. Де­лать все при­хо­ди­лось го­лы­ми ру­ка­ми, по­то­му как в пер­чат­ках те­ря­ет­ся точ­ность дви­же­ний. Наконец мы тро­ну­лись в путь. Пред­сто­я­ло ид­ти еще день до пла­ни­ру­е­мо­го ме­ста охоты. Впе­ре­ди был са­мый трудный уча­сток.

Мы спу­сти­лись к Кад­ри­ну, о ко­то­ром Ми­ха­лыч нам мно­го рас­ска­зы­вал. Был яс­ный, сол­неч­ный день. Буй­ство кра­сок си­бир­ской тай­ги по­ра­жа­ло во­об­ра­же­ние. К осен­ней па­лит­ре до­бав­лял­ся изу­мруд­ный от­те­нок чи­стой во­ды Кад­ри­на. Течение здесь до­воль­но силь­ное. Бур­ные во­ды пы­та­лись уне­сти экс­пе­ди­цию вниз по те­че­нию, но на­ши вер­ные по­мощ­ни­ки ак­ку­рат­но и уве­рен­но про­дви­га­лись впе­ред. Как бы­ло не вспом­нить сло­ва Ми­ха­лы­ча о над­пи­си, вы­ре­зан­ной на стене аила неда­ле­ко от бро­да че­рез ре­ку: «Кадрин лю­бит силь­ных». Этим бы­ло ска­за­но все…

Наш путь ле­жал вверх и толь­ко вверх. Че­рез час пу­ти мы по­до­шли к ска­ли­сто­му при­жи­му. Сле­ва от нас бы­ли кру­тые ска­лы, вни­зу об­рыв, ухо­дя­щий к бур­ля­ще­му и за­жа­то­му ска­ла­ми Кад­ри­ну. Тро­па про­хо­ди­ла по­се­ре­дине этих двух сти­хий — во­дя­ной и гор­ной. Пе­ред на­ми бы­ло огром­ное по­ле плос­ких и скольз­ких кам­ней. Ко­гда мы по ним сту­па­ли, они плы­ли, как пе­сок с дюн. Да­же с по­со­хом каж­дый шаг да­вал­ся с тру­дом. На­ка­нуне ве­че­ром Ми­ха­лыч по­ве­дал нам, что од­на­ж­ды на этом участ­ке ло­шадь по­скольз­ну­лась на од­ном из ва­лу­нов, со­рва­лась и упала вниз вме­сте с всад­ни­ком, ко­то­рый по­ле­нил­ся спе­шить­ся. К сча­стью, все то­гда за­кон­чи­лось бла­го­по­луч­но…

Мы шли, ед­ва ка­са­ясь неболь­ших ка­мен­ных плит, под звон под­ков и рев Кад­ри­на. Дух за­хва-

На дру­гой сто­роне нашего хреб­та про­ре­вел ма­рал. Спу­стя неко­то­рое вре­мя ему от­ве­тил вто­рой. Это по­слу­жи­ло для нас сиг­на­лом.

ты­ва­ло. Ви­тольд, весом под 100 ки­ло, осо­зна­вал всю се­рьез­ность пе­ре­хо­да и с до­сто­ин­ством про­шел это ис­пы­та­ние. Мы уже охо­ти­лись с ним на ло­ша­дях: и в Кир­ги­зии, где па­да­ли с них, и в Гор­ном Ал­тае, где ока­за­лись за­ва­лен­ны­ми сне­гом и где Ви­толь­ду ло­шадь чуть не сло­ма­ла но­гу при па­де­нии. Во всех слу­ча­ях он обыч­но го­во­рил: «Надо бы­ло, и мы сде­ла­ли это!» Ме­сто на­шей сто­ян­ки на­хо­ди­лось в са­мом вер­ху уще­лья. Мед­лен­но, но уве­рен­но на­ша экс­пе­ди­ция про­дви­га­лась к це­ли. Сле­ду­ет ска­зать, что ло­ша­ди хо­ро­шо «дер­жа­ли тро­пу», то есть не со­скаль­зы­ва­ли ко­пы­та­ми с нее и тем са­мым не раз­би­ва­ли ее края.

Ко­гда Ми­ха­лыч дал ко­ман­ду стать та­бо­ром на по­лян­ке, вне­зап­но от­крыв­шей­ся пе­ред на­ми, мы почувствовали боль­шое об­лег­че­ние. Две косули под­ня­лись из тра­вы. Сна­ча­ла они удив­лен­но и при­сталь­но рас­смат­ри­ва­ли нас, а за­тем од­ним прыж­ком рас­тво­ри­лись в лес­ной ча­ще. Все мы при­лич­но уста­ли, жаж­да­ли от­ды­ха и чая. Мы рас­по­ло­жи­лись на по­ляне, неда­ле­ко от вершины хреб­та, где бы­ли ос­нов­ные ме­ста го­на ма­ра­ла, и мог­ли сво­бод­но жечь ко­стер, не об­на­ру­жи­вая при этом на­ше при­сут­ствие.

По­ка ва­рил­ся обед, мы от­пра­ви­лись в раз­вед­ку. В лес­ной ча­ще еще ле­жал снег. По сле­дам бы­ло вид­но, что зверь в окру­ге есть, в том чис­ле круп­ный са­мец ма­ра­ла. За­ме­ти­ли на сне­гу и сле­ды косуль. Оста­вив ло­ша­дей, мы мед­лен­но и осторожно, на­сколь­ко поз­во­ля­ла вы­сох­шая тра­ва, дви­га­лись по хреб­ту. Пе­ред на­ми про­сти­рал­ся огром­ный солн­це­пек, об­рам­лен­ный гря­дой лист­вен­ниц. Ни­же на­чи­нал­ся ред­кий лист­вен­ный лес, ко­то­рый ухо­дил в лог. Справа

был склон дру­го­го хреб­та. Здесь-то мы и ре­ши­ли по­си­деть и по­слу­шать рев ма­ра­лов... При­ро­да мед­лен­но по­гру­жа­лась в осен­ний сон, и ма­ра­лы на­чи­на­ли свой гон­ный ри­ту­ал. Ми­ха­лыч ре­шил по­то­ро­пить со­бы­тия и несколь­ко раз с ин­тер­ва­ла­ми ду­нул в са­мо­дель­ный ма­нок. Неко­то­рое вре­мя сто­я­ла ти­ши­на, на­ру­ша­е­мая лишь ще­бе­та­ни­ем кед­ро­вок, а за­тем ма­ра­лы на­ча­ли свою пе­ре­клич­ку. Пер­вым за­ре­вел са­мец в ча­ще на про­ти­во­по­лож­ном склоне. Ему от­ве­тил дру­гой, бо­лее взрос­лый са­мец, по на­шим пред­по­ло­же­ни­ям, на­хо­дя­щий­ся на са­мой вер­шине. Тре­тий ма­рал ото­звал­ся ни­же по ло­гу, справа от нас. Мы не ста­ли осо­бо усерд­ство­вать в под­ма­ни­ва­нии, так как на­шей основной за­да­чей бы­ло про­сто убе­дить­ся в том, что ма­ра­лы здесь есть и еще ре­вут.

Жаль, что Ви­тольд не смог при­е­хать рань­ше, в на­ча­ле го­на, ко­гда сам­цы наи­бо­лее ак­тив­ны и их про­ще под­ма­ни­вать. Они толь­ко-толь­ко на­чи­на­ют на­би­рать себе га­рем и са­ми идут на про­тив­ни­ка. Ко вре­ме­ни же нашего по­яв­ле­ния ма­ра­лы уже на­бра­ли са­мок и стро­го охра­ня­ли их от кон­ку­рен­тов и при при­бли­же­нии со­пер­ни­ка уво­ди­ли их в дру­гое ме­сто. В этом мы вско­ре са­ми убе­ди­лись… Ос­нов­ные «та­ин­ства» во вре­мя го­на про­ис­хо­дят в ноч­ное вре­мя, и вста­вать на охоту при­хо­дит­ся еще за­тем­но. У Ви­толь­да в на­руч­ных ча­сах был тер­мо­метр, ко­то­рый по­ка­зы­вал +2°. Это в па­лат­ке, а на ули­це бы­ло еще хо­лод­нее. По­ка мы сед­ла­ли ло­ша­дей, на костре вски­пел чай­ник. За­ва­рив бод­ря­щий и со­гре­ва­ю­щий чай, мы сде­ла­ли па­ру глот­ков и лишь то­гда немно­го со­гре­лись. На дру­гой сто­роне нашего хреб­та про­ре­вел ма­рал. Спу­стя неко­то­рое вре­мя ему от­ве­тил вто­рой. Это по­слу­жи­ло для нас сиг­на­лом. Под­няв­шись на вер­ши­ну хреб­та, мы по­ня­ли по до­но­сив­шим­ся до нас го­ло­сам сам­цов, что ви­ден­ные ра­нее ма­ра­лы сме­сти­лись вле­во. Обыч­но в та­ких слу­ча­ях при­хо­дит­ся вы­би­рать так­ти­ку под­хо­да или скра­ды­ва­ния, ис­хо­дя из сло­жив­шей­ся си­ту­а­ции. Са­мое глав­ное — точ­но опре­де­лить, где ре­вут ма­ра­лы. Ми­ха­лыч знал этот рай­он пре­крас­но. По его сло­вам, нам нуж­но бы­ло дви­гать­ся по вер­шине хреб­та вле­во и уже от­ту­да, опре­де­лив точ­ное ме­сто, где ре­вут ма­ра­лы, спус­кать­ся к ним. В го­рах все­гда луч­ше на­хо­дить­ся вы­ше жи­вот­ных — боль­ше шан­сов для ма­нев­ра и пе­ре­хва­та зве­ря.

Мы про­шли пеш­ком ми­нут пят­на­дцать. Хре­бет имел фор­му ам­фи­те­ат­ра. Ко­гда нам оста­ва­лось прой­ти мет­ров три­ста, вдруг про­ре­вел ма­рал. По мер­кам гор­ных охот он на­хо­дил­ся со­всем

Бур­ные во­ды Кад­ри­на пы­та­лись уне­сти экс­пе­ди­цию вниз по те­че­нию, но на­ши вер­ные по­мощ­ни­ки уве­рен­но про­дви­га­лись впе­ред.

Не сек­рет, что неред­ко бит­вы бла­го­род­ных оле­ней и ма­ра­лов за­кан­чи­ва­ют­ся по­ра­же­ни­ем обо­их со­пер­ни­ков. Сце­пив­шись ро­га­ми, они не мо­гут их разъ­еди­нить и уми­ра­ют от ис­то­ще­ния и го­ло­да.

Нелег­ко да­ет­ся гор­ный пе­ре­ход, но на­деж­да до­быть тро­фей­но­го ма­ра­ла при­бав­ля­ет сил. А окру­жа­ю­щая при­ро­да да­рит хо­ро­шее на­стро­е­ние.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.