Ли­си­ца из верши

Okhota i Rybalka - XXI Vek - - Таежные Были - Вла­ди­мир ФИЛЬ

На озер­ке, об­ра­зо­вав­шем­ся из несколь­ких клю­чи­ков и род­ни­ков с неза­мер­за­ю­щей во­дой, бы­ло нере­сти­ли­ще ло­со­сей. Ле­том сю­да за­хо­ди­ли де­сят­ка три-че­ты­ре нерок, или, как их еще зо­вут на Кам­чат­ке, крас­ниц, ко­то­рые вы­ме­ты­ва­ли свою ик­ру в средней ча­сти во­до­е­ма.

Толь­ко по­сле двух охот­ни­чьих се­зо­нов и до нас до­шло, как сде­лать та­кую ло­вуш­ку бо­лее уло­ви­стой.

Осе­нью и в на­ча­ле зи­мы здесь же нере­сти­лись ки­жу­чи, столь по­чи­та­е­мые мест­ным на­се­ле­ни­ем для при­го­тов­ле­ния тра­ди­ци­он­ных рыб­ных кот­лет. Од­ни ко­па­ли свои нере­сто­вые лун­ки в са­мом устье клю­ча, со­еди­ня­ю­ще­го озер­ко с рус­лом ре­ки, дру­гие под­ни­ма­лись к род­ни­кам. К кон­цу пе­ри­о­дов раз­мно­же­ния ры­бы озер­ко ре­гу­ляр­но по­се­ща­ли мед­ве­ди, ли­си­цы, со­бо­ли. Каж­дый меч­тал за­по­лу­чить свою до­бы­чу, пой­мав уже от­не­ре­стив­шу­ю­ся ры­би­ну, по­те­ряв­шую преж­нюю рез­вость и спо­соб­ность быст­ро пря­тать­ся в про­мо­и­ны под бе­ре­гом или на глу­бине под на­ве­сом скло­нив­ших­ся над во­дой ив.

При­ход ки­жу­чей на нере­сти­ли­ще при­вле­кал к себе не толь­ко чет­ве­ро­но­гих хищ­ни­ков. Ре­гу­ляр­но, хо­тя и ред­ко, при­ле­та­ли сю­да бе­ло­пле­чие ор­ла­ны, как все­гда, в со­про­вож­де­нии су­ет­ли­вых со­рок и на­халь­ных во­рон. Что ин­те­рес­но, на­хлеб­ни­ки круп­ных ор­лов ве­ли се­бя на удив­ле­ние спо­кой­но, я бы да­же ска­зал, сдер­жан­но, но до тех пор, по­ка ор­ла­ны не вы­тас­ки­ва­ли свою до­бы­чу на бе­рег. С это­го мо­мен­та все на­чи­на­ли друж­но ата­ко­вать «кор­миль­цев», по­рой вы­нуж­дая их бро­сать недо­еден­ную ры­бу и уле­тать в бо­лее спо­кой­ные ме­ста. То­гда на­сту­па­ла оче­редь со­рок и во­рон. Их су­ма­тош­ное по­ве­де­ние при­вле­ка­ло со­бо­лей и ли­сиц, ко­то­рые по но­чам тща­тель­но об­сле­до­ва­ли ме­ста, где днем кор­ми­лись пти­цы.

Не мень­ше дру­гих к нере­сту го­то­ви­лись и стаи мел­ких голь­цов, спе­ша­щих на­пол­нить свои нена­сыт­ные глот­ки ик­рой круп­ных ло­со­сей, по­ка те не пря­та­ли ее, за­сы­пав нере­сто­вые лун­ки галь­кой. Голь­цы нере­сти­лись здесь же, но немно­го позд­нее и из­би­ра­ли себе мел­ко­вод­ные участ­ки по рус­лу клю­чей, впа­да­ю­щих в озе­ро. Голь­цы по­сле нере­ста не по­ги­ба­ли, как дру­гие про­ход­ные ло­со­си, а, от­ло­жив ик­ру, ухо­ди­ли на ос­нов­ное рус­ло ре­ки. Мы ло­ви­ли их на при­ман­ку для со­бо­ля. Сна­ча­ла пы­та­лись де­лать это с по­мо­щью мел­ко­я­че­и­стой сет­ки, но это ока­за­лось де­лом неин­те­рес­ным, да и за­пу­тав­ши­е­ся в ней ки­жу­чи мгно­вен­но пре­вра­ти­ли ее сво­и­ми от­рос­ши­ми зу­ба­ми в лох­мо­тья. За­тем мы на­учи­лись до­бы­вать голь­цов удоч­кой и по­лу­ча­ли от это­го боль­шое удо­воль­ствие. К то­му же это бы­ла хо­ро­шая при­бав­ка к сто­лу, осо­бен­но ко­гда по ка­ким-то при­чи­нам в по­лы­нье ре­ки нам не уда­ва­лось пой­мать ха­ри­уса.

В ка­кой-то мо­мент вбли­зи нере­сти­ли­ща мы на­ду­ма­ли устро­ить жи­во­ло­вуш­ку на со­бо­ля. Это был обыч­ный ко­ни­че­ский сруб в ви­де усе­чен­ной пирамиды с вы­со­той и дли­ной стен­ки ос­но­ва­ния в пол­то­ра мет­ра. Крыш­ка раз­ме­ром метр на метр име­ла в цен­тре круг­лое от­вер­стие около 20 сан­ти­мет­ров в диа­мет­ре. В него встав­ля­лась пал­ка-ле­сен­ка. При­хо­див­шие со­бо­ли спус­ка­лись в сруб, ели там ры­бу, рас­тас­ки­ва­ли ее по уго­дьям и пря­та­ли — де­ла­ли себе за­нач­ки. Ви­ди­мо, на чер­ный день. С на­ча­лом охот­ни­чье­го се­зо­на пал­ка-ле­сен­ка уби­ра­лась и ло­вуш­ка на­чи­на­ла ра­бо­тать в ав­то­ма­ти­че­ском ре­жи­ме. Оста­ва­лось толь­ко ре­гу­ляр­но про­ве­рять ее и со­би­рать до­бы­чу.

Ки­жуч со­бо­лям не нра­вил­ся, а голь­цы ис­че­за­ли из ло­вуш­ки мгно­вен­но. При­хо­ди­лось под­нов­лять за­пас при­ва­ды каж­дые пять дней. На лов­лю тре­бо­ва­лось мно­го вре­ме­ни, а оно в течение охот­ни­чье­го се­зо­на обыч­но бы­ло в де­фи­ци­те. В кон­це кон­цов мы на­ду­ма­ли по­ста­вить ста­ци­о­нар­ную ло­вуш­ку на голь­цов и спле­ли обыч­ную вер­шу из пру­тьев ивы. От­вер­стие вход­но­го ко­ну­са оста­ви­ли очень ма­лень­ким, около 5 сан­ти­мет­ров в диа­мет­ре, что­бы ту­да не мог­ли за­би­рать­ся ки­жу­чи. Кро­ме до­бы­чи при­ва­ды, у нас бы­ла еще од­на за­да­ча — по­пы­тать­ся хоть как-то за­щи­тить ик­ру ки­жу­чей от ис­треб­ле­ния ее голь­ца­ми. Ведь чем боль­ше на нере­сти­ли­ще бу­дет ры­бы, тем боль­ше при­дет сю­да зверей, слу­жа­щих объ­ек­та­ми нашего про­мыс­ла. Со­бо­лем, ли­си­цей, ро­со­ма­хой, гор­но­ста­ем, а ино­гда и ры­бой со­блаз­ня­лась да­же рысь. Здо­ро­вен­ный кот при­хо­дил

к озер­ку и пы­тал­ся да­же хва­тать ры­бу на мел­ко­во­дье, обыч­но в го­ды, ко­гда в окру­ге бы­ло ма­ло зай­цев.

Уста­но­ви­ли мы вер­шу в рус­ле клю­ча, пе­ре­го­ро­див его на по­ло­ви­ну ши­ри­ны. Ки­жу­чи, ко­то­рые под­ни­ма­лись к озер­ку, со­ва­лись раз-дру­гой к вхо­ду в вер­шу, но про­лезть не мог­ли и, обой­дя за­бор­чик, дви­га­лись да­лее вверх. Голь­цы же, под­ни­ма­ясь под бе­ре­гом, друж­но по­па­да­ли в ло­вуш­ку. Ко­неч­но, часть из них, ми­но­вав ло­вуш­ку, под­ни­ма­лась вверх к нере­сти­ли­щам. Ино­гда за три-че­ты­ре дня в вер­шу на­би­ва­лось голь­цов до де­сят­ка ки­ло­грам­мов. На­ша но­вая со­бо­ли­ная ло­вуш­ка бы­ла обес­пе­че­на за­па­сом све­жей, при­вле­ка­тель­ной для со­бо­ля под­корм­ки.

Ино­гда в вер­шу за­би­ра­лись некруп­ные ха­ри­усы, то­же, как ока­за­лось, лю­би­те­ли ик­ры, мел­кие ми­ки­жи и да­же кун­джи. По­сле нере­ста голь­цов вер­шу сни­ма­ли и остав­ля­ли на бе­ре­гу до сле­ду­ю­ще­го го­да. Вы­та­щен­ную из во­ды ры­бо­ло­вец­кую снасть тща­тель­но об­сле­до­ва­ли ли­си­цы, со­бо­ли и да­же мед­ве­ди, но не ло­ма­ли ее, так как вход­ное от­вер­стие бы­ло открытым. Зве­ри мог­ли спо­кой­но осмот­реть ло­вуш­ку да­же из­нут­ри. Осо­бен­но лю­би­ли на­ве­щать вер­шу ли­си­цы. По­сле сне­го­па­дов они вы­ка­пы­ва­ли ее, вы­гре­ба­ли из­нут­ри весь снег, за­ле­за­ли в нее и пы­та­лись да­же грызть пру­тья. Ко­гда я уви­дел, как этот зве­рек ве­дет се­бя у верши, я по­нял, что по­доб­ное со­ору­же­ние мо­жет стать од­ной из ло- ву­шек для по­им­ки это­го чут­ко­го, осто­рож­но­го и ум­но­го зве­ря. Ра­нее один из кол­лег рас­ска­зал мне о по­доб­ном со­ору­же­нии для до­бы­чи ли­сиц. Сна­ча­ла ма­ло ве­ри­лось, что такой спо­соб мож­но при­ме­нять и он ока­жет­ся ре­зуль­та­тив­ным. Начались но­вые экс­пе­ри­мен­ты. Из ров­ных по­бе­гов ивы тол­щи­ной у ком­ля три-че­ты­ре сан­ти­мет­ра и дли­ной два с по­ло­ви­ной мет­ра при по­мо­щи про­во­ло­ки мы спле­ли ко­нус диа­мет­ром у ос­но­ва­ния около 80 см. В вер­шине ко­ну­са ком­ли ве­ток ивы схо­ди­лись вплот­ную, у ос­но­ва­ния от­сто­я­ли друг от дру­га сан­ти­мет­ров на де­сять. Ло­вуш­ка уста­нав­ли­ва­лась ос­но­ва­ни­ем на зем­лю и за­креп­ля­лась в этом по­ло­же­нии. Внутрь ко­ну­са, на­по­ми­нав­ше­го ос­но­ву для чу­ма или кар­кас ин­дей­ско­го виг­ва­ма, мы эпи­зо­ди­че­ски бро­са­ли несколь­ко ры­бок, а часть под­ве­ши­ва­ли на по­пе­реч­ном пру­ти­ке. Еще в теп­лое вре­мя ли­си­цы на­чи­на­ли по­се­щать ло­вуш­ку и за­би­рать при­ман­ку. Они сво­бод­но про­ле­за­ли меж­ду ко­лья­ми у ос­но­ва­ния ло­вуш­ки и точ­но так же вы­хо­ди­ли об­рат­но. По­сле то­го как снеж­ный по­кров до­сти­гал по­лу­мет­ро­вой вы­со­ты, ко­нус укла­ды­вал­ся на бок и его плот­но на­би­ва­ли сне­гом впе­ре­меш­ку с за­ра­нее при­го­тов­лен­ны­ми чу­роч­ка­ми, обломками иво­вых ве­ток, ве­то­шью. В вер­ши­ну ко­ну­са за­кла­ды­ва­ли ры­бу. Ло­вуш­ку вновь уста­нав­ли­ва­ли, за­креп­ляя в вер­ти­каль­ном по­ло­же­нии. По­сле оче­ред­но­го сне­го­па­да ли­си­цы вновь под­хо­ди­ли к ло­вуш­ке, пы­та­лись сна­ру­жи под­нять­ся к ее ма­куш­ке, что­бы до­стать ры­бу, но ни­как не мог­ли со­об­ра­зить, как их надо ло­вить в та­ком со­ору­же­нии. Од­на ли­си­ца до­га­да­лась, что при­ман­ку надо до­ста­вать из­нут­ри ко­ну­са, и на­ча­ла ко­пать но­ру вверх, к при­ман­ке, по­сте­пен­но до­бра­лась до ры­бы, ото­рва­ла ее, съе­ла, а вот вы­брать­ся ей не уда­лось. Уз­кое про­стран­ство ко­ну­са не поз­во­ля­ло раз­вер­нуть­ся, а ни­же но­ра ока­за­лась за­би­той уплот­нен­ным сне­гом и чу­роч­ка­ми. По­пы­та­лась ли­си­ца грызть жер­ди, из ко­то­рых бы­ла сде­ла­на ло­вуш­ка, но до утра не успе­ла вы­брать­ся на­ру­жу и ста­ла на­шей до­бы­чей.

Толь­ко по­сле двух охот­ни­чьих се­зо­нов и до нас до­шло, как сде­лать та­кую ло­вуш­ку бо­лее уло уло­ви­стой. Все ока­за­лось про­сто: в ниж­ней час ча­сти ко­ну­са не сле­до­ва­ло пе­ре­ме­ши­вать снег ср с раз­ны­ми чу­роч­ка­ми, до­ста­точ­но это сде­лать тол толь­ко в верх­ней по­ло­вине, а по все­му объ­е­му сне снег нуж­но перемешать с од­ной-дву­мя при­горш­ням ня­ми мелко на­руб­лен­ной ры­бы (тех же голь­цов или да­же сну­ло­го ки­жу­ча). Од­но усло­вие: та­кую лов ло­вуш­ку необ­хо­ди­мо осмат­ри­вать еже­днев­но. Есл Ес­ли в ней оста­вить пой­ман­но­го зве­ря на­дол­го, он пе­ре­гры­зет жер­ди и вы­бе­рет­ся на­ру­жу.

А вот в ло­вуш­ке, из­го­тов­лен­ной из сталь­ных пру пру­тьев, ли­си­цы ни­как не со­блаз­ня­лись при­ма ман­кой. Та­кая ло­вуш­ка про­сто­я­ла у нас три охо охот­ни­чьих се­зо­на, и толь­ко один взрос­лый лис ли­со­вин за­брал­ся в нее и стал на­шей до­бы­чей. Вер Ве­ро­ят­но, и сре­ди ли­сиц по­па­да­ют­ся «ту­пые» или до бес­пре­де­ла об­наг­лев­шие осо­би.

Ки­жуч со­бо­лям не нра­вил­ся, а голь­цы ис­че­за­ли из ло­вуш­ки мгно­вен­но. При­хо­ди­лось под­нов­лять за­пас при­ва­ды каж­дые пять дней.

Вер­ша, она же вен­терь или мор­душ­ка, — ста­рин­ный вид ры­бо­лов­ной сна­сти для при­дон­ной лов­ли ры­бы. Пред­став­ля­ет со­бой кон­струк­цию кар­кас­но­го ти­па с ко­ну­со­об­раз­ным вер­хом.

В ро­до­вом так­соне арк­ти­че­ских голь­цов пред­став­ле­но бо­лее 30 ви­до­вых форм, ко­то­рые раз­ли­ча­ют­ся фи­зио­ло­ги­че­ски­ми и экс­те­рьер­ны­ми тон­ко­стя­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.