20 ВО­ПРО­СОВ

Playboy (Russia) - - Редакция - Ин­тер­вью ULRICH пе­ре­вод ТА­ТЬЯ­НА МАТВЕЕВА

Ве­ли­кий ре­жис­сер Мар­тин Скорсезе о ма­фии, ве­ре и чув­стве юмо­ра

В те­че­ние 30 лет он го­то­вил к вы­хо­ду свой но­вый фильм «Мол­ча­ние». Мы встре­ти­лись с ВЕ­ЛИ­КИМ РЕ­ЖИС­СЕ­РОМ, что­бы по­го­во­рить об этой ра­бо­те и о ки­но в це­лом, а та­к­же о ве­ре и ма­фии – трех глав­ных те­мах в его жиз­ни

1 Гос­по­дин Скорсезе, вы уже по­лу­чи­ли пись­ма нена­ви­сти от воз­му­щен­ных хри­сти­ан?

(Сме­ет­ся.) Нет, за «Мол­ча­ние» ме­ня по­ка еще ни­кто не об­ви­нил в бо­го­хуль­стве.

2 В от­ли­чие от филь­ма «По­след­нее ис­ку­ше­ние Хри­ста». То­гда, по­чти 30 лет на­зад, осо­бен­но рев­ност­ные ка­то­ли­ки бук­валь­но обе­зу­ме­ли.

Нет, в этот раз та­ко­го не бы­ло. Но неко­то­рые люди все же непра­виль­но по­ня­ли фильм. Они с тру­дом смог­ли пе­ре­ва­рить, что Ии­сус спу­стил­ся с кре­ста, что­бы же­нить­ся на Ма­рии Маг­да­лене и за­чать с ней ре­бен­ка. Но этим я ни­ко­го не хо­тел оскор­бить в его ве­ре.

3 Прав­да, что один нью-йорк­ский епи­скоп по­сле про­смот­ра «По­след­не­го ис­ку­ше­ния Хри­ста» по­со­ве­то­вал вам ро­ман «Мол­ча­ние», по ко­то­ро­му вы и сня­ли од­но­имен­ный фильм?

Да. Ви­ди­те, пу­ти Гос­под­ни неис­по­ве­ди­мы. Эта кни­га, ос­но­ван­ная на ис­то­ри­че­ских фактах, ме­ня сра­зу же за­хва­ти­ла. В ней рас­ска­зы­ва­ет­ся о двух свя­щен­ни­ках-иезу­и­тах, ко­то­рые в XVII ве­ке от­прав­ля­ют­ся в Япо­нию на по­ис­ки сво­е­го ду­хов­но­го настав­ни­ка. Он яко­бы от­рек­ся от сво­ей хри­сти­ан­ской ве­ры под же­сто­чай­ши­ми пыт­ка­ми.

4 То есть речь сно­ва идет о ве­ре?

И о со­мне­нии, на­деж­де, от­ча­я­нии, по­жа­луй, еще об из­бав­ле­нии. И та­ким об­ра­зом, обо всем, что про­ис­хо­ди­ло и в мо­ей ре­ли­ги­оз­ной жиз­ни. Мо­жет быть, имен­но по­это­му эта исто­рия не от­пус­ка­ла ме­ня 30 лет.

5 По­че­му про­из­вод­ство кар­ти­ны дли­лось так дол­го?

Все­гда что-то ме­ша­ло. Сна­ча­ла не бы­ло фи­нан­си­ро­ва­ния, по­том сту­дии, то вкли­ни­лись мои лич­ные про­бле­мы. Чест­но го­во­ря, я удив­лен, что сей­час все по­лу­чи­лось.

6 На глав­ную роль вы при­гла­си­ли «но­во­го Че­ло­ве­ка-па­у­ка» Эн­д­рю Гар­фил­да. Ваш лю­би­мый ак­тер Лео­нар­до Ди Ка­прио не за­хо­тел сни­мать­ся?

К со­жа­ле­нию, он уже стар для этой ро­ли. С Эн­д­рю Гар­фил­дом мне очень по­вез­ло. Он про­сто по­тря­са­ю­щий.

7 По­че­му, соб­ствен­но, в этом го­ду «Мол­ча­ние» не был но­ми­ни­ро­ван на «Оскар» в ка­те­го­рии «Луч­ший фильм»?

Вы ме­ня об этом спра­ши­ва­е­те? Не имею ни ма­лей­ше­го по­ня­тия, по ка­ким кри­те­ри­ям про­из­во­дит­ся от­бор но­ми­нан­тов. Я очень рад, что де­сять лет на­зад на­ко­нец-то по­лу­чил «Оскар» за «От­ступ­ни­ков». С тех пор я сно­ва мо­гу хо­дить в ре­сто­ра­ны и не слы­шать во­про­са, по­че­му я до сих пор не по­лу­чил ни од­но­го. Ме­ня ста­ли до­ни­мать этим как раз по­сле «Так­си­ста».

8 Прав­да, что изна­чаль­но вы хо­те­ли са­ми стать

свя­щен­ни­ком?

Да, в юно­сти я был хо­ро­шим ка­то­ли­ком. Каж­дое вос­кре­се­нье хо­дил в цер­ковь. Да­же был ми­ни­стран­том. Ве­ра да­ва­ла мне очень мно­го сил. Но ме­ня не при­ня­ли в се­ми­на­рию, по­то­му что то­гда я не на­столь­ко силь­но ощу­щал в се­бе при­зва­ние свя­щен­ни­ка.

9 Уда­ча для нас. Вы ко­гда-ни­будь жа­ле­ли, что вме­сто это­го ста­ли ре­жис­се­ром?

Нет, ни­ко­гда. С 20-лет­не­го воз­рас­та ки­но – моя страсть. Ино­гда у ме­ня воз­ни­ка­ет впе­чат­ле­ние, что раз­ни­ца меж­ду дву­мя эти­ми за­ня­ти­я­ми со­всем неве­ли­ка.

10 Вы все еще ре­ли­ги­оз­ны?

Да. Ки­но и ре­ли­гия – в мо­ей жиз­ни ни­ко­гда не бы­ло ни­че­го дру­го­го. Ре­ли­гия, по­то­му что в юно­сти я стра­дал аст­мой и по­то­му что вы­рос в Ма­лень­кой Ита­лии (квар­тал Ку­инс в Нью-йор­ке, где жи­ли вы­ход­цы из Си­ци­лии). Ве­ра все­гда да­ва­ла мне мно­го сил для борь­бы с мо­ей бо­лез­нью. И в Ма­лень­кой Ита­лии мне по­счаст­ли­ви­лось по­зна­ко­мить­ся со свя­щен­ни­ком, ко­то­рый как настав­ник взял ме­ня под свое кры­ло. Отец Фран­цис был глу­бо­ко ве­ру­ю­щим и при этом воль­но­дум­цем. Он по­ка­зал мне, что су­ще­ству­ет еще дру­гой мир, от­лич­ный от то­го ма­лень­ко­го, гер­ме­тич­но за­кры­то­го и вну­ша­ю­ще­го страх, в ко­то­ром рос я. Он тер­петь не мог сен­ти­мен­таль­ные и кит­че­вые филь­мы на ре­ли­ги­оз­ную те­ма­ти­ка, как, на­при­мер, «Пла­ща­ни­ца». Он ча­сто хо­дил с на­ми, ми­ни­стран­та­ми, в ки­но. Но я хо­дил в ки­но и один. Ки­но и цер­ковь дей­ство­ва­ли на ме­ня успо­ка­и­ва­ю­ще, что бы­ло очень по­лез­ным. В то вре­мя я при­ни­мал силь­ные ле­кар­ства от аст­мы, ко­то­рые де­ла­ли ме­ня нер­воз­ным.

11 Из-за бо­лез­ни вы до­воль­но ра­но ста­ли ти­хим на­блю­да­те­лем?

Мне не оста­ва­лось ни­че­го дру­го­го. Спорт был для ме­ня под за­пре­том. Нель­зя бы­ло да­же про­сто по­бе­гать с дру­ги­ми детьми на ули­це. Мой врач за­пре­тил мне да­же силь­но сме­ять­ся. Да-да, из­за воз­мож­ной опас­но­сти уду­ше­ния. Ино­гда при са­мом обыч­ном при­сту­пе аст­мы я на са­мом де­ле бо­ял­ся уме­реть. В об­щем, я ча­сто за­мы­кал­ся в се­бе и был одинок.

12 Как это от­ра­зи­лось на ва­шей пси­хи­ке?

Я стал очень тон­ко чув­ство­вать все, что про­ис­хо­ди­ло во­круг ме­ня. Жизнь, ко­то­рую ве­ли взрос­лые. Их труд­но­сти и пе­ре­жи­ва­ния. В то вре­мя в Ма­лень­кой Ита­лии еще гла­вен­ство­ва­ла ма­фия, и она управ­ля­ла не толь­ко тай­но. Неред­ко я ста­но­вил­ся сви­де­те­лем же­сто­ко­го на­си­лия пря­мо на ули­це.

13 Вы лич­но то­же на­хо­ди­лись в опас­но­сти?

Не со­всем. Но мы все хо­ди­ли по лез­вию но­жа. Нуж­но бы­ло сле­дить, что­бы не ска­зать че­го-то лиш­не­го. Или что­бы не ока­зать­ся в ненуж­ное вре­мя в ненуж­ном ме­сте.

14 Зна­чит, от­ту­да у вас «тя­га» к на­си­лию? Вас ча­сто упре­ка­ют, что в сво­их филь­мах вы про­па­ган­ди­ру­е­те на­си­лие.

Это боль­шое недо­ра­зу­ме­ние. Я не про­па­ган­ди­рую на­си­лие. Ни в од­ном из сво­их филь­мов я это­го не де­лал. Од­на­ко я хо­чу сни­мать ре­а­ли­стич­ные и аутен­тич­ные филь­мы. Ес­ли фильм о ма­фии, есте­ствен­но, вре­мя от вре­ме­ни бу­дут по­яв­лять­ся тру­пы. И я бе­ру на се­бя сме­лость по­ка­зать эти смер­ти как мож­но точ­нее. К при­ме­ру, на съем­ках «Слав­ных пар­ней» и «Ка­зи­но» в ка­че­стве кон­суль­тан­та у ме­ня был быв­ший на­ем­ный убий­ца.

15 В «Мол­ча­нии» то­же есть яр­ко вы­ра­жен­ные сце­ны на­си­лия. Это бы­ло обя­за­тель­но?

Рас­пя­тие, от­ру­ба­ние го­ло­вы, утоп­ле­ние, пыт­ки – а как по-дру­го­му вы хо­ти­те это изоб­ра­зить? Про­ис­хо­дит ли это с мис­си­о­не­ра­ми в Япо­нии или с со­пер­ни­ча­ю­щи­ми бан­да­ми в Нью-йор­ке, на­си­лие яв­ля­ет­ся неотъ­ем­ле­мой ча­стью жиз­ни. Мои филь­мы по­ка­зы­ва­ют че­ло­ве­ка в кри­зи­се, в кон­флик­те с со­бой, Бо­гом и с ми­ром, че­ло­ве­ка пе­ред нрав­ствен­ным вы­бо­ром.

16 Ва­ши филь­мы от­ра­жа­ют ваше ду­шев­ное, ду­хов­ное со­сто­я­ние на тот мо­мент?

Обя­за­тель­но. И мои эмо­ции, и чув­ства. Но это и неуди­ви­тель­но. Я все­гда сни­мал и сни­маю филь­мы о сonditio humana – о че­ло­ве­ке, усло­ви­ях его су­ще­ство­ва­ния. И я по-преж­не­му ис­ка­тель.

17 На­хо­ди­те ино­гда что-ни­будь?

Ко­неч­но. Бы­ло бы ужас­но, ес­ли бы не на­хо­дил. Фильм «Мол­ча­ние», на­при­мер, сно­ва дал мне яс­но по­нять, на­сколь­ко важ­но жить как мож­но бо­лее осо­знан­но и от­вет­ствен­но.

18 Вы очень из­ме­ни­лись за свою жизнь?

Вре­мя всех нас ме­ня­ет. Ни­что так не фор­ми­ру­ет че­ло­ве­ка, как жизнь. По­ло­жи­тель­ная сто­ро­на ста­ре­ния в том, что я об­на­ру­жил, что во мно­гом боль­ше не нуж­да­юсь.

19 У вас есть ка­кая-ни­будь стра­те­гия вы­жи­ва­ния?

Юмор и смех. Знаю, что люди ча­сто счи­та­ют ме­ня за­дум­чи­вым и груст­ным. Да, та­ким я то­же бы­ваю, но не все­гда. Ес­ли бы не мое чув­ство юмо­ра, ме­ня бы уже дав­но здесь не бы­ло.

20 Кста­ти, о дру­зьях: Ро­берт Де Ни­ро не же­ла­ет ни­че­го боль­ше­го, кро­ме как сде­лать с ва­ми еще один фильм. Вы услы­ша­ли его?

Да, мы дей­стви­тель­но де­ла­ем вме­сте сле­ду­ю­щий фильм под на­зва­ни­ем «Ир­лан­дец».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.