АРТ

АЛЕК­САНДРА ЕРИ­БЕ­КО­ВА, из­вест­ная ги­кам и фа­на­там ко­мик­сов как Erribeka, учит­ся в Ми­лане на ди­зай­не­ра и име­ет мно­же­ство пла­нов на бу­ду­щее, часть из ко­то­рых на­по­ми­на­ет сю­жет фан­та­сти­че­ской книги или филь­ма

Playboy (Russia) - - Содержание - ин­тер­вью ОЛЬ­ГА КЛЮ­ЧА­РЕ­ВА

Алек­сандра Ери­бе­ко­ва – ди­зай­нер с фан­та­зи­ей

Playboy по­го­во­рил с де­вуш­кой о том, как ей жи­вет­ся, бу­дучи ам­би­декс­тром, как она со­би­ра­ет­ся ме­нять пред­став­ле­ния масс о Высокой мо­де, а так­же о пла­нах по воз­ве­де­нию пар­ков раз­вле­че­ний с ани­мат­ро­ни­ка­ми и про­из­вод­ству ки­бер­про­те­зов.

Как вы ду­ма­е­те, ка­ко­вы шан­сы у мо­ло­до­го ди­зай­не­ра из Рос­сии про­бить­ся в ми­ро­вой мод­ной ин­ду­стрии?

Я счи­таю, шанс есть у каж­до­го. Главное – вы­де­лить­ся уни­каль­но­стью, не стес­нять­ся вы­ра­жать свое мне­ние. И все­гда слу­шать се­бя, по­рой со­ве­ты доб­ро­же­ла­те­лей мо­гут раз­ру­шить все пла­ны.

Ка­ки­е­увас­ко­зы­ри, чем­вы­вы­де­ля­е­тесь?

Мне бы хо­те­лось со­еди­нить лю­бовь к тех­но­ло­ги­ям, ри­со­ва­нию и Высокой мо­де. Мы жи­вем в ин­те­рес­ную эпо­ху – на­уч­ные воз­мож­но­сти со­вер­шен­ству­ют­ся с по­ра­зи­тель­ной ско­ро­стью. На­при­мер, уже сей­час су­ще­ству­ют тка­ни, обо­га­щен­ные ми­не­ра­ла­ми и по­лез­ны­ми ве­ще­ства­ми. В мо­ем иде­аль­ном бу­ду­щем одеж­да долж­на при­рав­ни­вать­ся к удоб­ной, мно­го­функ­ци­о­наль­ной ма­шине.

Кто вас вдох­нов­ля­ет? У вас есть ку­ми­ры из ми­ра мо­ды и не толь­ко?

Ко­неч­но есть! В 2014 го­ду Дже­ре­ми Скотт вы­пу­стил первую кол­лек­цию для дома Moschino под на­зва­ни­ем Mcdonald’s, а за­тем и мою, пожалуй, са­мую лю­би­мую кол­лек­цию в ис­то­рии брен­да – Barbie. То­гда-то я и по­ня­ла, что у ме­ня есть еди­но­мыш­лен­ник. С тех пор вни­ма­тель­но сле­жу за твор­че­ством Дже­ре­ми и не пе­ре­стаю удив­лять­ся схо­же­сти на­ших взгля­дов. Ле­том 2017 го­да я на­ри­со­ва­ла его порт­рет, ко­то­рый он за­ме­тил и вы­ло­жил у се­бя в Twitter и Instagram с очень теп­лы­ми сло­ва­ми! Сто­ит ли го­во­рить, что я не спа­ла несколь­ко су­ток, по­сле то­го как это про­изо­шло. Но как ро­ле­вая мо­дель боль­ше все­го ме­ня вдох­нов­ля­ет

Илон Маск. Сло­ва­ми не опи­сать мое вос­хи­ще­ние пе­ред ин­тел­лек­том, юмо­ром, упор­ством и меч­та­ми это­го че­ло­ве­ка. Его биография, на­пи­сан­ная Эшли Ванс, – са­мая мо­ти­ви­ру­ю­щая кни­га из тех, что до­во­ди­лось дер­жать в ру­ках.

Вы ам­би­декстр (ко­гда ле­вый и пра­вый по­лу­ша­рия моз­га функ­ци­о­ни­ру­ют оди­на­ко­во. – Прим. ред.). Ко­гда вы по­ня­ли, что от­ли­ча­е­тесь от осталь­ных?

Да, я ам­би­декстр. Ро­ди­те­ли сра­зу по­ня­ли, что я не та­кая, как все, – я до­воль­но дол­го мол­ча­ла, не про­из­но­ся ни­ка­ких лиш­них зву­ков, а в два го­да за­го­во­ри­ла сра­зу слож­ны­ми пред­ло­же­ни­я­ми. До пя­ти лет я ри­со­ва­ла и пи­са­ла ис­клю­чи­тель­но в двой­ном зер­каль­ном отоб­ра­же­нии (сле­ва на­пра­во и вверх но­га­ми). Для ме­ня в этом не бы­ло ничего необыч­но­го, и я да­же не за­ду­мы­ва­лась о том, что кто-то мо­жет не уметь чи­тать пе­ре­вер­ну­тые бук­вы или ри­со­вать дву­мя ру­ка­ми од­но­вре­мен­но. В шко­ле же все из­ме­ни­лось. Сна­ча­ла я ду­ма­ла, что де­тей за­став­ля­ют пи­сать од­ной ру­кой, но по­том по­ня­ла, что по-дру­го­му они про­сто не уме­ют. Что­бы не от­ста­вать от дру­гих, мне при­шлось раз­де­лить обя­зан­но­сти сво­их рук. Ле­вая у ме­ня те­перь твор­че­ская (я ри­сую и пи­шу имен­но ею), а пра­вая ра­бо­чая. По­яви­лись и проблемы – я ча­сто пу­та­ла ле­во и пра­во, а плюс с ми­ну­сом. Мозг у ме­ня ра­бо­та­ет немно­го мед­лен­нее, чем у обыч­но­го че­ло­ве­ка, по­это­му мне тре­бу­ет­ся боль­ше вре­ме­ни на об­ра­бот­ку ин­фор­ма­ции. Бы­ва­ет, что мне на­до по­вто­рить фра­зу несколь­ко раз, что­бы я по­ня­ла ее смысл.

На ва­ших дет­ских ри­сун­ках – ма­нья­ки с бен­зо­пи­ла­ми, раз­бро­сан­ные ча­сти те­ла и убе­га­ю­щие от пре­сле­до­ва­те­лей на пе­ре­ло­ман­ных но­гах блон­дин­ки с пыш­ным бю­стом...

Мои неор­ди­нар­ные спо­соб­но­сти вку­пе с еще бо­лее неор­ди­нар­ны­ми ри­сун­ка­ми при­ве­ли к то­му, что од­но­класс­ни­ки ме­ня сто­ро­ни­лись. Впро­чем, мне это бы­ло толь­ко в ра­дость – как го­во­рит­ся, ин­тро­вер­том не ста­но­вят­ся, им рож­да­ют­ся. Мне бы­ло все рав­но, дру­жат со мной или нет, до тре­тье­го клас­са я во­об­ще не мог­ла за­пом­нить, кто есть кто. Го­раз­до ин­те­рес­нее бы­ло со­би­рать паз­лы, чи­тать книги и ри­со­вать кро­вя­ку. Мне про­сто все­гда ка­за­лось это смешным. В осо­бен­но­сти ко­гда жерт­ва бы­ла ту­пой непри­ят­ной лич­но­стью. Па­па, гля­дя на это все, счи­тал, что мне необ­хо­дим со­ци­ум. Ма­ма по­на­ча­лу на­пря­га­лась, но по­том по­ня­ла, что у ме­ня про­сто спе­ци­фи­че­ский юмор, и при­ня­ла это.

В 12 лет вы пе­ре­шли на за­оч­ное обу­че­ние и жи­ли с се­мьей в Ин­дии. С ка­ки­ми труд­но­стя­ми при­шлось столк­нуть­ся?

Как раз на­обо­рот, пе­ре­езд в Ин­дию стал ре­ше­ни­ем мно­гих про­блем – стран­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния со шко­лой, недо­по­ни­ма­ние с ро­ди­те­ля­ми и мно­гое дру­гое осталось по­за­ди. Неко­то­рое вре­мя нам с ма­мой при­хо­ди­лось жить в 100 ки­ло­мет­рах от Моск­вы в до­ме и вста­вать каж­дое ут­ро в 4 утра, что­бы не опоз­дать в шко­лу

в цен­тре, а воз­вра­ща­лись мы толь­ко в 11 ве­че­ра. Зи­мой, ко­неч­но, та­кой об­раз жиз­ни был невоз­мо­жен, по­это­му, учи­ты­вая мои осо­бен­но­сти, мы ре­ши­ли взять за­оч­ную фор­му обу­че­ния и уез­жать каж­дые пол­го­да на зим­ний пе­ри­од в Ин­дию. Это ста­ло неза­бы­ва­е­мым опы­том в мо­ей жиз­ни. Я ис­пы­та­ла то, что боль­шин­ство лю­дей ви­дят толь­ко в кино. На­при­мер, од­на­жды на наш дом на­па­ла це­лая бан­да обе­зьян, и мы си­де­ли в за­падне два ча­са. Жи­ли мы в до­ме очень хо­ро­шей ин­тел­ли­гент­ной ин­дий­ской се­мьи, чле­ны ко­то­рой ста­ли нам в неко­то­ром смыс­ле род­ны­ми. Я до сих пор ста­ра­юсь под­дер­жи­вать с ни­ми связь. На­ла­ди­лись и отношения в на­шей се­мье – меж­ду ро­ди­те­ля­ми на­ко­нец-то уста­но­вил­ся доб­ро­же­ла­тель­ный кон­такт.

Вы лю­би­те ко­мик­сы. А ка­кой самый лю­би­мый?

Это до­воль­но слож­ный во­прос. Не мо­гу вы­де­лить что-то од­но. Не имею ничего про­тив Marvel, но пред­по­чи­таю DC. Я их фа­нат­ка с че­ты­рех лет, с тех са­мых пор, как впер­вые уви­де­ла Ми­шель Пфайф­фер в ла­текс­ном ко­стю­ме Жен­щи­ны-кошки. Пом­ню, как на­де­ва­ла дома чер­ный сов­мест­ный ку­паль­ник по­верх чер­ных кол­го­ток, за­кры­ва­лась в ком­на­те и пры­га­ла по ди­ва­ну, пред­став­ляя, что это кры­ши небо­скре­бов.

Ка­кой ваш лю­би­мый су­перз­ло­дей/ан­ти­ге­рой?

Джо­кер, ра­зу­ме­ет­ся! В первую оче­редь вос­хи­ща­юсь тем, на­сколь­ко это­му пер­со­на­жу по ба­ра­ба­ну со­ци­ум и его со­мни­тель­ные пра­ви­ла. При­ят­но осо­зна­вать, что хо­тя бы вы­мыш­лен­ный пер­со­наж шу­тит так же, как я.

Вы учи­тесь в Ми­лане, на кур­се ди­зай­на одеж­ды. Что мо­же­те рас­ска­зать о сво­их од­но­курс­ни­ках?

Я в пол­ном вос­тор­ге от уче­бы! Но куль­тур­ным шо­ком для ме­ня стал урок крой­ки и ши­тья, так как я ни ра­зу в жиз­ни не дер­жа­ла игол­ку в ру­ках. Пер­вый три­местр я пла­ка­ла и ры­да­ла, ры­да­ла и пла­ка­ла. Осва­и­ваю швей­ную ма­шин­ку, вро­де все не так без­на­деж­но. Все сту­ден­ты в мо­ей груп­пе де­воч­ки. Мы до­воль­но непло­хо кон­так­ти­ру­ем друг с дру­гом, но в си­лу при­род­ной обособ­лен­но­сти я ма­ло с кем близ­ко об­ща­юсь.

Ка­кой ви­ди­те се­бя че­рез 10 лет?

В те­че­ние несколь­ких лет от­сле­жи­ваю новости в ми­ре тех­но­ло­гий, и чем доль­ше я этим увле­ка­юсь, тем боль­ше мне хо­чет­ся стать ча­стью этой все­лен­ной. Ко­неч­но, я вряд ли вдруг по­знаю тай­ны дво­ич­ных ко­дов и ста­ну но­вым Сти­вом Воз­ня­ком, но хо­те­лось бы иметь во вся­ком слу­чае ба­зо­вые зна­ния в ро­бо­то­тех­ни­ке. За этим сто­ит бу­ду­щее, в ко­то­ром не знать азов ки­бер­ме­ха­ни­ки бу­дет рав­но­силь­но незна­нию то­го, как ра­бо­та­ет блок­чейн в 2018-м.

В ос­нов­ном я бу­ду де­лать упор на био­ме­хатро­ни­ку, так как все­рьез со­би­ра­юсь за­ни­мать­ся про­дук­ци­ей ки­бер­про­те­зов. Так­же я меч­таю со­здать ги­гант­ский парк раз­вле­че­ний, в ко­то­ром по­ми­мо клас­си­че­ских ат­трак­ци­о­нов по­се­ти­те­лей бу­дут раз­вле­кать ро­бо­ты-ани­мат­ро­ни­ки. Ну и, ко­неч­но, от­крыть свой дом мо­ды и ма­га­зи­ны по все­му ми­ру. В мо­их бу­ти­ках я то­же со­би­ра­юсь сде­лать ми­ни-раз­вле­че­ния для го­стей, что­бы пре­об­ра­зить шопинг в ве­се­лое вре­мя­пре­про­вож­де­ние. Я хо­чу, что­бы лю­ди про­сы­па­лись и каж­дый день ощу­ща­ли се­бя в ма­лень­ком при­клю­че­нии, хо­чу сте­реть эту грань меж­ду ко­мик­са­ми и ре­аль­но­стью. Я меч­таю вы­хо­дить на ули­цу и ви­деть лю­дей оде­ты­ми в яр­кие цве­та. Мне на­до­е­ло ви­деть эту пла­не­ту скуч­ной. Но мы ча­сто за­бы­ва­ем о тех, кто дей­стви­тель­но за­слу­жи­ва­ет по­мо­щи и име­ет пол­ное пра­во жить пол­но­цен­ной жиз­нью. Я хо­чу со­здать бренд, ко­то­рый бу­дет по­став­лять уни­вер­саль­ные про­те­зы, поз­во­ля­ю­щие ин­ва­ли­дам управ­лять ими так, как они бы управ­ля­ли сво­и­ми соб­ствен­ны­ми ко­неч­но­стя­ми из пло­ти и кро­ви.

Как вам ка­жет­ся, что са­мое безум­ное, че­го мо­жет до­стиг­нуть на­у­ка в бу­ду­щем, не обя­за­тель­но бли­жай­шем?

Пу­те­ше­ствия во вре­ме­ни и те­ле­пор­та­ция, о ко­то­рых как раз так лю­бил раз­мыш­лять Сти­вен Хо­кинг. Хо­тя, раз уж мы за­го­во­ри­ли об аст­ро­фи­зи­ке, ме­ня боль­ше ин­три­гу­ет, что же на­хо­дит­ся по ту сто­ро­ну чер­ных дыр? Ко­гда че­ло­ве­че­ство най­дет от­вет на этот во­прос, мож­но счи­тать, что мы до­стиг­ли пи­ка.

Ка­кую пес­ню вы бы вы­бра­ли для то­го, что­бы ее услы­ша­ла вся Все­лен­ная?

The Doors – People are strange.

Алек­сандра впер­вые ре­ши­ла участвовать в Comic-con и пред­ста­вить там свою «Га­ле­рею жу­ли­ков». «В нее вхо­дят зло­деи и ан­ти­ге­рои из раз­ных все­лен­ных, в том чис­ле из филь­мов ужа­сов, книг, ком­пью­тер­ных игр и мои ори­ги­наль­ные пер­со­на­жи», — го­во­рит ху­дож­ни­ца

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.