20 ВО­ПРО­СОВ

Playboy (Russia) - - Содержание -

Джес­си Пле­монс: доб­ро­душ­ный ак­тер, иг­ра­ю­щий зло­де­ев

Как в се­ри­а­лах – от «Во все тяж­кие» до «Чер­но­го зер­ка­ла», – так и в но­вой дра­ма­ти­че­ской ко­ме­дии «Ноч­ные иг­ры» СВЕТЛОВОЛОСЫЙ ТЕХАСЕЦ со­еди­ня­ет в сво­их пер­со­на­жах жут­кие чер­ты и ха­риз­му 1 Вы ча­сто иг­ра­е­те про­сто­ва­тых пар­ней, ко­то­рые по­том ока­зы­ва­ют­ся со­ци­о­па­та­ми. Что вас при­вле­ка­ет в та­ких ро­лях?

Ме­ня при­вле­ка­ют пер­со­на­жи, ко­то­рые ока­зы­ва­ют­ся не те­ми, кем они ка­за­лись сна­ча­ла. Ду­маю, та­кие пер­со­на­жи бо­лее есте­ствен­ные и на­сто­я­щие. А ко­гда ты смот­ришь на ко­го-то и сра­зу опре­де­ля­ешь, к ка­кой ка­те­го­рии че­ло­ве­ка от­не­сти, в ки­но на это неин­те­рес­но смот­реть. Ин­те­рес­нее са­мо­му соединять точ­ки и пы­тать­ся раз­га­дать че­ло­ве­ка.

2 В се­ри­а­ле «Во все тяж­кие» вы иг­ра­е­те Тод­да, по­жа­луй, од­но­го из са­мых пло­хих пер­со­на­жей сезона. Хоть в чем-то вы мо­же­те се­бя с ним ас­со­ци­и­ро­вать?

Да, мне это в прин­ци­пе ка­жет­ся един­ствен­ным спо­со­бом чест­но иг­рать. Ко­гда ты устра­и­ва­ешь та­кие мыс­лен­ные и эмо­ци­о­наль­ные фо­ку­сы с со­бой. Но при этом нель­зя ни в ко­ем слу­чае осуж­дать сво­е­го пер­со­на­жа. Со мной та­кое од­на­жды слу­чи­лось: до ме­ня до­шло, что мне этот че­ло­век со­всем не нра­вит­ся. Не ска­жу, ко­го я то­гда иг­рал, но это был ре­аль­но су­ще­ству­ю­щий че­ло­век, и ме­ня это по­тряс­ло. Но по­том, ко­гда ты смот­ришь на свой ре­зуль­тат, – со­вер­шен­но дру­гие ощу­ще­ния. На­де­юсь, мое оза­ре­ние на мою иг­ру не по­вли­я­ло.

3 А вам ка­жет­ся, что вы долж­ны лю­бить хо­тя бы что-то в ва­шем пер­со­на­же, что­бы ва­ша иг­ра бы­ла прав­ди­вой и убе­ди­тель­ной?

Сво­е­го пер­со­на­жа в це­лом на­до лю­бить хоть ка­кто. Нуж­но по­пы­тать­ся по­нять, по­че­му он или она по­сту­па­ют имен­но так, как по­сту­па­ют. Вам долж­но быть по­нят­но, что им или ею дви­жет.

4 То есть, ес­ли бы Тодд не ро­дил­ся в се­мье бе­лых шо­ви­ни­стов, он бы мог стать нор­маль­ным че­ло­ве­ком, так вы ду­ма­е­те?

Ду­маю, да. Мне за­пом­ни­лась од­на из се­рий «Во все тяж­кие», ко­гда пер­со­наж Аа­ро­на По­ла был в до­ме ка­ких-то нар­ко­ма­нов и там был ры­жий ре­бе­нок. Помни­те эпи­зод у бан­ко­ма­та? Мне ка­жет­ся, что в Тод­де есть что-то от ма­лень­ко­го маль­чи­ка, есть в нем что-то дет­ское. Ко­неч­но, бы­ва­ют на­сто­я­щие мон­стры, ко­то­рые про­сто та­кие, но в боль­шин­стве слу­ча­ев есть кон­крет­ная при­чи­на, по­че­му че­ло­век стал та­ким.

5 Мож­но ска­зать, что за­ча­стую ва­шим ро­ди­те­лям тя­же­ло смот­реть филь­мы с ва­ми?

Вот недав­но, по­сле то­го как они по­смот­ре­ли «Чер­ное зер­ка­ло», па­па несколь­ко раз ска­зал: «У те­бя там та­кой взгляд. Твой взгляд в ро­ли это­го ка­пи­та­на…» Боль­ше он ни­че­го не го­во­рил. И ко­неч­но же, они не лю­бят, ко­гда мой пер­со­наж уми­ра­ет. «Во все тяж­кие» вы­шел дав­но, но ду­маю, что им бы­ло непри­выч­но его смот­реть.

6 А вам пред­ла­га­ли ро­ли, ко­то­рые за­став­ля­ли за­ду­мать­ся или вы­зы­ва­ли тре­во­гу?

Сра­зу две ро­ли всплы­ли в па­мя­ти. Пен­ни­вайз – мне по­зво­ни­ли, и я от­ка­зал сра­зу же. Мне бы­ло все рав­но, ка­кой сце­на­рий, вот про­сто – нет.

А по­том бы­ла роль в «Су­бур­би­коне», роль од­но­го из пре­ступ­ни­ков, ко­то­рый бу­дет пы­тать­ся убить маль­чи­ка. И я по­ду­мал: «Я не мо­гу сей­час убить еще од­но­го ре­бен­ка». (Сме­ет­ся.)

7 Кста­ти о де­тях. Вы ведь по­чти всю свою жизнь иг­ра­е­те. А ка­кой фильм вас в дет­стве на­столь­ко по­тряс, что вы по­ду­ма­ли: «Я то­же хо­чу так»?

Я на­чал смот­реть «Оди­но­кая го­луб­ка» – те­ле­ви­зи­он­ный се­ри­ал о ков­бо­ях – еще до то­го, как на­учил­ся го­во­рить. Хо­тя я ма­ло что там по­ни­мал, но ре­бен­ком мне бы­ло очень ин­те­рес­но. Ко­гда я стал стар­ше и сам на­чал иг­рать, я по­нял, на­сколь­ко хо­ро­ши бы­ли Ро­берт Дю­валь, Том­ми Ли Джонс и Крис Ку­пер. Очень чест­ные и аутен­тич­ные. К то­му же это пре­крас­ная кни­га. Я обо­жаю Лар­ри Мак­мер­т­ри. Мой отец и се­мья по его ли­нии бы­ли ков­бо­я­ми. Я рос, ка­та­ясь на ло­ша­дях и бро­сая лас­со, по­это­му мне бы­ло лег­ко пред­ста­вить се­бя в та­ком мире.

8 А еще вы об­на­ру­жи­ли, что ваш род идет от Сти­ве­на Ф. Ости­на, так на­зы­ва­е­мо­го от­ца Те­ха­са.

Да, я по­до­зре­ваю, что мой отец знал об этом дав­но. Как-то ма­ма за­шла на сайт, где мож­но про­сле­дить свое ге­не­а­ло­ги­че­ское де­ре­во, – Ancestry.com, и па­па так неожи­дан­но вклю­чил­ся и ска­зал: «По­го­ди­те-ка». Ока­за­лось, что у него на пи­а­ни­но ле­жа­ла кни­га, ко­то­рая на­пря­мую свя­зы­ва­ет нас с Мо­зе­сом Ости­ном, от­цом Сти­ве­на Ости­на. Вот по­че­му он не со­об­щил нам эту ин­фор­ма­цию рань­ше? (Сме­ет­ся.) Спа­си­бо, па­па.

9 Ва­ша ка­рье­ра в Гол­ли­ву­де до­ба­ви­ла вам ав­то­ри­те­та в гла­зах ва­ших од­но­класс­ни­ков в Мар­те, Техас? Повли­я­ла на ва­ши успе­хи у про­ти­во­по­лож­но­го по­ла?

Я по­пал в те­ле­се­ри­ал «Ог­ни ночной пят­ни­цы» уже по­сле то­го, как окон­чил шко­лу. Я толь­ко пом­ню, что я по­сто­ян­но ез­дил в Лос-ан­дже­лес и воз­вра­щал­ся, не по­лу­чив ра­бо­ту, а дру­зья по­сто­ян­но спра­ши­ва­ли: «В ка­ких филь­мах ты уже снял­ся?» Они го­во­ри­ли «филь­мы» во мно­же­ствен­ном чис­ле! Как буд­то за па­ру ме­ся­цев я мог снять­ся в несколь­ких филь­мах. И я от­ве­чал: «Ну, я хо­дил на па­ру проб». Что ка­са­ет­ся от­но­ше­ний с де­вуш­ка­ми, я ни­где дол­го не за­дер­жи­вал­ся, что­бы мож­но бы­ло с кем-то на­чать встре­чать­ся. Слож­но бы­ло. Я ведь из очень ма­лень­ко­го го­род­ка: у нас в вы­пуск­ном клас­се бы­ло око­ло 40 че­ло­век. Как из это­го мож­но ко­го-то вы­брать?

10 Ваш род­ной го­род, Март, по­хож на Дил­лон из «Ог­ней ночной пят­ни­цы»?

По­чти та­кой же, толь­ко мень­ше. У нас один пе­ре­кре­сток. А в осталь­ном Дил­лон срод­ни той ат­мо­сфе­ре, где рос я. По ве­че­рам пят­ни­цы да­же и не ду­май­те ку­да-то ид­ти ту­сить, по­то­му что все си­дят по до­мам. Да­же взрос­лые му­жи­ки та­кие же – смот­рят иг­ры школь­ных ко­манд и зна­ют, ка­кие иг­ро­ки мо­гут «вы­стре­лить».

11 В «Фар­го» вы сыг­ра­ли, воз­мож­но, са­мо­го пре­дан­но­го му­жа в мире, в па­ре с Кир­стен Данст, ко­то­рая те­перь ва­ша неве­ста. Что вы узна­ли о пре­дан­но­сти и бра­ке от Эда?

Ко­гда я встре­тил­ся со сце­на­ри­стом Но­ем Хо­ули, я хо­тел убе­дить­ся, что Эд не тряп­ка, о ко­то­рую его же­на вы­ти­ра­ет но­ги, что он дей­стви­тель­но лю­бит. В сце­на­рии бы­ла фра­за, где Эд срав­ни­вал­ся с ко­ро­вой. Я спро­сил Ноя: «Он не очень ум­ный, да?» Ной от­ве­тил: «Нет, про­сто его ис­тин­ная на­ту­ра не агрес­сив­на и не же­сто­ка. Он хо­чет без­за­бот­но па­стись на лу­гу и быть счаст­ли­вым». Я на­чал раз­мыш­лять о раз­ных лю­дях, ко­то­рые уме­ют быть так без­за­вет­но пре­дан­ны, и по­нял, что мой отец как раз та­кой. Ес­ли уж он с кем-то в от­но­ше­ни­ях, то ни­ка­ких во­про­сов – он идет до кон­ца. Неважно, что ты на­тво­рил, – ты зво­нишь ему, и он при­дет на по­мощь и раз­ру­лит про­бле­му. Вот это я мгно­вен­но по­нял о сво­ем пер­со­на­же. Так что он по­лу­чил­ся та­ким свое­об­раз­ным при­зна­ни­ем в люб­ви мо­е­му от­цу.

12 Ас­со­ци­а­ция с ко­ро­вой так­же умест­на в том плане, что Эд из­бав­ля­ет­ся от тру­па с по­мо­щью мя­со­руб­ки. От­тал­ки­ва­ясь от это­го, кто или что вас пу­га­ет?

Не хо­чу ка­сать­ся по­ли­ти­ки, но пер­вое, что при­хо­дит на ум, – это наш пре­зи­дент. Он ме­ня пу­га­ет. Не знаю, как это мож­но на­звать… него­до­ва­ние он­лайн. И него­до­ва­ние силь­ное. Не то что­бы это бы­ло что-то но­вое, все­гда бы­ла нуж­да най­ти ко­го-то, на ком мож­но сры­вать свой гнев и разо­ча­ро­ва­ние, но те­перь это про­ис­хо­дит каж­дый день. И ме­ня это очень пу­га­ет.

13 Вас нет в соц­се­тях. Это со­зна­тель­ное ре­ше­ние?

Не со­всем. В 18 лет я за­ре­ги­стри­ро­вал­ся на фейс­бу­ке, ко­гда толь­ко пе­ре­ехал в Остин и на­чал сни­мать­ся в «Ог­нях ночной пят­ни­цы». Пом­ню, я как-то про­си­дел пол­то­ра ча­са в фейс­бу­ке. Это как ды­ра. Ты вы­ны­ри­ва­ешь от­ту­да и ду­ма­ешь: «А что это бы­ло? Ку­да по­де­ва­лись пол­то­ра ча­са?» И я по­нял, что не хо­чу тра­тить свое вре­мя он­лайн. Мо­жет, я по­нял, что это очень за­ман­чи­во. Что ка­са­ет­ся твит­те­ра, ин­ста­гра­ма и все­го

та­ко­го, я луч­ше оста­нусь там, где я на­хо­жусь, и по­чи­таю но­во­сти не в твит­те­ре. Опре­де­лен­но соц­се­ти не для ме­ня.

14 «Чер­ное зер­ка­ло» ча­сто за­тра­ги­ва­ет те­мы тех­но­нев­ро­за. Ка­кие ас­пек­ты раз­ви­тия тех­но­ло­гий вы­зы­ва­ют у вас тре­во­гу?

На­вер­ное, тот факт, что мы те­ря­ем обыч­ное че­ло­ве­че­ское об­ще­ние, а так­же фаль­ши­вое изоб­ра­же­ние се­бя в вир­ту­аль­ном мире. Обо всем этом уже го­во­ре­но мно­го раз, но мне страш­но ду­мать о том, что де­ти бу­дут рас­ти, счи­тая лай­ки и все та­кое. Это опре­де­лен­но из­ме­нит то, как они вос­при­ни­ма­ют мир и вза­и­мо­дей­ству­ют с ним.

15 Ваш эпи­зод «Чер­но­го зер­ка­ла» по­явил­ся как раз во­вре­мя. Толь­ко за­пу­сти­лось дви­же­ние #Ято­же (#Metoo), а ваш пер­со­наж – пред­ста­ви­тель ток­сич­ной мас­ку­лин­но­сти. По су­ти, вы иг­ра­е­те гей­ме­ра с батт­хер­том, ко­то­рый от­прав­ля­ет сво­их со­труд­ни­ков в иг­ру в сти­ле «Старт­ре­ка», где вся­че­ски му­ча­ет их. Как вы го­то­ви­лись к ро­ли?

Я пе­ре­смот­рел ку­чу до­ку­мен­таль­ных филь­мов о гей­ме­рах и про­грам­ме­рах ви­део­игр. Боль­ше все­го мне бы­ло ин­те­рес­но ис­сле­до­вать этот тип изо­ля­ции и же­ла­ние убе­жать от ре­аль­но­сти. Ду­маю, су­ще­ству­ет мно­го лю­дей, ко­то­рым это близ­ко, и не­обя­за­тель­но это лю­би­те­ли «Звезд­но­го пу­ти» или гей­ме­ры. В неко­то­рые дни съе­мок мне бы­ло со­всем не по се­бе, по­то­му что я знал, что моя на­пар­ни­ца по филь­му, Кри­стин Ми­лио­ти, долж­на прой­ти че­рез этот ужас. Но я ста­рал­ся не ви­деть всю кар­ти­ну це­ли­ком, по­то­му что это мог­ло бы вы­звать во мне осуж­де­ние. Мой пер­со­наж – нехо­ро­ший че­ло­век, но есть при­чи­на, по­че­му он та­кой, и имен­но это я и пы­тал­ся по­нять.

16 Да­вай­те по­го­во­рим о «Ноч­ных иг­рах», где фи­гу­ри­ру­ют три па­ры, ко­то­рые по­па­ли на де­тек­тив­ную ве­че­рин­ку, вы­шед­шую из-под кон­тро­ля. Вы лю­би­те иг­ры? В вас есть дух со­пер­ни­че­ства?

Да, ко­неч­но. Иг­ры – это хо­ро­шие, невин­ные раз­вле­че­ния. Люб­лю иг­рать в по­кер. А недав­но на­чал иг­рать в «Три­вию». Иг­ра­ли ко­гда-ни­будь в HQ game? Это та­кое при­ло­же­ние. Сот­ни ты­сяч лю­дей вы­хо­дят он­лайн и от­ве­ча­ют на во­про­сы. У ме­ня не очень хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся, но мне ужас­но нра­вит­ся.

17 По­хо­же, что на съе­моч­ной пло­щад­ке «Ноч­ных игр» бы­ло ве­се­ло. Вы мно­го им­про­ви­зи­ро­ва­ли?

При­лич­но, но нач­нем с то­го, что сам по се­бе сце­на­рий смеш­ной. Им­про­ви­за­ция по­яв­ля­лась то там, то тут, но где-то 85% бы­ли про­пи­са­ны. Я по­лу­чил сце­на­рий во вре­мя съе­мок «Чер­но­го зер­ка­ла». И ко­гда я до­шел до опи­са­ния сво­ей сце­ны, по­ду­мал: «Хо­чу иг­рать Га­ри, жут­ко­го со­се­да-ко­па». Я очень люб­лю, ко­гда есть сво­бо­да по­экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать и по­иг­рать с ма­те­ри­а­лом. Ко­гда не все вы­ве­ре­но, ты чув­ству­ешь, что не зна­ешь точ­но, как пой­дет или как долж­на пой­ти сце­на. Ду­маю, имен­но по этой при­чине «Ог­ни ночной пят­ни­цы» уда­лись. В пер­вых эпи­зо­дах все про­щу­пы­ва­ли поч­ву, а по­том это пре­вра­ти­лось в иг­ру «Рас­сме­ши дру­га».

18 Чем бы вы за­ни­ма­лись, ес­ли бы не ста­ли ак­те­ром?

Мо­жет, что-то, свя­зан­ное с пси­хо­ло­ги­ей… или ан­глий­ской ли­те­ра­ту­рой. Я бы вы­брал их сво­и­ми ос­нов­ны­ми пред­ме­та­ми для уче­бы. Не знаю. Я люб­лю пи­сать пес­ни и иг­рать му­зы­ку. Я уже не вы­сту­паю, как рань­ше, ко­гда я жил в Остине и сни­мал­ся в «Ог­нях». То­гда так слу­чай­но вы­шло. Мы по­сто­ян­но устра­и­ва­ли боль­шие му­зы­каль­ные ве­че­рин­ки, ку­да при­ез­жа­ли по­иг­рать му­зы­кан­ты. Как-то я на­пи­сал пес­ню, и мне все ска­за­ли: «Вам с дру­зья­ми на­до сде­лать груп­пу». Мы се­бя на­зва­ли «Ков­бои и ин­дей­цы», что бы­ло не са­мым удач­ным на­зва­ни­ем. Мы мно­го вы­сту­па­ли, где-то с 2012-го по 2014-й. Мне очень нра­ви­лось. Но это бы­ло так дав­но. Сей­час ме­ня боль­ше ин­те­ре­су­ет за­пись му­зы­ки. У ме­ня мно­го дру­зей, ко­то­рые де­ла­ют класс­ную му­зы­ку, и я все вре­мя их про­шу: «Возь­ми­те и ме­ня к се­бе». Ко­ро­че, мне это нра­ви­лось, но сей­час, на­вер­ное, мне по­на­до­бит­ся вре­мя, что­бы рас­ка­чать­ся.

19 Ко­гда вы до­ма и пе­ре­би­ра­е­те стру­ны на ги­та­ре, му­зы­ку ка­ких му­зы­кан­тов вы ча­ще все­го иг­ра­е­те?

Ко­гда я рос, я слу­шал то же са­мое, что и все осталь­ные в Мар­те: по­пу­ляр­ные кан­три-ра­дио­стан­ции. Я все­гда воз­вра­ща­юсь к Джо­ну Прай­ну. Люб­лю его пес­ни. А ес­ли мне хо­чет­ся че­го-то по­тя­же­лее, то иг­раю the Stones. Ко­гда я пе­ре­ехал в Остин, от­крыл для се­бя Та­ун­са Ван Занд­та. Это был по­во­рот­ный мо­мент. То, что я о нем узнал, из­ме­ни­ло мой взгляд на му­зы­ку, да­же на ки­но. Вот про­сто его са­мо­от­да­ча при на­пи­са­нии пе­сен. Он опре­де­лен­но му­чил­ся всю свою жизнь, но су­мел пе­ре­ра­бо­тать свое стра­да­ние в твор­че­ство.

20 В этом го­ду вам ис­пол­ня­ет­ся 30 лет. Как ощу­ще­ния? Страш­но? Чув­ству­е­те об­лег­че­ние?

Я чувствую, что мне долж­но быть 30. Ко­гда я был млад­ше, я все вре­мя ощу­щал се­бя стар­ше, чем был по го­дам. А сей­час 30 лет – в са­мый раз, по­ни­ма­е­те? Хо­тя я об этом еще не ду­мал. Вот те­перь нач­ну.

ин­тер­вью STEPHIE GROB PLANTE пе­ре­вод TAT SENIQUE

Несмот­ря на внеш­ность доб­ро­душ­но­го про­ста­ка, Джес­си Пле­мон­су уда­ют­ся ро­ли по­ис­ти­не де­мо­ни­че­ских пер­со­на­жей – от от­мо­ро­жен­но­го убий­цы Тод­да Ал­ки­ста из се­ри­а­ла «Во все тяж­кие» до бес­по­щад­но­го ти­ра­на, ка­пи­та­на Ро­бер­та Дей­ли из «Чер­но­го зер­ка­ла». На фо­то свер­ху вниз: «Фар­го», «Во все тяж­кие», «Чер­ное зер­ка­ло», «Ноч­ные иг­ры» (на по­ло­се спра­ва)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.