Бро­дя­чий па­мят­ник

Profil - - МНЕНИЕ - Текст: Дмит­рий Бы­ков, по­эт, пи­са­тель, пуб­ли­цист

Па­мят­ник Ива­ну Гроз­но­му в Москве все-та­ки по­явил­ся – это скульп­ту­ра ра­бо­ты Ва­си­лия Се­ли­ва­но­ва. Уста­нов­ле­на она (по край­ней ме­ре на год) в Ал­лее пра­ви­те­лей Рос­сии по­сре­ди Ки­тай-го­ро­да по ини­ци­а­ти­ве Рос­сий­ско­го во­ен­но-ис­то­ри­че­ско­го об­ще­ства. Что­бы уте­шить тех, ко­му Иван Гроз­ный не ка­жет­ся иде­аль­ным пра­ви­те­лем, ту­да же по­ме­стят бюст Бо­ри­са Ель­ци­на (всех пра­ви­те­лей на­счи­та­ли 33). Из­на­чаль­но пред­по­ла­га­лось, что сто­ять там бу­дут ис­клю­чи­тель­но бю­сты ра­бо­ты Це­ре­те­ли, но тут ца­ря от­верг­ли в го­ро­де Алек­сан­дров Вла­ди­мир­ской об­ла­сти, в так на­зы­ва­е­мой Алек­сан­дров­ской сло­бо­де, где по по­во­ду па­мят­ни­ка, пе­ре­дан­но­го в дар го­ро­ду от скуль­пто­ра, воз­ник­ла об­ще­ствен­ная дис­кус­сия. Лад­но, не хо­ти­те в Алек­сан­дро­ве – бу­дет сто­ять в Москве, но не в ста­ту­се па­мят­ни­ка, что осо­бо под­черк­ну­то Во­ен­но-ис­то­ри­че­ским об­ще­ством, а в ка­че­стве экс­по­на­та. Сто­ят же в пар­ке «Му­зе­он» па­мят­ни­ки раз­ным со­вет­ским де­я­те­лям, вклю­чая Ста­ли­на, но имен­но в ка­че­стве экс­по­на­тов.

Это во­об­ще очень удоб­ный эв­фе­мизм. Очень мно­гие рос­сий­ские об­ще­ствен­ные и по­ли­ти­че­ские де­я­те­ли, ес­ли вам не нра­вит­ся счи­тать их пред­ста­ви­те­ля­ми эли­ты или вла­сти, то­же мо­гут рас­смат­ри­вать­ся в ка­че­стве экс­по­на­тов для все­го осталь­но­го ми­ра, да и соб­ствен­но­го на­се­ле­ния. Рос­сия – иде­аль­ный объ­ект для изу­че­ния ис­то­рии, в ней все по­вто­ря­ет­ся, ни­че­го не на­до спе­ци­аль­но изу­чать или при­ду­мы­вать: хо­чешь об­ще­ствен­ную ис­те­ри­ку по слу­чаю пат­ри­о­ти­че­ско­го спло­че­ния во­круг го­су­да­ря, про­тив внеш­не­го вра­га– 1877 и 1914 го­ды все­гда к тво­им услу­гам. Хо­чешь от­те­пель – да хоть каж­дые пять­де­сят лет. Хо­чешь за­мо­ро­зок – прак­ти­че­ски во все осталь­ное вре­мя. Все мы тут экс­по­на­ты, по­то­му что до па­мят­ни­ков, ко­неч­но, недо­тя­ги­ва­ем.

Ин­те­рес­но дру­гое: вот он уста­нов­лен там на год, а даль­ше что? Ко­мис­сия Мосгор­ду­мы счи­та­ет, что царь уста­нов­лен на мос­ков­ской зем­ле неза­кон­но, без со­блю­де­ния про­це­ду­ры; Во­ен­но-ис­то­ри­че­ское об­ще­ство от­ве­ча­ет, что пра­ви­ла пи­са­ны для па­мят­ни­ков, а у него дру­гой ста­тус, и зем­ля, на ко­то­рой он сто­ит, не мос­ков­ская, а фе­де­раль­ная. Так что ни­кто его ни де­мон­ти­ро­вать, ни пе­ре­во­зить не бу­дет. Но скульп­ту­ра пе­ре­да­на Во­ен­но­и­сто­ри­че­ско­му об­ще­ству на от­вет­ствен­ное хра­не­ние все­го на год. По­сле это­го до­го­вор мо­жет быть рас­торг­нут или про­длен. Ко­неч­но, за год мо­жет мно­го че­го из­ме­нить­ся, и Гроз­ный, ска­жем, вполне мо­жет за­нять ме­сто в род­ном для него Крем­ле, а мо­жет – на ме­сте кня­зя Вла­ди­ми­ра, да ма­ло ли в Москве тор­же­ствен­ных пло­ща­док; а мо­жет слу­чить­ся и так, что его от­пра­вят на пе­ре­плав­ку. Но что­бы из­бе­жать слиш­ком ра­ди­каль­ных сце­на­ри­ев, я бы пред­ло­жил сде­лать па­мят­ник ко­чу­ю­щим, стран­ству­ю­щим, бла­го это устой­чи­вый ли­те­ра­тур­ный ар­хе­тип – вспом­ним «Ка­мен­но­го го­стя» или ша­га­ю­щую ста­тую из «Пу­те­ше­ствия Ниль­са». Ожив­шая ста­туя – устой­чи­вый мо­тив у Пуш­ки­на; пе­ри­о­ди­че­ски ожи­ва­ю­ще­го Гроз­но­го мы, ка­жет­ся, на­блю­да­ем не впер­вые, сце­на­рий оприч­ни­ны – то есть на­трав­ли­ва­ние од­ной по­ло­ви­ны на­ро­да на дру­гую – неиз­ме­нен; в этом смыс­ле бес­ко­неч­ный пе­ре­воз Гроз­но­го по Рос­сии мо­жет быть оп­ти­маль­ным сце­на­ри­ем су­ще­ство­ва­ния для это­го па­мят­ни­ка. Это не так до­ро­го, но очень эф­фект­но. Во­об­ра­зи­те – в ка­ком-то из рос­сий­ских го­ро­дов на­чи­на­ет­ся сму­та. Этих смут нам в бли­жай­шие го­ды обе­ща­ют мно­же­ство – там зар­пла­ту не вы­да­ют, там чи­нов­ник об­наг­лел, там боль­ни­цу за­кры­ли… А «пря­мая ли­ния» толь­ко раз в го­ду, как день рож­де­ния, всем од­но­вре­мен­но во­до­про­вод не по­чи­нишь. И то­гда в оче­ред­ной центр мас­со­во­го недо­воль­ства при­ез­жа­ет Иван Гроз­ный, бла­го па­мят­ник с пра­во­слав­ным кре­стом во весь жи­вот и ука­зу­ю­щим пер­стом – «Цыц, хо­ло­пы! Ниц, хо­ло­пы!» – вы­гля­дит по­ис­ти­не гроз­но. Не на­ез­дишь­ся же лич­но каж­дый раз, да и Рос­гвар­дию вез­де не разо­шлешь – она элит­ная, а эли­ты не долж­но быть слиш­ком мно­го. Пе­ре­езд ста­туи Гроз­но­го мог бы вы­гля­деть чер­ной мет­кой, на­по­ми­на­ни­ем о судь­бе Нов­го­ро­да, сим­во­лом го­су­да­ре­ва недо­воль­ства. Ни один го­род Рос­сии – кро­ме, мо­жет быть, Гроз­но­го, в ко­то­ром Гроз­ный все-та­ки ни­ко­гда не бы­вал,– не со­гла­сит­ся при­нять Ива­на IV на­все­гда; но в ка­че­стве го­стя он мо­жет стран­ство­вать по все­му Оте­че­ству, в каж­дой вновь из­бран­ной точ­ке да­вая га­строль неболь­шо­го суд­но­го дня. Воз­мож­ны так­же кро­ва­вые жерт­вы пе­ред идо­ли­щем – в жерт­ву мож­но при­но­сить за­во­ро­вав­ших­ся чи­нов­ни­ков, за­рвав­ших­ся оп­по­зи­ци­о­не­ров и да­же от­дель­ных гу­бер­на­то­ров. По-мо­е­му, пуб­лич­ные каз­ни в при­сут­ствии Гроз­но­го, хо­тя бы и брон­зо­во­го, обе­ща­ют стать зре­лищ­ным ме­ро­при­я­ти­ем и бу­дут ис­прав­но от­вле­кать на­род от про­до­воль­ствен­ных про­блем, как в Рос­сии все­гда и де­ла­ет­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.