«При­ва­ти­зи­ро­вать на­до, на этот счет со­мне­ний не бы­ло»

Участ­ни­ки и экс­пер­ты о до­пу­щен­ных в хо­де че­ко­вой при­ва­ти­за­ции ошиб­ках

Profil - - СОДЕРЖАНИЕ - Бе­се­до­вал Алек­сей Афон­ский

Участ­ни­ки и экс­пер­ты о до­пу­щен­ных в хо­де че­ко­вой при­ва­ти­за­ции ошиб­ках

Петр Фи­лип­пов, ди­рек­тор Неза­ви­си­мо­го цен­тра изу­че­ния ме­то­дов борь­бы с кор­руп­ци­ей, в 1992-м – пред­се­да­тель под­ко­ми­те­та Вер­хов­но­го Со­ве­та РФ по при­ва­ти­за­ции:

«То, что при­ва­ти­зи­ро­вать бы­ло на­до, на этот счет со­мне­ний не бы­ло ни у де­мо­кра­тов, ни у пар­тий­ной но­мен­кла­ту­ры. На всех ме­ро­при­я­ти­ях обя­за­тель­но при­сут­ство­ва­ли ди­рек­то­ра пред­при­я­тий – ли­бо их за­ме­сти­те­ли. Они бы­ли са­мой за­ин­те­ре­со­ван­ной в при­ва­ти­за­ции сто­ро­ной. Де­мо­кра­ты, пред­став­лен­ные в Вер­хов­ном Со­ве­те, по­ни­ма­ли, что част­ный хо­зя­ин пред­при­я­тия бу­дет сле­дить за ним и за­бо­тить­ся луч­ше, чем на­зна­чен­ный го­су­дар­ством чи­нов­ник. Но воз­ни­кал во­прос: а как это сде­лать?

Гай­дар и Чу­байс еще до сво­их на­зна­че­ний в пра­ви­тель­ство от­ста­и­ва­ли ва­ри­ант при­ва­ти­за­ции за день­ги. Сре­ди пред­ста­ви­те­лей де­мо­кра­ти­че­ских фрак­ций в Вер­хов­ном Со­ве­те –а я был его де­пу­та­том – по­сто­ян­но при­сут­ство­ва­ла оп­по­зи­ция такому под­хо­ду. Де­пу­та­ты опа­са­лись, что в слу­чае при­ва­ти­за­ции за день­ги за­во­ды и фаб­ри­ки вы­ку­пят во­доч­ные ко­ро­ли – они бы­ли чуть ли не един­ствен­ны­ми, у ко­го бы­ли день­ги. Еще бы­ли про­дав­цы ком­пью­те­ров с мар­жи­наль­но­стью биз­не­са до 1000%. Пред­ла­га­лось раз­дать всем ра­бот­ни­кам пред­при­я­тий ак­ции, это бы­ло бы по­хо­же на юго­слав­ский со­ци­а­лизм. К то­му же за бор­том оста­ва­лись вра­чи и учи­те­ля. В ито­ге на слу­ша­ни­ях в пар­ла­мен­те верх взя­ли сто­рон­ни­ки раз­де­ла пред­при­я­тий.

В ито­ге у нас был вы­бран ва­ри­ант ва­учер­ной при­ва­ти­за­ции. Но вы по­ставь­те се­бя на ме­сто ра­бо­че­го, у ко­то­ро­го на ру­ках ока­за­лись ак­ции за­во­да, но он не по­ни­мал, что это за бу­маж­ка и что она озна­ча­ет. И в то же вре­мя на две­рях за­во­да ви­сят объ­яв­ле­ния о скуп­ке ак­ций. И, ко­неч­но, мно­гие под­да­ва­лись такому со­блаз­ну. Та­ких бы­ло боль­шин­ство.

В ито­ге пра­ва соб­ствен­но­сти на пред­при­я­тия до­ста­лись их ди­рек­то­рам. А кто они та­кие? Это вче­раш­ние пар­тий­ные функ­ци­о­не­ры без ка­ких­ли­бо пред­при­ни­ма­тель­ских на­вы­ков. При мне ди­рек­тор пред­при­я­тия пред­ла­гал бан­ку ку­пить за­вод за пол­то­ра мил­ли­о­на дол­ла­ров. А за­вод сто­ил мил­ли­о­нов де­сять, и ди­рек­тор бан­ка да­же пря­мо го­во­рил об этом. Но ди­рек­то­ру за­во­да не нуж­но бы­ло де­сять мил­ли­о­нов – ему нуж­но бы­ло пол­то­ра, что­бы мож­но бы­ло ку­пить до­мик в Швей­ца­рии и уехать ту­да. Ко­гда я из­би­рал­ся в Вер­хов­ный Со­вет, все за­во­ды в мо­ем окру­ге бы­ли про­да­ны та­ким вот об­ра­зом. Ак­ти­вы бы­ли не нуж­ны но­вым хо­зя­е­вам – они не хо­те­ли их раз­ви­вать.

А кто вы­сту­пал по­ку­па­те­ля­ми? Бу­ду­щие оли­гар­хи. Они ис­поль­зо­ва­ли свои но­вые пред­при­я­тия так, как бы­ло вы­год­но в тот мо­мент. Строили жи­лые ком­плек­сы на ме­сте за­во­дов, а тех­ни­кой пусть за­ни­ма­ют­ся нем­цы. Мож­но ска­зать, что пар­тий­ная но­мен­кла­ту­ра про­ве­ла де­ин­ду­стри­а­ли­за­цию стра­ны. Мож­но ли бы­ло из­бе­жать это­го? Я ду­маю, что да, ес­ли бы по­шли по чеш­ско­му пу­ти. На­до бы­ло про­да­вать ак­ти­вы круп­ным пе­ре­до­вым ком­па­ни­ям по до­го­во­ру, с ко­то­ро­го они не мо­гут со­ско­чить – толь­ко раз­ви­вать ком­па­нию. Но пар­тий­ная но­мен­кла­ту­ра бы­ла стро­го про­тив та­ко­го ва­ри­ан­та».

Па­вел Мед­ве­дев, эко­но­мист, экс­де­пу­тат ВС РФ и Го­с­ду­мы РФ, быв­ший фи­нан­со­вый ом­буд­смен:

«Я, как и мно­гие, мо­гу оце­нить опыт ва­учер­ной при­ва­ти­за­ции как нега­тив­ный. Толь­ко здесь не­об­хо­ди­мо сде­лать уточ­не­ние (я при всем этом при­сут­ство­вал и ви­дел, кто во что го­разд и на что спо­со­бен): ду­мать, что те ре­ше­ния, ко­то­рые при­ни­ма­лись раз­ны­ми людь­ми, при­ни­ма­лись ими по сво­ей во­ле, без вли­я­ния окру­же­ния, непра­виль­но. Пред­по­ла­гать, что пе­ред Гай­да­ром или Чу­бай­сом был чи­стый лист и они на нем на­ри­со­ва­ли, что хо­те­ли, крайне на­ив­но. Так не бы­ва­ет ни­ко­гда. А уж в те вре­ме­на – тем бо­лее. Во­круг Бе­ло­го до­ма хо­ди­ли са­мые раз­ные лю­ди с раз­ны­ми на­ме­ре­ни­я­ми – од­ни на­ив­ные ду­рач­ки – дру­гие ум­ны­епре­ум­ные. Один че­ло­век – не бу­ду на­зы­вать фа­ми­лию, он уже умер – по­сле при­ня­тия важ­но­го за­ко­на ска­зал мне: «Па­вел, об­ра­ти вни­ма­ние на вон ту строч­ку. По­ни­ма­ешь, для че­го она? Это я лич­но для се­бя впи­сал – что­бы ме­ня не по­са­ди­ли».

Сер­гей Ор­лов, эко­но­мист, про­фес­сор РЭУ име­ни Пле­ха­но­ва:

«В то вре­мя я ра­бо­тал в Та­тар­стане на­чаль­ни­ком управ­ле­ния при­ва­ти­за­ции в мест­ном Гос­ко­ми­му­ще­ства. Так что я был непо­сред­ствен­ным участ­ни­ком со­бы­тий, чле­ном боль­шой ко­ман­ды. И мо­гу ска­зать, что пол­но­мо­чия ко­манд при­ва­ти­за­то­ров в каж­дом ре­ги­оне бы­ли очень зна­чи­тель­ны­ми. Об­щая уста­нов­ка бы­ла да­на на то, что­бы про­ве­сти про­цесс уско­рен­но и бес­кон­фликт­но. Но как раз уско­рен­ность и огра­ни­чен­ность сро­ков вы­шла бо­ком – лю­ди бы­ли

про­сто не под­го­тов­ле­ны к при­ва­ти­за­ции. Вла­сти ре­ги­о­нов, кро­ме, по­жа­луй, Моск­вы, не мог­ли да­же тол­ком вы­брать объ­ек­ты, ко­то­рые под­ле­жа­ли бы при­ва­ти­за­ции. Во мно­гих ре­ги­о­нах ощу­ща­лась нехват­ка пред­при­я­тий, и это то­же уско­ря­ло про­цесс. Ра­бо­чие при­хо­ди­ли к «крас­ным ди­рек­то­рам» (и, как вы­яс­ня­ет­ся се­год­ня, это еще не са­мое пло­хое сло­во) с ва­уче­ра­ми на ру­ках и под­тал­ки­ва­ли про­ве­сти при­ва­ти­за­цию пред­при­я­тий. Ди­рек­то­ра бы­ли ува­жа­е­мы­ми, но непод­го­тов­лен­ны­ми людь­ми. Неко­то­рое смя­те­ние и осо­зна­ние непра­виль­но­сти вы­бран­но­го пу­ти при­шло где-то че­рез год по­сле на­ча­ла при­ва­ти­за­ции. То­гда на­чал­ся кон­фликт меж­ду Вер­хов­ным Со­ве­том и пре­зи­ден­том, за­вер­шив­ший­ся рас­стре­лом Бе­ло­го до­ма. Вот в тот мо­мент уско­рен­ная при­ва­ти­за­ция мог­ла быть оста­нов­ле­на.

При­ва­ти­за­ция на пер­вом эта­пе про­шла кое-как. Ее од­но­знач­но на­до бы­ло про­во­дить, но де­лать это ло­ги­че­ски и осмыс­лен­но. Это­му пре­пят­ство­ва­ли две глав­ные за­яв­лен­ные цели – при­ва­ти­зи­ро­вать уско­рен­но и бес­кон­фликт­но. Но при­ва­ти­за­ция нуж­на бы­ла дру­гая – с уче­том осо­бен­но­стей Рос­сии, ее про­стран­ствен­но­го раз­ви­тия, мен­та­ли­те­та населения. По­это­му удач­ной ее счи­тать, ко­неч­но, нельзя. Об аль­тер­на­тив­ных ва­ри­ан­тах го­во­рить сей­час слож­но. Един­ствен­ное, я счи­таю, нуж­но бы­ло на­чи­нать с при­ва­ти­за­ции ма­лых пред­при­я­тий: в сфе­ре тор­гов­ли, услуг. Опро­бо­вать весь про­цесс на них и толь­ко по­том ид­ти по круп­ным объ­ек­там. А так по­лу­чи­лось, что ва­уче­ры бы­ли как бы ски­ну­ты с са­мо­ле­та – что-то по­па­ло в цель, но боль­шая часть – ми­мо».

Ан­дрей Не­ча­ев, ми­нистр эко­но­ми­ки в 1992–1993 го­дах:

«Мас­со­вая при­ва­ти­за­ция во­об­ще не мо­жет быть иде­аль­ной и спра­вед­ли­вой, ка­кую бы мо­дель вы ни ис­поль­зо­ва­ли. Но та кон­крет­ная мо­дель, ко­то­рая бы­ла ис­поль­зо­ва­на в Рос­сии, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни бы­ла ре­зуль­та­том ком­про­мис­са с то­гдаш­ней за­ко­но­да­тель­ной вла­стью. Не уда­лось при­ме­нить ва­ри­ант с элек­трон­ны­ми при­ва­ти­за­ци­он­ны­ми сче­та­ми: по оцен­кам Сбер­бан­ка, на это ушло бы несколь­ко лет, по­это­му бы­ло ре­ше­но ис­поль­зо­вать чеш­ский опыт с ва­уче­ра­ми. Бе­з­услов­но, в при­ва­ти­за­ции бы­ли по­ло­жи­тель­ные мо­мен­ты. На­при­мер, то, что в ре­зуль­та­те нее в Рос­сии по­яви­лась част­ная соб­ствен­ность, ко­то­рая, бе­з­услов­но, бо­лее эф­фек­тив­на, чем го­су­дар­ствен­ная. Дру­гое де­ло, что не все соб­ствен­ни­ки мо­гут счи­тать­ся эф­фек­тив­ны­ми. Зна­чи­тель­ная часть граж­дан ока­за­лась толь­ко но­ми­наль­ны­ми вла­дель­ца­ми, но что-то дру­гое и невоз­мож­но бы­ло пред­по­ло­жить. В рам­ках го­су­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти они яв­ля­ют­ся еще ме­нее ре­аль­ны­ми вла­дель­ца­ми. Ес­ли го­во­рить о кон­крет­ных ошиб­ках, то не очень оправ­да­ло се­бя ис­поль­зо­ва­ние че­ко­вых ин­ве­сти­ци­он­ных фон­дов. Часть из та­ких фон­дов да­же ока­за­лись успеш­ны­ми и впо­след­ствии пре­вра­ти­лись в круп­ные ин­вест­ком­па­нии. А о ча­сти та­ко­го ска­зать нельзя – они ока­за­лись неэф­фек­тив­ны­ми. А неко­то­рые фон­ды про­сто по­па­ли в ла­пы аван­тю­ри­стов, и лю­ди по­те­ря­ли свои ва­уче­ры».

Еле­на Иван­ки­на, ди­рек­тор Ин­сти­ту­та от­рас­ле­во­го ме­недж­мен­та РАНХиГС:

«Гай­дар ко­гда-то пи­сал в сво­ей кни­ге: «Ес­ли вы хо­ти­те сде­лать сво­е­го зна­ко­мо­го вра­гом все­го на­ро­да, по­ру­чи­те ему при­ва­ти­за­цию». Ее ни­ко­гда нельзя про­ве­сти так, что­бы все бы­ли до­воль­ны. На­род де­лит­ся на тех, кто недо­во­лен ме­то­да­ми, сум­мой, сро­ка­ми. С мо­ей точ­ки зре­ния, при­ва­ти­за­ция про­шла крайне неудач­но. Она не бы­ла на­це­ле­на на ма­лый и сред­ний бизнес, как бы­ва­ет обыч­но. Вот, на­при­мер, в Че­хии обыч­ные се­мьи име­ли воз­мож­ность стать соб­ствен­ни­ка­ми бу­лоч­ных, пе­ка­рен, па­рик­ма­хер­ских – сло­же­ни­ем ва­уче­ров всех чле­нов се­мьи. У нас же при­ва­ти­за­ция про­шла по круп­ным пред­при­я­ти­ям и в очень слож­ной фор­ме. В ре­зуль­та­те она ста­ла од­ним из ос­нов­ных ис­точ­ни­ков за­рож­де­ния оли­гар­ха­та. Ду­маю, 90% населения не смо­жет вспом­нить и ска­зать, где сей­час их ва­уче­ры. Я боль­шой сто­рон­ник ры­ноч­ных от­но­ше­ний и все­го, что про­изо­шло в на­шей стране по­сле рас­па­да СССР. Кро­ме, по­жа­луй, при­ва­ти­за­ции».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.