«При­быль – ра­дость!»

Profil - - ИСТОРИЯ - Текст: Алек­сей Во­лы­нец

При рас­коп­ках уни­что­жен­но­го вул­ка­ном древ­не­го го­ро­да Пом­пеи ар­хео­ло­ги об­на­ру­жи­ли, что од­на из бо­га­тей­ших вилл при­над­ле­жа­ла бан­ки­ру. Сре­ди ее раз­ва­лин на­шли хо­ро­шо со­хра­нив­ший­ся брон­зо­вый бюст вла­дель­ца и несколь­ко со­тен фи­нан­со­вых до­ку­мен­тов. Бла­го­да­ря этим на­ход­кам мы мо­жем не толь­ко взгля­нуть в ли­цо Лу­ция Це­ци­лия Юкун­да, древ­не­рим­ско­го бан­ки­ра, но и уви­деть его ра­бо­чие за­пи­си, по­гре­бен­ные под вул­ка­ни­че­ским пеп­лом в 79 го­ду н. э.

Ан­тич­ный Рим был ве­ли­чай­шей им­пе­ри­ей Древ­не­го ми­ра. Столь огром­ное и бо­га­тое го­су­дар­ство не мог­ло обой­тись без раз­ви­той бан­ков­ской си­сте­мы. От ла­тин­ско­го сло­ва argentum (се­реб­ро) все древ­не­рим­ские бан­ки на­зы­ва­лись «ар­ген­та­ми», а их ра­бот­ни­ки – «ар­ген­та­ри­я­ми». Из­на­чаль­но «ар­ген­та­рии» бы­ли про­сты­ми ме­ня­ла­ми, за­ни­ма­лись про­вер­кой и об­ме­ном мо­нет. По ме­ре раз­ви­тия и уве­ли­че­ния Рим­ской дер­жа­вы «ар­ген­та­рии» пре­вра­ти­лись в на­сто­я­щих бан­ки­ров, при­ни­мав­ших вкла­ды, вы­да­вав­ших кре­ди­ты и обес­пе­чи­вав­ших без­на­лич­ные пе­ре­во­ды де­нег во все угол­ки огром­ной им­пе­рии. Не зря в на­ча­ле на­шей эры древ­не­рим­ский ли­те­ра­тор Пет­ро­ний пи­сал, что са­мы­ми труд­ны­ми яв­ля­ют­ся про­фес­сии вра­ча и бан­ки­ра, ведь пер­вый дол­жен на­сквозь ви­деть лю­дей, а вто­ро­му тре­бу­ет­ся «сквозь се­реб­ро ви­деть медь».

Древ­не­рим­ское за­ко­но­да­тель­ство обя­зы­ва­ло бан­ки­ров-«ар­ген­та­ри­ев» ве­сти по­дроб­ные и стан­дар­ти­зи­ро­ван­ные за­пи­си всех фи­нан­со­вых опе­ра­ций. Рим­ские бан­ки в сво­ей ра­бо­те обя­за­тель­но за­пол­ня­ли че­ты­ре фор­мы фи­нан­со­вой от­чет­но­сти – «Днев­ник» для еже­днев­ных фи­нан­со­вых за­пи­сей, «Глав­ную кни­гу» для еже­ме­сяч­но­го ба­лан­са, «Ко­декс до­хо­дов и рас­хо­дов» и «Ка­лен­дарь» для уче­та кре­ди­тов и зай­мов.

За­пи­си бан­ки­ров Древ­не­го Ри­ма ве­лись на вос­ко­вых таб­лич­ках – де­ре­вян­ных до­щеч­ках, од­на сто­ро­на ко­то­рых це­ли­ком пред­став­ля­ла со­бой углуб­ле­ние, за­пол­нен­ное вос­ком. На мяг­ком вос­ке пи­са­ли необ­хо­ди­мую ин­фор­ма­цию, за­тем три таб­лич­ки че­рез от­вер­стия скреп­ля­ли шнур­ком в осо­бый «три­птих», так что до­брать­ся до ос­нов­ных за­пи­сей мож­но бы­ло толь­ко сло­мав скреп­ляв­шие шнур­ки вос­ко­вые пе­ча­ти. За­пе­ча­ты­вал­ся «три­птих» обя­за­тель­но в при­сут­ствии сви­де­те­лей, каж­дый из ко­то­рых ста­вил свою под­пись ря­дом с пе­ча­тя­ми. Эти под­пи­си де­ла­лись уже чер­ни­ла­ми пря­мо по де­ре­ву.

В Пом­пе­ях в раз­ва­ли­нах вил­лы бан­ки­ра Лу­ция Це­ци­лия Юкун­да ар­хео­ло­ги на­шли 127 та­ких «три­пти­хов», офор­мив­ших фи­нан­со­вые сдел­ки, за­клю­чен­ные в 53–62 го­дах на­шей эры. На­при­мер, 12 де­каб­ря 56 го­да бан­кир Юкунд пе­ре­вел неко­е­му Ум­б­ри­цию Яну­а­рию 11 039 се­стер­ци­ев (эк­ви­ва­лент 11 кг се­реб­ра).

Долж­ным об­ра­зом оформ­лен­ные и за­пе­ча­тан­ные «три­пти­хи» при воз­ник­но­ве­нии фи­нан­со­вых спо­ров ста­но­ви­лись глав­ным до­ка­за­тель­ством в су­де Древ­не­го Ри­ма. Да­же в твор­че­ском на­сле­дии Ци­це­ро­на, са­мо­го зна­ме­ни­то­го рим­ско­го фи­ло­со­фа и ора­то­ра, есть су­деб­ные ре­чи по де­лам бан­ки­ров и их кли­ен­тов.

Раз­ви­тая и стан­дар­ти­зи­ро­ван­ная си­сте­ма фи­нан­со­вых за­пи­сей в бан­ках-«ар­ген­тах» поз­во­ля­ла за­жи­точ­ным рим­ля­нам ши­ро­ко ис­поль­зо­вать без­на­лич­ный рас­чет и све­сти упо­треб­ле­ние на­лич­ной мо­не­ты к ми­ни­му­му. Из­вест­но, что в эпо­ху рас­цве­та Рим­ской им­пе­рии на ее тер­ри­то­рии дей­ство­ва­ли ты­ся­чи бан­ков и по­чти сот­ня круп­ных объ­еди­не­ний бан­ки­ров-«ар­ген­та­ри­ев». В I ве­ке на­шей эры, в эпо­ху де­я­тель­но­сти бан­ки­ра Лу­ция Це­ци­лия Юкун­да, про­цент по кре­ди­там был за­ко­но­да­тель­но огра­ни­чен – не бо­лее 12% го­до­вых. Круп­ные объ­еди­не­ния «ар­ген­та­ри­ев» мог­ли вы­да­вать кре­ди­ты под 5–6%. По­дроб­но­сти био­гра­фии са­мо­го бо­га­то­го пом­пей­ско­го бан­ки­ра Лу­ция Це­ци­лия Юкун­да до на­ших дней не со­хра­ни­лись. Из­вест­но, что его отец был ра­бом и вы­ку­пил сво­бо­ду, став воль­но­от­пу­щен­ни­ком знат­но­го ро­да Це­ци­ли­ев (по тра­ди­ции по­лу­чив­ший во­лю раб взял фа­ми­лию быв­ших хо­зя­ев). Имен­но отец на­чал бан­ков­скую де­я­тель­ность, а его сын стал глав­ным бан­ки­ром, об­слу­жи­вав­шим бо­га­тей­ших оби­та­те­лей го­ро­да Пом­пеи.

Свою вил­лу, не усту­пав­шую по рос­ко­ши луч­шим рим­ским, бан­кир Лу­ций Це­ци­лий Юкунд укра­сил не толь­ко фрес­ка­ми и ста­ту­я­ми, но и мо­за­ич­ны­ми над­пи­ся­ми на по­лу, вы­да­ю­щи­ми его про­фес­си­о­наль­ные при­стра­стия: «При­быль – ра­дость!» и «При­вет те­бе, при­быль!».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.