100 лет осмыс­ле­ния

Юби­лей Ок­тябрь­ских со­бы­тий вла­сти оста­ви­ли ис­то­ри­кам, лю­би­те­лям ис­кусств и на­след­ни­кам ком­му­ни­стов

Profil - - РЕВОЛЮЦИЯ - Текст: Алек­сандр Ба­ри­нов

Пред­сто­я­щее 100-ле­тие Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции обе­ща­ет стать од­ним из са­мых стран­ных пуб­лич­ных яв­ле­ний по­след­не­го вре­ме­ни. От­ме­тить эту да­ту каж­дый смо­жет по сво­е­му усмот­ре­нию, бла­го ме­ро­при­я­тия за­пла­ни­ро­ва­ны на лю­бой вкус: мож­но празд­но­вать и ра­до­вать­ся по­бе­де (пусть и вре­мен­ной) ра­бо­че­го клас­са; мож­но скор­беть и вспо­ми­нать жертв тер­ро­ра и бес­че­ло­веч­но­го ре­жи­ма; мож­но оце­нить со­бы­тия 1917 го­да с точ­ки зре­ния вли­я­ния на искусство; мож­но про­во­дить пат­ри­о­ти­че­ские со­бра­ния и во­ен­но-исто­ри­че­ские ре­кон­струк­ции; а мож­но во­об­ще прой­ти ми­мо и жить обыч­ной жиз­нью. И ни­ко­му за это, по­хо­же, ни­че­го не бу­дет – ни об­ви­не­ний в раз­жи­га­нии или оскорб­ле­нии чьих-ли­бо чувств, ни да­же об­ще­ствен­но­го или офи­ци­оз­но­го по­ри­ца­ния. По­то­му как са­ма власть ре­ши­ла оста­вить этот юби­лей без ка­ких-ли­бо внят­ных оце­нок и вни­ма­ния, пред­ло­жив про­дол­жить его ана­лиз и осмыс­ле­ние.

Как со­об­щил на про­шлой неде­ле пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та Дмит­рий Пес­ков, в Крем­ле не пла­ни­ру­ют про­ве­де­ние ка­ких-ли­бо ме­ро­при­я­тий в связи со 100-ле­ти­ем ре­во­лю­ции, не преду­смот­ре­но и уча­стие пер­вых лиц го­су­дар­ства в по­доб­ных ак­ци­ях, ор­га­ни­зу­е­мых дру­ги­ми. С од­ной сто­ро­ны, это мог­ло бы по­ка­зать­ся стран­ным. Все ны­неш­ние го­су­дар­ствен­ные де­я­те­ли, вклю­чая Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на, при­зна­ют, что это ис­то­ри­че­ская дата ми­ро­во­го мас­шта­ба и за­слу­жи­ва­ет вни­ма­ния об­ще­ства и вла­стей, при­чем не толь­ко в на­шей стране, но и за ру­бе­жом. Как-ни­как, со­вре­мен­ная Рос­сия об­ра­зо­ва­лась на об­лом­ках СССР, а ее пер­вые ру­ко­во­ди­те­ли по­чти все, вклю­чая то­го же Пу­ти­на, бы­ли вы­ход­ца­ми из пар­тий­но-со­вет­ско­го чи­нов­ни­че­ства, как то­гда бы­ло при­ня­то го­во­рить – но­мен­кла­ту­ры, и обя­за­ны сво­и­ми ка­рье­ра­ми при преж­нем ре­жи­ме по боль­шо­му сче­ту имен­но со­бы­ти­ям 7 но­яб­ря 1917 го­да. Не слу­чись то­гда ре­во­лю­ции, где бы они сей­час бы­ли.

С дру­гой сто­ро­ны, в све­те про­во­ди­мо­го кур­са на обес­пе­че­ние «ста­биль­но­сти» (в первую оче­редь в ви­де несме­ня­е­мо­сти вла­сти) осмыс­лен­ный раз­го­вор на те­му ис­то­ри­че­ско­го по­тря­се­ния та­ко­го мас­шта­ба, ко­неч­но, ны­неш­ней вла­сти неудо­бен и не ну­жен. Глав­ный тренд го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки и ис­кус­ства все по­след­ние го­ды за­клю­ча­ет­ся в по­ис­ке «скреп», то есть ис­клю­чи­тель­но хо­ро­ше­го во всем, что бы­ло рань­ше – и в цар­ское вре­мя, и в пе­ри­од Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства, и при боль­ше­ви­ках, и в Бе­лом дви­же­нии, и в ра­бо­те ВЧК-НКВД-КГБ, и в та­ких де­я­те­лях, как Ле­нин, Троцкий, Ста­лин и их со­рат­ни­ки. Но ес­ли все бы­ло хо­ро­шо, то не­по­нят­но, с че­го же слу­чи­лись ве­ли­кие по­тря­се­ния в Рос­сии в XX ве­ке, и, что­бы не бу­до­ра­жить умы граж­дан, луч­ше об этом во­об­ще осо­бо не вспо­ми­нать.

В та­кой си­ту­а­ции для граж­дан Рос­сии раз­ных не то что взгля­дов, но да­же по­ко­ле­ний 100-ле­тие Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции долж­но пред­став­лять­ся со­вер­шен­но раз­ным яв­ле­ни­ем. Лю­ди стар­ше 40 хо­ро­шо пом­нят, что в со­вет­ское вре­мя имен­но 7 но­яб­ря, а во­все не Но­вый год или День По­бе­ды, бы­ло глав­ным го­су­дар­ствен­ным и об­ще­ствен­ным празд­ни­ком. Вы­ход­ных то­гда бы­ло два дня – еще и 8 но­яб­ря (то­гда как 2 ян­ва­ря все уже шли на ра­бо­ту). И толь­ко 7 но­яб­ря про­во­дил­ся еже­год­ный во­ен­ный па­рад на Крас­ной пло­ща­ди и на глав­ных пло­ща­дях в сто­ли­цах всех со­юз-

ных рес­пуб­лик (9 мая па­рад про­хо­дил лишь в юби­лей­ные го­ды, и то не все­гда), по­сле ко­то­ро­го сле­до­ва­ла мас­штаб­ная де­мон­стра­ция, на ко­то­рую по­все­мест­но сго­ня­лись школь­ни­ки стар­ших клас­сов, сту­ден­ты, ра­бо­чие и слу­жа­щие.

Те, кто взрос­лел в 1990-е, пом­нят 7 но­яб­ря как день му­чи­тель­но­го, по­сте­пен­но­го, но твер­до­го от­хо­да вла­сти от «крас­но­го» на­сле­дия. Впер­вые па­рад и де­мон­стра­ция на Крас­ной пло­ща­ди не со­сто­я­лись 7 но­яб­ря 1991 го­да по ре­ше­нию пер­во­го пре­зи­ден­та Рос­сии Бо­ри­са Ель­ци­на. Ос­но­ва­ни­ем для это­го по­слу­жи­ли под­пи­сан­ные им по ито­гам ав­гу­стов­ско­го пут­ча ука­зы – «О при­оста­нов­ле­нии де­я­тель­но­сти Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии РСФСР» от 23 ав­гу­ста и о пре­кра­ще­нии де­я­тель­но­сти КПСС и КП РСФСР от 6 но­яб­ря. Тем не ме­нее 7 но­яб­ря 1991 го­да ком­му­ни­сты все же про­ве­ли мас­со­вые акции по стране. В Москве они со­бра­ли, по раз­ным оцен­кам, до 60 тыс. че­ло­век, ко­то­рые про­шли от па­мят­ни­ка Ле­ни­ну у стан­ции мет­ро «Ок­тябрь­ская» до Ма­неж­ной пло­ща­ди, где про­ве­ли ми­тинг.

С 1992 го­да 8 но­яб­ря стал ра­бо­чим днем, но 7 но­яб­ря все еще оста­вал­ся вы­ход­ным, при­чем имен­но как день Ве­ли­кой Ок­тябрь­ской со­ци­а­ли­сти­че­ской ре­во­лю­ции. В 1995 го­ду, со­глас­но при­ня­то­му за­ко­ну «О днях во­ин­ской сла­вы (по­бед­ных днях) Рос­сии» он по­лу­чил вто­рое, аль­тер­на­тив­ное назва­ние – День осво­бож­де­ния Моск­вы си­ла­ми на­род­но­го опол­че­ния под ру­ко­вод­ством Кузь­мы Ми­ни­на и Дмит­рия По­жар­ско­го от поль­ских ин­тер­вен­тов (1612 год). Еще че­рез год, 7 но­яб­ря 1996 го­да, Бо­рис Ель­цин из­дал указ о пе­ре­име­но­ва­нии этой да­ты в День со­гла­сия и при­ми­ре­ния и объ­яв­ле­нии 1997 го­да – го­да 80-ле­тия Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции – Го­дом со­гла­сия и при­ми­ре­ния.

Сам Бо­рис Ель­цин тем со­бы­ти­ям оцен­ки да­вал ред­ко, но со­вер­шен­но од­но­знач­ные – для него это был один из са­мых тра­ги­че­ских дней рос­сий­ской ис­то­рии. «В на­ча­ле ве­ка в Рос­сии идея сво­бо­ды и спра­вед­ли­во­сти бы­ла про­ти­во­по­став­ле­на идее го­су­дар­ствен­но­сти. И это про­ти­во­сто­я­ние бы­ло до­ве­де­но до та­кой сте­пе­ни, что ока­за­лась по­вер­жен­ной су­ще­ство­вав­шая го­су­дар­ствен­ность, и на ее раз­ва­ли­нах воз­ник­ло го­су­дар­ство по­ли­ти­че­ско­го тер­ро­ра», – го­во­рил он в По­сла­нии Фе­де­раль­но­му со­бра­нию 16 фев­ра­ля 1995 го­да.

Вла­ди­мир Пу­тин, став­ший пре­ем­ни­ком Ель­ци­на, пер­вое вре­мя (ес­ли су­дить по офи­ци­аль­ным вы­ступ­ле­ни­ям) в це­лом раз­де­лял его от­но­ше­ние к Ок­тяб­рю 1917-го. В ап­ре­ле 2006 го­да, вы­сту­пая на при­е­ме, по­свя­щен­ном 100-ле­тию рос­сий­ско­го пар­ла­мен­та­риз­ма, он от­ме­тил: «Ре­во­лю­ция 1917 го­да пре­кра­ти­ла де­я­тель­ность за­кон­но из­бран­но­го пред­ста­ви­тель­но­го ор­га­на в Рос­сии. Мы не долж­ны за­бы­вать об этом. Мы не долж­ны за­бы­вать о том, что по­ли­ти­че­ский экс­тре­мизм мо­жет при­ве­сти к тя­же­лей­шим по­след­стви­ям для всей стра­ны».

В мар­те 2008-го на встре­че с ру­ко­вод­ством Го­с­ду­мы и ли­де­ра­ми фрак­ций он был еще рез­че: «А мы вы­ре­за­ли эли­ту в 1917 го­ду, в 1941 го­ду, в 1991 го­ду она раз­бе­жа­лась. […] Мы их (пред­ста­ви­те­лей эли­ты. – «Про­филь») сто раз уни­что­жи­ли в 1917-м, сто раз уни­что­жи­ли в 1941-м».

Де­ло Ель­ци­на по от­но­ше­нию к 7 но­яб­ря он про­дол­жил и в плане уста­нов­ле­ния но­вых пра­вил. С 2005 го­да этот день пе­ре­стал быть вы­ход­ным, вме­сто него празд­нич­ным объ­яв­ле­но 4 но­яб­ря как День на­род­но­го един­ства. Но при этом 7 но­яб­ря сно­ва из­ме­ни­ло ста­тус – в ка­че­стве Дня во­ин­ской сла­вы, со­глас­но по­прав­кам в за­кон 1995 го­да, его уста­нов­ле­но от­ме­чать в па­мять «про­ве­де­ния во­ен­но­го па­ра­да на Крас­ной пло­ща­ди в городе Москве в озна­ме­но­ва­ние 24-й го­дов­щи­ны Ве­ли­кой Ок­тябрь­ской со­ци­а­ли­сти­че­ской ре­во­лю­ции (1941 год)», так­же оно при­зна­но «Па­мят­ной да­той Рос­сии» по слу­чаю «Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции 1917 го­да» (что при­ме­ча­тель­но – уже не ве­ли­кой и не со­ци­а­ли­сти­че­ской).

Од­на­ко с го­да­ми до­воль­но од­но­знач­ное по­на­ча­лу от­но­ше­ние к 7 но­яб­ря ста­ло сме­нять­ся неко­то­ры­ми со­мне­ни­я­ми. Так, в но­яб­ре 2014 го­да на встре­че с мо­ло­ды­ми уче­ны­ми и пре­по­да­ва­те­ля­ми ис­то­рии Пу­тин уже со­ве­то­вал им не очень то­ро­пить­ся с вы­во­да­ми: «У нас в 2017 го­ду бу­дет 100-ле­тие, кто-то го­во­рит, Ок­тябрь­ской Ве­ли­кой со­ци­а­ли­сти­че­ской ре­во­лю­ции, а кто-то го­во­рит об Ок­тябрь­ском пе­ре­во­ро­те. Но, во вся­ком слу­чае, это со­бы­тие по­чти 100 лет на­зад про­изо­шло, и это тре­бу­ет объ­ек­тив­ной, глу­бо­кой, про­фес­си­о­наль­ной оцен­ки, все­сто­рон­ней». Но и че­рез два го­да та­ких оце­нок по­лу­чить не уда­лось. «Насту­па­ю­щий 2017 год – год сто­ле­тия Фев­раль­ской и Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ций, – го­во­рил Пу­тин в По­сла­нии Фе­де­раль­но­му со­бра­нию в де­каб­ре 2016 го­да.– Это ве­со­мый по­вод еще раз об­ра­тить­ся к при­чи­нам и са­мой при­ро­де ре­во­лю­ций в Рос­сии. Не толь­ко для ис­то­ри­ков, уче­ных – рос­сий­ское об­ще­ство нуж­да­ет­ся в объ­ек­тив­ном, чест­ном, глу­бо­ком ана­ли­зе этих со­бы­тий».

А уже недав­но, вы­сту­пая 19 ок­тяб­ря на за­се­да­нии Меж­ду­на­род­но­го клу­ба «Вал­дай», президент рас­ска­зал, на­сколь­ко все ока­за­лось слож­но и за­пу­тан­но: «Се­го­дня, обра­ща­ясь к уро­кам сто­лет­ней дав­но­сти, к рус­ской ре­во­лю­ции 1917 го­да, мы ви­дим, ка­ки­ми неод­но­знач­ны­ми бы­ли ее ре­зуль­та­ты, как тес­но пе­ре­пле­те­ны нега­тив­ные и, надо при­знать, по­зи­тив­ные по­след­ствия тех со­бы­тий. […] Вместе с тем об­ще­ствен­ная мо­дель, идео­ло­гия, во мно­гом уто­пич­ные, ко­то­рые на на­чаль­ном эта­пе по­сле ре­во­лю­ции 1917 го­да пы­та­лось ре­а­ли­зо­вать об­ра­зо­вав­ше­е­ся новое го­су­дар­ство, да­ли мощ­ный сти­мул для пре­об­ра­зо­ва­ний по все­му ми­ру (это со­вер­шен­но оче­вид­ный факт, это нуж­но то­же при­знать), вы­зва­ли се­рьез­ную пе­ре­оцен­ку мо­де­лей раз­ви­тия, по­ро­ди­ли со­пер­ни­че­ство и кон­ку­рен­цию, вы­го­ды из ко­то­рых, я бы ска­зал, в боль­шей сте­пе­ни из­влек имен­но так на­зы­ва­е­мый За­пад».

При та­ком под­хо­де, по­нят­но, вспо­ми­нать вполне опре­де­лен­ную оцен­ку ис­то­рии Рос­сии XX ве­ка, ко­то­рую дал тот же Бо­рис Ель­цин в «ли­хие» 90-е, на­вер­ное, уже не очень умест­но. Хо­тя ска­зал пер­вый президент РФ вещь пре­дель­но про­стую: «Яс­но, что го­су­дар­ства, по­дав­ля­ю­щие сво­бо­ду, об­ре­че­ны на по­ра­же­ние. Ис­то­рия вы­нес­ла свой при­го­вор тем, кто пра­вил с по­мо­щью на­си­лия и об­ма­на».

В со­вет­ское вре­мя имен­но 7 но­яб­ря, а во­все не Но­вый год или День По­бе­ды, бы­ло глав­ным го­су­дар­ствен­ным и об­ще­ствен­ным празд­ни­ком

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.