«Это са­мая дру­же­ствен­ная нам стра­на в ре­ги­оне»

Стре­ми­тель­но раз­ви­ва­ю­щий­ся Вьет­нам мо­жет стать для Рос­сии од­ним из глав­ных и са­мых пер­спек­тив­ных парт­не­ров в Юго-Во­сточ­ной Азии. Но для это­го оте­че­ствен­ным по­ли­ти­кам и пред­при­ни­ма­те­лям на­до уде­лять ему боль­ше вни­ма­ния. О се­го­дняш­нем Вьет­на­ме, его вза­и­мо­от

Profil - - СОДЕРЖАНИЕ - Бе­се­до­ва­ла Оль­га Са­ве­лье­ва

Ди­рек­тор Ин­сти­ту­та Хо Ши Ми­на СПбГУ Вла­ди­мир Ко­ло­тов о се­го­дняш­нем Вьет­на­ме, его вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с Рос­си­ей и пер­спек­ти­вах со­труд­ни­че­ства

На про­тя­же­нии мно­гих лет Со­вет­ский Со­юз и Вьет­нам свя­зы­ва­ла тес­ная друж­ба. Од­на­ко в 1980–1990-е Рос­сия бы­ла слиш­ком за­ня­та внут­рен­ни­ми про­бле­ма­ми, что­бы под­дер­жи­вать на преж­нем уровне от­но­ше­ния с Ха­но­ем. В ито­ге вли­я­ние Моск­вы во Вьет­на­ме пошло на убыль. Со вре­ме­нем си­ту­а­ция улуч­ши­лась, и стра­ны да­же под­пи­са­ли Со­гла­ше­ние о стра­те­ги­че­ском все­объ­ем­лю­щем парт­нер­стве, а за­тем Вьет­нам стал пер­вой стра­ной, со­здав­шей зо­ну сво­бод­ной тор­гов­ли с ЕАЭС.Тем не ме­нее по­ка го­во­рить о том, что от­но­ше­ния двух го­су­дарств вы­ве­де­ны на по­до­ба­ю­щий уро­вень, ра­но. Им­пульс их даль­ней­ше­му сбли­же­нию мо­жет при­дать ви­зит ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря Ком­пар­тии Вьет­на­ма Нгу­ен Фу Чон­га, а так­же пред­сто­я­щий пе­ре­крест­ный Год Рос­сии во Вьет­на­ме и Вьет­на­ма в Рос­сии.

– Что из­ме­ни­лось во Вьет­на­ме с тех пор, как мы фак­ти­че­ски ушли от­ту­да?

– В се­ре­дине 1980-х од­но­вре­мен­но стар­то­ва­ли про­грам­мы ре­форм в Со­вет­ском Со­ю­зе и во Вьет­на­ме. У нас в 1985 го­ду на­ча­лась пе­ре­строй­ка. А в 1986-м, ко­гда Ха­ной стал по­ни­мать, что СССР уде­ля­ет ему го­раз­до мень­ше вни­ма­ния, а то­ва­ро­обо­рот стал рез­ко со­кра­щать­ся, он на­чал са­мо­сто­я­тель­но вы­би­рать­ся из тя­же­лой си­ту­а­ции. От­но­ше­ния с За­па­дом при этом бы­ли на­тя­ну­ты­ми – еще с 1975-го дей­ство­ва­ло вве­ден­ное США тор­го­во-эко­но­ми­че­ское эм­бар­го. По­это­му, ко­гда диа­лог с Моск­вой на­чал ста­но­вить­ся все бо­лее про­хлад­ным, вьет­нам­ское ру­ко­вод­ство да­ло старт про­грам­ме «Дой Мой» («по­ли­ти­ка об­нов­ле­ния»). Во Вьет­на­ме под­чер­ки­ва­ли, что она от­ли­ча­ет­ся от со­вет­ской пе­ре­строй­ки, что у этой про­грам­мы иные це­ли и за­да­чи. «Дой Мой» да­ла от­лич­ные ре­зуль­та­ты: Вьет­нам су­ще­ствен­но уси­лил свои по­зи­ции на ми­ро­вой арене, нор­ма­ли­зо­вал от­но­ше­ния с Ки­та­ем и Со­еди­нен­ны­ми Шта­та­ми, стал чле­ном АСЕАН. И при этом со­хра­нил ста­биль­ность по­ли­ти­че­ской си­сте­мы.

Сей­час Ха­ной ре­а­ли­зу­ет про­грам­му все­сто­рон­ней мо­дер­ни­за­ции и об­нов­ле­ния эко­но­ми­ки. По пла­нам пар­тии и пра­ви­тель­ства, к 2020-му Вьет­нам дол­жен вой­ти в чис­ло го­су­дарств с раз­ви­той про­мыш­лен­но­стью. Вот лишь од­на циф­ра: в пер­вый год су­ще­ство­ва­ния пост­со­вет­ской Укра­и­ны (1992-й) ее ВВП бо­лее чем в два ра­за пре­вы­шал ВВП Вьет­на­ма. А по ре­зуль­та­там про­шло­го го­да ВВП Вьет­на­ма бо­лее чем в два ра­за пре­вы­ша­ет ВВП Укра­и­ны.

Во Вьет­на­ме со­хра­ни­лась од­но­пар­тий­ная си­сте­ма, у вла­сти по-преж­не­му Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия. Это прав­да. Но по­лу­ча­ет­ся, что вьет­нам­ские ком­му­ни­сты – тол­ко­вые ру­ко­во­ди­те­ли ры­ноч­ной, а вер­нее, мно­го­уклад­ной эко­но­ми­ки, по­сколь­ку Вьет­нам со­хра­ня­ет тем­пы ро­ста на уровне 6–7%. И курс на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты вполне ста­биль­ный. В 1991 го­ду, ко­гда я пер­вый раз уез­жал из Вьет­на­ма, 1 дол­лар был ра­вен 10 000 дон­гов. А сей­час, в 2018 го­ду, 1 дол­лар ра­вен 23 000 дон­гов. Не та­кой уж боль­шой рост.

– Как на вза­и­мо­дей­ствии Рос­сии и Вьет­на­ма ска­за­лось то, что в 1980-х их пу­ти разо­шлись?

– Не­смот­ря на раз­лич­ные идео­ло­ги­че­ские ша­ра­ха­нья, Москве и Ха­ною уда­лось со­хра­нить от­но­ше­ния, ко­то­рые на­ча­ли вос­ста­нав­ли­вать­ся с кон­ца 1990-х. Сей­час Рос­сия и Вьет­нам – стра­те­ги­че­ские парт­не­ры, на по­ли­ти­че­ском уровне все хо­ро­шо. Но эко­но­ми­ка от­ста­ет. Ра­бо­та­ют толь­ко две сфе­ры, остав­ши­е­ся с со­вет­ских вре­мен, – во­ен­но-тех­ни­че­ское со­труд­ни­че­ство и топ­лив­но-энер­ге­ти­че­ское. Все осталь­ное на­хо­дит­ся в со­сто­я­нии по­лу­рас­па­да. Бо­лее то­го, в по­след­ние го­ды на­ме­ти­лось ослаб­ле­ние и на этих на­прав­ле­ни­ях. Свя­за­но это с санк­ци­я­ми, ко­то­рые вве­ли США про­тив рос­сий­ских энер­ге­ти­че­ских и во­ен­ных ком­па­ний, ослож­нив тем са­мым внеш­не­эко­но­ми­че­скую де­я­тель­ность и рас­че­ты в дол­ла­рах.

– Ка­кую роль со­вет­ское на­сле­дие сыг­ра­ло в се­го­дняш­них эко­но­ми­че­ских успе­хах Вьет­на­ма?

– В пе­ри­од тес­ной друж­бы с СССР бы­ли за­ло­же­ны ос­но­вы со­вре­мен­ной эко­но­ми­ки Вьет­на­ма. Бы­ла по­стро­е­на ба­зо­вая ин­фра­струк­ту­ра: сот­ни, ес­ли не ты­ся­чи про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий, мо­сты, до­ро­ги, гид­ро- и теп­ло­элек­тро­стан­ции. Бы­ли под­го­тов­ле­ны ты­ся­чи спе­ци­а­ли­стов, уче­ных, раз­ви­ва­лись от­но­ше­ния в об­ла­сти куль­ту­ры. Об этом во Вьет­на­ме до сих пор вспо­ми­на­ют с бла­го­дар­но­стью. В ру­ко­вод­стве стра­ны есть еще лю­ди, учив­шие-

ся в Со­вет­ском Со­ю­зе. Но из-за спа­да в от­но­ше­ни­ях в 1990-х рус­ский язык во Вьет­на­ме сдал по­зи­ции. Те­перь же, ко­гда тур­по­ток рас­тет и за год во Вьет­нам при­ез­жа­ют до 600 ты­сяч рос­сий­ских ту­ри­стов, ко­неч­но же, нуж­ны ги­ды-пе­ре­вод­чи­ки с рус­ским язы­ком и так да­лее. Сей­час на них боль­шой спрос, по­то­му что за это вре­мя рус­ский язык ушел из уни­вер­си­те­тов, из школ и чис­ло лю­дей, хо­ро­шо зна­ю­щих рус­ский, су­ще­ствен­но со­кра­ти­лось.

– Ка­ков то­ва­ро­обо­рот Вьет­на­ма с Рос­си­ей и дру­ги­ми стра­на­ми?

– Мы здесь силь­но про­иг­ры­ва­ем дру­гим го­су­дар­ствам. На­при­мер, то­ва­ро­обо­рот Вьет­на­ма с Ки­та­ем при­бли­жа­ет­ся к $100 млрд. С США – по­ряд­ка $50 млрд. С Рос­си­ей, при ко­лос­саль­ных уси­ли­ях, ко­то­рые бы­ли сде­ла­ны в по­след­ние пол­то­ра го­да, уро­вень то­ва­ро­обо­ро­та до­ве­ли, по рос­сий­ским дан­ным, до $5 млрд (по вьет­нам­ским – все­го $3,5 млрд). То есть мы бо­лее чем в 10 раз про­иг­ры­ва­ем США, ко­то­рые бом­би­ли Вьет­нам.

«В усло­ви­ях за­пад­ных санк­ций нам на­до ид­ти на Во­сток. Вьет­нам – это ок­но на ры­нок стран ЮгоВо­сточ­ной Азии во всех об­ла­стях. А со­во­куп­ное чис­ло на­се­ле­ния в стра­нах ЮВА – 650 млн че­ло­век»

– А как Вьет­нам вы­стра­и­ва­ет вза­и­мо­от­но­ше­ния с со­се­дя­ми, в част­но­сти, с Ки­та­ем, с ко­то­рым до сих пор су­ще­ству­ют неуре­гу­ли­ро­ван­ные тер­ри­то­ри­аль­ные спо­ры?

– Это дей­стви­тель­но ме­ша­ет раз­ви­тию от­но­ше­ний, пе­ри­о­ди­че­ски воз­ни­ка­ют ост­рые фа­зы. При­тя­за­ния КНР на уста­нов­ле­ние пол­но­го кон­тро­ля над Юж­но-Ки­тай­ским мо­рем вы­зы­ва­ют раз­дра­же­ние во Вьет­на­ме и дру­гих стра­нах Юго-Во­сточ­ной Азии, про­во­ци­руя ре­ги­о­наль­ную гон­ку во­ору­же­ний. Но в тех сфе­рах, где у Ха­ноя и Пе­ки­на нет про­ти­во­ре­чий, они со­труд­ни­ча­ют. Ки­тай – ос­нов­ной тор­го­во-эко­но­ми­че­ский парт­нер Вьет­на­ма. Бо­лее то­го, в по­след­нее вре­мя тен­де­ры на стро­и­тель­ство и мо­дер­ни­за­цию элек­тро­стан­ций во Вьет­на­ме вы­иг­ры­ва­ют имен­но ки­тай­ские ком­па­нии, в то вре­мя как рос­сий­ские не мо­гут до­стой­но под­го­то­вить­ся к уча­стию в этих тен­де­рах.

– С чем это свя­за­но?

– Это ви­на са­мо­го на­ше­го биз­не­са. Те по­зи­ции, ко­то­рые у рос­сий­ских ком­па­ний есть во Вьет­на­ме, уна­сле­до­ва­ны ими с со­вет­ских вре­мен. На­при­мер, по­сле осво­бож­де­ния Юж­но­го Вьет­на­ма бы­ло со­зда­но сов­мест­ное неф­те­до­бы­ва­ю­щее пред­при­я­тие «Вьет­сов­пет­ро», ра­бо­та­ю­щее до сих пор. То есть по по­ли­ти­че­ским мо­ти­вам нас то­гда пу­сти­ли в са­мые ла­ко­мые от­рас­ли вьет­нам­ской эко­но­ми­ки. Ны­неш­ний рос­сий­ский ме­недж­мент ра­бо­тать в кон­ку­рент­ных усло­ви­ях не уме­ет, и в тех сфе­рах, где по­яв­ля­ет­ся конкуренция, он про­иг­ры­ва­ет. На­при­мер, несколь­ко лет на­зад мы не смог­ли вы­иг­рать тен­дер на по­строй­ку за­во­да по про­из­вод­ству ав­то­ма­тов Ка­лаш­ни­ко­ва во Вьет­на­ме, и эта те­ма ушла в Из­ра­иль.

В на­сто­я­щее вре­мя на ору­жей­ном рын­ке Вьет­на­ма очень ак­тив­но на­чи­на­ют ра­бо­тать фир­мы из Из­ра­и­ля, Со­еди­нен­ных Шта­тов. Еще при Ба­ра­ке Оба­ме США от­ме­ни­ли эм­бар­го в от­но­ше­нии по­ста­вок ле­таль­но­го ору­жия во Вьет­нам. И по­сте­пен­но неболь­ши­ми пар­ти­я­ми, но с каж­дым го­дом все боль­ше и боль­ше аме­ри­кан­ское ору­жие про­ни­ка­ет во Вьет­нам. Ры­нок очень спе­ци­фи­че­ский, и Рос­сия на нем по-преж­не­му до­ми­ни­ру­ет. Од­на­ко Ва­шинг­тон, ис­поль­зуя в том чис­ле и санк­ци­он­ный ме­ха­низм, а так­же вто­рич­ные санк­ции (про­тив тех, кто бу­дет по­ку­пать рос­сий­ское ору­жие), на бли­жай­ший год ввел мо­ра­то­рий, со­глас­но ко­то­ро­му, Вьет­нам мо­жет по­ку­пать рос­сий­ское ору­жие, но в даль-

ней­шем США мо­гут пе­ре­смот­реть это ре­ше­ние. И это опре­де­лен­ным об­ра­зом мо­жет ска­зать­ся на со­труд­ни­че­стве Вьет­на­ма и Рос­сии.

Есть еще та­кой крайне важ­ный ню­анс. В со­вет­ское вре­мя при всех ком­па­ни­ях из энер­ге­ти­че­ской и по­доб­ных сфер бы­ли во­сто­ко­ве­ды. С каж­дым го­дом этих спе­ци­а­ли­стов все мень­ше. Со­вре­мен­ный ме­недж­мент во­об­ще не по­ни­ма­ет, за­чем нуж­ны во­сто­ко­ве­ды, и, со­от­вет­ствен­но, не по­лу­ча­ет нор­маль­ных кон­суль­та­ций, а это сни­жа­ет его эф­фек­тив­ность. По­сте­пен­но эти ре­бя­та про­сто вы­ле­тят с вьет­нам­ско­го рын­ка, а их ме­сто зай­мут бо­лее ум­ные кон­ку­рен­ты.

– Что не так с рос­сий­ским ме­недж­мен­том?

– Они не со­труд­ни­ча­ют с вьет­на­ми­ста­ми. У нас все, как в басне про ле­бе­дя, ра­ка и щу­ку. Власть жи­вет са­ма по се­бе, бизнес – сам по се­бе, экс­перт­ное со­об­ще­ство – са­мо по се­бе. А в за­пад­ных и во­сточ­ных ком­па­ни­ях все это со­бра­но в еди­ный ку­лак, по­это­му они хо­ро­шо по­ни­ма­ют, ку­да они при­е­ха­ли, с кем и как здесь на­до раз­го­ва­ри­вать. И, ра­зу­ме­ет­ся, не­смот­ря на вся­кие по­ли­ти­че­ские раз­но­гла­сия, тер­ри­то­ри­аль­ные спо­ры и про­шлые кон­флик­ты, они все рав­но про­дав­ли­ва­ют свои про­ек­ты. А на­ши биз­не­сме­ны, на­при­мер, про­сто не по­ни­ма­ют, за­чем про­во­дить пе­ре­го­во­ры на вьет­нам­ском язы­ке, за­чем учи­ты­вать тра­ди­ции и так да­лее. Со­от­вет­ствен­но, вы­гля­дят они в гла­зах вьет­нам­ских парт­не­ров, мяг­ко го­во­ря, не очень хо­ро­шо. Я уже не го­во­рю про осо­бен­но­сти мен­та­ли­те­та или ве­де­ния пе­ре­го­во­ров.

А ведь мы мог­ли бы со­труд­ни­чать в са­мых раз­ных от­рас­лях, ко­то­рые ин­те­рес­ны вьет­нам­цам. Это и рос­сий­ские обо­рон­ные тех­но­ло­гии, про­дук­ция ОПК, ма­ши­но­стро­е­ние. Вполне успеш­но мож­но вза­и­мо­дей­ство­вать в сфе­ре мо­дер­ни­за­ции энер­ге­ти­че­ско­го обо­ру­до­ва­ния, остав­ше­го­ся с со­вет­ских вре­мен. Есть еще та­кая важ­ная об­ласть, как ки­бер­без­опас­ность.

– Что мог бы по­став­лять на рос­сий­ский ры­нок Вьет­нам?

– Тра­ди­ци­он­но это мо­ре­про­дук­ты, сель­ско­хо­зяй­ствен­ная про­дук­ция (вьет­нам­ский рис, тро­пи­че­ские фрук­ты и ово­щи, мя­со). Сей­час в Рос­сии ре­а­ли­зу­ет­ся три про­ек­та толь­ко од­ной вьет­нам­ской фир­мой TH True Milk. Она стро­ит мо­ло­ко­за­во­ды в Ка­луж­ской и Мос­ков­ской об­ла­стях и на Даль­нем Во­сто­ке. За несколь­ко лет сум­мар­ный объ­ем это­го про­ек­та со­ста­вит $10 млрд. Речь идет о за­во­зе, на­сколь­ко я пом­ню, но­во­зе­ланд­ских ко­ров в Рос­сию, ко­то­рых бу­дут до­ить по из­ра­иль­ской тех­но­ло­гии.

Как го­во­рят мои кол­ле­ги, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щи­е­ся на эко­но­ми­ке Вьет­на­ма, уже несколь­ко лет при­мер­но треть вьет­нам­ско­го экс­пор­та в Рос­сию – это элек­тро­ни­ка. В ос­нов­ном это про­из­ве­ден­ная во Вьет­на­ме про­дук­ция ино­стран­ных ком­па­ний ти­па Samsung: мо­биль­ные те­ле­фо­ны, ком­пью­те­ры, жест­кие дис­ки, кла­ви­а­ту­ры, прин­те­ры и так да­лее. По­смот­ри­те вни­ма­тель­но в ма­га­зи­нах – там да­ле­ко не все «Сде­ла­но в Ки­тае», что-то сде­ла­но и во Вьет­на­ме. Та­кой про­дук­ции у нас уже до­ста­точ­но мно­го.

– Ка­кие от­рас­ли вьет­нам­ской эко­но­ми­ки мог­ли бы быть при­вле­ка­тель­ны для рос­сий­ских ин­ве­сти­ций?

– Во Вьет­на­ме до­ста­точ­но силь­ное су­до­стро­е­ние – с про­тя­жен­но­стью стра­ны вдоль мо­ря это ло­гич­но. При­чем во Вьет­на­ме в этой сфе­ре еще ак­тив­но ра­бо­та­ют ино­стран­цы – ки­тай­цы, юж­но­ко­рей­цы. Там очень мно­го бухт, со­хра­ни­лись и мо­дер­ни­зи­ру­ют­ся су­до­стро­и­тель­ные за­во­ды, мож­но и ка­кой-то те­ку­щий ре­монт де­лать. С этим свя­за­но и же­ла­ние Рос­сии иметь там ре­монт­ную ба­зу. С во­ен­но­мор­ской не вый­дет, по­то­му что в со­от­вет­ствии с ны­неш­ним за­ко­но­да­тель­ством Вьет­на­ма раз­ме­ще­ние лю­бых ино­стран­ных во­ен­ных баз на тер­ри­то­рии стра­ны за­пре­ще­но, но в прин­ци­пе для рос­сий­ских граж­дан­ских и во­ен­ных ко­раб­лей по-преж­не­му со­хра­ня­ет­ся ре­жим наи­боль­ше­го бла­го­при­ят­ство­ва­ния. Вьет­нам­цы все­гда ра­ды ви­деть нас в пор­тах и го­то­вы ока­зы­вать раз­но­го ро­да услу­ги: ре­монт, за­груз­ка уг­ля, во­ды и так да­лее.

Но, ко­неч­но, ны­неш­не­го драй­ва в от­но­ше­ни­ях для вы­ве­де­ния их на но­вый уро­вень со­вер­шен­но недо­ста­точ­но. Ну­жен се­рьез­ный тол­чок свер­ху как в Рос­сии, так и во Вьет­на­ме. В усло­ви­ях за­пад­ных санк­ций нам на­до ид­ти на Во­сток. Вьет­нам – это са­мая дру­же­ствен­ная нам стра­на в Юго-Во­сточ­ной Азии, это наш дав­ний чест­ный и на­деж­ный то­ва­рищ, это ок­но на ры­нок стран Юго-Во­сточ­ной Азии во всех об­ла­стях. А со­во­куп­ное чис­ло на­се­ле­ния в стра­нах ЮВА – это 650 млн че­ло­век.

На­пом­ню, что го­су­дар­ства ЮгоВо­сточ­ной Азии ни­ка­ких санк­ций в от­но­ше­нии Рос­сии не вво­ди­ли. Мы спо­кой­но мо­жем ра­бо­тать как на­пря­мую со стра­на­ми ЮВА, так и вы­хо­дить че­рез Вьет­нам. По­то­му что у стран ЮВА есть свое Со­гла­ше­ние о зоне сво­бод­ной тор­гов­ли, у них об­ну­ле­ны по­шли­ны, ка­жет­ся, на 99% то­ва­ров и услуг. Это сре­да, в ко­то­рой на­до ве­сти се­бя до­ста­точ­но агрес­сив­но, по­то­му что толь­ко так мож­но вы­жить в со­вре­мен­ной эко­но­ми­ке: при­вле­кать ин­ве­сти­ции, про­из­во­дить то­ва­ры, что­бы мест­ный бизнес под про­тек­ци­о­нист­ским зон­ти­ком не рас­слаб­лял­ся, а был в то­ну­се. Плюс у них до­ста­точ­но силь­ная конкуренция. Не бу­дем за­бы­вать, что там ак­тив­но ра­бо­та­ет ки­тай­ский бизнес. У КНР то­ва­ро­обо­рот со стра­на­ми ЮВА со­став­ля­ет при­мер­но $500 млрд. А у нас с 10 стра­на­ми ре­ги­о­на – по­ряд­ка $20 млрд. Это ни­ша, ку­да мы мо­жем и долж­ны ид­ти, где мы мо­жем кон­ку­ри­ро­вать, по­то­му что ес­ли мы еще 10– 20 лет не бу­дем по­став­лять во Вьет­нам про­дук­цию ма­ши­но­стро­е­ния, то в неда­ле­ком бу­ду­щем уви­дим, как про­дук­цию ма­ши­но­стро­е­ния бу­дут по­став­лять нам они.

– Не так дав­но умер се­на­тор Джон Мак­кейн, ко­то­ро­го в 1967 го­ду сбил в небе над Вьет­на­мом со­вет­ский ра­кет­чик Юрий Тру­шеч­кин. Вьет­нам­цы по­чти­ли па­мять аме­ри­кан­ско­го лет­чи­ка. А пом­нят ли они о со­вет­ских во­и­нах, ко­то­рые их за­щи­ща­ли?

– Во Вьет­на­ме до­ста­точ­но тре­пет­но от­но­сят­ся к па­мя­ти лю­дей, ко­то­рые

сра­жа­лись за их стра­ну. В Пе­тер­бур­ге есть ре­ги­о­наль­ное под­раз­де­ле­ние Ас­со­ци­а­ции ве­те­ра­нов вой­ны во Вьет­на­ме, и каж­дый год про­ис­хо­дят встре­чи вьет­нам­цев с рос­сий­ски­ми ве­те­ра­на­ми этой вой­ны. Вьет­нам­ская диас­по­ра в Пе­тер­бур­ге да­же со­би­ра­ла день­ги для рос­сий­ских ве­те­ра­нов, что­бы они встре­ти­лись со сво­и­ми бо­е­вы­ми то­ва­ри­ща­ми.

Но есть про­бле­ма с тем, что­бы се­год­ня рос­си­яне и вьет­нам­цы по­лу­ча­ли прав­ди­вую ин­фор­ма­цию друг о дру­ге. Де­ло в том, что све­де­ния о Рос­сии жи­те­ли Вьет­на­ма в ос­нов­ном по­лу­ча­ют из пе­ре­пе­ча­ток пуб­ли­ка­ций за­пад­ных СМИ, в ко­то­рых мно­го кле­ве­ты и где внеш­няя по­ли­ти­ка Моск­вы пред­став­ле­на тен­ден­ци­оз­но, необъ­ек­тив­но, про­ис­хо­дят по­пыт­ки де­мо­ни­за­ции рос­сий­ско­го ру­ко­вод­ства. На­при­мер, два го­да на­зад пи­са­ли о рос­сий­ско-ки­тай­ских уче­ни­ях: яко­бы они на­прав­ле­ны про­тив Вьет­на­ма, что рос­сий­ские и ки­тай­ские во­ен­но-мор­ские си­лы от­ра­ба­ты­ва­ют схе­мы за­хва­тов вьет­нам­ских ост­ро­вов в Юж­но-Ки­тай­ском мо­ре. Пол­ная чушь, но ни­кто не из­ви­нил­ся, ни­ко­го за это не на­ка­за­ли.

В на­ших СМИ то­же вме­ня­е­мой ин­фор­ма­ции о Вьет­на­ме по­чти нет. Ведь, ес­ли что-то про­ис­хо­дит в Ки­тае, на­до брать ин­тер­вью и ком­мен­та­рии у ки­та­и­стов, ес­ли в Япо­нии – у япо­ни­стов, ес­ли во Вьет­на­ме, то у вьет­на­ми­стов. Но к нам ред­ко об­ра­ща­ют­ся, по­это­му в прес­се по­яв­ля­ют­ся очень стран­ные ин­фор­ма­ци­он­ные про­дук­ты. А ко­гда лю­ди са­ми по­па­да­ют во Вьет­нам, то сво­и­ми гла­за­ми ви­дят, что та кар­ти­на, ко­то­рую фор­ми­ру­ют СМИ, не со­от­вет­ству­ет ре­аль­но­сти.

Или вот еще ис­то­рия: недав­но бы­ла опуб­ли­ко­ва­на со­вер­шен­но кле­вет­ни­че­ская ста­тья про Хо Ши Ми­на на од­ном из рос­сий­ских ин­тер­не­тресур­сов. Это бы­ло сде­ла­но на­ка­нуне Дня неза­ви­си­мо­сти и ви­зи­та ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря Ком­пар­тии Вьет­на­ма. Са­ми по­ни­ма­е­те, ка­кая бы­ла ре­ак­ция у вьет­нам­цев… Имен­но с этой це­лью, ви­ди­мо, и бы­ла сде­ла­на эта пуб­ли­ка­ция, ко­то­рая сма­хи­ва­ет на за­каз­ную.

– А рос­сий­ские СМИ во Вьет­на­ме на­сколь­ко ак­тив­ны?

– Во Вьет­на­ме о Рос­сии пи­шут боль­ше, чем о Вьет­на­ме в Рос­сии. Но са­ми на­ши СМИ там ве­дут се­бя очень пас­сив­но. Един­ствен­но, кто бьет­ся за по­зи­ции Рос­сии во Вьет­на­ме, – это вьет­нам­ская служ­ба «Спут­ни­ка». Все­го несколь­ко че­ло­век ра­бо­та­ют во вьет­нам­ской ре­дак­ции, и они не мо­гут ра­ди­каль­но из­ме­нить си­ту­а­цию. Тем не ме­нее это тот ка­нал, бла­го­да­ря ко­то­ро­му вьет­нам­цы мо­гут по­лу­чать до­сто­вер­ную ин­фор­ма­цию о Рос­сии на сво­ем язы­ке. На­шим СМИ на­до ак­тив­нее ра­бо­тать, объ­яс­няя вьет­нам­цам по­зи­цию Рос­сии по важ­ным меж­ду­на­род­ным про­бле­мам.

– Чем хо­рош Вьет­нам как ту­ри­сти­че­ское на­прав­ле­ние?

– Мно­гие, кто по­бы­вал хо­тя бы раз во Вьет­на­ме, стре­мят­ся ту­да вер­нуть­ся. Свя­за­но это с тем, что во Вьет­на­ме по­ря­док и без­опас­но. Там очень дру­же­люб­ное на­се­ле­ние. При этом Вьет­нам – стра­на от­но­си­тель­но недо­ро­гая, это его важ­ное кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство. Тур­по­ток во Вьет­нам был бы го­раз­до боль­ше, ес­ли бы его не сдер­жи­ва­ло от­сут­ствие ре­аль­ной кон­ку­рен­ции меж­ду авиа­пе­ре­воз­чи­ка­ми: рей­сы со­вер­ша­ют лишь две авиа­ком­па­нии. Из-за это­го пря­мых рей­сов ма­ло, а це­ны на би­ле­ты вы­со­кие.

Во Вьет­на­ме мож­но по­до­брать се­бе про­грам­му от­ды­ха на лю­бой вкус. Кто-то пред­по­чи­та­ет от­дых на мор­ском бе­ре­гу с со­пут­ству­ю­щи­ми ра­до­стя­ми – виндсер­фин­гом, ка­та­ни­ем на лод­ках и ры­бал­кой. Аль­тер­на­ти­вой мо­жет стать изу­че­ние раз­ных ре­ги­о­нов стра­ны и их куль­ту­ры. Во Вьет­на­ме про­жи­ва­ют 54 на­род­но­сти – неко­то­рые на рав­ни­нах, неко­то­рые в го­рах. У них раз­ные куль­ту­ры, ве­ро­ис­по­ве­да­ния, и на все это до­ста­точ­но ин­те­рес­но по­смот­реть.

Вьет­нам – это стра­на древ­ней ис­то­рии и куль­ту­ры: пер­вые го­су­дар­ства на тер­ри­то­рии со­вре­мен­но­го Вьет­на­ма по­яви­лись в III ве­ке до на­шей эры, и, со­от­вет­ствен­но, есть очень ин­те­рес­ные му­зеи, где пред­став­ле­ны по­след­ние ар­хео­ло­ги­че­ские рас­коп­ки древ­них куль­тур.

Это дей­стви­тель­но дру­же­ствен­ная нам стра­на, пом­ня­щая доб­ро, и она го­то­ва раз­ви­вать от­но­ше­ния. Это от­ве­ча­ет стра­те­ги­че­ским ин­те­ре­сам как Рос­сии, так и Вьет­на­ма. Чем боль­ше бу­дет то­ва­ро­обо­рот меж­ду Рос­си­ей и Вьет­на­мом, тем боль­ше про­стран­ства для ма­нев­ра по­лу­чит Вьет­нам. И нам это так­же вы­год­но в ны­неш­них усло­ви­ях.

Как ту­ри­сти­че­ское на­прав­ле­ние Вьет­нам пред­ла­га­ет раз­вле­че­ния на лю­бой вкус. В том чис­ле и пре­крас­ный пляж­ный от­дых

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.