На­бож­ный раз­бой­ник – гро­за им­пе­рии

Бунт Сте­па­на Ра­зи­на стал од­ним из глав­ных ис­пы­та­ний для ди­на­стии Ро­ма­но­вых в XVII ве­ке

Profil - - СОДЕРЖАНИЕ - Алек­сандр Пы­жи­ков

Бунт Сте­па­на Ра­зи­на стал од­ним из глав­ных ис­пы­та­ний для ди­на­стии Ро­ма­но­вых в XVII ве­ке

Зна­ме­ни­тое вос­ста­ние Сте­па­на Ра­зи­на мож­но сме­ло на­звать вто­рой круп­ной граж­дан­ской вой­ной, ко­то­рая разыг­ра­лась в Рос­сии во вто­рой по­ло­вине XVII ве­ка. В ис­то­рию со­бы­тия 1670–1671 го­дов, раз­вер­нув­ши­е­ся в Юж­ном и Сред­нем По­вол­жье, во­шли как Кре­стьян­ская вой­на под пред­во­ди­тель­ством Сте­па­на Ра­зи­на. Раз­мах Кре­стьян­ской вой­ны был на­столь­ко мас­штаб­ным, что да­же в Ев­ро­пе об­ра­ти­ли на эти со­бы­тия са­мое при­сталь­ное вни­ма­ние.

Од­но из пер­вых ино­стран­ных со­чи­не­ний на дан­ную те­му, вы­шед­шее по све­жим сле­дам в немец­ком Вит­тен­бер­ге, со­об­ща­ло, на­сколь­ко слу­чив­ше­е­ся по­верг­ло в ужас не толь­ко Мос­ков­ское го­су­дар­ство, но и всю Ев­ро­пу. В то же вре­мя ис­то­рио­гра­фия ред­ко учи­ты­ва­ла тот факт, что эти по­тря­се­ния сле­до­ва­ли за осуж­де­ни­ем ста­ро­об­ряд­че­ства на Боль­шом со­бо­ре 1666–1667 го­дов. Ана­фе­ма тра­ди­ци­он­ной церк­ви вско­лых­ну­ла стра­ну с се­ве­ра до юга, при­чем ду­хов­ный про­тест транс­фор­ми­ро­вал­ся в от­тор­же­ние но­вой эли­ты в це­лом.

Ко­неч­но, по­доб­ный взгляд несвой­ствен до­ре­во­лю­ци­он­но­му офи­ци­о­зу, не склон­но­му дра­ма­ти­зи­ро­вать цер­ков­ную ре­фор­му. Вме­сто это­го при­чи­ны вос­ста­ния вы­во­ди­лись из об­щей неустро­ен­но­сти, боль­шо­го ко­ли­че­ства бег­лых, недо­воль­ства неко­то­рых сло­ев укреп­ле­ни­ем го­су­дар­ства и т. д. Со­глас­но ли­те­ра­тур­ным ис­точ­ни­кам, вся об­ста­нов­ка се­ре­ди­ны

ХVII ве­ка рас­по­ла­га­ла к по­яв­ле­нию то­го, кто спо­со­бен осед­лать тле­ю­щие в ни­зах бро­же­ния.

По­че­му им стал имен­но Ра­зин? На это да­вал­ся вполне опре­де­лен­ный от­вет. По­ми­мо силь­ных лич­ност­ных ка­честв он был одер­жим чув­ством ме­сти за стар­ше­го бра­та, по­ве­шен­но­го в 1665 го­ду кня­зем Дол­го­ру­ким за са­мо­воль­ный уход из мос­ков­ско­го пол­ка, во­е­вав­ше­го с по­ля­ка­ми. Ра­зин с дру­гим бра­том, Фро­лом, по­кля­лись «за­дать стра­ху всем бо­ярам и знат­ным лю­дям». Вот, соб­ствен­но, по­бу­ди­тель­ные при­чи­ны, по­ро­див­шие, по мне­нию мно­гих, мя­теж. Ре­ли­ги­оз­ный рас­кол ес­ли и за­ни­мал в этом ком­плек­се ка­кое-ли­бо ме­сто, то толь­ко са­мое незна­чи­тель­ное.

«Застра­щать во­ров­ское серд­це»

Обыч­но о ре­ли­ги­оз­но­сти Ра­зи­на – ка­за­ка во вто­ром по­ко­ле­нии – го­во­рит­ся крайне ску­по. Из­вест­но о двух его бо­го­мо­льях, со­вер­шен­ных в Со­ло­вец­кий мо­на­стырь в 1652 и 1661 го­дах: ос­но­ва­те­ли оби­те­ли Зо­си­ма и Сав­ва­тий счи­та­лись чу­до­твор­ца­ми, ис­це­ли­те­ля­ми ран. Вме­сте с тем ра­зин­ское пра­во­сла­вие силь­но от­ли­ча­лось от гре­че­ских об­раз­цов, ко­то­рые на­вя­зы­ва­ло пра­ви­тель­ство. Как и у боль­шин­ства на­се­ле­ния той эпо­хи, его ве­ро­ва­ния гу­сто про­пи­та­ны на­род­ны­ми по­ве­рья­ми и обы­ча­я­ми, на­при­мер, воз­да­вать бла­го­дар­ность ре­ке по­сле вод­но­го пу­ти.

До нас до­шли све­де­ния о при­сут­ствии Ра­зи­на при сва­деб­ных об­ря­дах, ко­гда вен­чав­ши­е­ся, при­пля­сы­вая, об­хо­ди­ли несколь­ко раз во­круг де­ре­ва, по­сле че­го счи­та­лись об­вен­чан­ны­ми. Од­на­ко все это ни­сколь­ко не ме­ша­ло ему с удо­воль­стви­ем при­ни­мать в дар ико­ны, прав­да, из­го­тов­лен­ные толь­ко в Рос­сии. Ко­неч­но, с точ­ки зре­ния церк­ви гре­че­ско­го по­кроя по­доб­ный сим­би­оз гра­ни­чил с бо­го­хуль­ством.

До по­ры до вре­ме­ни Ра­зин вел об­раз жиз­ни, ни­чем не от­ли­чав­ший его от осталь­ной ка­зац­кой мас­сы. Он со­брал во­круг се­бя неболь­шую уда­лую тол­пу, с ко­то­рой кру­жил по Вол­ге и по До­ну, не брез­гуя гра­бе­жа­ми. Поз­же мол­ва при­пи­сы­ва­ла Стень­ке ча­ро­дей­ские уме­ния, ко­гда тот ве­дов­ством оста­нав­ли­вал плы­ву­щие су­да, за­го­ва­ри­вал ору­жие, а от его взгля­да лю­ди ка­ме­не­ли. Сво­и­ми «по­дви­га­ми» Ра­зин при­влек вни­ма­ние вла­стей: Ца­ри­цын­ский во­е­во­да Ун­ков­ский по­сы­лал к нему двух ду­хов­ных особ, что­бы обуз­дать ата­ма­на, «застра­щать во­ров­ское серд­це». Од­на­ко тот от­ка­зал­ся с ни­ми встре­чать­ся.

Вско­ре он объ­явил­ся на ре­ке Яик, его ре­пу­та­ция в этих кра­ях за­мет­но вы­рос­ла, а вме­сте с ней и лич­ная са­мо­оцен­ка. Так, Ра­зин от­ка­зал­ся при­ни­мать гра­мо­ту от Астра­хан­ско­го во­е­во­ды Хил­ко­ва с тре­бо­ва­ни­ем от­пу­стить ка­ких-то стрель­цов, по­счи­тав это ни­же сво­е­го до­сто­ин­ства. Он счел пра­виль­ным, ес­ли к нему об­ра­тит­ся сам го­су­дарь, толь­ко в этом слу­чае все бу­дет ис­пол­не­но. В Астра­ха­ни это рас­це­ни­ли как оскорб­ле­ние и по­сла­ли про­тив ата­ма­на под­пол­ков­ни­ка Ру­жиц­ко­го, пе­ре­кре­щен­но­го по­ля­ка. Кста­ти, еще боль­шее раз­дра­же­ние дан­ный эпи­зод вы­звал в Москве, где решили за­ме­нить уро­нив­ше­го до­сто­ин­ство во­е­во­ду на дру­го­го – Про­зо­ров­ско­го.

Мол­ва при­пи­сы­ва­ла Стень­ке Ра­зи­ну ча­ро­дей­ские уме­ния, ко­гда тот ве­дов­ством оста­нав­ли­вал су­да, за­го­ва­ри­вал ору­жие, а от его взгля­да лю­ди ка­ме­не­ли

Три­ум­фаль­ное ше­ствие ба­тюш­ки-ата­ма­на

Преду­смот­ри­тель­ный Ра­зин не стал ввя­зы­вать­ся в кон­фликт и в мар­те 1669 го­да по­ки­нул рос­сий­ские пре­де­лы; боль­ше го­да о нем ни­че­го не бы­ло слыш­но. Но вре­ме­ни да­ром не те­рял, со­вер­шив на­бег на Пер­сию, ко­то­рый до­ста­вил ша­ху нема­ло хло­пот. Ка­за­ки при­об­ре­ли боль­шую до­бы­чу: те­перь Стень­ка рас­по­ла­гал се­рьез­ны­ми сред­ства­ми, с ко­то­ры­ми при­был об­рат­но. Его ав­то­ри­тет под­ни­ма­ет­ся на небы­ва­лую вы­со­ту, и цар­ские вла­сти решили про­стить ему преж­ние пре­гре­ше­ния и дер­зо­сти. Ра­зин клял­ся в вер­но­сти го­су­да­рю, ода­ри­вал всех бо­га­ты­ми по­дар­ка­ми. Его на­пра­ви­ли на Дон, где ра­зин­цы по­ве­ли се­бя не «по-го­су­дар­ствен­но­му», на­чав при­ни­мать в свои ря­ды бег­лых кре­стьян. На­по­ми­на­ние о недо­пу­сти­мо­сти по­доб­но­го бы­ло про­игно­ри­ро­ва­но: «кто к нам при­дет, тот во­лен».

Слу­хи о том, что во­круг ав­то­ри­тет­но­го пред­во­ди­те­ля со­би­ра­ют­ся тол­пы, быст­ро рас­те­ка­лись. Вес­ной 1670 го­да к нему при­мы­ка­ет круп­ный от­ряд Ва­си­лия Уса, ко­то­рый уже в те­че­ние несколь­ких лет разо­рял по­ме­щи­чьи дво­ры у Во­ро­не­жа и Ту­лы. Встре­во­жен­ные вла­сти вы­да­ви­ли его из этих мест на Дон, ку­да с ним по­тя­ну­лись и мно­гие бег­лые. С при­шель­ца­ми об­ра­ща­лись по-брат­ски, де­ли­ли до­бы­чу, те на­зы­ва­ли ата­ма­на ба­тюш­кой, ве­ри­ли в его ум, си­лу и уда­чу. Ра­зин, раз­дав­ший прак­ти­че­ски все со­бран­ное в пер­сид­ском по­хо­де, жил в обыч­ной зем­ля­ной из­бе.

В неболь­шом го­род­ке Пан­шин со­сто­ял­ся ка­за­чий круг, его при­ня­то счи­тать от­прав­ной точ­кой вос­ста­ния. На нем Ра­зин при­звал ид­ти «про­тив го­су­да­ре­вых непри­я­те­лей, чтоб из Мос­ков­ско­го го­су­дар­ства вы­ве­сти из­мен­ни­ков бо­яр и дум­ных лю­дей, а в го­ро­дах во­е­вод и при­каз­ных лю­дей». Дав­но за­ме­че­но, что его об­ли­че­ния не ка­са­лись Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча, бо­лее то­го, анон­си­ро­ван­ная борь­ба по­да­ва­лась ис­клю­чи­тель­но как под­держ­ка ца­рю, ко­то­ро­го пре­да­ло окру­же­ние. В до­ка­за­тель­ство из­ме­ны бо­яр и во­е­вод при­во­ди­лась кон­чи­на трех чле­нов цар­ской се­мьи: ца­ри­цы Ма­рии Ильи­нич­ны в 1669 го­ду и двух ца­ре­ви­чей – Алек­сея Алек­се­е­ви­ча и Си­мео­на Алек­се­е­ви­ча – в сле­ду­ю­щем.

При­чем пер­во­го из них неза­дол­го до смер­ти офи­ци­аль­но объ­яви­ли на­след­ни­ком пре­сто­ла: в от­сут­ствие ца­ря в Москве ука­зы под­пи­сы­ва­лись од­но­вре­мен­но дву­мя име­на­ми – са­мо­го Алек­сея и его стар­ше­го сы­на. Из все­го это­го де­лал­ся недву­смыс­лен­ный вы­вод: цар­скую се­мью со­зна­тель­но «из­во­дят», го­су­дарь же­ла­ет дать кре­стья­нам и слу­жи­вым лю­дям сво­бо­ду, а из­мен­ни­ки это­му пре­пят­ству­ют. По­это­му необ­хо­ди­мо на­чать борь­бу с ни­ми и тем са­мым по­мочь ца­рю. Вот та­кой идео­ло­ги­ей изна­чаль­но бы­ло окра­ше­но вос­ста­ние.

Ко­гда Ра­зин по­до­шел к Ца­ри­цы­ну, его от­ря­ды на­счи­ты­ва­ли око­ло пя­ти ты­сяч че­ло­век, раз­де­лен­ных на сот­ни и де­сят­ки. По­сле­до­ва­ло за­яв­ле­ние, что они при­шли осво­бо­дить всех от яр­ма бо­яр­ско­го раб­ства. Как быст­ро вы­яс­ни­лось, в штур­ме нет ни­ка­кой не-

об­хо­ди­мо­сти, по­сколь­ку на­се­ле­ние не со­би­ра­ет­ся ока­зы­вать со­про­тив­ле­ние вос­став­шим. Во­е­во­да с груп­пой чи­нов­ни­че­ства и офи­це­ров ока­за­лись в аб­со­лют­ном мень­шин­стве: их при­зы­вы за­щи­щать­ся ни­ко­го не вдох­нов­ля­ли. Во­ро­та бы­ли от­кры­ты, и ра­зин­цы бес­пре­пят­ствен­но во­шли в го­род, их встре­ча­ли как осво­бо­ди­те­лей. В Ца­ри­цыне они про­ве­ли бо­лее ме­ся­ца, пе­ре­би­ли вер­хуш­ку, вве­ли ка­за­чье устрой­ство, вме­сто во­е­во­ды на­зна­чи­ли го­ро­до­во­го ата­ма­на.

Один из бе­жав­ших вниз по Вол­ге до­стиг Астра­ха­ни и рас­ска­зал о слу­чив­шем­ся. Астра­хан­ская кре­пость яв­ля­лась клю­че­вым опор­ным пунк­том юга Рос­сии, и там не на шут­ку встре­во­жи­лись из­ве­сти­я­ми. Про­тив Ра­зи­на по­спе­ши­ли сна­ря­дить несколь­ко ты­сяч че­ло­век, ко­и­ми ко­ман­до­ва­ли ино­стран­ные офи­це­ры. Это вой­ско вы­шло на­встре­чу Ра­зи­ну, пре­пят­ствуя его про­дви­же­нию на Астра­хань. Но бит­вы опять не по­лу­чи­лось, так как стрель­цы с раз­вер­ну­ты­ми зна­ме­на­ми и ба­ра­бан­ным бо­ем пе­ре­шли на сто­ро­ну вос­став­ших, меж­ду ни­ми на­ча­лось бра­та­ние. И это не­смот­ря на то, что аст­ра­хан­ское на­чаль­ство бук­валь­но на­ка­нуне об­хо­ди­ло весь стре­лец­кий строй и при­зы­ва­ло хра­нить вер­ность при­ся­ге.

Ве­сти об успе­хах Ра­зи­на бу­до­ра­жи­ли Астра­хань, где на­се­ле­ние так­же про­яв­ля­ло со­чув­ствие к про­ис­хо­див­ше­му. На­при­мер, за ре­чи в поль­зу вос­став­ших был аре­сто­ван некий поп Ва­си­лий. Здесь нуж­но за­ме­тить: мно­гие из низ­ше­го ду­хо­вен­ства де­мон­стри­ро­ва­ли рас­по­ло­жен­ность к ра­зин­цам, что на­блю­да­лось уже в Ца­ри­цыне, где свя­щен­ни­ки встре­ча­ли их с ико­на­ми. Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что на­вя­зан­ная свер­ху цер­ков­ная ре­фор­ма еще не уко­ре­ни­лась на ме­стах и при ослаб­ле­нии ад­ми­ни­стра­тив­но­го дав­ле­ния непри­я­тие ее сра­зу про­ры­ва­лось. По­это­му по­пыт­ки астра­хан­ско­го во­е­во­ды И.Про­зо­ров­ско­го и мест­но­го мит­ро­по­ли­та уве­ще­вать жи­те­лей и про­во­дить крест­ные хо­ды ни к че­му не при­во­ди­ли. На­чав­ший­ся штурм го­ро­да по­до­шед­ши­ми от­ря­да­ми Ра­зи­на вновь за­пу­стил уже зна­ко­мый сце­на­рий – вме­сто обо­ро­ны стрель­цы по за­ра­нее услов­лен­но­му сиг­на­лу ки­ну­лись из­би­вать чи­нов­ни­че­ство, де­тей бо­яр­ских, ино­стран­ных офи­це­ров, остат­ки ко­то­рых укры­лись в со­бо­ре.

По­сле штур­ма их в ко­ли­че­стве се­ми­де­ся­ти че­ло­век каз­ни­ли, а во­е­во­ду Про­зо­ров­ско­го и его род­ствен­ни­ков по­ве­си­ли за но­ги, за­тем сбро­сив с од­ной из ба­шен Крем­ля. В Астра­ха­ни осво­бо­ди­ли всех за­клю­чен­ных, про­ве­ли кон­фис­ка­цию иму­ще­ства долж­ност­ных лиц, гра­бе­жи и раз­бои жест­ко пре­се­ка­лись. Для го­род­ско­го управ­ле­ния со­зда­ли При­каз­ную па­ла­ту, где рас­по­ла­га­лась кан­це­ля­рия, функ­ци­о­ни­ро­ва­ла та­мож­ня. Но­вую власть пред­став­ля­ли вой­ско­вой стар­ши­на и со­бра­ния на­се­ле­ния (кру­гов), что на­по­ми­на­ло мест­ное са­мо­управ­ле­ние. Весь­ма при­ме­ча­тель­ны све­де­ния о том, что мно­гие ру­ко­во­ди­те­ли по­встан­цев из­бе­га­ли об­ще­ния с мит­ро­по­ли­том, как, на­при­мер, Ва­си­лий Ус. За­фик­си­ро­ва­ны и внеш­не­по­ли­ти­че­ские кон­так­ты Ра­зи­на. Так, он скло­нял пер­сид­ско­го ша­ха к во­ен­но­му со­ю­зу, угро­жая в про­тив­ном слу­чае бо­лее мас­штаб­ным на­бе­гом. Крым­ский хан пред­ла­гал ему сов­мест­но уда­рить на Моск­ву.

К со­жа­ле­нию, до нас до­шло немно­го пись­мен­ной до­ку­мен­та­ции о по­все­днев­ной жиз­ни ра­зин­цев, по­сколь­ку она ак­тив­но разыс­ки­ва­лась и уни­что­жа­лась цар­ски­ми вла­стя­ми. Да­же из­ве­стие о яко­бы укры­том ар­хи­ве Ра­зи­на ста­ло по­во­дом для тща­тель­ных по­ис­ков, про­дол­жав­ших­ся дол­гое вре­мя. Неуди­ви­тель­но, что сви­де­тель­ства о вос­ста­нии со­хра­ни­лись глав­ным об­ра­зом в ма­те­ри­а­лах, т.е. пе­ре­ска­зе по­бе­див­шей сто­ро­ны. До­ку­мен­тов по­встан­че­ско­го ла­ге­ря на се­го­дняш­ний день вы­яв­ле­но все­го семь, они хра­нят­ся в пе­ре­пи­сан­ном ви­де в де­ло­про­из­вод­стве пра­ви­тель­ствен­ных учре­жде­ний. Это ка­са­ет­ся и так на­зы­ва­е­мых «пре­лест­ных гра­мот» или при­зы­вов под­ни­мать­ся на борь­бу, рас­сы­ла­е­мых не толь­ко на рус­ском, но и на язы­ках на­ро­дов По­вол­жья, вклю­чая об­ра­ще­ния к му­суль­ма­нам «За нас Бо­гу по­мо­ли­тесь». Та­кие пись­ма на­хо­ди­ли во мно­гих уез­дах и в за­пе­ча­тан­ном ви­де сво­зи­ли в сто­ли­цу для со­жже­ния. Об их ко­ли­че­стве го­во­рит тот факт, что тер­ри­то­рия меж­ду Окой и Вол­гой от Ря­за­ни до Астра­ха­ни бы­ла охва­че­на на­род­ны­ми вол­не­ни­я­ми.

В се­ре­дине ле­та 1670 го­да Ра­зин на­чал три­ум­фаль­ное ше­ствие вверх по Вол­ге. Один за дру­гим ка­пи­ту­ли­ро­ва­ли го­ро­да. В Са­ра­то­ве при его при­бли­же­нии про­изо­шел ан­ти­пра­ви­тель­ствен­ный пе­ре­во­рот, а мест­но­го во­е­во­ду по­са­ди­ли под арест. Жи­те­ли во гла­ве с игу­ме­ном Бо­го­ро­диц­ко­го мо­на­сты­ря тор­же­ствен­но встре­ти­ли вос­став­ших хле­бом-со­лью. Вся вер­хуш­ка го­ро­да, как и в Астра­ха­ни, бы­ла уни­что­же­на. За­тем при­шел че­ред Са­ма­ры, где все по­вто­ри­лось сно­ва. Ин­те­рес­но от­ме­тить, что на­дежд на ца­ря Алек­сея у ра­зин­цев за­мет­но по­уба­ви­лось, они ви­де­ли – тот во­все не ищет их за­щи­ты, дей­ствуя с бо­яра­ми за­од­но. Эти из­ме­не­ния от­ра­зи­лись в це­ло­ва­нии кре­ста уже ца­ре­ви­чу Алек­сею Алек­се­е­ви­чу, что при здрав­ству­ю­щем го­су­да­ре вы­гля­де­ло вы­зы­ва­ю­ще. Тем са­мым идео­ло­гия борь­бы про­тив бо­яр за­мет­но уточ­ня­ет­ся – за ца­ре­ви­ча, за Ни­ко­на и за Сте­па­на Ра­зи­на.

При­чем имен­но пер­вые двое как бы уза­ко­ни­ва­ли вос­ста­ние. Го­во­ри­ли, что ра­зин­ские от­ря­ды со­про­вож­да­ют два суд­на: на од­ном, вы­ло­жен­ном из­нут­ри крас­ным бар­ха­том, на­хо­дил­ся «умер­ший» ца­ре­вич, а на дру­гом, укра­шен­ном чер­ным бар­ха­том, – опаль­ный пат­ри­арх. Ра­зу­ме­ет­ся, ни­ка­ко­го Ни­ко­на вос­став­шие предъ­явить не мог­ли, а вот что ка­са­ет­ся ца­ре­ви­ча, то при Ра­зине дей­стви­тель­но со­сто­ял под­ро­сток – сын ка­бар­дин­ско­го мур­зы, по­до­бран­ный в Астра­ха­ни: его кре­сти­ли и обу­ча­ли гра­мо­те.

Уда­ча от­вер­ну­лась

В Москве уже осо­зна­ли, что си­ту­а­ция ста­но­вит­ся угро­жа­ю­щей, а по­то­му объ­яви­ли все­об­щую мо­би­ли­за­цию сто­лич­но­го дво­рян­ства и бо­яр­ства,

дабы дать от­пор на­сту­па­ю­щей «го­лыть­бе». На но­вый год – пер­во­го сен­тяб­ря 1670 го­да – со­бран­ное вой­ско с пом­пой вы­шло из Моск­вы. Они устре­ми­лись к Сим­бир­ску, ко­то­рый с на­ча­ла сен­тяб­ря оса­дил Ра­зин. Здесь раз­вер­ну­лись уже по-на­сто­я­ще­му ост­рые во­ору­жен­ные столк­но­ве­ния, во­е­во­да бо­ярин И. Ми­ло­слав­ский дер­жал обо­ро­ну го­ро­да. От­сю­да от­кры­вал­ся путь в цен­траль­ные уез­ды стра­ны, по­это­му пра­ви­тель­ствен­ные вой­ска под ко­ман­до­ва­ни­ем кня­зя Ю. Ба­ря­тин­ско­го спе­ши­ли сю­да на по­мощь.

Про­ти­во­сто­ять объ­еди­нен­ным си­лам Ра­зин уже не смог и от­сту­пил, по­те­ряв мно­го лю­дей. Бои про­дол­жа­лись в Ни­же­го­род­ском уез­де, но уда­ча от­вер­ну­лась от ата­ма­на. Не­смот­ря на взя­тие Ма­ка­рьев­ско­го Жел­то­вод­ско­го мо­на­сты­ря, что уда­лось с по­мо­щью мест­ных кре­стьян, круп­ное по­ра­же­ние по­сле­до­ва­ло под Ар­за­ма­сом. Там бы­ло каз­не­но око­ло один­на­дца­ти ты­сяч ра­зин­цев. При­ме­ча­тель­но, что, ко­гда в По­вол­жье по­лы­ха­ла са­мая на­сто­я­щая вой­на, брат Ра­зи­на Фрол по До­ну на­пра­вил­ся к ма­ло­рос­сий­ским зем­лям в на­деж­де пе­ре­не­сти борь­бу на Сло­бод­скую Укра­и­ну. Од­на­ко это ока­за­лось тщет­ным: пол­ков­ник И. Дзин­ков­ский, слу­жив­ший ца­рю, со­блаз­нил­ся бы­ло на ра­зин­ские по­су­лы, но мест­ное на­се­ле­ние под­нять не смог.

Ра­зи­на пле­ни­ли на До­ну, ку­да он ушел на­би­рать­ся сил. След­ствие вел при­бли­жен­ный ца­ря А.Мат­ве­ев, а во­про­сы со­став­лял сам го­су­дарь. Казнь че­рез чет­вер­то­ва­ние со­сто­я­лась 6 июня 1671 го­да. Ко­гда пра­ви­тель­ство офи­ци­аль­но опо­ве­ща­ло всех, что с Ра­зи­ным по­кон­че­но, пер­вой в спис­ке про­ин­фор­ми­ро­ван­ных зна­чи­лась укра­ин­ская вер­хуш­ка в ли­це гет­ма­на Д. Мно­го­греш­но­го, ар­хи­епи­ско­па Л. Ба­ра­но­ви­ча, ар­хи­манд­ри­та И. Ги­зе­ля. Их успо­ка­и­ва­ли: курс на сбли­же­ние с Укра­и­ной, а зна­чит, и пло­ды цер­ков­ной ре­фор­мы вне опас­но­сти.

По­сле раз­гро­ма ра­зин­ское дви­же­ние свое на­пря­же­ние пе­ре­да­ло в жизнь ду­хов­ную, об­на­ру­жив необы­чай­ную жи­ву­честь и дол­го­веч­ность. Под­твер­жде­ние то­му мно­же­ство ле­генд, пе­сен, ко­то­ры­ми окру­жен об­раз ата­ма­на. Как пе­ре­да­ва­ла мол­ва, тот не умер, а пря­чет­ся внут­ри го­ры. Че­рез сто лет, ко­гда неправ­ды и скор­би на­род­ные умно­жат­ся, Ра­зин вер­нет­ся и бу­дет бу­ше­вать боль­ше преж­не­го. По­след­ний очаг со­про­тив­ле­ния – Астра­хань – пал в ян­ва­ре 1672 го­да, но это не при­нес­ло успо­ко­е­ния. Вто­рое из­да­ние ра­зин­ско­го вос­ста­ния по­сле­до­ва­ло уже вско­ре, о чем не при­ня­то го­во­рить. Речь о мас­штаб­ных бес­по­ряд­ках, про­ка­тив­ших­ся по По­вол­жью, Ура­лу и Си­би­ри, от ко­то­рых, по сло­вам С.М. Со­ло­вье­ва, «силь­но от­да­ва­ло ра­зин­ским ду­хом». По­во­дом к ним (и это осо­бен­но ин­те­рес­но) яви­лась пер­вая Рус­ско-ту­рец­кая вой­на 1676–1681 го­дов. К это­му вре­ме­ни Осман­ская им­пе­рия, пре­крас­но по­ни­мая, что дру­же­ствен­ные от­но­ше­ния с Рос­си­ей ста­ли до­сто­я­ни­ем про­шло­го, ре­ши­ла се­рьез­но ослож­нить ей жизнь. Тур­ки ри­ну­лись на укра­ин­ские тер­ри­то­рии, ве­зя с со­бой быв­ше­го гет­ма­на Юрия Хмель­ниц­ко­го, ко­е­го со­би­ра­лись ис­поль­зо­вать в ка­че­стве ма­ри­о­нет­ки.

Клю­че­вым сра­же­ни­ем ста­ла оса­да кре­по­сти Чи­ги­ри­на, при­кры­вав­шей под­хо­ды к Ки­е­ву. На­пор на­па­дав­ших был на­столь­ко си­лен, что цар­ские вой­ска от­ка­за­лись от обо­ро­ны кре­по­сти, по­ки­нув ее в 1677 го­ду. Исто­ри­ки до се­го дня спо­рят, бы­ло ли это по­ра­же­ние или за­ра­нее спла­ни­ро­ван­ный так­ти­че­ский ход. Но вот че­го точ­но не бы­ло спла­ни­ро­ва­но, так это вол­не­ний, раз­го­рев­ших­ся в стране по­сле из­ве­стия о па­де­нии Чи­ги­ри­на. Огром­ная тер­ри­то­рия на во­сто­ке стра­ны ока­за­лась охва­че­на бун­том. Та­кая ост­рая ре­ак­ция за­ста­ла вла­сти врас­плох, во­е­во­ды с мест пи­са­ли об от­кро­вен­ных сим­па­ти­ях лю­дей, узна­вав­ших о ту­рец­ких успе­хах. Вол­не­ния за­тро­ну­ли раз­ные на­ро­ды: кал­мы­ков, та­тар, баш­кир, кир­ги­зов, но­гай­цев, ко­ря­ков, чу­ва­шей, морд­ву. То есть бес­по­ряд­ки, про­ка­тив­ши­е­ся от Вол­ги до Крас­но­яр­ска, кос­ну­лись как му­суль­ман, так и буд­ди­стов, и языч­ни­ков.

Воз­ни­ка­ла опас­ность смыч­ки этих во­сточ­ных бун­тов с дей­стви­я­ми ту­рец­кой ар­мии на юге. Не бу­дет пре­уве­ли­че­ни­ем утвер­ждать, что в этом слу­чае власть Ро­ма­но­вых по­ви­са­ла бы на во­лос­ке. От­ве­сти опас­ность уда­лось с по­мо­щью ди­пло­ма­тии, оста­но­вив­шей ту­рок раз­лич­ны­ми уступ­ка­ми и по­су­ла­ми. В ре­зуль­та­те те от­ка­за­лись от про­дви­же­ния в глубь Рос­сии и раз­вер­ну­лись на за­пад. Вско­ре – в на­ча­ле 1680-х – осман­ская ар­мия объ­яви­лась в Ав­стрии, где в те­че­ние по­лу­то­ра лет штур­мо­ва­ла Ве­ну, по­верг­нув в ужас всю Ев­ро­пу. До­ба­вим, со­бы­тия на во­сто­ке Рос­сии, хо­тя и оза­да­чи­ва­ют со­вре­мен­ных уче­ных, тем не ме­нее про­дол­жа­ют быть за­сло­нен­ны­ми вос­ста­ни­ем Ра­зи­на.

Сте­па­на Ра­зи­на каз­ни­ли че­рез чет­вер­то­ва­ние, од­на­ко да­же это не оста­но­ви­ло на­род от по­сле­ду­ю­щих круп­ных бун­тов www.profile.ru

Мно­гие го­ро­да на Вол­ге ра­зин­цы бра­ли с лег­ко­стью, а по­рой и без осо­бо­го со­про­тив­ле­ния со сто­ро­ны го­ро­жан (на ил­лю­стра­ции – штурм Сим­бир­ска)

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.