Фран­цуз­ский взгляд на Рос­сию 1847 го­да

Profil - - ДЕНЬГИ - Текст: Алек­сей Во­лы­нец

Зна­ме­ни­тая кни­га мар­ки­за де Кю­сти­на «Рос­сия в 1839 го­ду» до сих пор оста­ет­ся эта­лон­ным при­ме­ром вз­гля­да на на­шу стра­ну с За­па­да. И ныне не сти­ха­ют спо­ры, че­го же в ней боль­ше – от­кро­вен­ной ру­со­фо­бии или же нели­це­при­ят­но­го, но объ­ек­тив­но­го ана­ли­за. При этом ма­ло кто зна­ет, что в ту же «ни­ко­ла­ев­скую» эпо­ху Рос­сию по­се­тил и опи­сал еще один вы­со­ко­по­став­лен­ный фран­цуз. В от­ли­чие от мар­ки­за, бан­кир Шарль Верн (Charles Vernes) яв­лял­ся ари­сто­кра­том биз­не­са, а его «рус­ский от­чет» был кон­фи­ден­ци­аль­ной слу­жеб­ной за­пис­кой, не пред­на­зна­чен­ной для пуб­ли­ка­ции и раз­вле­че­ния пуб­ли­ки.

Шарль Верн, фран­ко­языч­ный швей­ца­рец, с на­ча­ла XIX ве­ка был од­ним из ве­ду­щих бан­ки­ров Па­ри­жа. К мо­мен­ту ви­зи­та в Рос­сию он уже вто­рое де­ся­ти­ле­тие яв­лял­ся за­ме­сти­те­лем управ­ля­ю­ще­го Banque de France, цен­траль­но­го бан­ка круп­ней­шей дер­жа­вы За­пад­ной Ев­ро­пы. В Пе­тер­бург бан­кир при­был вес­ной 1847 го­да с кон­крет­ной це­лью, вы­зван­ной неуро­жа­ем пше­ни­цы во Фран­ции и окрест­ных стра­нах. Круп­ные за­куп­ки зер­на в три ра­за со­кра­ти­ли де­неж­ные за­па­сы Па­ри­жа. Зай­мы в Лон­доне ока­за­лись до­ро­ги и недо­ста­точ­ны, в ито­ге фран­цу­зы ре­ши­ли най­ти кре­дит для за­ку­пок рус­ско­го хле­ба в Пе­тер­бур­ге.

Шарль Верн не толь­ко по­бы­вал на при­е­ме «в рус­ском Вер­са­ле» у ца­ря Ни­ко­лая I, но и озна­ко­мил­ся с со­сто­я­ни­ем эко­но­ми­ки и фи­нан­сов за­га­доч­ной для фран­цу­за стра­ны. Из Пе­тер­бур­га бан­кир про­сле­до­вал в Моск­ву, а за­тем че­рез Ки­ев в Одес­су, от­ку­да шли ос­нов­ные по­став­ки рус­ской пше­ни­цы во Фран­цию. В Москве и Пе­тер­бур­ге он вел пе­ре­го­во­ры с мест­ны­ми чи­нов­ни­ка­ми и фи­нан­си­ста­ми, из «ста­рой сто­ли­цы» фран­цуз­ский бан­кир по­вез в Одес­су мил­ли­он на­лич­ных руб­лей. При­ме­ча­тель­но, что та­кую фан­та­сти­че­скую для той эпо­хи сум­му фран­цуз вез в сво­ей ка­ре­те без опа­се­ний и боль­шой охра­ны. Пу­те­ше­ствие по до­ро­гам «вар­вар­ской» Рос­сии ока­за­лось быст­рым и без­опас­ным. Впро­чем, тер­мин «вар­вар­ская» бан­кир и не упо­треб­лял – его от­чет о по­езд­ке в Рос­сию был де­ло­вит и сух, лишь ино­гда со­про­вож­да­ясь ко­рот­ки­ми ли­ри­че­ски­ми за­ме­ча­ни­я­ми. «На­хо­дясь в Москве и Санкт-Пе­тер­бур­ге, луч­ше по­ни­ма­ешь рус­ский на­род, он чув­ству­ет се­бя хо­зя­и­ном в сво­ей стране», – пи­сал Верн сво­е­му на­чаль­ни­ку, гра­фу д’Ар­гу, глав­но­му бан­ки­ру Фран­ции. «Москва ме­ня по­ра­зи­ла оби­ли­ем про­из­во­ди­мых то­ва­ров и из­де­лий… Имен­но Москва яв­ля­ет­ся про­мыш­лен­ным цен­тром Рос­сии. На боль­шом ба­за­ре в Санкт-Пе­тер­бур­ге про­да­ют­ся толь­ко то­ва­ры рос­сий­ско­го про­из­вод­ства…», – рас­ска­зы­ва­ет па­ри­жа­нин, се­туя, что в рос­сий­ском биз­не­се ак­тив­но участ­ву­ют ан­гли­чане и нем­цы, но ма­ло пред­ста­ви­те­лей Фран­ции.

Глав­ное вни­ма­ние Верн со­сре­до­то­чил имен­но на фи­нан­со­вой и бан­ков­ской сфе­ре Рос­сии. Пе­тер­бург­ский мо­нет­ный двор он оха­рак­те­ри­зо­вал как «до­ста­точ­но пе­ре­до­вое пред­при­я­тие», а Го­су­дар­ствен­ный ком­мер­че­ский банк – как «до­ста­точ­но эф­фек­тив­ный в бо­лее уда­лен­ных об­ла­стях Рос­сии». Но боль­ше все­го его по­ра­зи­ло хра­ни­ли­ще на­лич­ных драг­ме­тал­лов в Пет­ро­пав­лов­ской кре­по­сти.

«Во вре­мя мо­е­го пре­бы­ва­ния в Рос­сии я был сви­де­те­лем по­пол­не­ния ре­зер­ва в Кре­по­сти на 12 мил­ли­о­нов руб­лей,– пи­шет бан­кир.– Две­ри дан­но­го хра­ни­ли­ща от­кры­ва­ют­ся для по­пол­не­ния за­па­са или для вы­да­чи на­лич­ных де­нег толь­ко в при­сут­ствии ко­мис­сии, в со­став ко­то­рой вхо­дят вы­со­ко­по­став­лен­ные го­су­дар­ствен­ные слу­жа­щие, пред­ста­ви­те­ли дво­рян­ства и ком­мер­че­ских кру­гов, ко­то­рые со­став­ля­ют со­от­вет­ству­ю­щий про­то­кол». «Об­щая сум­ма го­су­дар­ствен­ных дол­го­вых обя­за­тельств от­но­си­тель­но неве­ли­ка…», – ха­рак­те­ри­зу­ет фран­цуз­ский бан­кир рос­сий­ский госдолг. «Ана­ли­зи­руя всё преды­ду­щее, мож­но утвер­ждать, что кре­дит­ной си­сте­ме в Рос­сии уде­ля­ет­ся до­ста­точ­ное вни­ма­ние и она име­ет раз­ви­тые фор­мы су­ще­ство­ва­ния…», – ре­зю­ми­ру­ет вто­рой че­ло­век в бан­ков­ской си­сте­ме Фран­ции. Од­ним сло­вом, Рос­сия в его де­ло­вом опи­са­нии от­нюдь не по­хо­жа на «со­еди­не­ние край­не­го вар­вар­ства и за­им­ство­ван­ной ци­ви­ли­зо­ван­но­сти» из со­чи­не­ний мар­ки­за де Кю­сти­на.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.