«25 жен­щин CEO рос­сий­ско­го биз­не­са»

Проблема лю­бо­го жен­ско­го биз­нес-рей­тин­га, сво­е­го ро­да «пер­во­род­ный грех», — в са­мом фак­те ген­дер­но­го де­ле­ния участ­ни­ков ком­мер­че­ской де­я­тель­но­сти. Но до­ля топ-ме­не­дже­ров или пред­при­ни­ма­те­лей муж­чин в по­доб­ных спис­ках так ве­ли­ка, что жен­щин ча­сто про­сто не

RBC Magazine - - Содержание -

При­чин для та­кой су­ще­ствен­ной про­цент­ной раз­ни­цы несколь­ко. До недав­не­го вре­ме­ни боль­шин­ство ис­сле­до­ва­ний на эту те­му схо­ди­лось в том, что глав­ной про­бле­мой яв­ля­ют­ся об­ще­ствен­ные ген­дер­ные сте­рео­ти­пы в со­че­та­нии с от­сут­стви­ем за­ко­но­да­тель­ной ба­зы, ко­то­рая бы жен­щи­ну от этих сте­рео­ти­пов за­щи­ща­ла. Ка­за­лось бы, про­стая ло­ги­ка: ес­ли за­кон бу­дет ка­рать за дис­кри­ми­на­цию на ра­бо­те по по­ло­во­му при­зна­ку, то и дис­кри­ми­на­ция ис­чез­нет. Но да­же в стра­нах, где нор­ма­тив­ная ба­за по дан­но­му во­про­су су­ще­ству­ет де­ся­ти­ле­ти­я­ми, не все иде­аль­но. На­при­мер, до­ля жен­щин-CEO в рей­тин­ге 500 круп­ней­ших ком­па­ний США жур­на­ла Fortune в этом го­ду еще меньше, чем в ана­ло­гич­ном рос­сий­ском, — все­го 21 че­ло­век.

Ока­за­лось, что за­щи­тить от воз­дей­ствия сте­рео­ти­пов са­мих жен­щин го­раз­до слож­нее, чем уста­но­вить чет­кие правила для ра­бо­то­да­те­лей. В 2012 го­ду про­фес­сор Уни­вер­си­те­та Кар­не­ги — Мел­лон Лин­да Бэб­кок про­ве­ла лю­бо­пыт­ное ис­сле­до­ва­ние сре­ди вы­пуск­ни­ков биз­нес-школ. Вы­яс­ни­лось, что жен­щи­ны, на­при­мер, не склон­ны об­суж­дать по­вы­ше­ние зар­пла­ты с ру­ко­во­ди­те­лем в от­ли­чие от муж­чин. Толь­ко 7% опро­шен­ных де­ву­шек со сте­пе­нью MBA про­тив 57% опро­шен­ных муж­чин го­то­вы сра­зу же об­суж­дать раз­мер ком­пен­са­ции. При этом сто­и­мость од­ной и той же ра­бо­ты на рын­ке тру­да жен­щи­ны склон­ны оце­ни­вать на 30% ни­же, чем муж­чи­ны.

Ча­сто жен­щи­ны не толь­ко бо­ят­ся бо­роть­ся за зар­пла­ту и ее по­вы­ше­ние, но и во­все от­ка­зы­ва­ют­ся от та­ко­го, по­то­му что не уве­ре­ны, что спра­вят­ся с но­вой долж­но­стью. Со­глас­но про­ве­ден­но­му в 2015 го­ду опро­су жур­на­ла Time, две тре­ти ра­бо­та­ю­щих жен­щин не го­то­вы за­нять по­зи­цию на сту­пень вы­ше из-за стра­ха про­ва­ла, то­гда как по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство муж­чин со­гла­си­лись бы на это, не за­ду­мы­ва­ясь. По тем же при­чи­нам жен­щи­ны ре­же пе­ре­хо­дят на ра­бо­ту в дру­гие ком­па­нии.

Мно­гие ге­ро­и­ни это­го но­ме­ра жур­на­ла — ис­клю­че­ния из всех пра­вил. На­при­мер, сра­зу две участ­ни­цы но­во­го рей­тин­га — Ксе­ния Сос­ни­на и На­и­ра Ада­мян — по­ме­ня­ли ра­бо­ту, остав­шись в топ-25. Бо­лее то­го, они укре­пи­ли по­зи­ции: Ада­мян под­ня­лась с 11-й на 7-ю строч­ку, оста­вив пост гла­вы рос­сий­ско­го под­раз­де­ле­ния Johnson & Johnson в поль­зу рос­сий­ско­го под­раз­де­ле­ния фар­ма­цев­ти­че­ской ком­па­нии Sanofi. А Сос­ни­на, пе­ре­брав­шись из рос­сий­ско­го под­раз­де­ле­ния International Paper в груп­пу «Илим», под­ня­лась за год на 18 по­зи­ций и ста­ла ли­де­ром рей­тин­га.

Ген­ди­рек­тор ком­па­нии Marsfiled Capital Ека­те­ри­на Лап­ши­на не вхо­дит в рей­тинг (он не учи­ты­ва­ет фон­ды пря­мых ин­ве­сти­ций) и то­же яв­ля­ет­ся ис­клю­че­ни­ем из пра­вил. Она несколь­ко раз ме­ня­ла ра­бо­ту, от­ка­зы­ва­ясь от ста­биль­ной ка­рье­ры в поль­зу слож­ных, но ин­те­рес­ных про­ек­тов, и не бо­я­лась при­хо­дить в сфе­ры, где юную де­вуш­ку мог­ли не вос­при­ни­мать все­рьез.

Участ­ни­цы рей­тин­га опро­вер­га­ют и сте­рео­ти­пы о ти­пич­но жен­ских и нежен­ских сфе­рах. И хо­тя больше все­го ме­не­дже­ров из сфе­ры тор­гов­ли (шесть че­ло­век, 24%), сле­дом — фар­ма­цев­ти­ка (че­ты­ре че­ло­ве­ка, 16%) и ав­то­мо­би­ли (три че­ло­ве­ка, 12%). По два ре­зи­ден­та в спис­ке (8%) есть у неф­те­га­зо­вой ин­ду­стрии, фи­нан­сов и элек­тро­энер­ге­ти­ки, а по од­но­му (4%) — да­же у де­ре­во­об­ра­бот­ки, кос­ми­че­ской ин­ду­стрии, де­ве­ло­п­мен­та, стро­и­тель­ства ин­фра­струк­ту­ры, сель­ско­го хо­зяй­ства и гор­ной ме­тал­лур­гии.

Зна­чи­тель­ная часть рей­тин­га РБК 500 — во мно­гих смыс­лах очень кон­сер­ва­тив­ные го­су­дар­ствен­ные и око­ло­го­су­дар­ствен­ные ком­па­нии. Но и тут есть по­ло­жи­тель­ные из­ме­не­ния. В про­шлом го­ду един­ствен­ной жен­щи­ной, воз­глав­ляв­шей гос­ком­па­нию, бы­ла и.о. ген­ди­рек­то­ра ЦЭНКИ Ра­но­хон Джу­ра­е­ва. В этом го­ду к ней при­со­еди­ни­лись ге­не­раль­ный ди­рек­тор «Обо­рон­строя» Ла­ри­са Ле­ви­на и пред­се­да­тель прав­ле­ния «ква­зи­го­су­дар­ствен­но­го» Но­ви­ком­бан­ка Еле­на Геор­ги­е­ва.

В спис­ке CEO ком­па­ний Fortune 500 пер­вая жен­щи­на по­яв­ля­ет­ся на вось­мой по­зи­ции, в РБК 500 — на 90-й. Для па­ри­те­та жен­щи­на долж­на бы­ла бы воз­глав­лять «Сур­гут­неф­те­газ» или Сбер­банк. К сло­ву, несмот­ря на то что в бан­ков­ской сфе­ре Рос­сии тра­ди­ци­он­но ра­бо­та­ет очень мно­го жен­щин, боль­шин­ством бан­ков стра­ны управ­ля­ют муж­чи­ны. С дру­гой сто­ро­ны, жен­щи­на ру­ко­во­дит рос­сий­ским ЦБ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.