Сбе­жав­шие мил­ли­ар­ды

Как «бан­кир Кремля» Сер­гей Пу­га­чев вы­во­дил день­ги из Рос­сии

RBC Magazine - - КРУПНЫЙ ПЛАН — БАНКИ - Текст: Илья Рож­де­ствен­ский Фо­то: Alvaro Canovas/Parismatch/Scoop, Ми­ха­ил Мор­да­сов для РБК

Коль­цо во­круг быв­ше­го «бан­ки­ра Кремля» Сер­гея Пу­га­че­ва, об­ви­ня­е­мо­го в вы­во­де из Рос­сии мил­ли­ар­дов долларов, про­дол­жа­ет сжи­мать­ся. Бли­же все­го к его день­гам по­до­бра­лись в Швей­ца­рии: мест­ная про­ку­ра­ту­ра на­шла 15 юри­ди­че­ских лиц, при­част­ных к хи­ще­нию средств из Меж­пром­бан­ка. А Вы­со­кий суд Лон­до­на уста­но­вил, ку­да ис­чез­ли свы­ше $700 млн со швей­цар­ско­го сче­та быв­ше­го се­на­то­ра. Жур­нал РБК раз­би­рал­ся, с по­мо­щью ка­ких схем Пу­га­чев вы­во­дил день­ги и кто в этом участ­во­вал

Ма­ши­на при­пар­ко­ва­лась на Ле­нин­ском про­спек­те. Шел дождь, и жен­щи­на, вы­шед­шая из са­ло­на, быст­ро пре­одо­ле­ла про­стран­ство до дру­гой ино­мар­ки, се­ла на пас­са­жир­ское си­де­ние и ко­рот­ко по­здо­ро­ва­лась.

«Во­об­ще си­ту­а­ция очень про­стая. Ту­по за­нес­ли,— ад­во­кат Марина Ярош не стес­ня­лась в вы­ра­же­ни­ях, не зная, что ее за­пи­сы­ва­ют на дик­то­фон. — Ту­по со­вер­шен­но, при­чем это в нед­рах СК.

Я не бу­ду на­зы­вать, кто это, это уже не моя те­ма, сей­час ра­бо­та­ет ФСБ. Я раз­го­ва­ри­ва­ла по те­ле­фо­ну с Вик­то­ром Во­ро­ни­ным [гла­вой управ­ле­ния «К» Служ­бы эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти ФСБ]. Это за­ме­сти­тель Борт­ни­ко­ва, ко­то­рый ку­ри­ру­ет те­му Пу­га­че­ва и ко­то­рый се­го­дня весь день не мо­жет до­зво­нить­ся [зам­пре­ду СКР Ва­си­лию] Пис­ка­ре­ву».

Раз­го­вор за­нял око­ло 40 ми­нут, по­сле че­го Ярош так же ко­рот­ко по­про­ща­лась с рас­стро­ен­ной кли­ент­кой Оль­гой Амунц, же­ной быв­ше­го за­ме­сти­те­ля ми­ни­стра куль­ту­ры Дмит­рия Амун­ца. Од­но вре­мя он ра­бо­тал на вли­я­тель­но­го биз­не­сме­на Сер­гея Пу­га­че­ва, а сей­час си­дит в изо­ля­то­ре «Матрос­ская Ти­ши­на» по об­ви­не­нию в уча­стии в хи­ще­нии 29 млрд руб., вы­дан­ных Бан­ком Рос­сии в ка­че­стве кре­ди­та Меж­ду­на­род­но­му про­мыш­лен­но­му бан­ку (Меж­пром­бан­ку, МПБ).

Встре­ча про­изо­шла ве­че­ром 16 ок­тяб­ря 2014 го­да, к то­му мо­мен­ту со­труд­ни­ки СКР и опе­ра­тив­ни­ки ФСБ по­чти год вы­яс­ня­ли, как имен­но бы­ли по­хи­ще­ны день­ги Меж­пром­бан­ка и ка­кие схе­мы ис­поль­зо­вал для это­го Пу­га­чев. По вер­сии след­ствия, ком­па­ния «ОПК Де­ве­ло­п­мент» (ОПКД), воз­глав­ля­е­мая Амун­цем, за­ни­ма­лась про­ек­та­ми в недвижимости и бы­ла од­ним из про­ме­жу­точ­ных зве­ньев в схе­ме вы­во­да де­нег. Лишь двое из неко­гда огром­ной биз­нес-им­пе­рии Пу­га­че­ва сей­час на­хо­дят­ся за ре­шет­кой — Дмит­рий Амунц и быв­ший пред­се­да­тель прав­ле­ния Меж­пром­бан­ка Алек­сандр Ди­ден­ко.

Крах им­пе­рии

В пи­ко­вом для него 2008 го­ду со­сто­я­ние Сер­гея Пу­га­че­ва, на­зы­вав­ше­го­ся в прес­се «бан­ки­ром Кремля», оце­ни­ва­лось в $2 млрд. Че­рез Меж­пром­банк и Объ­еди­нен­ную про­мыш­лен­ную кор­по­ра­цию он вла­дел до­ля­ми в «Се­вер­ной вер­фи», Бал­тий­ском за­во­де, ЦКБ «Айс­берг», ОКБ Су­хо­го. ОПК при­над­ле­жа­ла недви­жи­мость в Москве, Под­мос­ко­вье и на Ку­ба­ни, ли­цен­зия на Эле­гест­ское уголь­ное ме­сто­рож­де­ние и мно­гое дру­гое.

Бан­ков­скую ли­цен­зию у Меж­пром­бан­ка ото­зва­ли в ок­тяб­ре 2010 го­да, ко­гда фи­нор­га­ни­за­ция до­пу­сти­ла де­фолт по ев­ро­об­ли­га­ци­ям и ока­за­лась не в со­сто­я­нии рас­пла­тить­ся по кре­ди­там, вы­дан­ным Цен­тро­бан­ком. В ЦБ то­гда за­яви­ли, что банк вел рис­ко­вую по­ли­ти­ку и предо­став­лял недо­сто­вер­ную от­чет­ность. Че­рез ме­сяц, в но­яб­ре 2010 го­да, МПБ был при­знан банк­ро­том, а в ян­ва­ре След­ствен­ный ко­ми­тет Рос­сии (СКР) за­вел де­ло, за­по­до­зрив ру­ко­вод­ство кре­дит­но­го учре­жде­ния в пред­на­ме­рен­ном банк­рот­стве.

Вско­ре Пу­га­че­ва ли­ши­ли ста­ту­са се­на­то­ра с фор­му­ли­ров­кой «за недоб­ро­со­вест­ное вы­пол­не­ние обя­зан­но­стей», по­сле че­го биз­нес­мен покинул Рос­сию и обос­но­вал­ся в Ниц­це. На тот мо­мент у пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов не бы­ло к нему пре­тен­зий: имя Пу­га­че­ва еще по­чти три го­да не упо­ми­на­лось ни в уго­лов­ном, ни в граж­дан­ском про­цес­сах, свя­зан­ных с банк­рот­ством МПБ.

Лишь в на­ча­ле де­каб­ря 2013 го­да Агент­ство по стра­хо­ва­нию вкла­дов (АСВ) как кон­курс­ный управ­ля­ю­щий Меж­пром­бан­ка по­да­ло в Ар­бит­раж­ный суд Моск­вы иск на 75,6 млрд руб. о при­вле­че­нии к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти Пу­га­че­ва, Ди­ден­ко и еще двух экс-пред­се­да­те­лей прав­ле­ния МПБ — Алек­сея Зло­би­на и Ма­ри­ны Ил­ла­ри­о­но­вой. То­гда же Пу­га­че­вым за­ин­те­ре­со­ва­лись в СКР: вни­ма­ние след­ствия при­влек кре­дит ЦБ, ко­то­рый Меж­пром­банк по­лу­чил по до­го­во­ру от 19 ок­тяб­ря 2008 го­да. Речь шла о сум­ме 32,5 млрд руб. — все­го семь тран­шей по став­кам от 8,78 до 10,55% го­до­вых. Из­на­чаль­но кре­дит был без­за­ло­го­вым: ЦБ вы­да­вал день­ги без обес­пе­че­ния, что­бы из­бе­жать кри­зи­са лик­вид­но­сти.

Имен­но эти день­ги и бы­ли по­хи­ще­ны, утвер­жда­ет СКР: Пу­га­чев, Амунц и Ди­ден­ко за­мас­ки­ро­ва­ли сред­ства ре­гу­ля­то­ра под де­по­зит­ные вкла­ды, ко­то­рые ком­па­ния «ОПК Де­ве­ло­п­мент» сна­ча­ла раз­ме­сти­ла в МПБ, а за­тем ото­зва­ла. Для это­го Ди­ден­ко из­го­то­вил до­го­во­ры де­по­зи­тов: со­глас­но до­ку­мен­там, 19 июня 2008 го­да в бан­ке бы­ли раз­ме­ще­ны три вкла­да на сум­му 28,8 млрд руб. под 9,2, 10,5 и 11,8%. 23 июля бы­ли под­пи­са­ны до­ку­мен­ты о про­дле­нии де­по­зи­тов: свою под­пись на бу­ма­гах по­ста­вил Амунц, ко­то­рый вы­шел на ра­бо­ту за два дня до этих со­бы­тий. Де­по­зи­ты след­ствие счи­та­ет под­лож­ны­ми, а все до­го­во­ры по ним — за­клю­чен­ны­ми зад­ним чис­лом.

Не­на­сто­я­щие до­го­во­ры

С 19 де­каб­ря 2008 го­да по 21 ян­ва­ря 2009 го­да Амунц на­пра­вил в Меж­пром­банк пись­ма о рас­тор­же­нии до­го­во­ров и воз­вра­ще­нии де­нег на

сче­та «ОПК Де­ве­ло­п­мент» — все­го 31,6 млрд руб. За­тем, по вер­сии след­ствия, Пу­га­чев вы­брал три под­кон­троль­ные ему ком­па­нии, ко­то­рые яко­бы ве­ли фик­тив­ную де­я­тель­ность — «Са­на­ра», «Пле­ще­е­во» и «Сред­ние тор­го­вые ря­ды» (СТР).

Фир­мам бы­ли пе­ре­чис­ле­ны 28,9 млрд руб. Пла­теж­ные по­ру­че­ния, в со­от­вет­ствии с ко­то­ры­ми три ком­па­нии по­лу­чи­ли день­ги от «ОПК Де­ве­ло­п­мент», бы­ли из­го­тов­ле­ны неуста­нов­лен­ны­ми ли­ца­ми. Поз­же все сред­ства бы­ли кон­вер­ти­ро­ва­ны в дол­ла­ры и вы­ве­де­ны на сче­та кипр­ской Safelight Enterprises Limited. Один из ди­рек­то­ров ком­па­нии, сле­ду­ет из вы­пис­ки кипр­ско­го ре­ест­ра юри­ди­че­ских лиц, — Алек­сандр Пу­га­чев; так же зо­вут сы­на бег­ло­го бан­ки­ра. Сче­та оф­шо­ра бы­ли от­кры­ты в швей­цар­ском бан­ке Société Generale Private Banking (ту­да поступили $713 млн) и в МПБ ($226,9 млн). Еще $140,4 млн по­лу­чил ВТБ в ка­че­стве про­цен­тов по кре­ди­там.

По­зи­ция след­ствия за­клю­ча­ет­ся в том, что под ви­дом де­по­зит­ных средств бы­ли по­хи­ще­ны 28,7 млрд руб., ра­нее по­лу­чен­ных от Цен­тро­бан­ка. Об­ви­не­ние стро­ит­ся на том, что до­го­во­ры по вкла­дам бы­ли нена­сто­я­щи­ми. Клю­че­вы­ми до­ка­за­тель­ства­ми на­зва­ны при­зна­тель­ные по­ка­за­ния Дмит­рия Амун­ца — он дал их в ок­тяб­ре 2014 го­да и вско­ре от­ка­зал­ся от сво­их слов, и Алек­сандра Ди­ден­ко, ко­то­рый ру­ко­во­дил бан­ком с 1 ок­тяб­ря 2008 го­да, сме­нив на по­сту Алек­сандра Гну­са­ре­ва.

Ди­ден­ко в кон­це 2014 го­да по­шел на сдел­ку со след­стви­ем и в июле 2015 го­да по­лу­чил три го­да услов­но. Но че­рез два ме­ся­ца апел­ля­ци­он­ная ин­стан­ция по прось­бе прокуратуры из­ме­ни­ла ему срок на ре­аль­ный. На сво­бо­ду он вый­дет в кон­це ав­гу­ста 2017 го­да.

«Пол­то­ра мил­ли­ар­да за здо­ро­во жи­вешь»

По­че­му Меж­пром­банк во­об­ще по­лу­чил от ЦБ эти день­ги? Че­рез неде­лю по­сле от­зы­ва у бан­ка ли­цен­зии Ген­на­дий Ме­ли­кьян, за­ни­мав­ший в то вре­мя пост пер­во­го зам­пре­да ЦБ, го­во­рил «РИА Но­во­сти», что Меж­пром­банк «уже до­воль­но дав­но не от­но­си­ли к очень хо­ро­шим кре­дит­ным ор­га­ни­за­ци­ям».

След­стви­ем это­го, по вер­сии Ме­ли­кья­на, стал тот факт, что МПБ был един­ствен­ным круп­ным бан­ком в Рос­сии, ко­то­рый не участ­во­вал в си­сте­ме стра­хо­ва­ния вкла­дов. В ин­тер­вью Ме­ли­кьян ска­зал, что ко­ми­тет бан­ков­ско­го над­зо­ра знал о про­бле­мах в бан­ке и пе­ре­да­вал свое мнение ру­ко­вод­ству Меж­пром­бан­ка, «в том чис­ле о недо­ста­точ­ной про­зрач­но­сти струк­ту­ры соб­ствен­но­сти и до­сто­вер­но­сти от­чет­но­сти». От­ка­зать МПБ в без­за­ло­го­вом кре­ди­те бы­ло нель­зя, счи­тал пер­вый зам­пред ЦБ: «В тот пе­ри­од нелик­вид­ность круп­но­го бан­ка мог­ла спро­во­ци­ро­вать па­ни­ку сре­ди кре­ди­то­ров рос­сий­ских бан­ков».

Па­ни­ка мог­ла воз­ник­нуть толь­ко в том слу­чае, ес­ли бы струк­ту­ры Пу­га­че­ва ре­ши­ли за­брать свои день­ги из Меж­пром­бан­ка, но вряд ли Пу­га­чев ре­шил бы сво­и­ми ру­ка­ми уто­пить соб­ствен­ный банк, с улыб­кой ком­мен­ти­ру­ет сло­ва Ме­ли­кья­на со­бе­сед­ник РБК, зна­ко­мый с об­сто­я­тель­ства­ми по­лу­че­ния кре­ди­та ЦБ.

Сам Пу­га­чев по­сле­до­ва­тель­но при­дер­жи­ва­ет­ся по­зи­ции, со­глас­но ко­то­рой он не име­ет от­но­ше­ния к МПБ с 2001 го­да, ко­гда стал се­на­то­ром. В раз­го­во­ре с жур­на­лом РБК он за­явил, что дей­стви­тель­но был про­тек­то­ром тра­с­та, ко­то­рый вла­дел бан­ком, но пра­ва про­тек­то­ра по за­ко­нам Но­вой Зе­лан­дии весь­ма огра­ни­чен­ны: «Про­тек­тор мо­жет на­ло­жить пра­во ве­то в слу­чае невер­но­го рас­пре­де­ле­ния ди­ви­ден­дов в поль­зу бе­не­фи­ци­а­ра».

Мест­ные нор­мы, впро­чем, пред­по­ла­га­ют до­воль­но ши­ро­кое тол­ко­ва­ние прав про­тек­то­ра тра­с­та, а все сви­де­те­ли по уго­лов­но­му де­лу Меж­пром­бан­ка ука­зы­ва­ют на Пу­га­че­ва как на че­ло­ве­ка, за ко­то­рым оста­ва­лось по­след­нее сло­во. К та­ко­му же вы­во­ду при­шел и Вы­со­кий суд Лон­до­на в фев­ра­ле 2016 го­да.

Ис­то­рию с кре­ди­том ЦБ Пу­га­чев ком­мен­ти­ру­ет под­черк­ну­то от­стра­нен­но. «Для ме­ня это бы­ло от­кро­ве­ни­ем. Я как ми­ни­мум 30 лет за­ни­мал­ся биз­не­сом и по­ли­ти­кой, но ко­гда услы­шал, что Цен­траль­ный банк вы­дал $1,5 млрд за здо­ро­во жи­вешь безо вся­ко­го обес­пе­че­ния, ме­ня это, ко­неч­но, по­тряс­ло, — рас­ска­зы­ва­ет Пу­га­чев. — Про­сто при­шли как-то ре­бя­та, взя­ли и по­лу­чи­ли кре­дит, при том что ЦБ проводил до это­го про­вер­ку и утвер­ждал, что Меж­пром­банк на­хо­дит­ся на гра­ни банк­рот­ства, но тем не ме­нее про­дол­жал им вы­да­вать пор­ци­он­но день­ги».

Рас­суж­де­ния о кре­ди­те ЦБ Пу­га­чев за­вер­ша­ет сло­ва­ми о том, что в этой ис­то­рии мог­ла быть «кор­руп­ци­он­ная со­став­ля­ю­щая», но де­та­лей уточ­нять не хочет.

Из Лув­ра на Руб­лев­ку

День­ги дей­стви­тель­но бы­ли вы­ве­де­ны из Меж­пром­бан­ка, но это бы­ли сред­ства «ОПК Де­ве­ло­п­мент», утвер­жда­ют ад­во­ка­ты Амун­ца Ал­хас Аб­га­д­жа­ва и Игорь Пас­ту­хов. Эта ком­па­ния ку­ри­ро­ва­ла три про­ек­та: «Са­на­ра» (осво­е­ние тер­ри­то­рий Бал­тий­ско­го за­во­да), «Пле­ще­е­во»

(стро­и­тель­ство по­сел­ков на Руб­ле­во-Успен­ском шос­се) и «Сред­ние тор­го­вые ря­ды» (ре­кон­струк­ция зда­ния по ад­ре­су: Крас­ная пло­щадь, 5).

В декабре 2007 го­да под за­лог зе­мель­ных участ­ков, оформ­лен­ных на раз­лич­ные ком­па­нии Пу­га­че­ва, про­ек­ты по­лу­чи­ли от ВТБ кре­дит на сум­му бо­лее $2,4 млрд, сле­ду­ет из соглашений, с ко­то­ры­ми озна­ко­мил­ся РБК. Пер­вый раз зем­ли бы­ли за­ло­же­ны в 2006 го­ду, ко­гда струк­ту­ры се­на­то­ра по­лу­чи­ли под них $750 млн от Сбер­бан­ка. По­сле по­ступ­ле­ния средств от ВТБ часть из них (31,3 млрд руб.) вес­ной 2008 го­да бы­ла раз­ме­ще­на на де­по­зи­тах в Меж­пром­бан­ке, что вид­но из опи­си до­ку­мен­тов МПБ и из пла­теж­ных по­ру­че­ний, ко­то­рые есть в ма­те­ри­а­лах след­ствия.

СКР воз­ра­жа­ет, что этих мил­ли­ар­дов не бы­ло на кор­ре­спон­дент­ском сче­те бан­ка. Но это стран­ное утвер­жде­ние, объ­яс­ня­ет со­бе­сед­ник РБК, близ­кий к ру­ко­вод­ству ЦБ: кор­с­чет не свя­зан с де­по­зи­та­ми, ко­то­рые раз­ме­ще­ны в бан­ке, и сум­мы мо­гут раз­ли­чать­ся на по­ря­док.

Вы­во­ды СКР мо­гут объ­яс­нять­ся тем, что «сле­до­ва­те­ли не рас­по­ла­га­ют эле­мен­тар­ны­ми по­зна­ни­я­ми в об­ла­сти бан­ков­ской де­я­тель­но­сти», го­во­рит Пас­ту­хов, ра­нее за­щи­щав­ший зам­ми­ни­стра фи­нан­сов Сер­гея Стор­ча­ка. Тех­ни­че­ски невоз­мож­но со­здать в бан­ке де­по­зи­ты зад­ним чис­лом, по­сколь­ку фи­нан­со­вое учре­жде­ние еже­днев­но со­став­ля­ет ба­лан­сы и пе­ри­о­ди­че­ски от­чи­ты­ва­ет­ся пе­ред ЦБ, объ­яс­ня­ет ад­во­кат. По его сло­вам, пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны «об­ре­за­ли» изу­ча­е­мый пе­ри­од, от­ка­зав­шись ис­сле­до­вать со­бы­тия до 1 ок­тяб­ря 2008 го­да: в про­тив­ном слу­чае они не усо­мни­лись бы, что де­по­зи­ты бы­ли ре­аль­ны­ми.

Амун­цу обе­ща­ли день­ги ВТБ для раз­ви­тия про­ек­тов, рас­ска­зы­ва­ет его су­пру­га Оль­га Амунц: ра­ди это­го он покинул пост зам­ми­ни­стра куль­ту­ры, ко­то­рый за­ни­мал с 2004 го­да, и ле­том 2008 го­да воз­гла­вил «ОПК Де­ве­ло­п­мент». У Амун­ца уже был боль­шой опыт в сфе­ре де­ве­ло­п­мен­та: он ра­бо­тал в груп­пе «Ме­на­теп-Рос­пром» и кон­сор­ци­у­ме «Аль­фа-Групп», а та­к­же был за­ме­сти­те­лем ген­ди­рек­то­ра «Аэро­фло­та».

Но на про­ек­ты сред­ства в ито­ге по­чти не бы­ли по­тра­че­ны, го­во­рит Оль­га Амунц, по­это­му ра­бо­та бы­ла в на­чаль­ной ста­дии: ве­лись мар­ке­тин­го­вые ис­сле­до­ва­ния, про­во­ди­лось ме­же­ва­ние участ­ков, шли пе­ре­го­во­ры по раз­де­ле­нию пло­ща­дей «Тор­го­вых ря­дов», к со­зда­нию эс­ки­зов при­влек­ли фран­цуз­ско­го ар­хи­тек­то­ра Жа­на-Ми­ше­ля Виль­мот­та, из­вест­но­го ра­бо­та­ми по рас­ши­ре­нию Лув­ра (он та­к­же раз­ра­бо­тал про­ект Рос­сий­ско­го пра­во­слав­но­го ду­хов­но-куль­тур­но­го цен­тра в Па­ри­же).

Зо­ло­тая зем­ля

В кон­це 2009 го­да про­ве­ря­ю­щие Цен­тро­бан­ка при­шли в Меж­пром­банк. Во­про­сов по де­по­зи­там у них не воз­ник­ло, про­ек­ты ОПКД в спи­сок тех­ни­че­ских ком­па­ний вклю­че­ны не бы­ли.

Но в со­став­лен­ном по ито­гам ви­зи­та ак­те про­вер­ки, ко­пия ко­то­ро­го есть у жур­на­ла РБК, при­вле­ка­ет вни­ма­ние дру­гая ин­фор­ма­ция: с ок­тяб­ря 2008 го­да по ав­густ 2009 го­да «ос­нов­ным источ­ни­ком лик­вид­ных ак­ти­вов яв­ля­лись кре­ди­ты Бан­ка Рос­сии». Это озна­ча­ет, что $2,4 млрд, по­лу­чен­ные от ВТБ, к это­му вре­ме­ни уже бы­ли вы­ве­де­ны из бан­ка, ука­зы­ва­ет в од­ном из хо­да­тайств сам Амунц.

Где $2,4 млрд ВТБ? Из них $750 млн по­лу­чил Сбер­банк в ка­че­стве по­га­ше­ния пер­во­го кре­ди­та. Судь­бу осталь­ных де­нег от­сле­дить труд­но. Про­вер­ка ЦБ не за­тро­ну­ла пе­ри­од с 1 ок­тяб­ря 2007 го­да по 1 ок­тяб­ря 2008 го­да, ко­гда в Меж­пром­банк при­шли день­ги ВТБ. По­че­му ана­ли­ти­ки не изу­чи­ли этот пе­ри­од, неиз­вест­но. В ЦБ от­ка­за­лись от­ве­чать на во­про­сы жур­на­ла РБК.

Ма­рия Са­фо­но­ва, в то вре­мя ген­ди­рек­тор Объ­еди­нен­ной про­мыш­лен­ной кор­по­ра­ции Пу­га­че­ва, со­гла­ша­ет­ся с Амун­цем. Она го­во­ри­ла сле­до­ва­те­лям, что «ин­ве­сти­ци­он­ные до­го­во­ры, явив­ши­е­ся ос­но­ва­ни­ем для пе­ре­чис­ле­ния де­нег в «ОПК Де­ве­ло­п­мент», бы­ли все­го лишь спо­со­бом за­брать день­ги из ВТБ, то есть бы­ли фор­маль­ны­ми до­ку­мен­та­ми». «Фак­ти­че­ски по дан­ным ин­ве­сти­ци­он­ным со­гла­ше­ни­ям ни­кто не ра­бо­тал, ни­кто ни­че­го не ин­ве­сти­ро­вал и не со­би­рал­ся это­го де­лать. Ку­да и как бы­ли по­тра­че­ны Меж­пром­бан­ком день­ги, по­лу­чен­ные в ка­че­стве кре­ди­та от ВТБ, ей [Са­фо­но­вой] неиз­вест­но», — ре­зю­ми­ру­ет­ся в про­то­ко­ле до­про­са.

На са­ми про­ек­ты сред­ства вы­де­ля­лись «в очень незна­чи­тель­ных ко­ли­че­ствах». «Са­на­ра» нуж­на бы­ла для по­лу­че­ния средств под ре­кон­струк­цию су­до­стро­и­тель­ных за­во­дов, с той же це­лью су­ще­ство­ва­ло и «Пле­ще­е­во», рас­ска­зы­ва­ла Са­фо­но­ва. В ре­а­ли­за­цию про­ек­та по Крас­ной пло­ща­ди во­об­ще ма­ло кто ве­рил: с ле­та 2008 го­да у СТР на­ча­лись про­бле­мы с Фе­де­раль­ной служ­бой охра­ны (ФСО). «Нео­фи­ци­аль­но ФСО заявила о том, что кон­тракт все рав­но бу­дет при­знан ни­чтож­ным при лю­бых об­сто­я­тель­ствах», — из­ла­га­ют­ся по­ка­за­ния Са­фо­но­вой в об­ви­ни­тель­ном за­клю­че­нии. В ФСО не от­ве­ти­ли на за­прос жур­на­ла РБК.

Ру­ко­во­ди­те­ли в «Са­на­ре», «Пле­ще­е­во» и СТР бы­ли но­ми­наль­ны­ми, на­би­ра­ли их из чис­ла со­труд­ни­ков ЧОП «Ин­тер­без­опас­ность», обе­щая при­бав­ку $100 к зар­пла­те. Ген­ди­рек­тор СТР Алек­сандр Бай­кин, у ко­то­ро­го за пле­ча­ми бы­ли де-

сять клас­сов шко­лы и служ­ба в МВД, на до­про­се в 2013 го­ду рас­ска­зы­вал, что в 2006 го­ду при­шел в ЧОП, под­пи­сал до­ку­мен­ты и стал топ-ме­не­дже­ром. В охран­ном пред­при­я­тии сло­жи­лась си­сте­ма, го­во­рил он, по ко­то­рой «ес­ли ра­бо­та­ешь, то под­пи­сы­ва­ешь до­ку­мен­ты, ко­то­рые да­ют, ес­ли не под­пи­сы­ва­ешь до­ку­мен­ты, то не ра­бо­та­ешь в ЧОП».

Ис­чез­нув­шие день­ги не вы­зва­ли во­про­сов у ВТБ: банк не обра­щал­ся в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны, не по­да­вал ис­ков, но за­брал зем­лю Пу­га­че­ва — 1200 га по цене $20 тыс. за сотку. За часть этой тер­ри­то­рии ВТБ при­ш­лось еще по­бо­роть­ся в су­дах. В хо­де раз­би­ра­тельств при­ро­до­охран­ная про­ку­ра­ту­ра пред­ста­ви­ла свою оцен­ку этой зем­ли: в 2015–2016 го­дах од­на сот­ка сто­и­ла от $10,7 тыс. до $11,3 тыс. Ген­ди­рек­тор ком­па­нии «Зе­мер» Илья Те­рен­тьев на­зы­вал «Ве­до­мо­стям» еще бо­лее скром­ную циф­ру — $6 тыс. за сотку.

Пу­га­чев не со­гла­сен с тем, что ВТБ оце­нил зем­лю до­ро­же, чем она сто­и­ла: «Я вел пе­ре­го­во­ры с [пре­зи­ден­том ВТБ Ан­дре­ем] Ко­сти­ным и счи­таю, что усло­вия бы­ли не со­всем ры­ноч­ные. На тот пе­ри­од ни­же $50 тыс. за сотку про­сто ни­кто да­же не об­суж­дал. Мо­же­те по­смот­реть кар­ту, где на­хо­ди­лись эти участ­ки, — это ря­дом с ре­зи­ден­ци­ей Пу­ти­на в Но­во-Ога­ре­во. То есть это иде­аль­ные участ­ки».

Это не пер­вый раз, ко­гда ВТБ по­лу­ча­ет по­доб­ные ак­ти­вы: как по­счи­тал Forbes, ВТБ вло­жил 40% ка­пи­та­ла груп­пы в непро­филь­ные ком­па­нии. Эти фир­мы долж­ны бан­ку 600 млрд руб., а их об­щая сто­и­мость со­став­ля­ет лишь 562 млрд руб.

В пресс-служ­бе ВТБ жур­на­лу РБК за­яви­ли, что зем­ля бы­ла оце­не­на в 2007 го­ду по ры­ноч­ной сто­и­мо­сти.

Тай­на дис­ка

Сред­ства ВТБ, по­ла­га­ют ад­во­ка­ты Амун­ца, мог­ли ис­чез­нуть из Меж­пром­бан­ка так же, как и день­ги, опи­сан­ные в от­че­те ЦБ: в МПБ су­ще­ство­ва­ла схе­ма ис­поль­зо­ва­ния «тех­ни­че­ских ком­па­ний». Кре­ди­ты вы­да­ва­ли ор­га­ни­за­ци­ям, не за­ни­мав­шим­ся ре­аль­ной де­я­тель­но­стью и на­хо­див­шим­ся под кон­тро­лем со­труд­ни­ков бан­ка и ЗАО «ОПК»; все­го МПБ вы­дал 114 «тех­ни­че­ским ком­па­ни­ям» 226 необес­пе­чен­ных кре­ди­тов бо­лее чем на 125 млрд руб., го­во­рит­ся в ре­ше­нии Ар­бит­раж­но­го суда Моск­вы.

За­щит­ни­ки изу­чи­ли диск, на ко­то­ром на­хо­дят­ся дан­ные об опе­ра­ци­ях по кор­с­че­ту Меж­пром­бан­ка с 1 ян­ва­ря 2008 го­да по 5 ок­тяб­ря 2010 го­да: эта ин­фор­ма­ция по­да­ет­ся бан­ком в ЦБ, сле­до­ва­те­ли изъ­яли диск в рам­ках уго­лов­но­го де­ла. Юри­сты об­на­ру­жи­ли све­де­ния о мно­же­стве пе­ре­во­дов де­сят­ков мил­ли­о­нов руб­лей со сче­тов «тех­ни­че­ских ком­па­ний». В пер­вой по­ло­вине 2008 го­да, ука­зы­ва­ет за­щи­та Амун­ца, на за­се­да­ни­ях кре­дит­но­го ко­ми­те­та МПБ бы­ли при­ня­ты ре­ше­ния об одоб­ре­нии кре­ди­тов на сум­мы 115 млрд руб. и по­чти $1,5 млрд.

«По убеж­де­нию за­щи­ты, имен­но в та­ких опе­ра­ци­ях не­об­хо­ди­мо след­ствен­ным пу­тем ис­кать сле­ды хи­ще­ния иму­ще­ства ЗАО «МПБ», — го­во­рит­ся в од­ном из хо­да­тайств в СКР. В том, что Пу­га­чев дей­стви­тель­но вы­вел день­ги Меж­пром­бан­ка, ад­во­ка­ты не со­мне­ва­ют­ся.

Де­таль­но про­ве­рить диск с опе­ра­ци­я­ми по кор­с­че­ту МПБ за­щи­те Амун­ца не уда­лось: СКР не раз­ре­ша­ет ско­пи­ро­вать дан­ные, а про­смат­ри­вать сот­ни ты­сяч за­пи­сей по пе­ре­во­дам, си­дя в ка­би­не­те у сле­до­ва­те­ля, прак­ти­че­ски невоз­мож­но, го­во­рит Пас­ту­хов. Сто­ро­на об­ви­не­ния от­ка­за­лась ис­сле­до­вать диск в су­де.

В АСВ не от­ве­ти­ли на за­прос РБК, ана­ли­зи­ро­ва­ли ли спе­ци­а­ли­сты агент­ства этот ве­щ­док. Ес­ли бы ко­му-то хва­ти­ло тер­пе­ния оце­нить все про­вод­ки МПБ, го­во­рит ад­во­кат Ал­хас Аб­га­д­жа­ва, то ста­ло бы из­вест­но, ко­му и ку­да Пу­га­чев пе­ре­во­дил день­ги — те са­мые, ко­то­рые те­перь ищет АСВ.

Где день­ги Меж­пром­бан­ка?

Не­ко­то­рые тран­зак­ции, впро­чем, вид­ны и без ис­сле­до­ва­ния дис­ка. Они от­ра­же­ны в ма­те­ри­а­лах ЦБ и АСВ: в про­вер­ках за­све­ти­лись опе­ра­ции при­мер­но за по­след­ние пол­то­ра го­да жиз­ни Меж­пром­бан­ка. На­при­мер, с июля 2009 го­да по ок­тябрь 2010 го­да со сче­та Safelight Enterprises Limited в Меж­пром­бан­ке бы­ли вы­ве­де­ны 7 млрд руб., а со сче­та Stallingsa Finance Limited — 5,7 млрд руб. Stallingsa та­к­же по­лу­чи­ла за­ем на $150 тыс. В от­че­те агент­ства ука­за­но, что за­кон­ным по­ве­рен­ным фир­мы бы­ла дочь Вла­ди­ми­ра Од­но­ко­пыт­но­го, сотрудника Пу­га­че­ва: имен­но он на­би­рал но­ми­наль­ных ди­рек­то­ров из охран­ни­ков «Ин­тер­без­опас­но­сти».

3,4 млрд руб. бы­ли пе­ре­чис­ле­ны на счет фир­мы Creative Associates Services LTD в бан­ке «Меж­пром­банк+» в декабре 2008 го­да. Сред­ства спи­са­ли со сче­тов ком­па­ний, свя­зан­ных с Меж­пром­бан­ком. На­зна­че­ние пла­те­жа — «вы­пла­та ди­ви­ден­дов Пу­га­че­ву С.В.». В су­де Лон­до­на пред­при­ни­ма­тель при­знал, что вла­дел Creative Associates.

Еще в од­ном за­яв­ле­нии АСВ, ко­то­рое по­сту­пи­ло в СКР, го­во­рит­ся, что в мар­те 2009 го­да МПБ вы­дал кре­дит в раз­ме­ре $30,2 млн ком­па­нии Bonfilian Investments Limited. Сред­ства за­тем бы­ли пе­ре­чис­ле­ны на счет Oldbury Limited. Из этих де­нег $26,8 млн ушли фран­цуз­ской са­мо­ле­то­стро­и­тель­ной ком­па­нии Dassault Aviation. Ве­ро­ят­но, это был пла­теж за лич­ный биз­нес-джет Пу­га­че­ва Falcon 2000.

Bonfilian Investments Limited и Stallingsa Finance Limited — до­чер­ние струк­ту­ры од­ной и той же кипр­ской фир­мы — Diagoras Nominees Limited. Еще од­на «доч­ка» это­го оф­шо­ра — ком­па­ния Calzavara Investments Limited: АСВ на­шло при­зна­ки вы­во­да ак­ти­вов в опе­ра­ци­ях с об­ли­га­ци­я­ми МПБ, ко­то­рые про­во­ди­ла фир­ма, на $213,6 млн и €291,6 млн. А в опе­ра­ци­ях МПБ по за­про­су ком­па­нии SNC Villacota 3 — «ненад­ле­жа­щее по­га­ше­ние кре­ди­тов» на сум­му €2,8 млн. Это юр­ли­цо за­ре­ги­стри­ро­ва­но на про­спек­те Гэ­ро в Ниц­це, в ка­че­стве со­вла­дель­ца ука­за­на ком­па­ния MoyDom3. По это­му же ад­ре­су жи­вет сей­час и Пу­га­чев, сле­ду­ет из его об­ра­ще­ния в ЕСПЧ.

По ма­те­ри­а­лам Вы­со­ко­го суда в Лон­доне мож­но про­сле­дить и судь­бу по­чти $713 млн, по­сту­пив­ших на счет Safelight Enterprises Limited в бан­ке Société Generale Private Banking. Как утвер­ждал Пу­га­чев в пись­мен­ных по­ка­за­ни­ях, $180,2 млн ушли на счет Stallingsa Finance Ltd. $100 млн бы­ли пе­ре­ве­де­ны на Бри­тан­ские Вир­гин­ские ост­ро­ва — сна­ча­ла в фир­му OPK Mining Ltd, а за­тем в Strathconon Holding Ltd.

В сен­тяб­ре 2013 го­да счет был аре­сто­ван по за­про­су Швей­ца­рии, но в то вре­мя на нем бы­ло ме­нее $10 тыс. Биз­нес­мен го­во­рил, что осталь­ная часть сум­мы по­шла на ин­вест­про­ек­ты, де­та­ли ко­то­рых он не вспом­нил. $432 млн бы­ли пе­ре­ве­де­ны ком­па­нии Financial Investment Solutions

Limited, бе­не­фи­ци­а­ром ко­то­рой был экс-се­на­тор. Из этой сум­мы $335 млн бы­ли пе­ре­чис­ле­ны фир­ме Enderton Company Ltd, ко­то­рая за­тем несколь­ки­ми тран­ша­ми перевела их фир­мам Пу­га­че­ва и его сы­на Вик­то­ра, за­ре­ги­стри­ро­ван­ным в ос­нов­ном на Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах.

Европейский фронт

В 2013 го­ду Москва на­пра­ви­ла за­про­сы во Фран­цию, Швей­ца­рию, США и на Кипр с прось­бой о по­мо­щи в рас­сле­до­ва­нии де­ла о вы­во­де средств. 23 де­каб­ря 2015 го­да сов­мест­ная ра­бо­та Рос­сии и Швей­ца­рии по это­му де­лу бы­ла пре­кра­ще­на, а Москве пе­ре­да­ны все со­бран­ные ма­те­ри­а­лы, со­об­щил жур­на­лу РБК пред­ста­ви­тель Фе­де­раль­но­го управ­ле­ния юс­ти­ции Швей­ца­рии Фол­ко Гал­ли.

Про­ку­ра­ту­ра Же­не­вы про­дол­жа­ет рас­сле­до­ва­ние, а арест сче­тов, в том чис­ле в бан­ке Société Générale, со­хра­ня­ет­ся, рас­ска­зал жур­на­лу РБК пред­ста­ви­тель прокуратуры кан­то­на Же­не­ва Ан­ри Дел­ла Ка­за. От дру­гих ком­мен­та­ри­ев он от­ка­зал­ся.

Все­го швей­цар­ским сле­до­ва­те­лям уда­лось най­ти пол­то­ра де­сят­ка фирм на Ки­п­ре, Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах и в Люк­сем­бур­ге, ко­то­рые мо­гут быть свя­за­ны с вы­во­дом средств Меж­пром­бан­ка, го­во­рит­ся в ма­те­ри­а­лах фе­де­раль­но­го суда Швей­ца­рии, с ко­то­ры­ми озна­ко­мил­ся РБК. На­зва­ния этих ком­па­ний в до­ку­мен­тах не при­во­дят­ся.

Из рос­сий­ских ве­домств с Пу­га­че­вым ак­тив­но сра­жа­ет­ся толь­ко АСВ. Агент­ство при­зна­но по­тер­пев­шей сто­ро­ной, но до сен­тяб­ря 2013 го­да у организации не бы­ло ни­ка­ких пре­тен­зий к де­я­тель­но­сти «ОПК Де­ве­ло­п­мент», по­ка сле­до­ва­тель Кон­стан­тин Ко­мар­да не на­пра­вил пись­мо пер­во­му за­ме­сти­те­лю ген­ди­рек­то­ра АСВ Ва­ле­рию Ми­рош­ни­ко­ву, в ко­то­ром опи­сал фа­бу­лу бу­ду­ще­го об­ви­не­ния и под­черк­нул, что без за­яв­ле­ния от по­стра­дав­шей сто­ро­ны нель­зя воз­бу­дить де­ло по ста­тье «При­сво­е­ние или рас­тра­та в осо­бо круп­ном раз­ме­ре» (ч. 4 ст. 160 УК). От­вет из АСВ при­шел че­рез несколь­ко дней. В до­ку­мен­те бы­ло ука­за­но: «Из ва­ше­го пись­ма сле­ду­ет, что до­ку­мен­ты о раз­ме­ще­нии де­по­зи­та яв­ля­ют­ся под­дель­ны­ми». То есть ущерб АСВ за­ме­ти­ло толь­ко по­сле то­го, как на это ука­за­ли в СКР.

В Ар­бит­раж­ном су­де пред­ста­ви­те­ли АСВ ни­че­го не го­во­ри­ли о воз­мож­ном ущер­бе от дей­ствий ру­ко­вод­ства «ОПК Де­ве­ло­п­мент». Не идет об этом ре­чи и в ма­те­ри­а­лах про­вер­ки, про­ве­ден­ной спе­ци­а­ли­ста­ми агент­ства в Меж­пром­бан­ке. Од­на­ко в но­яб­ре 2014 го­да кон­курс­ный управ­ля­ю­щий Меж­пром­бан­ка от АСВ Юрий За­ва­рю- хин по­дал иск к Амун­цу о ком­пен­са­ции бан­ку 28,5 млрд руб. Та­кой же иск, со­об­щил пред­ста­ви­тель организации в июне 2016 го­да во вре­мя од­но­го из слу­ша­ний в су­де, был по­дан и к Пу­га­че­ву, но пред­ста­ви­тель экс-се­на­то­ра Дмит­рий Мо­ро­чен­ко за­явил РБК, что ему об этом ни­че­го не из­вест­но. К Ди­ден­ко, ко­то­ро­го след­ствие счи­та­ет та­ким же со­участ­ни­ком, как и Амун­ца, пре­тен­зии не предъ­яв­ля­лись.

Ос­нов­ные пре­тен­зии к Пу­га­че­ву АСВ предъ­яви­ло в Ар­бит­раж­ном су­де Моск­вы, ко­то­рый в ап­ре­ле 2015 го­да удо­вле­тво­рил иск агент­ства на 75,6 млрд руб. Ин­стан­ция ре­ши­ла взыс­кать с Ил­ла­ри­о­но­вой и Пу­га­че­ва 68,5 млрд руб. Кро­ме то­го, бан­кир дол­жен за­пла­тить чуть боль­ше 7,1 млрд руб. вме­сте с Ди­ден­ко и Зло­би­ным. АСВ в фев­ра­ле 2016 го­да под­дер­жал Вы­со­кий суд Лон­до­на.

Те­перь Агент­ство по стра­хо­ва­нию вкла­дов за­ни­ма­ет­ся тем, что об­ра­ща­ет взыс­ка­ние 75,6 млрд руб. на ак­ти­вы экс-се­на­то­ра. Сде­лать это непро­сто, по­сколь­ку соб­ствен­ность еще пред­сто­ит най­ти, а за­тем до­бить­ся при­зна­ния ре­ше­ния ан­глий­ско­го суда в со­от­вет­ству­ю­щих юрис­дик­ци­ях. По­ка АСВ за­яви­ло об аре­сте ак­ти­вов в Великобритании, Фран­ции, Люк­сем­бур­ге и на Кай­ма­но­вых ост­ро­вах.

«Это аб­со­лют­ная ложь, со­вер­шен­но бес­пар­дон­ная. Я ду­маю, что это до­ро­гой, но до­воль­но шум­ный пи­ар», — воз­му­ща­ет­ся Пу­га­чев, утвер­ждая, что ни один из его ак­ти­вов не был аре­сто­ван.

Сам он сей­час до­би­ва­ет­ся спра­вед­ли­во­сти в ев­ро­пей­ских су­дах. Он по­дал об­ра­ще­ние в Страс­бург­ский суд и иск в По­сто­ян­ную па­ла­ту тре­тей­ско­го суда в Га­а­ге. Биз­нес­мен тре­бу­ет от Рос­сии не ме­нее $12 млрд, об­ви­няя вла­сти в том, что его при­нуж­да­ли за­клю­чать сделки на невы­год­ных усло­ви­ях и от­ни­ма­ли у него ак­ти­вы без ком­пен­са­ции.

«Не ищи­те ло­ги­ки в дей­стви­ях сле­до­ва­те­лей»

Пу­га­чев про­дол­жа­ет от­ри­цать свою связь с Меж­пром­бан­ком в 2008–2010 го­дах, но, воз­мож­но, он участ­во­вал в де­ле свя­зан­ных с бан­ком ме­не­дже­ров. По край­ней ме­ре так утвер­жда­ла та са­мая ад­во­кат Марина Ярош, ко­то­рая при­со­еди­ни­лась к за­щи­те Амун­ца в сен­тяб­ре 2014 го­да.

В ок­тяб­ре Ярош убе­ди­ла Амун­ца при­знать свою ви­ну, обе­щая, что вза­мен его по до­го­во­рен­но­сти со сле­до­ва­те­лем от­пу­стят из изо­ля­то­ра. Ко­гда это­го не про­изо­шло, она встре­ти­лась с его су­пру­гой и по­пы­та­лась оправ­дать­ся, при этом «со­зда­ва­ла убеж­де­ние в том, что это

яв­ля­ет­ся под­ку­пом ко­го-то из со­труд­ни­ков СК Рос­сии пред­ста­ви­те­ля­ми Пу­га­че­ва» (это цитата из за­яв­ле­ния Оль­ги Амунц в Ад­во­кат­скую па­ла­ту Моск­вы и объ­яс­не­ния ад­во­ка­та Пас­ту­хо­ва в ква­ли­фи­ка­ци­он­ную ко­мис­сию па­ла­ты).

За­чем экс-се­на­то­ру вме­ши­вать­ся в судь­бу быв­ше­го под­чи­нен­но­го? Ярош утвер­жда­ла, что биз­нес­мен, за­щи­щая се­бя и свои ак­ти­вы на Западе, бу­дет ве­сти пи­ар-кам­па­нию, что­бы пред­ста­вить со­труд­ни­ков Меж­пром­бан­ка и «ОПК Де­ве­ло­п­мент» как по­ли­ти­че­ских за­клю­чен­ных. Это яко­бы по­мо­жет Пу­га­че­ву из­бе­жать экс­тра­ди­ции. Ярош не ста­ла от­ве­чать на во­про­сы жур­на­ла РБК, Пу­га­чев на­звал эти утвер­жде­ния «фан­та­зи­я­ми».

«С Амун­цем у ме­ня близ­ких от­но­ше­ний не бы­ло. Мы бы­ли зна­ко­мы по его ра­бо­те в ор­га­нах го­су­дар­ствен­ной вла­сти, а по­том кто-то ме­ня по­про­сил из вла­стей пре­дер­жа­щих, что­бы его ку­да-ни­будь при­стро­ить», — го­во­рит Пу­га­чев. Амун­ца он на­зы­ва­ет «вполне при­ят­ным че­ло­ве­ком», ко­то­рый «хо­ро­шо зна­ет чи­нов­ни­чью сре­ду, что нема­ло­важ­но в биз­не­се». «Я ду­маю, что на его ме­сте мог ока­зать­ся кто угод­но, про­сто та­кая удоб­ная фи­гу­ра. И я не ду­маю, что это ка­кой-то очень серьез­ный за­мы­сел. Как го­во­рит мой ад­во­кат, не ищи­те ло­ги­ки в дей­стви­ях сле­до­ва­те­лей», — го­во­рит Пу­га­чев.

Раз­го­во­ры с Ярош Оль­га Амунц рас­шиф­ро­ва­ла и при­ло­жи­ла тек­сто­вую вер­сию к за­яв­ле­ни­ям, ко­то­рые по­да­ли она и ее муж: там упо­ми­на­ет­ся, что осво­бо­дить экс-зам­ми­ни­стра долж­ны бы­ли при со­дей­ствии ге­не­ра­ла ФСБ Во­ро­ни­на, зам­пре­да СКР Пис­ка­ре­ва и май­о­ра ФСБ Ан­дре­ева А.А., ко­то­рый сам при­хо­дил в ка­ме­ру к Амун­цу и го­во­рил ему об этом. В ФСБ и СКР не от­ре­а­ги­ро­ва­ли на за­про­сы РБК.

В июне 2015 го­да ко­мис­сия при­шла к вы­во­ду, что в за­яв­ле­нии на Ярош и ее кол­ле­гу Дмит­рия Куд­ря­шо­ва «со­дер­жат­ся све­де­ния об уча­стии ад­во­ка­тов в со­бы­ти­ях, име­ю­щих при­зна­ки уго­лов­но на­ка­зу­е­мо­го де­я­ния»: это со­уча­стие в фаль­си­фи­ка­ции до­ка­за­тельств и в при­нуж­де­нии к да­че по­ка­за­ний. В том чис­ле в свя­зи с этим рас­смат­ри­вать жа­ло­бу в дис­ци­пли­нар­ном про­из­вод­стве ко­мис­сия от­ка­за­лась.

По­сле то­го как ле­том в ФСБ про­изо­шли пе­ре­ста­нов­ки, Амунц вновь об­ра­ти­лась в ве­дом­ство и по­да­ла за­яв­ле­ния в управ­ле­ние «М» Служ­бы эко­но­ми­че­ской без­опас­но­сти ФСБ (за­ни­ма­ет­ся контр­раз­ве­ды­ва­тель­ным обес­пе­че­ни­ем де­я­тель­но­сти пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов, МЧС и Ми­ню­ста) и в управ­ле­ние соб­ствен­ной без­опас­но­сти ФСБ.

Со­бе­сед­ник РБК, близ­кий к ру­ко­вод­ству спец­служ­бы, утвер­жда­ет, что эти за­яв­ле­ния в свя­зи со сме­ной несколь­ких на­чаль­ни­ков в ФСБ бу­дут рас­смот­ре­ны вни­ма­тель­нее, чем преды­ду­щие. Дру­гой ис­точ­ник в ФСБ на­ста­и­ва­ет, что у опе­ра­тив­ни­ков не бы­ло пре­тен­зий к Амун­цу, ко­гда де­ло бы­ло толь­ко за­ве­де­но: быв­ше­го зам­ми­ни­стра то­гда убеж­да­ли дать по­ка­за­ния про­тив Пу­га­че­ва. По­ка Амунц си­дит в изо­ля­то­ре в ожи­да­нии при­го­во­ра, ко­то­рый мо­жет со­ста­вить до де­ся­ти лет ли­ше­ния сво­бо­ды, а Ди­ден­ко от­бы­ва­ет срок, осталь­ные под­чи­нен­ные Пу­га­че­ва смог­ли из­бе­жать про­дол­жи­тель­но­го об­ще­ния со след­стви­ем.

Так, под­пись под до­го­во­ра­ми де­по­зи­тов ста­вил зам­пред Меж­пром­бан­ка Алек­сей Зло­бин. В мар­те 2015 го­да он на до­про­се за­явил, что под­пи­сать ни­че­го не мог, в июле покинул стра­ну по ди­пло­ма­ти­че­ско­му пас­пор­ту и улетел в Ниц­цу, го­во­рит­ся в ма­те­ри­а­лах Басман­но­го суда. В но­яб­ре на него и Пу­га­че­ва за­ве­ли уго­лов­ное де­ло о за­ло­ге в раз­ме­ре $700 тыс., ко­то­рый был вы­дан Меж­пром­бан­ком экс-гла­ве экс­плу­а­та­ци­он­но­го управ­ле­ния управ­де­ла­ми пре­зи­ден­та Алек­сан­дру Гла­ды­ше­ву в 2006 го­ду.

Спу­стя два го­да Пу­га­чев снял обре­ме­не­ние с квар­ти­ры, зная при этом, что Гла­ды­шев не по­га­сит кре­дит. Под­лож­ный до­ку­мент об ис­пол­не­нии кре­дит­ных обя­за­тельств под­пи­сал Зло­бин. Со­бе­сед­ник РБК, зна­ко­мый с хо­дом рас­сле­до­ва­ния это­го де­ла, утвер­жда­ет, что неза­дол­го до до­про­са по де­по­зи­там Зло­би­ну по­ка­за­ли ма­те­ри­а­лы, со­бран­ные на него СКР.

Дру­гим топ-ме­не­дже­рам струк­тур быв­ше­го се­на­то­ра не при­ш­лось кар­ди­наль­но ме­нять об­раз жиз­ни: быв­ший гла­ва МПБ Алек­сандр Гну­са­рев (сей­час ра­бо­та­ет в груп­пе ВТБ), экс-ген­ди­рек­тор Ма­рия Са­фо­но­ва, ее за­ме­сти­тель Ни­на Ореш­ки­на, мно­го лет про­ра­бо­тав­шие вме­сте с экс-се­на­то­ром, бы­ли при­зна­ны след­стви­ем неосве­дом­лен­ны­ми сви­де­те­ля­ми. «Ду­маю, что про­сто они со­труд­ни­ча­ют со след­стви­ем и да­ют по­ка­за­ния», — го­во­рит Пу­га­чев.

Но са­мым неожи­дан­ным об­ра­зом сло­жи­лась судь­ба сле­до­ва­те­ля Ко­мар­ды, ко­то­рый в но­яб­ре 2013 го­да вы­нес по­ста­нов­ле­ние о при­зна­нии Пу­га­че­ва об­ви­ня­е­мым. Уже на сле­ду­ю­щий день Ко­мар­да уво­лил­ся из СКР. Что с ним ста­ло по­том, неиз­вест­но, од­на­ко его пол­ный тез­ка ука­зан в ЕГРЮЛ как со­учре­ди­тель Пре­об­ра­жен­ско­го хра­ма в под­мос­ков­ном по­сел­ке Сов­хо­за им. Ле­ни­на. За­пись о ре­ги­стра­ции хра­ма в ка­че­стве юр­ли­ца бы­ла вне­се­на за два дня до то­го, как сле­до­ва­тель покинул ве­дом­ство.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.