Что по­мог­ло соф­твер­ной ком­па­ния ЦФТ по­стро­ить биз­нес в фи­нан­со­вом сек­то­ре

Ис­кус­ство вы­жи­ва­ния

RBC Magazine - - КРУПНЫЙ ПЛАН — IT - Текст: Ели­за­ве­та Ар­хан­гель­ская, Илья Рож­де­ствен­ский Фо­то: Ар­се­ний Нес­хо­ди­мов для РБК

По­чти 20 лет на­зад ис­то­рия «Цен­тра фи­нан­со­вых тех­но­ло­гий» чуть не за­кон­чи­лась, ед­ва на­чав­шись, — банк, ча­стью ко­то­ро­го бы­ла ком­па­ния, ра­зо­рил­ся. Но это банк­рот­ство ста­ло стар­том для ны­неш­ней груп­пы ЦФТ, круп­ней­ше­го в стране по­став­щи­ка IT-ре­ше­ний для фи­нан­со­во­го сек­то­ра с вы­руч­кой око­ло 20 млрд руб. Ком­па­ния успеш­но пе­ре­жи­ла все кри­зи­сы в этом сек­то­ре, на­учив­шись из­вле­кать поль­зу из неудач и за­ни­мать но­вые ни­ши бук­валь­но в тот са­мый мо­мент, ко­гда старые съе­жи­ва­лись или пе­ре­ста­ва­ли су­ще­ство­вать

«Неиз­беж­ным сте­че­ни­ем об­сто­я­тельств» на­зы­ва­ет пред­се­да­тель прав­ле­ния груп­пы «Центр фи­нан­со­вых тех­но­ло­гий» Ан­дрей Ви­ся­щев тот факт, что ком­па­ния бы­ла ос­но­ва­на в Но­во­си­бир­ске в 1991 го­ду как ма­лень­кий про­ект внут­ри Си­бир­ско­го тор­го­во­го бан­ка (СТБ).

«1990-е, Ака­дем­го­ро­док, центр фун­да­мен­таль­ной на­у­ки. Сре­да до­ста­точ­но бла­го­при­ят­ная, что­бы сыг­рать в иг­ру под на­зва­ни­ем «ав­то­ма­ти­за­ция бан­ков­ской де­я­тель­но­сти», — рас­ска­зы­ва­ет Ви­ся­щев. В этой об­ста­нов­ке ко­ман­да раз­ра­бот­чи­ков про­грамм­но­го обес­пе­че­ния для бан­ков долж­на бы­ла по­явить­ся «по опре­де­ле­нию», это­го про­сто не мог­ло не слу­чить­ся, счи­та­ет гла­ва ком­па­нии, ра­бо­та­ю­щий в ней с мо­мен­та ос­но­ва­ния.

Ос­но­ва­те­ля­ми ком­па­нии он на­зы­ва­ет Ан­дрея Смир­но­ва и Ни­ко­лая Куль­ко­ва, то­же вы­ход­цев из Ака­дем­го­род­ка, — по­об­щать­ся с ни­ми жур­на­лу РБК не уда­лось. «Это два че­ло­ве­ка, ко­то­рые по боль­шо­му сче­ту опре­де­ля­ли клю­че­вые на­прав­ле­ния раз­ви­тия, ку­да нам сто­ит бе­жать», — го­во­рит Ви­ся­щев.

Ос­но­ва­тель и быв­ший пре­зи­дент Си­бир­ско­го тор­го­во­го бан­ка Ев­ге­ний Ко­лу­га при­гла­сил Смир­но­ва на долж­ность тех­ни­че­ско­го ди­рек­то­ра в 1991 го­ду, вско­ре по­сле от­кры­тия бан­ка. В ин­тер­вью жур­на­лу РБК Ко­лу­га вспо­ми­на­ет, что сра­зу ре­шил — став­ку на­до де­лать на тех­но­ло­гич­ность. Су­ще­ство­вав­шие то­гда ре­ше­ния ему не нра­ви­лись, и он ре­шил со­брать свою ко­ман­ду, ко­то­рая на­пи­са­ла бы со­вре­мен­ное про­грамм­ное обес­пе­че­ние.

Соф­том в СТБ за­ни­ма­лись при­мер­но 10-20 раз­ра­бот­чи­ков, го­во­рит Вя­чеслав Та­ра­сен­ко, ра­бо­тав­ший в ком­па­нии с 1993 го­да, а в 1996–2007 го­дах ру­ко­во­див­ший де­пар­та­мен­том IT; Ко­лу­га, в свою очередь, го­во­рит, что уже в 1991 го­ду про­грам­ми­стов бы­ло 70–80 че­ло­век. Ни­ко­лай Куль­ков то­гда не имел от­но­ше­ния ни к ЦФТ, ни к раз­ра­бот­ке соф­та, от­ме­ча­ет быв­ший пре­зи­дент СТБ. Куль­ков воз­глав­лял управ­ле­ние элек­трон­ных тех­но­ло­гий Но­во­си­бирск внеш торг бан­ка, вто­ро­го« опор­но­го» кли­ен­та ЦФТ, объ­яс­ня­ет Ви­ся­щев.

В этом бан­ке, как и в СТБ, раз­ра­бот­чи­ки впер­вые за­пус­ка­ли в про­мыш­лен­ную экс­плу­а­та­цию свои про­дук­ты, ко­то­рые за­тем вы­во­ди­ли на ры­нок. В на­ча­ле 1990-х не бы­ло го­то­вых бан­ков­ских про­грамм­ных про­дук­тов, го­во­рят Ко­лу­га и Та­ра­сен­ко. «Да­же ес­ли бы­ло ка­кое-то яд­ро, в первую очередь внут­рен­них бан­ков­ских про­во­док, ни­ка­ко­го ин­тер­фей­са не бы­ло. Все, что ка­са­ет­ся фронт-офи­са, на­до бы­ло пи­сать от­дель­но», — вспо­ми­на­ет экс-бан­кир.

В первую очередь про­грам­ми­стам по­ста­ви­ли за­да­чу ор­га­ни­зо­вать мак­си­маль­но быст­рые рас­че­ты меж­ду бан­ка­ми, и она бы­ла ре­ше­на: с ис­поль­зо­ва­ни­ем но­во­го соф­та вме­сто ти­пич­ных для то­го вре­ме­ни несколь­ких дней пла­те­жи меж­ду бан­ка­ми со­вер­ша­лись в те­че­ние 30 ми­нут.

Раз­ра­бот­чи­ки ЦФТ пред­ла­га­ли пе­ре­до­вые для то­го вре­ме­ни ре­ше­ния. «Глав­ная идея бы­ла в том, что клиент не дол­жен хо­дить в банк», — вспо­ми­на­ет Та­ра­сен­ко. Для это­го был сде­лан про­грамм­ный ком­плекс «Банк-Клиент» с шиф­ро­ва­ни­ем и элек­трон­ной под­пи­сью, а кли­ен­ты мог­ли поль­зо­вать­ся его услу­га­ми уда­лен­но. На ос­но­ве тех­но­ло­гии «Банк-Клиент» был со­здан кли­рин­го­вый рас­чет­ный центр, к ко­то­ро­му под­клю­ча­лись и дру­гие бан­ки для про­ве­де­ния пла­те­жей. То­гда же на­ча­лась раз­ра­бот­ка ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ной бан­ков­ской си­сте­мы на ба­зе про­дук­тов Oracle, ко­то­рая по­лу­чи­ла на­зва­ние IB System Object (IBSO) и поз­же бы­ла пе­ре­име­но­ва­на в «ЦФТ-Банк». По сло­вам Та­ра­сен­ко, у ЦФТ бы­ли кли­ен­ты, ко­то­рые спон­си­ро­ва­ли раз­ра­бот­ку но­вой си­сте­мы, что­бы за­тем на нее «пе­ре­ехать».

«Мы смог­ли ав­то­ма­ти­зи­ро­вать бан­ки, смог­ли со­здать на ба­зе Си­бир­ско­го тор­го­во­го бан­ка круп­ней­ший в то вре­мя меж­бан­ков­ский рас­чет­ный центр, — вспо­ми­на­ет Ви­ся­щев. — И по­че­му бы нам те­перь точ­но та­кую же экс­пер­ти­зу не по­лу­чить в ча­сти ра­бо­ты с фи­зи­че­ски­ми ли­ца­ми?» Так в 1995 го­ду ру­ко­вод­ство ЦФТ ре­ши­ло за­ни­мать­ся не толь­ко соф­том, но и про­цес­син­гом. Ком­па­ния по­шла в но­вую для се­бя ни­шу, на­чав раз­ра­бот­ку соб­ствен­ной пла­теж­ной си­сте­мы — «Зо­ло­тая ко­ро­на».

Зо­ло­тое дно

Быст­ро пе­ре­ве­сти день­ги из од­но­го ме­ста в дру­гое в 1994 го­ду бы­ло боль­шой про­бле­мой, и идею со­зда­ния пла­теж­ной си­сте­мы «под­ска­зал ры­нок», го­во­рит Ко­лу­га: «Мы по­ня­ли, что это зо­ло­тое дно». Ко­ман­да ЦФТ, по сло­вам Ви­ся­ще­ва, изу­чи­ла за­ру­беж­ный опыт ис­поль­зо­ва­ния карт с чи­па­ми (а не с маг­нит­ной по­ло­сой) и в 1994 го­ду вы­пу­сти­ла свою.

Для рас­про­стра­не­ния сво­их карт ЦФТ ре­шил внед­рять зар­плат­ные про­ек­ты: то­гда это бы­ло но­ва­тор­ством. Пер­вый та­кой про­ект по­явил­ся по­чти сра­зу — с но­во­си­бир­ским за­во­дом «Элек­тро­сиг­нал». На сле­ду­ю­щий год ком­па­ния прак­ти­че­ски пол­но­стью перевела на без­на­лич­ные рас­че­ты це­лый го­род, рас-

ска­зы­ва­ет Та­ра­сен­ко: «Это был на­сто­я­щий smart city в Си­би­ри».

Банк из якут­ско­го мо­но­го­ро­да Не­рюн­гри, Не­рюн­гри­банк, к то­му мо­мен­ту уже ра­бо­тал на про­грамм­ном обес­пе­че­нии ЦФТ и вы­да­вал кар­ты «Зо­ло­тая ко­ро­на». В се­ре­дине 1990-х го­дов гра­до­об­ра­зу­ю­щее пред­при­я­тие «Яку­ту­голь» (с 2002 го­да при­над­ле­жит «Ме­че­лу») пе­ре­ве­ло зар­пла­ты всех 12 тыс. со­труд­ни­ков на кар­ты «Зо­ло­тая ко­ро­на», по­сколь­ку «с на­лич­ны­ми день­га­ми в то вре­мя бы­ла боль­шая пробле­ма», со­об­щил жур­на­лу РБК пред­ста­ви­тель ком­па­нии. «Прак­ти­че­ски в каж­дом ма­га­зине Не­рюн­гри и по­сел­ков мож­но бы­ло рас­пла­чи­вать­ся кар­той «Зо­ло­тая ко­ро­на», и сей­час то­же мож­но. Это бы­ло удоб­но, по­это­му кар­ты оформ­ля­ли и дру­гие ка­те­го­рии граж­дан, на­при­мер, мно­гие пен­си­о­не­ры пред­по­чи­та­ли «Зо­ло­тую ко­ро­ну» для на­чис­ле­ния пен­сий», — го­во­рит пред­ста­ви­тель «Яку­туг­ля». «Там кар­точ­ки при­ни­ма­ли да­же ба­буш­ки на рын­ках», — рас­ска­зы­ва­ет Та­ра­сен­ко: в го­ро­де бы­ли рас­про­стра­не­ны тер­ми­на­лы.

Вто­рой та­кой про­ект был за­пу­щен в Рос­сии лишь 20 лет спу­стя. В ок­тяб­ре 2016 го­да Сбер­банк объ­явил, что сов­мест­но с MasterCard пре­вра­тит го­род Зе­ле­но­дольск с на­се­ле­ни­ем око­ло 100 тыс. че­ло­век в «пер­вый в Рос­сии «ум­ный» без­на­лич­ный и бес­кон­такт­ный го­род». Для это­го Сбер­банк обес­пе­чил POS-тер­ми­на­ла­ми 70% тор­го­вых то­чек го­ро­да, в том чис­ле про­дук­то­вые рын­ки, и на­ме­рен вы­дать свои кар­ты 55 тыс. жи­те­лей. Дру­гих по­доб­ных про­ек­тов в Рос­сии нет, го­во­рит ди­рек­тор по раз­ви­тию биз­не­са и циф­ро­вых тех­но­ло­гий MasterСard в Рос­сии, Ка­зах­стане, Бе­ло­рус­сии и Ар­ме­нии Ми­ха­ил Фе­до­се­ев.

Но по­ка но­во­си­бир­ские раз­ра­бот­чи­ки успеш­но про­да­ва­ли бан­ков­ский софт и со­зда­ва­ли пла­теж­ную си­сте­му, де­ла у бан­ка СТБ по­шли пло­хо.

Пе­ре­езд в дет­ский сад

В ок­тяб­ре 1995 го­да га­зе­та «Ком­мер­сантъ» на­пи­са­ла, что банк не мо­жет рас­пла­тить­ся по про­сро­чен­ной за­ло­жен­но­сти на сум­му 200 млрд руб. (око­ло $44,5 млн). На­ча­лось бег­ство вклад­чи­ков, банк огра­ни­чи­вал сня­тие средств со сче­тов и так и не смог рас­пла­тить­ся по дол­гам. В ап­ре­ле 1997 го­да ЦБ ото­звал у него ли­цен­зию, а Ко­лу­га уехал за гра­ни­цу.

До это­го мо­мен­та ЦФТ фак­ти­че­ски не су­ще­ство­вал как от­дель­ная ком­па­ния. Все, кто за­ни­мал­ся бан­ков­ским соф­том и пла­теж­ной си­сте­мой, бы­ли со­труд­ни­ка­ми Си­бир­ско­го тор­го­во­го бан­ка и по­лу­ча­ли там зар­пла­ту, го­во­рит Ко­лу­га. Ко­ман­да пе­ре­ко­че­ва­ла в ЦФТ толь­ко в 1996 го­ду, неза­дол­го до от­зы­ва ли­цен­зии у бан­ка, рас­ска­зы­ва­ет Та­ра­сен­ко. То­гда же ЦФТ пе­ре­ехал в зда­ние быв­ше­го дет­ско­го са­да в Ака­дем­го­род­ке и стал об­слу­жи­вать остав­ших­ся от СТБ кли­ен­тов.

«Ан­дрей [Смир­нов] — мо­ло­дец, он су­мел со­хра­нить, раз­вить до­ста­точ­но слож­ный биз­нес», — с гру­стью от­ме­ча­ет Ко­лу­га. Он не хочет го­во­рить о том, был ли ко­гда-ни­будь соб­ствен­ни­ком ЦФТ: «Счи­тай­те, что не был». Но вер­нув­шись в Рос­сию в 1999 го­ду, быв­ший бан­кир по­счи­тал, что име­ет пра­во на до­лю в ком­па­нии, хо­тя о по­пыт­ке ее по­лу­чить рас­ска­зы­ва­ет уклон­чи­во: «Во­прос [вла­дель­цам ЦФТ] был за­дан. Счи­тай­те, что мы ни о чем не до­го­во­ри­лись». В ЦФТ жур­на­лу РБК это не про­ком­мен­ти­ро­ва­ли.

«Без бан­ка ЦФТ бы не бы­ло», — го­во­рит Ко­лу­га: что­бы усто­ять и раз­ви­вать­ся, ком­па­нии ну­жен был якор­ный круп­ный клиент, ко­то­рый обес­пе­чил бы те­ку­щую лик­вид­ность и «по­сто­ян­ный тре­нинг в ра­бо­чих усло­ви­ях». «Я по­ни­маю, что мы без них не мог­ли», — го­во­рит Ви­ся­щев о двух но­во­си­бир­ских бан­ках. По­сле от­зы­ва ли­цен­зии уСТ Б в 1997 го­ду якор­ным кл иен то­мЦФТ остал­ся Но­во­си­бирск внеш торг банк.

Мас­штаб­ный кри­зис 1998 го­да силь­но про­ре­дил рос­сий­скую бан­ков­скую си­сте­му, и ру­ко­вод­ству ЦФТ при­ш­лось ис­кать дру­гие на­прав­ле­ния раз­ви­тия.

«В ло­ги­ке B2C»

К 2000 го­ду ком­па­ния вы­ве­ла на ры­нок клю­че­вые про­дук­ты, ос­но­ван­ные на си­сте­ме «Зо­ло­тая ко­ро­на», Ви­ся­щев на­зы­ва­ет их «сер­вис­ны­ми по­сред­ни­ка­ми». Это си­сте­ма об­слу­жи­ва­ния ин­ди­ви­ду­аль­ных кли­ен­тов Retail Banking System («ЦФТ-Ри­тейл банк»), си­сте­ма «Го­род» для сбо­ра ком­му­наль­ных пла­те­жей, си­сте­ма ди­стан­ци­он­ных бан­ков­ских сер­ви­сов Faktura.ru. «В это вре­мя за­стар­та­пи­ли клю­че­вые про­дук­ты в ло­ги­ке В2С», — объ­яс­ня­ет Ви­ся­щев.

Си­сте­ма «Го­род» за­ра­бо­та­ла в 1999 го­ду: идея сер­ви­са, за­пу­щен­но­го в Но­во­си­бир­ске, бы­ла в том, что­бы из­ба­вить жи­те­лей от необ­хо­ди­мо­сти опла­чи­вать мно­же­ство сче­тов за ком­му­наль­ные пла­те­жи по от­дель­но­сти. Идею по­за­им­ство­ва­ли в США, рас­ска­зы­ва­ет быв­ший ди­рек­тор си­сте­мы «Го­род» Татья­на Фе­до­то­ва. Она при­шла на ра­бо­ту в ЦФТ в 1998 го­ду, как раз то­гда, ко­гда ком­па­ния ис­ка­ла ру­ко­во­ди­те­ля для но­во­го про­ек­та. «В 1990е го­ды ста­ли пло­дить­ся кви­тан­ции: «Во­до­ка­нал», «Энер­го­сбыт»… В Но­во­си­бир­ске в ка­кой-то мо­мент этих кви­тан­ций ста­ло по 10–15: да­же на ра­дио­точ­ку — от­дель­ная кви­тан­ция. Это же бред», — го­во­рит она.

На объ­еди­не­ние всех кви­тан­ций в элек­трон­ном ви­де ушел год. ЦФТ раз­ра­бо­тал про­грамм­ное

обес­пе­че­ние для бан­ков и до­го­во­рил­ся с по­став­щи­ка­ми услуг об ак­ку­му­ля­ции их баз за­дол­жен­но­стей на од­ном сер­ве­ре. Опла­чи­ва­ли услу­ги ЦФТ по­став­щи­ки: по сло­вам Фе­до­то­вой, но­вая схе­ма им бы­ла вы­год­на, по­то­му что они и рань­ше пла­ти­ли ко­мис­сию бан­кам за сбор пла­те­жей, а те­перь сни­жа­ли из­держ­ки «в ча­сти об­ра­бот­ки бу­ма­жек». Жи­те­ли по­лу­чи­ли воз­мож­ность в лю­бом бан­ке Но­во­си­бир­ска узнать раз­мер за­дол­жен­но­сти за ту или иную услу­гу и рас­пла­тить­ся на ме­сте без кви­тан­ции, а по­став­щи­ки по­лу­ча­ли все сче­та в элек­трон­ном ви­де. «Но­во­си­бирск был пер­вым го­ро­дом, ко­то­рый за все пла­тил в элек­трон­ном ви­де. В Москве до сих пор это­го нет», — от­ме­ча­ет Фе­до­то­ва.

Но уро­вень раз­ви­тия свя­зи не поз­во­лял под­клю­чать к си­сте­ме дру­гие го­ро­да. «Да­же в Но­во­си­бир­ске свя­зи не бы­ло. С по­став­щи­ка­ми услуг об­ме­ни­ва­лись ре­ест­ра­ми по мо­де­му», — вспо­ми­на­ет Фе­до­то­ва. Но спу­стя па­ру лет по­яви­лась воз­мож­ность на сво­их сер­ве­рах об­слу­жи­вать дру­гие го­ро­да, и ком­па­ния на­ча­ла стро­ить фе­де­раль­ную си­сте­му «Го­род».

Вско­ре в си­сте­ме по­яви­лась воз­мож­ность опла­чи­вать не толь­ко ком­му­наль­ные услу­ги: до­ба­ви­лись со­то­вая связь, стра­хов­ки, по­га­ше­ние кре­ди­тов, а уста­нав­ли­вать софт ЦФТ и при­ни­мать пла­те­жи ста­ли не толь­ко бан­ки, но и, на­при­мер, со­то­вые ре­тей­ле­ры («Би­лайн», «Ев­ро­сеть»). «В этом и бы­ла ос­нов­ная идея — что­бы че­ло­век при­шел в банк и ему не нуж­но бы­ло ду­мать. Глав­ное, что­бы он пом­нил свой ад­рес», — го­во­рит Фе­до­то­ва. Сей­час, по сло­вам Ви­ся­ще­ва, пла­те­жи че­рез си­сте­му «Го­род» при­ни­ма­ют 22 тыс. по­став­щи­ков услуг, а про­грамм­ное обес­пе­че­ние уста­нов­ле­но при­мер­но в 900 бан­ках и ком­па­ни­ях.

Дру­гой «сер­вис­ный по­сред­ник» — кар­ты для опла­ты про­ез­да в об­ще­ствен­ном транс­пор­те, ко­то­рые ЦФТ на­чал вы­пус­кать в на­ча­ле 2005 го­да. Сей­час око­ло 6 млн транс­порт­ных карт на тех­но­ло­ги­ях ЦФТ ис­поль­зу­ют­ся в 18 ре­ги­о­нах стра­ны: ими поль­зу­ют­ся, на­при­мер, жи­те­ли Мос­ков­ской об­ла­сти, Но­во­си­бир­ска, Яро­слав­ля и Крас­но­да­ра, а в 2015 го­ду на ба­зе «элек­трон­но­го про­езд­но­го» ЦФТ бы­ла со­зда­на еди­ная транс­порт­ная кар­та в Ал­ма-Ате в Ка­зах­стане.

Ино­гда про­ек­ты ЦФТ про­сто опе­ре­жа­ли свое вре­мя, пре­вра­ща­ясь в неуда­чи для ком­па­нии. В 2003 го­ду ком­па­ния за­пу­сти­ла си­сте­му мо­биль­ных пла­те­жей SimMp: пред­по­ла­га­лось, что поль­зо­ва­те­ли бу­дут рас­пла­чи­вать­ся за то­ва­ры при по­мо­щи мо­биль­но­го те­ле­фо­на — счет вы­сы­лал­ся в ви­де СМС-со­об­ще­ния. Но, по сло­вам Ви­ся­ще­го, про­дав­цы ока­за­лись не го­то­вы ра­бо­тать по та­кой тех­но­ло­гии, да и по­ку­па­те­ли да­ле­ко не все­гда мог­ли бы поль­зо­вать­ся услу­гой из-за недо­ста­точ­ной раз­ви­то­сти со­то­вой свя­зи. Тех­но­ло­гия бы­ла без­опас­ной, шиф­ро­ва­ние дан­ных бы­ло за­вя­за­но на сим-кар­ту, но са­му кар­ту нуж­но бы­ло по­ме­нять, до­бав­ля­ет Фе­до­то­ва. Это то­же ста­ло пре­пят­стви­ем для раз­ви­тия тех­но­ло­гии: або­нен­ты не хо­те­ли ид­ти в офис со­то­во­го опе­ра­то­ра и ме­нять сим-кар­ту.

Мо­биль­ные пла­те­жи ста­ли ак­тив­но ис­поль­зо­вать­ся все­го че­рез несколь­ко лет, с рас­про­стра­не­ни­ем смарт­фо­нов: по рас­че­там AC&M Consulting, обо­рот мо­биль­ных пла­те­жей и пе­ре­во­дов в Рос­сии в 2016 го­ду пре­вы­сит 100 млрд руб., при­чем еще пять лет на­зад он со­став­лял толь­ко 14 млрд руб. Ры­нок до сих пор «не всту­пил в фа­зу ак­тив­но­го ро­ста», от­ме­ча­ют ана­ли­ти­ки AC&M в от­че­те: в Рос­сии все еще нет мас­со­во­го и при­вле­ка­тель­но­го для поль­зо­ва­те­лей про­ек­та опла­ты то­ва­ров и услуг че­рез мо­биль­ный те­ле­фон, кро­ме опла­ты пар­ков­ки в цен­тре Моск­вы.

Еще один про­ект, ко­то­рый опе­ре­дил свое вре­мя и «не взле­тел», — элек­трон­ная тор­го­вая пло­щад­ка Faktura.ru, от­крыв­ша­я­ся в 2000 го­ду. Сервис за­ду­мы­вал­ся как ме­сто про­ве­де­ния он­лайн-тен­де­ров на по­став­ки то­ва­ров и услуг: идея бы­ла в том, что­бы про­во­дить от­кры­тые кон­кур­сы, за­тем сво­дить по­став­щи­ка-по­бе­ди­те­ля и за­каз­чи­ка с воз­мож­но­стью вы­став­ле­ния сче­тов и их опла­ты. «Те са­мые тен­де­ры, ко­то­рые сей­час про­во­дят гос­струк­ту­ры. Лет де­сять про­шло, по­ка до это­го до­шли», — го­во­рит Ви­ся­щев. По­няв, что пло­щад­ка для тен­де­ров не бу­дет вос­тре­бо­ван­ной, управ­лен­цы ЦФТ ре­ши­ли пе­ре­де­лать ее в дру­гой сервис: в 2002 го­ду Faktura.ru ста­ла меж­бан­ков­ским про­цес­син­го­вым центром элек­трон­ных до­ку­мен­тов. Элек­трон­ные тор­го­вые пло­щад­ки в Рос­сии дей­стви­тель­но ста­ли от­кры­вать­ся поз­же: на­при­мер, B2B-Center за­пу­стил­ся в 2002 го­ду, Fabrikant.ru — в 2005-м.

К се­ре­дине 2000-х го­дов в ЦФТ ра­бо­та­ли уже 900 че­ло­век, у ком­па­нии бы­ли офи­сы в Но­во­си­бир­ске, Москве и еще трех го­ро­дах, ее ре­ше­ни­я­ми поль­зо­вал­ся ряд круп­ных бан­ков, сре­ди них — Сбер­банк, «Пет­ро­ком­мерц» и Связь-банк. В 2005 го­ду вы­руч­ка груп­пы ЦФТ вы­рос­ла на 59%, до 1,3 млрд руб., са­ма ком­па­ния оце­ни­ва­ла свою до­лю рын­ка про­грамм­но­го обес­пе­че­ния для бан­ков в 35%. Ос­но­ва­те­ли ЦФТ ре­ши­ли, что ком­па­ния мо­жет при­не­сти дополнительные день­ги.

Ин­ве­сто­ры и вла­дель­цы

В 2005 го­ду ак­ции ЦФТ бы­ли кон­со­ли­ди­ро­ва­ны в ком­па­нии «Про­фит Ха­уз»: со­глас­но «СПАРК-Ин­тер­факс», эта фир­ма до сих пор на­зы­ва­ет­ся го­лов­ной ком­па­ни­ей ЦФТ. Вла­дель­ца­ми «Про­фит Ха­у­за» яв­ля­ют­ся Оль­га и Алек­сей Сви­ри­ны, а та­к­же ос­но­ва­тель «Фарм­стан­дар­та» Вик­тор Ха­ри­то­нин.

Близ­кий к ру­ко­вод­ству ЦФТ ис­точ­ник го­во­рит, что «Про­фит Ха­уз» про­сто ис­поль­зо­вал­ся для

кон­со­ли­да­ции ак­ций груп­пы ЦФТ. Как пи­сал жур­нал Forbes, Ха­ри­то­нин в свое вре­мя воз­глав­лял «Про­фит Ха­уз»: в ин­те­ре­сах Ро­ма­на Аб­ра­мо­ви­ча эта ком­па­ния ску­па­ла ак­ции «Аэро­фло­та» и дру­гих пред­при­я­тий. По­че­му ЦФТ вы­брал имен­но «Про­фит Ха­уз»? Быв­ший од­но­курс­ник Ха­ри­то­ни­на и его парт­нер по «Фарм­стан­дар­ту» Егор Куль­ков — сын Ни­ко­лая Куль­ко­ва, го­во­рит со­бе­сед­ник жур­на­ла РБК.

В услов­ную груп­пу ЦФТ — юри­ди­че­ски струк­ту­ры с та­ким на­зва­ни­ем нет — вхо­дит несколь­ко ком­па­ний: про­из­во­ди­тель соф­та ЦФТ, пла­теж­ная си­сте­ма «Зо­ло­тая ко­ро­на», рас­чет­ный центр «Пла­теж­ный центр», про­цес­син­го­вый центр «Кар­тСтан­дарт» и ком­па­ния «Бил­лин­го­вый центр» (Faktura.ru). Струк­ту­ра вла­дель­цев груп­пы ни­ко­гда не рас­кры­ва­лась.

По сло­вам двух ис­точ­ни­ков, близ­ких к ру­ко­вод­ству ЦФТ, 65% ак­ций ком­па­нии при­над­ле­жит раз­ным фи­зи­че­ским ли­цам: всем этим па­ке­том по ак­ци­о­нер­но­му со­гла­ше­нию управ­ля­ет Ни­ко­лай Куль­ков, до­бав­ля­ет один из ис­точ­ни­ков. Куль­ков и чле­ны его се­мьи мо­гут пре­тен­до­вать при­мер­но на 35–40% ак­ций ЦФТ, го­во­рит он. В чис­ло со­вла­дель­цев груп­пы вхо­дит и вто­рой ос­но­ва­тель Ан­дрей Смир­нов — он за­ни­ма­ет пост ви­це-пре­зи­ден­та ЦФТ по стра­те­ги­че­ско­му раз­ви­тию и вла­де­ет, по сло­вам од­но­го из со­бе­сед­ни­ков жур­на­ла РБК, ме­нее 5% ак­ций.

Остав­ши­е­ся ак­ции при­над­ле­жат Baring Vostok Capital Partners — в 2006 го­ду фонд по­лу­чил 35% ак­ций ЦФТ в об­мен на ин­ве­сти­ции, со­об­щи­ла жур­на­лу РБК стар­ший парт­нер фон­да Еле­на Ива­шен­це­ва.

Сум­ма сделки не рас­кры­ва­лась; га­зе­та «Ведомости» со ссыл­кой на ис­точ­ник со­об­ща­ла, что фонд за­пла­тил за бло­ки­ру­ю­щий па­кет ЦФТ бо­лее $30 млн. По сло­вам Ви­ся­ще­ва, ин­те­рес к ЦФТ ра­нее про­яв­ля­ли и дру­гие ин­ве­сто­ры, в ос­нов­ном бан­ки, пробле­ма бы­ла в том, что они рас­смат­ри­ва­ли по­куп­ку ка­кой-то ча­сти биз­не­са. Ком­па­нии это не под­хо­ди­ло: она хо­те­ла вый­ти на IPO. Baring Vostok, ко­то­рый ин­ве­сти­ро­вал в ак­ции «Ян­дек­са», «Вым­пел­Ко­ма», CTC Media и ря­да дру­гих ком­па­ний, раз­де­лял этот ин­те­рес.

Но пер­вич­ное раз­ме­ще­ние ак­ций так и не со­сто­я­лось, по­ме­шал кри­зис 2008 го­да. К сло­ву, вто­рая по­пыт­ка про­ве­сти IPO то­же не уда­лась — по­ме­шал европейский дол­го­вой кри­зис 2010–2011 го­дов (в 2011 го­ду, пи­са­ло агент­ство Reuters, ком­па­ния вновь об­суж­да­ла вы­ход на бир­жу, Ива­шен­це­ва и Ви­ся­щев это под­твер­жда­ют). «Все за­ви­сит от конъ­юнк­ту­ры рын­ка», — го­во­рит Ви­ся­щев. Имен­но «ры­ноч­ные при­чи­ны» за­ста­ви­ли ак­ци­о­не­ров от­ло­жить вы­ход на бир­жу, под­твер­жда­ет Ива­шен­це­ва. По ее сло­вам, IPO все еще не ис­клю­че­но, но не яв­ля­ет­ся при­о­ри­те­том. «Мы ве­рим в успех но­вых про­дук­тов в соф­те и пла­те­жах, над ко­то­ры­ми ко­ман­да ра­бо­та­ет. Фин­тех и но­вые соф­твер­ные и пла­теж­ные ре­ше­ния — быст­ро­раз­ви­ва­ю­щи­е­ся сек­то­ра во всем ми­ре, а тех­но­ло­гии и про­дук­ты ЦФТ по ка­че­ству не усту­па­ют меж­ду­на­род­ным ре­ше­ни­ям», — го­во­рит Ива­шен­це­ва. Од­но из но­вых ре­ше­ний очень вы­ру­чи­ло ЦФТ в раз­гар кри­зи­са 2008 го­да, а че­рез несколь­ко лет и во­все ста­ло од­ним из клю­че­вых для ком­па­нии.

Пе­ре­во­ды де­нег

Этим на­прав­ле­ни­ем ста­ла си­сте­ма де­неж­ных пе­ре­во­дов «Зо­ло­тая ко­ро­на»: ее за­пуск в 2007 го­ду воз­гла­ви­ла быв­ший ди­рек­тор си­сте­мы «Го­род» Татья­на Фе­до­то­ва. «Где при­ем пла­те­жей, там и де­неж­ные пе­ре­во­ды», — объ­яс­ня­ет она вы­бор но­вой ни­ши. Тех­но­ло­гия но­во­го сер­ви­са бы­ла по­хо­жа на «Го­род»: об­мен ин­фор­ма­ци­ей о пла­те­жах и до­го­во­ры с по­став­щи­ка­ми услуг — бан­ка­ми. Что­бы быст­рее на­хо­дить об­щий язык с бан­ка­ми за пре­де­ла­ми Рос­сии (в ос­нов­ном из СНГ), ЦФТ на­нял ме­не­дже­ров с Укра­и­ны, из Та­джи­ки­ста­на, Азер­бай­джа­на: «За счет это­го до­воль­но быст­ро под­пи­са­ли до­го­во­ры с бан­ка­ми из СНГ», — го­во­рит Фе­до­то­ва.

Ви­ся­щев на­зы­ва­ет де­неж­ные пе­ре­во­ды од­ним из на­прав­ле­ний, ко­то­рые «та­щат груп­пу ком­па­ний впе­ред» и обес­пе­чи­ва­ют рост вы­руч­ки: на­при­мер, рез­кий ска­чок вы­руч­ки — с 5,5 млрд руб. в 2010 го­ду до 10,1 млрд руб. в 2011-м — он объ­яс­ня­ет имен­но эф­фек­том от «мас­шта­би­ро­ва­ния» это­го сер­ви­са.

Из­на­чаль­но ЦФТ рас­смат­ри­вал де­неж­ные пе­ре­во­ды толь­ко как про­дукт для бан­ков. Но к 2008 го­ду ме­недж­мент на­шел но­вую ни­шу и до­го­во­рил­ся с фе­де­раль­ны­ми ре­тей­ле­ра­ми, в офи­сах ко­то­рых по­яви­лась воз­мож­ность пе­ре­во­дить день­ги. «По­сле то­го как мы при­шли в «Связ­ной», «Ев­ро­сеть», МТС, дру­гие фе­де­раль­ные ре­тей­ле­ры, мы в те­че­ние го­да уве­ли­чи­ли на по­ря­док ко­ли­че­ство то­чек при­е­ма. С это­го вре­ме­ни мы на­ча­ли очень быст­ро рас­ти на рын­ке», — рас­ска­зы­ва­ет Ви­ся­щев.

«Связ­ной» на­чал со­труд­ни­чать с «Зо­ло­той ко­ро­ной» бо­лее де­ся­ти лет на­зад, ко­гда ком­па­ния пред­ло­жи­ла ре­тей­ле­ру за­пу­стить сервис де­неж­ных пе­ре­во­дов в его са­ло­нах, рас­ска­зал жур­на­лу РБК ди­рек­тор по те­ле­ком­му­ни­ка­ци­он­ным и фи­нан­со­вым услу­гам се­ти Да­ни­ил По­ко­лод­ный: «Пом­ню, нам бы­ло непро­сто по­ве­рить в эту идею: в те го­ды услу­ги та­ко­го ро­да бы­ли рас­про­стра­не­ны толь­ко в бан­ков­ской сфе­ре, и для «Связ­но­го» это был вы­зов и но­вый сег­мент де­я­тель­но­сти». Уже че­рез пол­го­да по­сле за­пус­ка услуга ста­ла вос­тре­бо­ван­ной, и чис­ло поль­зо­ва­те­лей

по­сто­ян­но рос­ло, го­во­рит он (ком­па­нии де­лят до­хо­ды от услу­ги, но про­пор­цию не раскрывают).

В 2008 го­ду «ак­ти­ви­зи­ро­вал­ся со­вер­шен­но но­вый ры­нок де­неж­ных пе­ре­во­дов», от­ме­ча­ет ис­пол­ни­тель­ный ви­це-пре­зи­дент «Ев­ро­се­ти» Вик­тор Лу­ка­нин. По его сло­вам, до «Зо­ло­той ко­ро­ны» при­е­мом де­неж­ных пе­ре­во­дов в ре­тей­ле ни­кто не за­ни­мал­ся. «Про­ект был но­вый как для нас, так и для рын­ка в це­лом. Пред­ло­же­ний от дру­гих парт­не­ров на тот мо­мент не по­сту­па­ло, и имен­но это ста­ло гло­баль­ным ком­мер­че­ским пре­иму­ще­ством ЦФТ». С этим со­гла­сен По­ко­лод­ный: «Ко­гда мы на­ча­ли со­труд­ни­че­ство с «Зо­ло­той ко­ро­ной», она бы­ла, по су­ти, пер­вым круп­ным иг­ро­ком, ко­то­рый вы­шел на этот ры­нок и ко­то­рый смог пред­ло­жить ин­те­рес­ные фи­нан­со­вые про­дук­ты, ори­ен­ти­ро­ван­ные имен­но на ре­тейл».

К 2016 го­ду ЦФТ вы­пу­стил под брен­да­ми парт­не­ров (сей­час это не толь­ко со­то­вые ре­тей­ле­ры, но и роз­нич­ные се­ти и се­ти АЗС) око­ло25 млн пред­опла­чен­ных бан­ков­ских карт, с по­мо­щью ко­то­рых по­тре­би­те­ли мо­гут опла­чи­вать по­куп­ки, на­кап­ли­вать бо­ну­сы и пе­ре­во­дить день­ги в си­сте­ме «Зо­ло­тая ко­ро­на». Сам ЦФТ оце­ни­ва­ет свою до­лю рос­сий­ско­го рын­ка де­неж­ных пе­ре­во­дов в 40%. Эта оцен­ка «близ­ка к прав­де», го­во­рит зам­пред прав­ле­ния пла­теж­ной си­сте­мы «Ли­дер» Кон­стан­тин Со­ло­вьев. Но го­во­рить о точ­ных циф­рах по рын­ку, по его сло­вам, слож­но, так как да­же от­чет­ность ЦБ по транс­гра­нич­ным пе­ре­во­дам от­ра­жа­ет не все объ­е­мы опе­ра­ций.

Ми­нус Укра­и­на

Ес­ли вы­хо­ду ЦФТ на бир­жу ме­ша­ли эко­но­ми­че­ские кри­зи­сы, то в биз­нес де­неж­ных пе­ре­во­дов вме­ша­лась боль­шая по­ли­ти­ка. В 2012 го­ду «Зо­ло­тая ко­ро­на» и несколь­ко дру­гих рос­сий­ских пла­теж­ных си­стем бы­ли за­пре­ще­ны в Ар­ме­нии: ре­гу­ля­тор по­счи­тал, что они огра­ни­чи­ва­ют до­ступ к пе­ре­во­дам для фи­ли­а­лов ар­мян­ских бан­ков в На­гор­ном Ка­ра­ба­хе. А в ок­тяб­ре 2016-го санк­ции про­тив рос­сий­ских пла­теж­ных си­стем вве­ла Укра­и­на, за­пре­тив их де­я­тель­ность на год.

«Зо­ло­тая ко­ро­на» — вто­рая по объ­е­му тран­зак­ций си­сте­ма де­неж­ных пе­ре­во­дов на Укра­ине, их сум­ма в 2015 го­ду со­ста­ви­ла бо­лее $815 млн, а ком­па­ния за­ни­ма­ла 28% рын­ка (по дан­ным ЦБ Укра­и­ны). За пе­ре­вод де­нег меж­ду Рос­си­ей и Укра­и­ной «Зо­ло­тая ко­ро­на» взи­ма­ет ко­мис­сию от 0,5 до 1%. Ис­хо­дя из это­го, вы­руч­ка сер­ви­са на Укра­ине со­ста­ви­ла от $4 млн до $8 млн, то есть 244–488 млн руб. по сред­не­му кур­су за 2015 год. Это око­ло 1,5–3% го­до­вой вы­руч­ки всей груп­пы ЦФТ. При­чем объ­ем всех де­неж­ных пе­ре­во­дов че­рез «Зо­ло­тую ко­ро­ну» за год со­ста­вил 665 млрд руб., то есть на Укра­и­ну при­ш­лось око­ло 7% этой сум­мы.

На Укра­и­ну ком­па­ния дав­но воз­ла­га­ла боль­шие на­деж­ды: еще в 2011 го­ду ЦФТ на­звал ее при­о­ри­тет­ным на­прав­ле­ни­ем раз­ви­тия си­сте­мы де­неж­ных пе­ре­во­дов, то­гда об этом в ин­тер­вью жур­на­лу «Бан­киръ» го­во­рил ди­рек­тор «Зо­ло­той ко­ро­ны» Иван Сит­нов. В тот мо­мент это бы­ло ло­гич­но, ведь толь­ко за 2010 год обо­рот сер­ви­са на Укра­ине вы­рос на 350%, а до­ля ком­па­нии в сег­мен­те вхо­дя­щих пе­ре­во­дов вы­рос­ла в 2,6 ра­за, до 10%, го­во­рил Сит­нов (си­сте­ма ра­бо­та­ла в стране с 2006 го­да).

Те­перь от­пра­вить день­ги с Укра­и­ны в Рос­сию че­рез «Зо­ло­тую ко­ро­ну» нель­зя. В 2015 го­ду сум­ма та­ких тран­зак­ций в си­сте­ме со­ста­ви­ла по­чти $119 млн. Хо­тя воз­мож­ность пе­ре­во­дить день­ги из Рос­сии на Укра­и­ну по-преж­не­му есть — пла­те­жи про­хо­дят че­рез парт­не­ра, си­сте­му IntelExpress, и по­лу­чить их мож­но в от­де­ле­ни­ях че­ты­рех бан­ков, со­об­щи­ли в call-цен­тре «Зо­ло­той ко­ро­ны» (в пресс-служ­бе ком­па­нии не ком­мен­ти­ру­ют эту те­му).

У ЦФТ бы­ла на­деж­да из­влечь вы­го­ду из той же по­ли­ти­ки. В 2014 го­ду Visa и MasterCard при­оста­но­ви­ли опе­ра­ции по картам несколь­ких рос­сий­ских бан­ков, и рос­сий­ские вла­сти ре­ши­ли со­здать на­ци­о­наль­ную си­сте­му пла­теж­ных карт (НСПК). «Зо­ло­тая ко­ро­на» ста­ла од­ним из двух пре­тен­ден­тов на пра­во стать плат­фор­мой для НСПК.

Как пи­сал РБК, по ито­гам го­ло­со­ва­ния в ра­бо­чей груп­пе при ЦБ, за­ни­мав­шей­ся вы­бо­ром плат­фор­мы, «Зо­ло­тая ко­ро­на» по­лу­чи­ла боль­ше бал­лов, чем ее кон­ку­рент — «доч­ка» Сбер­бан­ка УЭК. Но на­деж­ды ру­ко­во­ди­те­лей ЦФТ не оправ­да­лись: ЦБ ре­шил со­зда­вать пла­теж­ную си­сте­му с ну­ля са­мо­сто­я­тель­но.

Ви­ся­щев не скры­ва­ет разо­ча­ро­ва­ния ре­ше­ни­ем ре­гу­ля­то­ра: «Для нас это был важ­ный и от­вет­ствен­ный шаг, ведь мы про­шли боль­шое ко­ли­че­ство про­ве­рок, бы­ли при­зна­ны наиболее го­то­вы­ми для ре­а­ли­за­ции про­ек­та». Че­го ли­ши­лась «Зо­ло­тая ко­ро­на»? По ито­гам 2015 го­да вы­руч­ка со­здан­ной ЦБ НСПК со­ста­ви­ла 2,9 млрд руб., чи­стая при­быль — 1,2 млрд руб.

«Очень слож­но кон­ку­ри­ро­вать с пла­теж­ной си­сте­мой, ко­то­рая лоб­би­ру­ет­ся го­су­дар­ством», — се­ту­ет Ви­ся­щев. По его сло­вам, по­яв­ле­ние НСПК и кар­ты «Мир» силь­но по­вли­я­ло на биз­нес бан­ков­ских карт «Зо­ло­той ко­ро­ны» и за­ста­ви­ло ком­па­нию «пе­ре­смот­реть стра­те­гию на пла­теж­ном рын­ке и на­чать по­иск но­вых ниш».

«Спа­си­бо, ме­га­ре­гу­ля­тор»

Най­ти эти ни­ши по­мог­ли ре­ше­ния рос­сий­ско­го Цен­тро­бан­ка. Прав­да, сна­ча­ла все тот же ЦБ

за­нял­ся ме­то­дич­ной за­чист­кой кли­ент­ской ба­зы ЦФТ: толь­ко за год (с ок­тяб­ря 2015 по ок­тябрь 2016) чис­ло бан­ков в Рос­сии со­кра­ти­лось на 100, или на 15%. А с сен­тяб­ря 2013 го­да, ко­гда с при­хо­дом но­во­го гла­вы ЦБ Эль­ви­ры На­би­ул­ли­ной на­ча­лась чистка бан­ков­ско­го сек­то­ра, в Рос­сии ста­ло на 30%, или на 275 бан­ков, мень­ше, сле­ду­ет из ста­ти­сти­ки ре­гу­ля­то­ра.

Из-за от­зы­ва ли­цен­зий со­кра­ща­ет­ся кли­ент­ская ба­за ЦФТ, это вли­я­ет на вы­руч­ку от про­даж соф­та, ведь при­мер­но на­по­ло­ви­ну она со­сто­ит из ре­гу­ляр­ных ли­цен­зи­он­ных пла­те­жей за ис­поль­зо­ва­ние си­сте­мы, при­зна­ет­ся Ви­ся­щев. По ин­фор­ма­ции ком­па­нии, на ок­тябрь 2016 го­да софт от ЦФТ ис­поль­зу­ют око­ло 200 рос­сий­ских бан­ков (все­го в стране, по дан­ным ЦБ, 610 дей­ству­ю­щих бан­ков). Тем не ме­нее ЦФТ на­де­ет­ся уве­ли­чить вы­руч­ку и при­быль в 2016 го­ду на 25%.

«Глав­ная цен­ность плат­фор­мы [«ЦФТ-Банк»] — ее гиб­кость», — го­во­рит пред­ста­ви­тель бан­ка «Рус­ский стан­дарт», ко­то­рый поль­зу­ет­ся си­сте­мой ЦФТ с 2012 го­да. По его сло­вам, яд­ро си­сте­мы поз­во­ля­ет под­стра­и­вать­ся под лю­бые внеш­ние из­ме­не­ния (на­при­мер, но­вые тре­бо­ва­ния ЦБ и из­ме­не­ния в за­ко­но­да­тель­стве) и сме­ну на­прав­ле­ний в биз­не­се.

В 2013 го­ду ЦБ стал ме­га­ре­гу­ля­то­ром и по­лу­чил пол­но­мо­чия по управ­ле­нию, в част­но­сти, стра­хо­вым рын­ком и мик­ро­фи­нан­со­вы­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми. С 2017 го­да стра­хо­вые ком­па­нии и пен­си­он­ные фон­ды (мик­ро­фи­нан­со­вые организации — с 2018-го) пе­рей­дут на но­вый план сче­тов и бу­дут обя­за­ны от­чи­ты­вать­ся пе­ред ЦБ.

«Все долж­ны бу­дут ра­бо­тать, как про­сит Цен­тро­банк, по­это­му да­вай­те сде­ла­ем ре­ше­ние для стра­хо­вых ком­па­ний, про­ин­ве­сти­ру­ем его со­зда­ние», — рас­ска­зы­ва­ет Ви­ся­щев о том, как в ЦФТ ро­ди­лась идея но­во­го про­дук­та. Ком­па­ния ста­ла пред­ла­гать стра­хов­щи­кам со­зда­ние глав­ной кни­ги со сбо­ром всех пер­вич­ных тран­зак­ций, ко­то­рые они про­во­дят, и фор­ми­ро­ва­ние от­че­тов для ЦБ. От вы­хо­да на стра­хо­вой ры­нок ЦФТ на­де­ет­ся до­пол­ни­тель­но на­рас­тить вы­руч­ку на 20%. «Спа­си­бо ме­га­ре­гу­ля­то­ру (Цен­траль­но­му бан­ку), по­то­му что под эту те­му под­па­да­ет, по­ми­мо стра­хо­вых ком­па­ний, очень близ­кая те­ма с мик­ро­кре­дит­ны­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми», — ра­ду­ет­ся Ви­ся­щев.

Сле­ду­ю­щий шаг — ра­бо­та с управ­ля­ю­щи­ми ком­па­ни­я­ми и го­су­дар­ствен­ны­ми мо­но­по­ли­я­ми, за что Ви­ся­щев бла­го­да­рит уже пра­ви­тель­ство, «ко­то­рое по­ре­ко­мен­до­ва­ло у всех круп­ных гос­мо­но­по­лий со­здать цен­тра­ли­зо­ван­ное каз­на­чей­ство».

ЦФТ уже за­клю­чил кон­трак­ты с дву­мя гос­ком­па­ни­я­ми — «Ро­са­то­мом» и «Ро­сте­хом», рас­ска­зал Ви­ся­щев. Со­глас­но сай­ту гос­за­ку­пок, «Ро­са­том» по­тра­тил в об­щей слож­но­сти 14 млн руб. на ин­фор­ма­ци­он­ную си­сте­му «Рас­чет­ный центр кор­по­ра­ции» (пред­ста­ви­тель гос­ком­па­нии под­твер­дил, что ЦФТ вы­пол­нял ра­бо­ты по кон­кур­су).

ЦФТ по­став­лял про­грамм­ное обес­пе­че­ние и дру­гим гос­ком­па­ни­ям, са­мым круп­ным за­каз­чи­ком ока­за­лось Агент­ство по ипо­теч­но­му жи­лищ­но­му кре­ди­то­ва­нию, для ко­то­ро­го ком­па­ния раз­ра­ба­ты­ва­ла си­сте­му еди­но­го рас­чет­но­го цен­тра: с 2013 по 2016 год ком­па­ния за­клю­чи­ла кон­трак­ты с агент­ством бо­лее чем на 250 млн руб.

Не ин­те­ре­су­ет ЦФТ по­ка раз­ве что ры­нок даль­не­го за­ру­бе­жья. Свои сер­ви­сы и про­дук­ты, по­ми­мо де­неж­ных пе­ре­во­дов, раз­ви­вать за пре­де­ла­ми СНГ ком­па­ния не стре­мит­ся, го­во­рит Ви­ся­щев: «Мы хо­ро­шо зна­ем осо­бен­но­сти это­го рын­ка. Мы ви­дим по­тен­ци­ал раз­ви­тия здесь, а там мы бу­дем кон­ку­ри­ро­вать».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.