Чи­по­ван­ные лю­ди

Ки­борг Амаль Гра­аф­ст­ра про­да­ет мас­со­во­му по­тре­би­те­лю вжив­ля­е­мые под ко­жу чипы

RBC Magazine - - TEMA HOMEPA - ТЕКСТ Па­вел Ка­ра­сев

Быв­ший IT-кон­суль­тант из

Си­эт­ла Амаль Гра­аф­ст­ра

но­сит под ко­жей че­ты­ре

NFC- и RFID-чи­па

соб­ствен­ной раз­ра­бот­ки

и про­да­ет ты­ся­чи та­ких

же де­вай­сов «ки­бор­гам»

эн­ту­зи­а­стам по все­му ми­ру,

в том чис­ле в Рос­сии. Жур­нал

РБК узнал у ос­но­ва­те­ля

ком­па­нии Dangerous

Things, как устро­ен биз­нес

по «ро­бо­ти­за­ции» лю­дей

и за­чем его кли­ен­ты

вжив­ля­ют в се­бя «ум­ные»

им­план­ты

41-лет­ний ос­но­ва­тель ком­па­нии Dangerous Things Амаль Гра­аф­ст­ра пе­ре­стал рас­кры­вать по­ка­за­те­ли биз­не­са в 2015 го­ду. «Несколь­ко че­ло­век, ко­то­рых я обу­чил тех­но­ло­гии, ста­ли мо­и­ми кон­ку­рен­та­ми. Ме­ня это за­де­ло», — экс­прес­сив­но объ­яс­ня­ет пред­при­ни­ма­тель. Оби­да на по­сле­до­ва­те­лей — есте­ствен­ная участь пи­о­не­ра рын­ка: Гра­аф­ст­ра од­ним из пер­вых в ми­ре на­чал про­да­вать мас­со­во­му по­тре­би­те­лю чипы, вжив­ля­е­мые под ко­жу.

Все на­ча­лось в 2005 го­ду. «Я то­гда ра­бо­тал в IT-кон­сал­тин­ге ме­ди­цин­ских учре­жде­ний, ча­сто за­си­жи­вал­ся в офи­се до­позд­на и при этом по­сто­ян­но за­бы­вал клю­чи. Что­бы не за­пи­рать се­бя, при­ду­мал та­кую аль­тер­на­ти­ву — вжи­вить под ко­жу чип». Тех­но­ло­гию опе­ра­ции он по­черп­нул у ве­те­ри­на­ров, ко­то­рые чи­пи­ру­ют домашних жи­вот­ных при по­мо­щи спе­ци­аль­ной иг­лы. Чипы для пи­том­цев Гра­аф­ст­ре не по­до­шли: де­вай­сы про­из­во­дят­ся из ма­те­ри­а­лов, ко­то- рые че­ло­ве­че­ский ор­га­низм мо­жет от­торг­нуть. Гра­аф­ст­ра ре­шил со­брать чип са­мо­сто­я­тель­но. Де­та­ли, не вы­зы­ва­ю­щие ал­лер­гии, он за­ка­зал в ин­тер­не­те, а пер­вый чип со­брал до­ма. Он оста­но­вил­ся на тех­но­ло­гии бес­про­вод­ной пе­ре­да­чи дан­ных NFC, се­год­ня встро­ен­ной в боль­шин­ство смарт­фо­нов: «Я сра­зу по­нял, что за ней — бу­ду­щее. NFC-чипы то­гда еще ни­кто мас­со­во не про­из­во­дил и уж тем бо­лее не вжив­лял в се­бя».

Че­рез «ве­те­ри­нар­ную» иг­лу он ввел пер­вый чип под ко­жу и на­чал экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с бес­про­вод­ным от­кры­ти­ем две­рей на ра­бо­те. Опы­ты Гра­аф­ст­ры за­ме­ти­ли кол­ле­ги, и он быст­ро пре­вра­тил­ся сна­ча­ла в мест­ную, а бла­го­да­ря вни­ма­нию СМИ и в меж­ду­на­род­ную зна­ме­ни­тость. Амаль с удо­воль­стви­ем де­лил­ся опы­том со все­ми же­ла­ю­щи­ми, не от­ка­зы­вал в ин­тер­вью и стал од­ним из сим­во­лов дви­же­ния ки­бор­гов. Он на­пи­сал кни­гу, мно­го вы­сту­пал с лек­ци­я­ми и по­сте­пен­но фор­ми­ро­вал во­круг се­бя со­об­ще­ство эн­ту­зи­а­стов.

Пир­сер из Пи­те­ра

В 2013 го­ду Гра­аф­ст­ра ре­шил, что при­шла по­ра мо­не­ти­зи­ро­вать свою экс­пер­ти­зу: он ос­но­вал ком­па­нию Dangerous Things и на­чал про­да­вать чипы по все­му ми­ру. За пер­вый год пред­при­ни­ма­тель про­дал де­вай­сов 500, в 2014-м вы­руч­ка до­стиг­ла $100 тыс., в 2015-м — $150 тыс. Биз­нес про­дол­жа­ет рас­ти, уве­ря­ет Гра­аф­ст­ра, укло­ня­ясь от по­дроб­но­стей. Для него Dangerous Things — един­ствен­ный ис­точ­ник до­хо­да. «Ко­гда мы на­чи­на­ли, при­о­ри­те­том бы­ли две ве­щи: обес­пе­чить кли­ен­тов мик­ро­чи­па­ми, ко­то­рые про­те­сти­ро­ва­ны, а так­же без­опас­ным спо­со­бом их вжив­ле­ния», — рас­ска­зы­ва­ет Амаль. На­чаль­ный капитал — $12 тыс. — он взял из соб­ствен­ных на­коп­ле­ний, о по­став­ках элек­тро­ни­ки до­го­во­рил­ся с про­из­во­ди­те­ля­ми из США и Ки­тая, а био­стек­ла — из Гер­ма­нии. Раз­ра­ба­ты­ва­ет чипы Гра­аф­ст­ра в сво­ем га­ра­же, пе­ре­обо­ру­до­ван­ном под ла­бо­ра­то­рию. Со­би­ра­ют­ся де­вай­сы на фаб­ри­ке в Та­и­лан­де. Кон­троль ка­че­ства про­во­дит сам Амаль. Но­вые про­дук­ты он те­сти­ру­ет на пя­ти-ше­сти доб­ро­воль­цах.

Для без­опас­но­го вжив­ле­ния он со­ве­ту­ет об­ра­щать­ся к про­фес­си­о­наль­ным ма­сте­рам по пир­син­гу (пир­се­рам), ко­то­рые вы­сту­па­ют в ста­ту­се ав­то­ри­зо­ван­ных парт­не­ров Dangerous Things. Ком­па­ния — один из круп­ней­ших иг­ро­ков на раз­ви­ва­ю­щем­ся рын­ке вжив­ля­е­мой элек­тро­ни­ки с се­тью при­мер­но из 100 про­дав­цов по все­му ми­ру. Один из них жи­вет в Рос­сии, это пир­сер из Санкт-Пе­тер­бур­га Ар­се­ний Ан­дерс­сон, вла­де­лец сту­дии St.Scalpelburg.

«Мы [с Гра­аф­строй] по­зна­ко­ми­лись в 2013-м на кон­фе­рен­ции ас­со­ци­а­ции пир­се­ров в Лас-Ве­га­се», — вспо­ми­на­ет он. По его оцен­ке, в Рос­сии чипы Dangerous Things вжив­ля­ет несколь­ко че­ло­век в ме-

сяц. Низ­кий спрос Ан­дерс­сон свя­зы­ва­ет с ма­лым чис­лом устройств, с ко­то­ры­ми мож­но вза­и­мо­дей­ство­вать. Сто­и­мость вжив­ле­ния — 1 тыс. руб. без уче­та сто­и­мо­сти им­план­та.

От клю­ча до ба­зы дан­ных

Це­на на чипы раз­нит­ся в за­ви­си­мо­сти от се­рии. Се­рия X — са­мые по­пу­ляр­ные из-за про­сто­ты уста­нов­ки NFC- и RFID-транс­пон­де­ры. Их Dangerous Things про­да­ет по $79, они не тре­бу­ют под­за­ряд­ки и спо­соб­ны нести ин­фор­ма­цию о поль­зо­ва­те­ле, его электронные клю­чи. Сле­ду­ю­щая се­рия — Flex. Это чип в гиб­ком био­по­ли­ме­ре сто­и­мо­стью $200. Ес­ли де­вай­сы се­рии X мож­но вжи­вить толь­ко под ко­жу меж­ду боль­шим и ука­за­тель­ным паль­цем «ве­те­ри­нар­ной» иг­лой с чуть уве­ли­чен­ным диа­мет­ром, то Flex раз­ме­ща­ют­ся чуть вы­ше за­пя­стья, а их «уста­нов­ка» тре­бу­ет не­боль­шой хи­рур­ги­че­ской опе­ра­ции.

Срок год­но­сти чи­пов, по сло­вам Гра­аф­ст­ры, до 30 лет. В ин­тер­нет-ма­га­зине Dangerous Things про­да­ют­ся так­же необ­хо­ди­мые для про­ве­де­ния опе­ра­ции (иг­лы, скаль­пе­ли, обез­бо­ли­ва­ю­щие и т.д.) и про­грам­ми­ро­ва­ния мик­ро­чи­пов ин­стру­мен­ты (ри­де­ры, сти­ке­ры и т. д.). Гра­аф­ст­ра по­сто­ян­но раз­ра­ба­ты­ва­ет но­вые устрой­ства, с ко­то­ры­ми вза­и­мо­дей­ству­ют им­план­ты, на­при­мер «ум­ное» ру­жье, стре­ля­ю­щее толь­ко в ру­ках вла­дель­ца. В по­след­нее вре­мя пред­при­ни­ма­тель ра­бо­та­ет над про­ек­том VivoKey. Это вжив­лен­ное в ру­ку за­шиф­ро­ван­ное хра­ни­ли­ще дан­ных. «Глав­ная цель устрой­ства — пе­ре­ме­стить клю­чи шиф­ро­ва­ния дан­ных ту­да, где их не смо­гут до­стать зло­умыш­лен­ни­ки», — рас­ска­зы­ва­ет Амаль.

VivoKey со­зда­но на ос­но­ве тех­но­ло­гии смарт-кар­ты, име­ет цен­траль­ный про­цес­сор, опе­ра­ци­он­ную си­сте­му, а так­же от­дель­ный про­цес­сор, от­ве­ча­ю­щий за шиф­ро­ва­ние. Устрой­ство не сле­дит за поль­зо­ва­те­лем: в нем нет GPS-дат­чи­ков и дру­гих ин­тер­фей­сов для свя­зи с ин­тер­не­том. При этом его мож­но ис­поль­зо­вать и как про­стой NFC-транс­пон­дер. Хра­ни­ли­ще сов­ме­сти­мо со сто­рон­ни­ми при­ло­же­ни­я­ми, в бу­ду­щем раз­ра­бот­чи­ки обе­ща­ют со­здать для него ко­ше­лек крип­то­ва­лю­ты. Поль­зо­ва­те­лю бу­дут до­ступ­ны 100 из 144 Кб для уста­нов­ки при­ло­же­ний из ма­га­зи­на (сред­ний раз­мер при­ло­же­ния — от 2 до 20 Кб). Про­да­жи VivoKey нач­нут­ся че­рез пять-шесть ме­ся­цев, обе­ща­ет Гра­аф­ст­ра.

Ры­нок эн­ту­зи­а­стов

Ры­нок им­план­ти­ру­е­мых мик­ро­чи­пов оста­ет­ся ин­ду­стри­ей эн­ту­зи­а­стов. Свя­за­но это как с бо­яз­нью лю­дей вши­вать в те­ло ино­род­ный пред­мет, так и с недо­ста­точ­но раз­ви­той ин­фра­струк­ту­рой. Гра­аф­ст­ра, ко­то­рый с 2005-го вшил се­бе под ко­жу уже че­ты­ре чи­па, мо­жет вза­и­мо­дей­ство­вать все­го с пя­тью пред­ме­та­ми — сей­фом, ав­то­мо­би­лем, но­ут­бу­ком, смарт­фо­ном и «ум­ным» ру­жьем. Круп­ных кор­по­ра­ций на рын­ке по­ка нет: они счи­та­ют про­дукт слиш­ком ни­ше­вым, пред­по­чи­тая за­ни­мать­ся но­си­мой элек­тро­ни­кой, объ­яс­ня­ет Гра­аф­ст­ра.

Но дви­же­ние в сто­ро­ну мас­со­во­го поль­зо­ва­те­ля на­чи­на­ет­ся, уве­рен он. На­при­мер, в конце июля американская ком­па­ния 32M, про­из­во­дя­щая тор­го­вые ав­то­ма­ты, пред­ло­жи­ла со­труд­ни­кам им­план­ти­ро­вать в ру­ку мик­ро­чип. На экс­пе­ри­мент со­гла­си­лись 50 из 80 чле­нов кол­лек­ти­ва, и это пер­вый по­доб­ный опыт в США.

У им­план­тов мно­го про­тив­ни­ков. Ре­ли­ги­оз­ные фун­да­мен­та­ли­сты счи­та­ют их эти­че­ски непри­ем­ле­мы­ми, ана­ли­ти­ки бес­по­ко­ят­ся из-за рис­ков нарушения при­ват­но­сти. «Да­же ес­ли сей­час тех­но­ло­гия не уме­ет сле­дить за поль­зо­ва­те­лем, ее неиз­беж­но ждет та­кая эво­лю­ция», — пи­сал в The New York Times экс­перт в сфе­ре без­опас­но­сти лич­ных дан­ных Алес­сан­дро Ак­ви­сти.

В Рос­сии рын­ка вжив­ля­е­мых чи­пов по­ка не су­ще­ству­ет да­же в за­ча­точ­ном со­сто­я­нии. «Не все­гда по­нят­но, из ка­ких ма­те­ри­а­лов со­бра­ны им­план­ты: нет ни се­ти сер­ти­фи­ци­ро­ван­ных вен­до­ров, ни про­из­во­ди­те­лей. Да и при­ме­не­ние тех­но­ло­гии огра­ни­че­но нераз­ви­то­стью ин­фра­струк­ту­ры »,— го­во­рит до­цент Скол­те­ха Иван Осе­де­лец. С ним со­гла­сен ди­рек­тор по ком­му­ни­ка­ци­ям НИИ мо­ле­ку­ляр­ной элек­тро­ни­ки Алек­сей Ди­а­нов: «Вжив­ля­е­мая элек­тро­ни­ка [в Рос­сии] — удел эн­ту­зи­а­стов, ко­то­рые мо­гут вшить в ру­ку чип с ан­тен­ной для кар­ты «Трой­ка» или ра­бо­че­го про­пус­ка. Ча­ще все­го этим и огра­ни­чи­ва­ют­ся».

Чипы, вжив­лен­ные в Ама­ля, удоб­нее все­го рас­смат­ри­вать на рент­ге­нов­ском сним­ке. На че­ты­рех им­план­тах Гра­аф­ст­ра оста­нав­ли­вать­ся не пла­ни­ру­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.