Ген­дер­ная стаг­на­ция

RBC Magazine - - ТЕМА НОМЕРА - ТЕКСТ Иван Оси­пов

Несмот­ря на рас­ту­щее вли­я­ние дви­же­ния в за­щи­ту прав жен­щин, мир биз­не­са в 2017 го­ду оста­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но «муж­ским клу­бом». Со­глас­но до­кла­ду ана­ли­ти­ков Grant Thornton, вы­пу­щен­но­му к Меж­ду­на­род­но­му жен­ско­му дню, да­же в США пи­ра­ми­да ка­рьер­но­го ро­ста для жен­щин с выс­шим об­ра­зо­ва­ни­ем но­сит дис­кри­ми­ни­ру­ю­щий ха­рак­тер. Ес­ли вы­пуск­ни­цы уни­вер­си­те­тов за­ни­ма­ют бо­лее 50% по­зи­ций для на­чи­на­ю­щих спе­ци­а­ли­стов в ком­па­ни­ях — участ­ни­цах рей­тин­га Fortune 500, то до выс­шей управ­лен­че­ской по­зи­ции жен­щи­ны в той же вы­бор­ке до­би­ра­ют­ся лишь чуть бо­лее чем в 6% слу­ча­ев. И это при том что в спис­ке Fortune 500 в этом го­ду ре­корд­ное чис­ло жен­щин-CEO — 32, на 11 боль­ше, чем в 2016 го­ду.

Рей­тинг без го­су­дар­ства

Рей­тинг РБК 500 де­мон­стри­ру­ет близ­кую к Fortune про­пор­цию — лишь 28 круп­ней­ши­ми рос­сий­ски­ми ком­па­ни­я­ми из 500 ру­ко­во­дят жен­щи­ны (5,6%). Еще семь жен­щин сто­ят во гла­ве мест­ных «до­чек» транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций. В про­шлом го­ду в спис­ке бы­ло 27 «рос­си­я­нок» и де­вять «ино­стра­нок» со­от­вет­ствен­но. Из вы­бор­ки в 35 че­ло­век в рей­тинг жен­щин-CEO по­па­ли 25, их по­зи­ция опре­де­ля­лась на ос­но­ве вы­руч­ки, чис­лен­но­сти шта­та ком­па­нии и ее ди­на­ми­ки от­но­си­тель­но сред­них по от­рас­ли по­ка­за­те­лей (по­дроб­нее см. в справ­ке «Как мы счи­та­ли»).

По­чти по­ло­ви­на участ­ниц спис­ка — новички. Сре­ди 12 де­бю­тан­ток — Свет­ла­на Ви­но­гра­до­ва, ко­то­рая сме­ни­ла в долж­но­сти ген­ди­рек­то­ра груп­пы «Рольф» Та­тья­ну Лу­ко­вец­кую, воз­глав­ляв­шую рей­тинг в 2015 го­ду. Про­шло­год­ний но­мер один Ксе­ния Сос­ни­на, ру­ко­во­ди­тель груп­пы «Илим», опу­сти­лась на тре­тью строч­ку, а воз­гла­ви­ла спи­сок мно­го­лет­ний ген­ди­рек­тор Ир­кут­ской неф­тя­ной ком­па­нии, од­на из бо­га­тей­ших жен­щин Рос­сии Ма­ри­на Се­дых. Ли­дер­ство ей обес­пе­чил уве­рен­ный рост вы­руч­ки ИНК на фоне сред­них по от­рас­ли от­ри­ца­тель­ных тем­пов.

В топ-6 во­шли еще два но­вич­ка — пред­ста­ви­тель­ни­цы пе­ре­жи­ва­ю­ще­го бум аг­ро­сек­то­ра Свет­ла­на Бар­су­ко­ва (та­тар­стан­ская «Агро­си­ла») и Ла­ри­са Ко­ва­ле­ва (бел­го­род­ское «Аг­ро-Бе­ло­го­рье»). Сре­ди дру­гих за­мет­ных де­бю­тан­ток — но­вый ген­ди­рек­тор рос­сий­ско­го офи­са Johnson & Johnson Юлия Мар­ко­ва и ру­ко­во­ди­тель стра­хо­вой ком­па­нии «Со­гла­сие» Майя Ти­хо­но­ва.

По срав­не­нию с про­шлым го­дом в рей­тин­ге сни­зи­лось при­сут­ствие пред­ста­ви­тель­ниц гос­сек­то­ра: Ла­ри­са Ле­ви­на из «Обо­рон­строя» пе­ре­бра­лась в дру­гое пред­при­я­тие Ми­но­бо­ро­ны, « Гар­ни­зон », а ру­ко­во­ди­тель под­кон­троль­но­го «Ро­сте­ху» Но­ви­ком­бан­ка Еле­на Геор­ги­е­ва не во­шла в топ-25. В ито­ге един­ствен­ным «го­су­да­ре­вым че­ло­ве­ком» в спис­ке оста­лась Ра­но Джу­ра­е­ва, во гла­ве ФГУП ЦЭНКИ управ­ля­ю­щая ин­фра­струк­ту­рой всех рос­сий­ских кос­мо­дро­мов.

От­рас­ле­вое раз­де­ле­ние рей­тин­га за год су­ще­ствен­ных из­ме­не­ний не пре­тер­пе­ло. Са­мые боль­шие «фрак­ции» по-преж­не­му у тор­гов­ли (пять участ­ниц про­тив ше­сти в про­шлом го­ду) и фар­ма­цев­ти­ки (че­ты­ре, как и в 2016-м). С од­но­го че­ло­ве­ка до трех свое при­сут­ствие на­рас­тил сек­тор «Сель­ское

хо­зяй­ство и про­дук­ты пи­та­ния», с двух до трех — «Элек­тро­энер­ге­ти­ка». По од­ной участ­ни­це «по­те­ря­ли» ав­то­ди­ле­ры (оста­лись две) и неф­тя­ни­ки (од­на). Та­к­же в спис­ке-2017 пред­став­ле­ны «Финансы» (две участ­ни­цы), «Лес и де­ре­во­об­ра­бот­ка» (од­на), «Кос­ми­че­ская ин­ду­стрия» (од­на), «Де­ве­ло­п­мент и стро­и­тель­ство» (од­на), «Ме­тал­лы и гор­ная до­бы­ча» (од­на) и «Ди­с­три­бу­ция» (од­на).

Diversity по-рус­ски

Хо­тя до­ля жен­щин-CEO в рей­тин­ге РБК невы­со­ка, в це­лом рос­сий­ский биз­нес про­грес­си­вен в во­про­се ген­дер­но­го ра­вен­ства. Со­глас­но то­му же ис­сле­до­ва­нию Grant Thornton, ос­но­ван­но­му на опро­се бо­лее 10 тыс. ме­не­дже­ров в 36 стра­нах по все­му ми­ру, Рос­сия — ли­дер по «жен­ско­му» при­сут­ствию в топ-ме­недж­мен­те круп­но­го биз­не­са, про­пор­ция в поль­зу муж­чин со­став­ля­ет все­го 53 на 47% при сред­не­ми­ро­вых по­ка­за­те­лях 75 и 25% со­от­вет­ствен­но.

Да­же в раз­ви­тых стра­нах — США, Бри­та­нии, Гер­ма­нии и дру­гих — жен­щин в ру­ко­вод­стве биз­не­са все­го 18–23%. 9% ис­сле­до­ван­ных рос­сий­ских ком­па­ний не име­ют жен­щин в ру­ко­вод­стве (гло­баль­ный по­ка­за­тель — 34%). Та­к­же Рос­сия — един­ствен­ная стра­на в Во­сточ­ной Ев­ро­пе, в ко­то­рой жен­щи­ны ра­бо­та­ют на ру­ко­во­дя­щих по­зи­ци­ях во всех от­рас­лях. Глав­ной при­чи­ной на­ци­о­наль­ных успе­хов на ни­ве diversity ана­ли­ти­ки счи­та­ют на­сле­дие ком­му­ни­сти­че­ско­го ре­жи­ма, вос­пи­тав­шее в пост­со­вет­ских по­ко­ле­ни­ях ген­дер­ную то­ле­рант­ность.

В це­лом про­бле­ма ген­дер­но­го нера­вен­ства в ми­ре со­хра­ня­ет­ся. Несмот­ря на то что за год про­цент жен­щин в топ-ме­недж­мен­те под­рос с 24 до 25%, уве­ли­чил­ся и объ­ем биз­не­сов, где жен­щи­ны в ру­ко­вод­стве не пред­став­ле­ны во­все, — с 33 до 34%. И ес­ли в ря­де раз­ви­ва­ю­щих­ся стран ком­па­нии де­мон­стри­ру­ют стрем­ле­ние к про­грес­су, то в раз­ви­тых эко­но­ми­ках жен­щи­ны-ме­не­дже­ры, по­хо­же, упер­лись в «стек­лян­ный по­то­лок», их про­дви­же­ние на пост CEO тор­мо­зит неже­ла­ние си­сте­мы ста­но­вить­ся бо­лее гиб­кой, кон­ста­ти­ру­ют экс­пер­ты Grant Thornton.

Что ка­са­ет­ся сво­бо­ды до­сту­па к кон­крет­ным долж­но­стям в то­п­ме­недж­мен­те, то са­мой по­пу­ляр­ной «жен­ской» по­зи­ци­ей оста­ет­ся ди­рек­тор по HR — ее до­ве­ри­ли жен­щи­нам 23% ис­сле­до­ван­ных ком­па­ний (столь­ко же — в про­шлом го­ду). У 19% (21% в 2016-м) жен­щи­ны за­ни­ма­ют крес­ло фи­нан­со­во­го ди­рек­то­ра, у 12% (9%) — CEO, у9% (8%) — опе­ра­ци­он­но­го ди­рек­то­ра, у8% — ди­рек­то­ра по мар­ке­тин­гу (11%) и глав­но­го кон­тро­ле­ра (10%), у6% (8%) — ди­рек­то­ра по про­да­жам.

Су­ще­ству­ют ли у тор­мо­же­ния ка­рьер­ных воз­мож­но­стей жен­щин объ­ек­тив­ные при­чи­ны? Как по­ка­за­ло ис­сле­до­ва­ние Ин­сти­ту­та ми­ро­вой эко­но­ми­ки Пе­тер­со­на и Ernst Young в 2016 го­ду, неэф­фек­тив­ность жен­щин-CEO дав­но уже не бо­лее чем сте­рео­тип. По ито­гам ана­ли­за 22 тыс. ком­па­ний в 91 стране экс­пер­ты кон­ста­ти­ро­ва­ли, что биз­нес, ру­ко­во­ди­мый жен­щи­ной, в сред­нем на 36% рен­та­бель­нее, чем ру­ко­во­ди­мый муж­чи­ной. Еще од­на тен­ден­ция — у ком­па­ний, до­ля жен­щин в топ-ме­недж­мен­те ко­то­рых пре­вы­ша­ет 30%, чи­стая при­быль в сред­нем на 6% вы­ше, чем у их ме­нее про­грес­сив­ных кон­ку­рен­тов.

Од­на­ко до сих пор ни­ка­кие ана­ли­ти­че­ские вы­клад­ки не убеж­да­ют об­ще­ство в необ­хо­ди­мо­сти ре­ши­тель­ных ген­дер­ных пе­ре­мен: со­глас­но недав­не­му опро­су Фон­да Рок­фел­ле­ра, каж­дый чет­вер­тый аме­ри­ка­нец убеж­ден, что че­ло­ве­че­ство быст­рее на­учит­ся пу­те­ше­ство­вать во вре­ме­ни, неже­ли жен­щин и муж­чин во гла­ве ком­па­ний Fortune 500 ста­нет по­ров­ну.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.