Культ зна­ний Как Майя Ти­хо­но­ва управ­ля­ет од­ной из круп­ней­ших стра­хо­вых ком­па­ний в Рос­сии

RBC Magazine - - ТЕМА НОМЕРА - ТЕКСТ Ири­на Юз­бе­ко­ва

«Мне кре­а­ти­вить ин­те­рес­ны— это циф­ры,не мое» я — не неча­сто твор­че­ская сей­час лич­ность,мож­но

услы­шать та­кое при­зна­ние от топ-ме­не­дже­ра.

Ве­ро­ят­но, все де­ло в от­рас­ли: Майя Ти­хо­но­ва

воз­гла­ви­ла стра­хо­вую ком­па­нию «Со­гла­сие»

в 2014 го­ду, а до это­го по­чти 15 лет про­ра­бо­та­ла

в фи­нан­со­во-кре­дит­ных ор­га­ни­за­ци­ях. Сей­час

«Со­гла­сие» вхо­дит в топ-10 рос­сий­ских стра­хов­щи­ков,

Ти­хо­но­ва — един­ствен­ная жен­щи­на-CEO в этой

де­сят­ке

Ти­хо­но­ва вспо­ми­на­ет, что ро­ди­те­ли с дет­ства вос­пи­ты­ва­ли ее в очень ам­би­ци­оз­ной ма­не­ре: зо­ло­тая ме­даль в шко­ле, пре­стиж­ный ин­сти­тут, обя­за­тель­но успеш­ная ка­рье­ра. «А мне ка­жет­ся, ес­ли жен­щи­на про­тив, го­во­рит: я не бу­ду ра­бо­тать, бу­ду за­ни­мать­ся се­мьей, — это то­же здо­ро­во очень», — го­во­рит она. У ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра «Со­гла­сия» — трое де­тей, но в свой пер­вый банк на прак­ти­ку она устро­и­лась еще во вре­мя уче­бы в МГИМО. «У ме­ня бы­ло неха­рак­тер­ное для мо­ло­дой де­вуш­ки же­ла­ние ра­бо­тать», — сме­ет­ся Ти­хо­но­ва.

Пер­вым был банк ВТБ, в кре­дит­ном управ­ле­нии ко­то­ро­го Майя про­ра­бо­та­ла лишь па­ру ме­ся­цев: сов­ме­щать оч­ное обу­че­ние с ра­бо­той бы­ло труд­но, но ей «очень хо­те­лось». Уже на пя­том кур­се, в 1997 го­ду, Ти­хо­но­ва при­шла в Меж­ду­на­род­ный мос­ков­ский банк (сей­час — ЮниКре­дит Банк), за­няв­шись во­про­са­ми лик­вид­но­сти в каз­на­чей­стве. По­том она ра­бо­та­ла в бан­ках «Гра­нит», Рос­сель­хоз­банк, «Рос­сий­ский ка­пи­тал».

Фи­нан­со­вая от­расль в Рос­сии — од­на из са­мых «жен­ских», до­ля жен­щин в об­щем чис­ле ра­бот­ни­ков в ней пре­вы­ша­ет 70%, но чем вы­ше долж­но­сти в бан­ках, тем ча­ще их за­ни­ма­ют муж­чи­ны. Со­глас­но ис­сле­до­ва­ни­ям, по­свя­щен­ным во­про­сам ген­дер­но­го нера­вен­ства в топ-ме­недж­мен­те ком­па­ний, де­ло не толь­ко в дис­кри­ми­на­ции извне: жен­щи­ны го­раз­до ре­же тре­бу­ют по­вы­ше­ния или пред­ла­га­ют свои кан­ди­да­ту­ры на ру­ко­во­дя­щие по­сты. Ти­хо­но­ва то­же го­во­рит, что не ис­поль­зо­ва­ла та­кие ме­то­ды: «Я не пом­ню да­же, что­бы я ко­гда-то к ко­му-то при­хо­ди­ла и го­во­ри­ла: ли­бо вы ме­ня по­вы­ша­е­те, ли­бо я ухо­жу». Но у нее есть соб­ствен­ная и эф­фек­тив­ная стра­те­гия, ко­то­рую она ре­ко­мен­ду­ет сво­им со­труд­ни­кам.

«Ес­ли вы го­то­вы брать­ся за од­ну, дру­гую, тре­тью за­да­чи и успеш­но их ре­шать, то вам бу­дут по­ру­чать еще и еще, и вы бу­де­те рас­ти. А не про­сто си­деть, де­лать од­ну и ту же ра­бо­ту и го­во­рить: я уже де­сять лет здесь си­жу, по­че­му ме­ня не по­вы­ша­ют?» — го­во­рит Ти­хо­но­ва. Она вспо­ми­на­ет, как са­ма впер­вые упер­лась в этот «по­то­лок», до­тош­но изу­чив все во­про­сы, от­но­ся­щи­е­ся к ее сфе­ре от­вет­ствен­но­сти, и ис­чер­пав все ва­ри­ан­ты сде­лать что­то но­вое. При­шла к на­чаль­ни­ку с во­про­сом: «Мне есть ку­да рас­ти?» Че­рез неко­то­рое вре­мя ее на­зна­чи­ли на­чаль­ни­ком от­де­ла, а по­том пред­ло­жи­ли воз­гла­вить управ­ле­ние тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия.

«Для ме­ня это бы­ло шо­ком, с тех пор я так не вол­но­ва­лась ни об од­ном сво­ем на­зна­че­нии», — го­во­рит Ти­хо­но­ва. Пред­ло­же­ние по­сту­пи­ло пе­ред но­во­год­ни­ми празд­ни­ка­ми, и все вы­ход­ные она му­чи­ла се­мью во­про­са­ми, сто­ит ли со­гла­шать­ся на но­вое пред­ло­же­ние или нет: «Они ме­ня сна­ча­ла под­дер­жа­ли, а по­том ска­за­ли: «Де­лай что хо­чешь, толь­ко от нас от­стань, мы уже не мо­жем это слу­шать». В ито­ге она со­гла­си­лась на пред­ло­же­ние.

«Ин­фор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии в тот мо­мент в бан­ке тре­бо­ва­ли раз­ви­тия, и Майя Алек­сан­дров­на сто­я­ла во гла­ве пе­ре­мен, ко­то­рые там про­изо­шли», — го­во­рит ди­рек­тор де­пар­та­мен­та ин­фор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий СК «Со­гла­сие» Сер­гей Клоч­ков, ко­то­рый ра­бо­тал с Ти­хо­но­вой в Рос­сель­хоз­бан­ке. При Ти­хо­но­вой в бан­ке по­яви­лась си­сте­ма управ­ле­ния вза­и­мо­от­но­ше­ни­я­ми с кли­ен­та­ми (CRM), ана­ли­ти­че­ское хра­ни­ли­ще дан­ных, бы­ли ав­то­ма­ти­зи­ро­ва­ны мно­гие про­цес­сы. У Ти­хо­но­вой нет об­ра­зо­ва­ния в об­ла­сти ИТ, но она изу­ча­ла спе­ци­аль­ную ли­те­ра­ту­ру и мог­ла при­ме­нять но­вые зна­ния, до­бав­ля­ет Клоч­ков.

«Я учить­ся люб­лю, но в мо­ем воз­расте это ско­рее недо­ста­ток», — сме­ет­ся Ти­хо­но­ва. В 2007 го­ду она по­лу­чи­ла пре­стиж­ный меж­ду­на­род­ный сер­ти­фи­кат Financial Risk Manager (FRM). Для то­го что­бы его сдать, она пол­го­да за­ни­ма­лась с учи­те­лем ма­те­ма­ти­ки по три ча­са два­жды в неде­лю: «К то­му мо­мен­ту у ме­ня уже бы­ло трое де­тей, и мно­гие зна­ко­мые кру­ти­ли паль­цем у вис­ка». По­лу­че­ние это­го сер­ти­фи­ка­та ни­как не по­вли­я­ло на ка­рье­ру, но про­цесс стал «боль­шим ша­гом и пре­одо­ле­ни­ем се­бя».

«Я во­об­ще не ле­ни­вая, я эн­ту­зи­аст­ка. Я пря­мо за­го­ра­юсь, и все — мне на­до. Это да­же не все­гда свя­за­но с по­вы­ше­ни­ем по долж­но­сти, с день­га­ми — про­сто мне ин­те­рес­но, я хо­чу, что­бы по­лу­чи­лось, хо­чу лю­дей убе­дить, что нуж­но вот так сде­лать», — го­во­рит Ти­хо­но­ва.

По­нят­ный биз­нес

В 2010 го­ду ди­рек­тор каз­на­чей­ства бан­ка «Рос­сий­ский ка­пи­тал» Вал­да Дья­ко­ва об­суж­да­ла с недав­но на­зна­чен­ным пред­се­да­те­лем прав­ле­ния Дмит­ри­ем Ероп­ки­ным стра­те­гию раз­ви­тия бан­ка. «На­до на­стра­и­вать ра­бо­ту каз­на­чей­ства, по­это­му нам ну­жен та­кой че­ло­век, как Майя Ти­хо­но­ва, но вы­дер­ги­вать ее от дру­го­го ру­ко­во­ди­те­ля нехо­ро­шо», — вспо­ми­на­ет Дья­ко­ва свои сло­ва. Она ра­бо­та­ла с Ти­хо­но­вой в Рос­сель­хоз­бан­ке и «за­оч­но жда­ла» ее в «Рос­сий­ском ка­пи­та­ле».

В 2010-м в Рос­сель­хоз­бан­ке сме­ни­лась ко­ман­да, Ти­хо­но­ва со­гла­си­лась пе­рей­ти в «Рос­сий­ский ка­пи­тал», про­ра­бо­та­ла там око­ло го­да, по­сле че­го ста­ла ис­пол­ни­тель­ным ди­рек­то­ром груп­пы ОНЭКСИМ, при­над­ле­жа­щей биз­не­сме­ну Ми­ха­и­лу Про­хо­ро­ву. В со­ве­те ди­рек­то­ров Ти­хо­но­ва от­ве­ча­ла за несколь­ко ак­ти­вов, в том чис­ле за СК «Со­гла­сие», ин­ве­сти­ци­он­ный банк «Ре­нес­санс Ка­пи­тал», банк «Ре­нес­санс Кре­дит» и банк МФК.

Стра­хо­ва­ние — это то­же фи­нан­со­вая сфе­ра, го­во­рит Ти­хо­но­ва. Бан­ки, по ее сло­вам, ин­те­рес­ны тем, что в них мно­го раз­но­об­раз­ных опе­ра­ций: кре­ди­то­ва­ние, де­по­зи­ты, цен­ные бу­ма­ги, до­ве­ри­тель­ное управ­ле­ние и др. «Огром­ный спектр опе­ра­ций, но все они до­воль­но про­стые. В стра­хо­ва­нии опе­ра­ция од­на, но там мно­го под­вод­ных кам­ней: сте­пе­ни ве­ро­ят­но­сти, уре­гу­ли­ро­ва­ние убыт­ков, та­ри­фо­об­ра­зо­ва­ние», — пе­ре­чис­ля­ет она.

Как устро­ен биз­нес «Со­гла­сия», Ти­хо­но­ва разо­бра­лась быст­ро. «Но од­но де­ло, ко­гда ты си­дишь в со­ве­те ди­рек­то­ров и го­во­ришь: у вас этот про­ект неудач­ный, да­вай­те его раз­ло­жим на со­став­ные ча­сти, пой­мем, по­че­му это про­изо­шло и как его спа­сти. Дру­гое де­ло, ко­гда ты си­дишь в ком­па­нии и те­бе нуж­но са­мой ис­прав­лять его», — рас­суж­да­ет она.

Ти­хо­но­ва бы­ла на­зна­че­на ге­не­раль­ным ди­рек­то­ром СК «Со­гла­сие» в мар­те 2014 го­да, до это­го в те­че­ние трех лет в ком­па­нии сме­ни­лось три ру­ко­во­ди­те­ля. Ген­ди­рек­тор ОНЭКСИМ Дмит­рий Ра­з­умов не от­ве­тил на во­про­сы жур­на­ла РБК. Год ком­па­ния за­кон­чи­ла с убыт­ком по МСФО в 6 млрд руб., в 2015 го­ду убы­ток сни­зил­ся до 3,77 млрд руб., в 2016-м — до 32 млн руб. В ко­неч­ном сче­те все это вре­мя ком­па­нию спа­сал ОНЭКСИМ, ко­то­рый толь­ко в 2014 го­ду предо­ста­вил ей фи­нан­со­вую по­мощь в раз­ме­ре 7,4 млрд руб., в 2015-м — 9,79 млрд руб., в пер­вом квар­та­ле 2016 го­да — 2 млрд руб.

По­сле пе­ре­хо­да на долж­ность ген­ди­рек­то­ра Ти­хо­но­вой «как бы от­кры­лась це­лая жизнь»: ей при­шлось са­мой при­ду­мы­вать стра­те­гию ра­бо­ты с те­ми или ины­ми про­ек­та­ми, сле­дить, как ра­бо­та­ют дру­гие ком­па­нии. Ти­хо­но­ва участ­ву­ет в под­бо-

До Ти­хо­но­вой­по­сто­ян­но при­хо­да

ме­ня­лись со­труд­ни­ки,

а сей­час

кол­лек­тив ста­би

ли­зи­ро­вал­ся —

пре­кра­ти­лась

те­куч­ка сре­ди топ

ме­не­дже­ров

ре всех топ-ме­не­дже­ров ком­па­нии и ино­гда их за­ме­сти­те­лей. «Со­гла­сие» ищет со­труд­ни­ков дву­мя спо­со­ба­ми. Пер­вый за­клю­ча­ет­ся в том, что кад­ро­вые агент­ства со­би­ра­ют ре­зю­ме под­хо­дя­щих кан­ди­да­тов, Ти­хо­но­ва их рас­смат­ри­ва­ет и ре­ша­ет, с кем сто­ит встре­чать­ся.

«Нуж­но встре­чать­ся с боль­шим ко­ли­че­ством кан­ди­да­тов, по­то­му что по ре­зю­ме ка­жет­ся, что че­ло­век не под­хо­дит, а при встре­че ока­зы­ва­ет­ся, что он звез­да», — раз­во­дит ру­ка­ми Ти­хо­но­ва. Вто­рой путь по­ис­ка — опрос зна­ко­мых и по­иск лю­дей, ко­то­рые мо­гут по­ре­ко­мен­до­вать хо­ро­ше­го кан­ди­да­та. «При со­бе­се­до­ва­нии я мно­го по­ла­га­юсь на ин­ту­и­цию», — при­зна­ет­ся гла­ва СК «Со­гла­сие». Каж­дый ру­ко­во­ди­тель на­прав­ле­ния под­би­ра­ет ко­ман­ду са­мо­сто­я­тель­но, про­дол­жа­ет она: пра­виль­но да­вать сво­бо­ду че­ло­ве­ку, ко­то­ро­му до­ве­рил­ся.

В ком­па­нии за три го­да по­яви­лась ста­биль­ность, ко­то­рой ей не хва­та­ло пять лет на­зад, го­во­рит фи­нан­со­вый ди­рек­тор СК «Со­гла­сие» Юлия Шу­ми­ло­ва. До при­хо­да Ти­хо­но­вой по­сто­ян­но ме­ня­лись со­труд­ни­ки, а сей­час кол­лек­тив ста­би­ли­зи­ро­вал­ся — пре­кра­ти­лась те­куч­ка сре­ди топ-ме­не­дже­ров, до­ба­ви­ла она.

До­воль­ный ак­ци­о­нер

Ти­хо­но­ва толь­ко что вер­ну­лась из от­пус­ка, и на каж­дый день у нее на­зна­че­ны по несколь­ко встреч и со­ве­ща­ний. Ее ра­бо­чий день на­чи­на­ет­ся в де­вять утра и не за­кан­чи­ва­ет­ся до позд­не­го ве­че­ра: «Еду в ма­шине и уже на­чи­наю ра­бо­тать, во вре­мя обе­да об­суж­даю ра­бо­чие во­про­сы и, по­ка не до­де­лаю все де­ла, не мо­гу оста­но­вить­ся». Вся еже­днев­ная ра­бо­та в «Со­гла­сии» у Ти­хо­но­вой стро­ит­ся на встре­чах: «Я люб­лю об­щать­ся с людь­ми лич­но».

Раз в ме­сяц Ти­хо­но­ва про­во­дит встре­чи с гла­ва­ми ко­ми­те­тов — под­раз­де­ле­ний, от­ве­ча­ю­щих за раз­ные на­прав­ле­ния в «Со­гла­сии» (ко­ми­тет по кад­рам, по де­би­тор­ской за­дол­жен­но­сти и т.д.) Для каж­дой встре­чи обя­за­тель­но есть по­вест­ка, ре­гла­мент и вре­мя, в ко­то­рое каж­дый дол­жен уло­жить­ся с вы­ступ­ле­ни­ем, опи­сы­ва­ет та­кие со­ве­ща­ния Клоч­ков из «Со­гла­сия». Все го­то­вят­ся к сво­им вы­ступ­ле­ни­ям — это сжа­тая, ор­га­ни­зо­ван­ная ра­бо­та, до­бав­ля­ет он.

Про­то­коль­ную служ­бу Ти­хо­но­ва на­зы­ва­ет эле­мен­том, без ко­то­ро­го «невоз­мож­но управ­лять ком­па­ни­ей». Ее со­труд­ни­ки сле­дят за тем, что­бы все по­ру­че­ния ген­ди­рек­то­ра вы­пол­ня­лись и под­чи­нен­ные не при­сы­ла­ли «от­пис­ки». Ес­ли в служ­бе по­до­зре­ва­ют, что ра­бот­ник вы­пол­нил за­да­ние пло­хо, то про­сят Ти­хо­но­ву разо­брать­ся лич­но с этим во­про­сом. «У ме­ня есть воз­мож­ность де­пре­ми­ро­вать со­труд­ни­ка, ес­ли он не вы­пол­нил пору­че­ние во­вре­мя», — го­во­рит она.

К гра­мот­но­сти и рус­ско­му язы­ку ру­ко­во­ди­тель стра­хо­вой ком- па­нии от­но­сит­ся «фа­на­тич­но», го­во­рит Клоч­ков. Все до­ку­мен­ты и слу­жеб­ные за­пис­ки она пе­ре­пи­сы­ва­ет в соб­ствен­ном сти­ле, да­же ис­прав­ля­ет за­пя­тые, хо­тя мно­гие руководители не об­ра­ща­ют на это вни­ма­ния, до­бав­ля­ет он. Че­рез пол­го­да по­сле при­хо­да Ти­хо­но­вой в кол­лек­тив ее под­чи­нен­ные на­учи­лись со­став­лять до­ку­мен­ты «в ее сти­ле».

В июле 2016 го­да ста­ло из­вест­но, что вла­де­лец груп­пы ОНЭКСИМ Ми­ха­ил Про­хо­ров со­би­ра­ет­ся рас­про­дать все свои ак­ти­вы, пи­са­ла га­зе­та «Ве­до­мо­сти». С тех пор ОНЭКСИМ про­дал 20% ак­ций «Урал­ка­лия», де­ве­ло­пер­скую ком­па­нию ОПИН, 65% ак­ций ме­диа­хол­дин­га РБК и 7% ком­па­нии UC Rusal. Ин­фор­ма­ция о том, что Про­хо­ров хо­чет про­дать СК «Со­гла­сие» по­яви­лась еще в 2015 го­ду: ис­точ­ни­ки «Ве­до­мо­стей» сре­ди ос­нов­ных пре­тен­ден­тов на­зы­ва­ли бе­не­фи­ци­а­ра ин­ве­сти­ци­он­ной груп­пы «Рус­ские фон­ды» Сер­гея Ва­си­лье­ва и экс-гу­бер­на­то­ра Ка­ли­нин­град­ской об­ла­сти Геор­гия Бо­оса. В пер­вом слу­чае сдел­ку не одоб­рил Цен­тро­банк из-за опа­се­ния даль­ней­ше­го вы­во­да ак­ти­вов из ком­па­нии, во вто­ром — сто­ро­ны не со­шлись в усло­ви­ях сдел­ки. ОНЭКСИМ от­ри­цал на­ме­ре­ние про­дать стра­хов­щи­ка.

«Стра­хо­вая ком­па­ния «Со­гла­сие» не про­да­ет­ся», — го­во­рит Ти­хо­но­ва. Но до­бав­ля­ет, что ес­ли это ко­гда-ни­будь про­изой­дет, то она вос­при­мет та­кую но­вость спо­кой­но: «Глав­ное, что­бы ак­ци­о­нер был до­во­лен».

«Я во­об­ще не ле­ни­вая, я эн­ту­зи­аст­ка. Я пря­мо

за­го­ра­юсь, и все — мне на­до. Это да­же не все­гда свя­за­но

с по­вы­ше­ни­ем по долж­но­сти, с день­га­ми — про­сто мне

ин­те­рес­но»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.