Кор­по­ра­ция «Юдаш­кин»

Как устро­ен биз­нес глав­но­го рос­сий­ско­го кутю­рье

RBC Magazine - - СОДЕРЖАНИЕ - ТЕКСТ Ири­на Пан­кра­то­ва ИЛЛЮСТРАЦИИ Да­рья Епи­фа­но­ва

Мо­де­льер Ва­лен­тин Юдаш­кин стал сим­во­лом рос­сий­ской haute couture

в се­ре­дине 1990-х и оста­ет­ся им до сих пор, но стал ли его мод­ный

дом успеш­ным ком­мер­че­ским пред­при­я­ти­ем? В по­ис­ках от­ве­та на

этот во­прос жур­нал РБК об­на­ру­жил, что биз­нес Юдаш­ки­на дав­но

ба­зи­ру­ет­ся не столь­ко на про­да­жах одеж­ды и ак­сес­су­а­ров под брен­дом

Valentin Yudashkin, сколь­ко на тор­гов­ле са­мим име­нем мо­де­лье­ра.

Сре­ди по­ку­па­те­лей по­бы­ва­ли олигархи, эпа­таж­ные биз­не­сме­ны из 90-х

и мол­дав­ский чи­нов­ник

«По­че­му на ве­щах столь­ко стра­зов и бле­сток? Не так уж мно­го по срав­не­нию с бу­ти­ком в Воз­не­сен­ском пе­ре­ул­ке, там-то ве­щи «от кутюр», — ка­ча­ет го­ло­вой кон­суль­тант бу­ти­ка Valentin Yudashkin на Ку­ту­зов­ском, 19. По­се­ти­те­лей нет, хо­тя в раз­га­ре вы­ход­ные, са­мое вре­мя для шо­пин­га. Вход­ная дверь с зо­ло­ти­стой руч­кой от­де­ла­на мра­мо­ром, на под­све­чен­ных по­лоч­ках раз­ло­же­ны укра­ше­ния, су­моч­ки и пла­тья.

Пу­га­че­ва, Кир­ко­ров, Ор­ба­кай­те, Бас­ков, За­ра — име­на звезд но­во­год­них огонь­ков долж­ны за­во­ро­жить по­тен­ци­аль­но­го кли­ен­та. Как бы к сло­ву кон­суль­тант упо­ми­на­ет, что «ку­рить в бу­ти­ке раз­ре­ша­ет­ся толь­ко Ал­ле Бо­ри­совне», вот это пла­тье сто­ит боль­ше 200 тыс. руб. и его «уже при­смот­ре­ла Кри­сти­на, но не хва­ти­ло вре­ме­ни, что­бы пе­ре­шить под ее раз­мер», а у каж­до­го по­ку­па­те­ля обя­за­тель­но спра­ши­ва­ют, для ка­ко­го ме­ро­при­я­тия под­би­ра­ет­ся на­ряд, «что­бы две звез­ды не ока­за­лись в од­ном и том же».

Юдаш­кин не стал об­щать­ся с жур­на­лом РБК и не от­ве­тил на пе­ре­дан­ные ему во­про­сы. Как по­яс­ни­ла его пред­ста­ви­тель, кутю­рье бы­ло бы ин­те­рес­но об­су­дить мод­ные тен­ден­ции или «пре­крас­ный празд­ник 8 Мар­та», но не во­про­сы, свя­зан­ные с день­га­ми и биз­не­сом. Та­ки­ми во­про­са­ми тра­ди­ци­он­но за­ни­ма­ют­ся его парт­не­ры — их

за по­след­ние 20 лет у Юдаш­ки­на бы­ло мно­же­ство, по их име­нам мож­но вос­со­здать ис­то­рию рос­сий­ско­го биз­не­са.

Мод­ный дом Юдаш­ки­на ни­ко­гда не пуб­ли­ко­вал дан­ные о про­да­жах, а от­чет­ность ком­па­ний кутю­рье в СПАРК вы­гля­дит стран­но. В 2016 го­ду со­во­куп­ная вы­руч­ка ком­па­ний «Шан­ти» и «Ди­макс», че­рез ко­то­рые идут про­да­жи мод­ной одеж­ды и ак­сес­су­а­ров Valentin Yudashkin в Рос­сии, со­ста­ви­ла 84,9 млн руб., а их со­во­куп­ная чи­стая при­быль бы­ла в во­семь раз боль­ше — 682 млн руб. Бо­лее све­жих дан­ных нет, и это са­мые вы­со­кие по­ка­за­те­ли за все вре­мя. Но это да­ле­ко не весь биз­нес, в ко­то­ром участ­ву­ет Юдаш­кин или хо­тя бы его имя.

Ме­це­на­ты или krysha

Стре­ми­тель­ный про­рыв на­чи­на­ю­ще­го мо­де­лье­ра, к сло­ву, слу­чил­ся в 1991-м, ко­гда в рам­ках па­риж­ской неде­ли мо­ды Юдаш­кин пред­ста­вил свою кол­лек­цию «Фа­бер­же» в по­соль­стве Рос­сии во Фран­ции. На по­ка­зе бы­ло 600 зри­те­лей, в том чис­ле име­ни­тые Па­ко Ра­бан и Пьер Кар­ден. Бук­валь­но на сле­ду­ю­щий день он «проснул­ся зна­ме­ни­тым».

Че­рез два го­да в Москве от­крыл­ся Дом мо­ды Valentin Yudashkin и по­ка­зы и аф­тер­па­ти мо­де­лье­ра ста­ли од­ним из сим­во­лов но­во­го рус­ско­го гла­му­ра. На них со­би­рал­ся весь «свет» сто­ли­цы: биз­не­сме­ны, чи­нов­ни­ки, бан­ди­ты, поп-звез­ды, ту­сов­щи­ки, мо­де­ли. «Мож­но бы­ло по­дой­ти к ко­му на­до, по­шеп­тать­ся, най­ти вы­хо­ды на нуж­ных лю­дей, а ес­ли про­спон­си­ру­ешь по­каз, то и ука­зать, ко­го имен­но хо­те­лось бы там ви­деть», — вспо­ми­на­ет со­бе­сед­ник РБК, ра­бо­тав­ший в ком­па­нии спон­со­ров мод­но­го до­ма Юдаш­ки­на.

По его сло­вам, в 1995–1996 го­дах од­ним из спон­со­ров Юдаш­ки­на был Сер­гей Го­вя­дин, про­из­во­ди­тель мяс­ных кон­сер­вов под мар­кой «Глав­про­дукт». Свя­зать­ся с Го­вя­ди­ным РБК не уда­лось.

Для Го­вя­ди­на мод­ный дом Юдаш­ки­на дол­го был «пло­щад­кой для ши­кар­ных же­стов»: так, в 2008 го­ду на бла­го­тво­ри­тель­ном аук­ци­оне жур­на­ла Vogue Го­вя­дин, не тор­гу­ясь, за­пла­тил $100 тыс. за рас­кра­шен­ную Юдаш­ки­ным мат­реш­ку. «Это бы­ла ско­рее бла­го­тво­ри­тель­ность, в капитал мод­но­го до­ма он не вхо­дил, хоть и вы­де­лял по­доб­ные этой сум­мы», — вспо­ми­на­ет со­бе­сед­ник жур­на­ла.

В 1997 го­ду Юдаш­кин вы­шел на пик сла­вы: в Москве от­крыл­ся его пер­вый бу­тик, в ГКЗ «Рос­сия» про­шел мас­штаб­ный по­каз его кол­лек­ции «Го­род на песке», вклю­чав­ший в се­бя кон­церт глав­ных эст­рад­ных звезд в на­ря­дах от Юдаш­ки­на, в Го­сти­ном Дво­ре про­хо­ди­ла его ре­гу­ляр­ная «Не­де­ля мо­ды в Москве». А два­жды в год мо­де­льер про­во­дил свой по­каз на глав­ном со­бы­тии ми­ро­вой мод­ной ин­ду­стрии — неде­ле мо­ды Couture в Па­ри­же. Но в ав­гу­сте 1998 го­да гря­нул фи­нан­со­вый кри­зис. «Глав­ное бы­ло — вы­жить. Мы по­до­бра­ли все остат­ки тка­ней, ма­те­ри­а­лов... За ко­пей­ки от­да­ва­ли уни­каль- ные ве­щи», — рас­ска­зы­вал мо­де­льер в до­ку­мен­таль­ном филь­ме «Шик по-рус­ски», сня­том «Пер­вым ка­на­лом» к 50-ле­тию Юдаш­ки­на в 2013 го­ду. «А по­том Юдаш­кин сно­ва по­лу­чил воз­мож­ность тво­рить, не ду­мая о день­гах», — го­во­рит за­кад­ро­вый го­лос в филь­ме, на вда­ва­ясь в по­дроб­но­сти.

Эту воз­мож­ность Юдаш­ки­ну да­ли но­вые спон­со­ры: Сер­гей По­пов, со­вла­де­лец ком­па­нии «Со­юз­кон­тракт», глав­но­го про­дав­ца ку­ри­ных око­роч­ков в Рос­сии, и лю­ди, ко­то­рых По­пов по­том на­зы­вал сво­и­ми парт­не­ра­ми, — алю­ми­ни­е­вый маг­нат Ми­ха­ил Чер­ной и бу­ду­щие мил­ли­ар­де­ры Олег Де­ри­пас­ка и Искан­дер Ма­хму­дов. В 2013 го­ду По­пов рас­ска­зы­вал кор­ре­спон­ден­там жур­на­ла Forbes, что помочь Юдаш­ки­ну по­про­си­ли лю­ди из шоу-биз­не­са. «При­шел ко мне, уже не пом­ню, кто [Игорь] Кру­той или Пу­га­че­ва: «По­мо­ги Ва­лен­ти­ну, он наш друг, он бу­дет де­лать все». А для ме­ня это что мо­жет быть? Ре­кла­ма».

По оцен­кам несколь­ких ис­точ­ни­ков, ра­бо­тав­ших то­гда с По­по­вым и Де­ри­пас­кой, до 2000 го­да парт­не­ры вло­жи­ли в мод­ный дом Юдаш­ки­на око­ло $10 млн в об­мен на до­лю в биз­не­се. Ка­кую до­лю — неиз­вест­но, са­ми цифры не под­твер­жде­ны до­ку­мен­та­ми, и уча­стие бу­ду­щих оли­гар­хов в ком­па­нии Юдаш­ки­на мог­ло бы остать­ся слу­хом. Ес­ли бы не зна­ме­ни­тый суд в Лон­доне в 2012 го­ду, ко­гда Чер­ной тре­бо­вал от Де­ри­пас­ки ком­пен­са­цию за 20% в «Рус­ском алю­ми­нии» и по­дроб­но пе­ре­чис­лял все их сов­мест­ные про­ек­ты. В ма­те­ри­а­лах Вы­со­ко­го су­да Лон­до­на есть по­ка­за­ния пред­ста­ви­те­лей ист­ца, утвер­ждав­ших, что По­пов, Де­ри­пас­ка, Ма­хму­дов и Чер­ной в 1998–1999 го­дах ин­ве­сти­ро­ва­ли в мод­ный дом Юдаш­ки­на и за­тем по­ру­чи­ли им ме­недж­мент мод­но­го биз­не­са. В свою оче­редь, Де­ри­пас­ка утвер­ждал, что По­пов при­нуж­дал его ин­ве­сти­ро­вать в биз­нес Юдаш­ки­на в ка­че­стве опла­ты «krysha», и Чер­ной и По­пов не бы­ли его парт­не­ра­ми, а пред­став­ля­ли «рос­сий­ские ОПГ и за­ни­ма­лись рэ­ке­том». Суд завершился под­пи­са­ни­ем ми­ро­во­го со­гла­ше­ния, его усло­вия не раз­гла­ша­лись.

Но­вые ме­не­дже­ры пы­та­лись струк­ту­ри­ро­вать биз­нес Юдаш­ки­на и на­чать по­лу­чать при­быль, но не пре­успе­ли в этом, вспо­ми­на­ет один из быв­ших ме­не­дже­ров в раз­го­во­ре с жур­на­лом РБК. «Как тут пре­успе­ешь? При­хо­дишь на Ку­ту­зов­ский, про­сишь по­ка­зать до­ку­мен­ты, за­нять­ся бух­гал­те­ри­ей, а во­круг сну­ют мо­де­ли и оду­хо­тво­рен­ный Юдаш­кин ис­кренне не по­ни­ма­ет, за­чем счи­тать деньги, ко­гда их недав­но при­нес­ли в меш­ках», — рас­ска­зы­ва­ет он. Уже к 2000 го­ду но­вые парт­не­ры по­те­ря­ли ин­те­рес к биз­не­су Юдаш­ки­на и вы­шли из него, го­во­рит быв­ший ме­не­джер. В «Баз­э­ле» Оле­га Де­ри­пас­ки от­ка­за­лись от ком­мен­та­ри­ев, пред­ста­ви­те­ли Искан­де­ра Ма­хму­до­ва и жи­ву­ще­го в Из­ра­и­ле Ми­ха­и­ла Чер­но­го от­ка­за­лись пе­ре­да­вать им во­про­сы жур­на­ла. По­пыт­ки свя­зать­ся с Сер­ге­ем По­по­вым не увен­ча­лись успе­хом.

Но­вое вре­мя, но­вые дру­зья

Зи­мой 1999-го Юдаш­кин ли­шил­ся по­ка­зов на па­риж­ской неде­ле мо­ды. «Узна­ли мы об этом из га­зе­ты Figaro на­ут­ро по­сле по­ка­за в Па­ри­же. Ме­ня убра­ли из офи­ци­аль­но­го ка­лен­да­ря. В сле­ду­ю­щем се­зоне нас нет», — рас­ска­зы­вал Юдаш­кин все в том же филь­ме «Шик по-рус­ски». При­чи­на — кутю­рье так и не открыл свой дом мо­ды во Фран­ции, что под­ра­зу­ме­ва­ет не толь­ко от­кры­тие бу­ти­ка, но и пе­ре­нос про­из­вод­ства в стра­ну. «Ка­за­лось, что кон­чил­ся свет, по­то­му что ты жил в жест­ком ка­лен­да­ре, на этом бы­ло по­стро­е­но все», — го­во­рил Юдаш­кин.

За­то у него по­яви­лись но­вые парт­не­ры: ко­гда в 2002 го­ду в Рос­сии на­чал ра­бо­ту Еди­ный го­су­дар­ствен­ный ре­естр юри­ди­че­ских лиц (ЕГРЮЛ), в него бы­ли вне­се­ны дан­ные о ком­па­ни­ях ОАО «Ва­лен­тин Юдаш­кин Групп» и ООО «Ва­лен­тин Юдаш­кин». В обе­их кутю­рье вла­дел 25-про­цент­ны­ми до­ля­ми, осталь­ные при­над­ле­жа­ли парт­не­рам. Так, 10% «Ва­лен­тин Юдаш­кин Групп» по­лу­чи­ла Ири­на Тин­тя­ко­ва(Куд­ри­на), же­на ми­ни­стра фи­нан­сов Алек­сея Куд­ри­на. В 2008 го­ду она рас­ска­зы­ва­ла «Ве­до­мо­стям», что с Юдаш­ки­ным они дав­но дру­жи­ли и хо­те­ли за­нять­ся про­из­вод­ством одеж­ды casual, но дело не пошло. «Я ни­че­го не мог­ла при­не­сти Ва­ле. Он из-за друж­бы мне предо­ста­вил в поль­зо­ва­ние ми­ни­маль­ный про­цент, ко­то­рый я по­том ему вер­ну­ла», — го­во­ри­ла она. Се­го­дня Юдаш­кин вхо­дит в по­пе­чи­тель­ский со­вет фон­да «Се­вер­ная ко­ро­на» Куд­ри­ной. Ири­на Куд­ри­на от­ка­за­лась от­ве­чать на во­про­сы РБК, пе­ре­дан­ные ей че­рез пред­ста­ви­те­ля фон­да.

По 10% до­лей в ком­па­ни­ях «Ва­лен­тин Юдаш­кин Групп» и «Ва­лен­тин Юдаш­кин» по­лу­чил про­дю­сер «Ан­шла­га» Алек­сандр Дост­ман — он до сих пор оста­ет­ся биз­нес-парт­не­ром Юдаш­ки­на и вы­сту­па­ет ге­не­раль­ным про­дю­се­ром неде­ли мо­ды в Го­сти­ном Дво­ре. Там же рас­по­ло­жен офис куль­тур­но­го фон­да «Ар­тес», ко­то­рый воз­глав­ля­ет Дост­ман. В от­вет на за­прос РБК пред­ста­ви­тель Дост­ма­на при­гла­сил кор­ре­спон­ден­та на ин­тер­вью, но за три неде­ли так и не на­шел вре­ме­ни на встре­чу.

Вла­дель­цем са­мой боль­шой — 38,5% — до­ли ОАО «Ва­лен­тин Юдаш­кин Групп» в 2002 го­ду бы­ла «ИФК Биз­несТех­но­лод­жис», кон­троль­ный па­кет ко­то­рой при­над­ле­жал уголь­но-ме­тал­лур­ги­че­ско­му трей­де­ру Алек­сан­дру Кар­ма­но­ву. «С Ва­лей нас позна­ко­мил Алек­сандр Дост­ман, и мы вме­сте ре­ши­ли раз­ви­вать вто­рую ли­нию одеж­ды мар­ки Valentin Yudashkin, — рас­ска­зал Кар­ма­нов жур­на­лу РБК. — Я вы­ку­пил у быв­ших парт­не­ров Юдаш­ки­на до­лю, ко­то­рую поз­же про­дал с при­бы­лью про­филь­ным ин­ве­сто­рам, по­то­му что пол­но­стью по­гру­зил­ся в ры­нок труб боль­шо­го диа­мет­ра и бо­лее не мог быть по­ле­зен сво­им

парт­не­рам». В 2006-м Кар­ма­нов ос­но­вал Евразий­ский тру­бо­про­вод­ный кон­сор­ци­ум (ЕТК), став­ший круп­ным по­став­щи­ком труб «Транс­неф­ти». Но он оста­ет­ся парт­не­ром Юдаш­ки­на в «непро­филь­ных» ком­па­ни­ях.

Ле­кар­ства, го­сти­ни­ца и водка

В 2009-м Кар­ма­нов, Юдаш­кин и Дост­ман за­ре­ги­стри­ро­ва­ли ком­па­нию «Ок­си­гон», ко­то­рая вы­пус­ка­ет «Мар­дил», пре­па­рат для ле­че­ния но­во­об­ра­зо­ва­ний ко­жи и сли­зи­стой. До­ля Кар­ма­но­ва со­ста­ви­ла 33,5%, в 2015 го­ду она вы­рос­ла до 54,5%. Юдаш­кин и Дост­ман по­лу­чи­ли по 16,5%, а вла­дель­цем 12,5% стал писатель Дмит­рий Лип­ске­ров. «У Ва­ли и Дост­ма­на был друг из Швей­ца­рии, ака­де­мик дер­ма­то­он­ко­ло­гии, ко­то­рый изоб­рел пре­па­рат «Мар­дил Се­лен», — го­во­рит Кар­ма­нов. — Мы вы­ку­пи­ли пре­па­рат у пра­во­об­ла­да­те­ля и сов­мест­но с ин­ве­сто­ром Дмит­ри­ем Лип­ске­ро­вым в те­че­ние де­ся­ти лет про­ве­ли необ­хо­ди­мые ис­сле­до­ва­ния для его ре­ги­стра­ции в Рос­сии. Дан­ным пре­па­ра­том вы­ле­че­ны уже бо­лее 10 тыс. па­ци­ен­тов». Лип­ске­ров от­ка­зал­ся от ком­мен­та­ри­ев.

Юри­ди­че­ский ад­рес «Ок­си­го­на» — в биз­нес-цен­тре «Усадь­ба Су­во­ро­вых» на Мяс­ниц­кой ули­це. По дан­ным Ро­сре­ест­ра, зда­ние пло­ща­дью 1,2 тыс. кв. м при­над­ле­жит «ЕТК-Ин­вест» Александра Кар­ма­но­ва. Эта же ком­па­ния вла­де­ет еще од­ним зда­ни­ем пло­ща­дью 3,3 тыс. кв. м по ад­ре­су Се­реб­ря­ни­че­ский пе­ре­улок, 12, стр. 1, в ко­то­ром идет ре­монт. Как со­об­ща­ла ле­том 2017 го­да пресс-служ­ба Мос­ком­строй­ин­ве­ста, в зда­нии рас­по­ло­жит­ся трех­звезд­ная го­сти­ни­ца на 62 но­ме­ра с ат­ри­умом во дво­ре. За­строй­щик — «ЕТК-Ин­вест», а управ­ля­ю­щей ком­па­ни­ей для оте­ля мо­жет стать ООО «Юдаш­кин хо­тель групп».

По сло­вам Кар­ма­но­ва, ком­плекс в Се­реб­ря­ни­че­ском пе­ре­ул­ке пол­но­стью ре­кон­стру­и­ро­ван и бу­дет от­крыт в бли­жай­шее вре­мя. «Во­прос ка­са­тель­но уча­стия «Юдаш­кин хо­тель групп» в управ­ле­нии на­ши­ми го­сти­нич­ны­ми ком­плек­са­ми по­ка на­хо­дит­ся в про­ра­бот­ке и бу­дет ре­шен в пер­вой по­ло­вине 2018 го­да», — го­во­рит он.

За­бав­но, но су­дя по СПАРК, у Юдаш­ки­на ни­ко­гда не бы­ло до­лей в «Юдаш­кин хо­тель групп». В мо­мент ре­ги­стра­ции в 2013 го­ду соб­ствен­ни­ком ком­па­нии был ви­це­пре­зи­дент Рос­сий­ско­го фут­боль­но­го со­ю­за Сер­гей Ано­хин, быв­ший ви­це-пре­зи­дент «ИФК Биз­нес-Тех­но­лод­жис». В 2015-м Ано­хин про­дал «Юдаш­кин хо­тель групп» быв­ше­му ген­ди­рек­то­ру «ТНТ Про­дакшн» Алек­сею Ве­лич­ко. В «Юдаш­кин хо­тель групп» ска­за­ли, что пе­ре­да­ли во­про­сы РБК ру­ко­во­ди­те­лю, но ответов на них не по­сле­до­ва­ло. В управ­ле­нии «Юдаш­кин хо­тель групп» — отель «Юность» на 200 но­ме­ров на Ха­мов­ни­че­ском Ва­лу и ре­сто­ран Balzi Rossi на Са­до­вой-Куд­рин­ской. По дан­ным СПАРК, ком­па­ния до сих пор бы­ла убы­точ­ной: 2016 год она за­кон­чи­ла с чи­стым убыт­ком 11,2 млн руб. при вы­руч­ке 124 млн руб., дан­ные за 2017 год по­ка не опуб­ли­ко­ва­ны.

Еще од­ним ак­ти­вом Юдаш­ки­на бы­ла водка «Кремлевская». В 2014 го­ду он и Дост­ман по­лу­чи­ли по 10% в кипр­ской Classica International Limited, сле­ду­ет из вы­пис­ки из кипр­ско­го ре­ест­ра. Ее рос­сий­ская «доч­ка» ООО «Клас­си­ка ин­тер­неш­нл» вы­пус­ка­ла вод­ку на за­во­де «Ла­до­га»: в 2014–2015 го­дах там вы­пу­сти­ли 200 тыс. дал «Крем­лев­ской» (для срав­не­ния: в 2014 го­ду в Рос­сии бы­ло вы­пу­ще­но 66,6 млн дал вод­ки). Пра­ва на вы­пуск вод­ки «Клас­си­ка ин­тер­неш­нл» ку­пил у гос­пред­при­я­тия Тор­го­вый дом «Крем­лев­ский» при Управ­ле­нии де­ла­ми пре­зи­ден­та РФ. Бренд вод­ки про­дви­гал зять Юдаш­ки­на Петр Мак­са­ков, ко­то­ро­го «Тат­лер» на­зы­вал «пресс­сек­ре­та­рем «Крем­лев­ской».

Вла­дель­цем 80% Classica International яв­ля­ет­ся мол­дав­ский биз­нес­мен Илан Шор, в Рос­сии боль­ше из­вест­ный как муж пе­ви­цы Жас­мин. Юдаш­кин со­зда­вал пла­тья для са­мой Жас­мин и для ее ба­ле­та, ра­ди Жас­мин он да­же за­пел: ис­пол­нил в 2015 го­ду вме­сте с ней пес­ню «Деньги есть» в но­во­год­нем эфи­ре «Пер­во­го ка­на­ла». Ве­ро­ят­но, имен­но из-за про­блем, воз­ник­ших у Шо­ра, вы­пуск «Крем­лев­ской» при­оста­но­ви­ли. Вес­ной 2015-го Шо­ра аре­сто­ва­ли в рам­ках де­ла о «Лан­дро­ма­те» — вы­во­де из Рос­сии $20 млрд че­рез Мол­да­вию. Ле­том 2017-го суд при­го­во­рил Шо­ра к се­ми с по­ло­ви­ной го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды по об­ви­не­нию в при­част­но­сти к неза­кон­но­му вы­во­ду за ру­беж $700 млн. По те­ле­фо­нам «Клас­си­ка ин­тер­неш­нл» ни­кто не от­ве­ча­ет.

Особ­ня­ки и пром­зо­ны

«Вы что-то хо­те­ли?» — спра­ши­ва­ет су­ро­вый го­лос из до­мо­фо­на ря­дом с мас­сив­ной две­рью особ­ня­ка XIX ве­ка

ЕЩЕ ОДИН АК­ТИВ ЮДАШ­КИ­НА — ВОДКА «КРЕМЛЕВСКАЯ», БИЗ­НЕС-ПАРТ­НЕ­РА­МИ ПО ЭТО­МУ ПРО­ЕК­ТУ СТА­ЛИ ПРО­ДЮ­СЕР АЛЕК­САНДР ДОСТ­МАН И МОЛ­ДАВ­СКИЙ ЧИ­НОВ­НИК ИЛАН ШОР

в Воз­не­сен­ском пе­ре­ул­ке, 6/3. Че­рез стек­ло ви­ден ма­не­кен в ро­зо­вом пла­тье в стра­зах. «Я бы хо­те­ла по­пасть в бу­тик Юдаш­ки­на». В от­вет до­мо­фон ти­хо пи­щит. «Дер­гай­те силь­нее», — со­ве­ту­ет го­лос из до­мо­фо­на.

Бу­тик за­ни­ма­ет пер­вый этаж особ­ня­ка: пла­тья, су­моч­ки, шар­фы на вит­ри­нах и на ма­не­ке­нах, по­су­да, коль­ца, серь­ги, ти­а­ры и ко­ро­ны из дра­го­цен­ных ме­тал­лов. «К нам ча­сто при­хо­дят как в му­зей», — за­ме­ча­ет кон­суль­тант, уга­дав, что сей­час имен­но та­кой слу­чай. Цен ни­же 100 тыс. руб. по­чти нет — мень­ше сто­ят шар­фи­ки, несколь­ко су­мок и по­су­да, вы­пу­щен­ная Юдаш­ки­ным с La Maison, ком­плект ко­то­рой мож­но ку­пить за 40–80 тыс. руб. «По­чти все рас­ку­пи­ли», — за­ме­ча­ет кон­суль­тант.

Как ука­за­но на сай­те мод­но­го до­ма Юдаш­ки­на, по­су­да La Maison есть и в шо­у­рум до­ма Юдаш­кин по ад­ре­су На­гор­ный про­езд, 12Б. Ид­ти к нему нуж­но в пром­зоне ми­мо сто­я­нок за­бро­шен­ных ав­то­мо­би­лей, за­во­да по вы­пус­ку ас­фаль­то­бе­тон­ных сме­сей и пунк­тов сда­чи ме­тал­ло­ло­ма. В ту­пи­ке про­ход­ная, на ко­то­рой не слы­ша­ли о Юдаш­кине. «Па­ру лет на­зад здесь был за­вод с по­су­дой, на­вер­ное, там по­ка­зы­ва­ли ва­ши чаш­ки-та­рел­ки, но сей­час ни­че­го нет», — го­во­рит охран­ник.

Услы­шав эту ис­то­рию, кон­суль­тант в Воз­не­сен­ском пе­ре­ул­ке удив­лен­но спра­ши­ва­ет: «На­гор­ный про­езд? На­пи­са­но на офи­ци­аль­ной стра­нич­ке?» Здесь ни­что не на­по­ми­на­ет пром­зо­ну — мас­сив­ные гар­ди­ны на ок­нах, леп­ни­на, ме­бель «под ста­ри­ну». Особ­няк вклю­чен в спи­сок па­мят­ни­ков ар­хи­тек­ту­ры как «дом, в ко­то­ром в 1730-х го­дах жил Алек­сандр Су­ма­ро­ков, а в на­ча­ле XIX ве­ка жил Ев­ге­ний Ба­ра­тын­ский, у ко­то­ро­го бы­вал Алек­сандр Пуш­кин, позд­нее бы­вал Лев Тол­стой».

По дан­ным Ро­сре­ест­ра, зда­ни­ем вла­де­ет ООО «Шан­ти», ко­то­ро­му при­над­ле­жат пра­ва на то­вар­ный знак Valentin Yudashkin и де­ся­ток сер­ти­фи­ка­тов на вы­пуск одеж­ды под этой мар­кой. Эта же ком­па­ния ад­ми­ни­стри­ру­ет сайт мод­но­го до­ма. Рань­ше «Шан­ти» так­же вла­де­ла по­ме­ще­ни­ем на Ку­ту­зов­ском про­спек­те, 19, где в 1997-м от­крыл­ся пер­вый бу­тик Юдаш­ки­на, ра­бо­та­ю­щий до сих пор. В 2014-м зда­ние на Ку­ту­зов­ском пе­ре­шло к ком­па­нии «Ди­макс», ко­то­рая вла­де­ет им сей­час: в мо­мент сдел­ки вла­дель­цем «Ди­мак­са» был топ-ме­не­джер мод­но­го до­ма Юдаш­ки­на Дмит­рий Ма­ра­са­нов. А вес­ной 2015 го­да «Ди­макс» ста­ла «доч­кой» «Шан­ти». Но уже че­рез пол­го­да сме­нил­ся со­став вла­дель­цев са­мой «Шан­ти».

Чеш­ский след

58-лет­ний чеш­ский биз­нес­мен Зе­ев Офер, в Рос­сии из­вест­ный как Вла­ди­мир Офер, стал ин­ве­сто­ром мод­но­го до­ма Юдаш­ки­на в на­ча­ле 2000-х го­дов, утвер­жда­ет ис­точ­ник жур­на­ла РБК на рын­ке мо­ды. По его сло­вам, Офер не осо­бен­но ин­те­ре­со­вал­ся мод­ным биз­не­сом, но рас­счи­ты­вал, что имя кутю­рье по­мо­жет ему за­ве­сти свя­зи в Рос­сии.

До 2006 го­да Офер вхо­дил в на­блю­да­тель­ный со­вет энер­ге­ти­че­ской ком­па­нии Falkon Capital, ко­то­рая в чис­ле про­че­го за­ни­ма­лась про­да­жей рос­сий­ско­го элек­три­че­ства за ру­бе­жом и бы­ла участ­ни­ком од­но­го из са­мых гром­ких скан­да­лов на­ча­ла 2000-х. Как пи­са­ли «Ве­до­мо­сти», в 2002-м Falkon за $400 млн, с дис­кон­том 84%, вы­ку­пи­ла у пра­ви­тель­ства Че­хии долг СССР пе­ред этой стра­ной на $2,5 млрд, а за­тем про­да­ла его РАО «ЕЭС Рос­сии» за $800 млн. Од­ним из участ­ни­ков пе­ре­го­во­ров о по­га­ше­нии дол­га был ми­нистр фи­нан­сов Алек­сей Куд­рин, же­на ко­то­ро­го в это вре­мя бы­ла ми­но­ри­тар­ным парт­не­ром Юдаш­ки­на.

По до­ку­мен­там уча­стие Офе­ра в биз­не­се Юдаш­ки­на мож­но про­сле­дить толь­ко с 2012 го­да. То­гда он че­рез кипр­скую Dieng Management Limited стал соб­ствен­ни­ком до­ли 99% в ком­па­нии «Ди­ал», 1% ко­то­рой остал­ся у топ-ме­не­дже­ра мод­но­го до­ма Дмитрия Ма­ра­са­но­ва. «Ди­ал» за­ре­ги­стри­ро­ван в до­ме, где ра­бо­та­ет бу­тик Юдаш­ки­на, — на Ку­ту­зов­ском, 19. А в ок­тяб­ре 2015-го, по дан­ным ЕГРЮЛ, праж­ский юрист Ро­ми Ма­шин­ски стал со­вла­дель­цем упо­мя­ну­то­го вы­ше ООО «Шан­ти». До это­го «Шан­ти» при­над­ле­жа­ла Юдаш­ки­ну (99%) и его су­пру­ге Ма­рине (1%), по­сле сдел­ки у мо­де­лье­ра оста­лось 39,6%, у его су­пру­ги — 0,4%. А 60% до­лей пе­ре­шли к кипр­ской ком­па­нии Alvoment Holdings Limited. По дан­ным из кипр­ско­го ре­ест­ра, эта ком­па­ния при­над­ле­жит оф­шо­ру с Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вов и Ро­ми Ма­шин­ски. По дан­ным ре­ест­ра юр­лиц Великобритании, Ма­шин­ски так­же яв­ля­ет­ся ди­рек­то­ром ком­па­нии Aeroimpex Development Limited, при­над­ле­жа­щей Зе­е­ву Офе­ру.

Чеш­ской фир­мой Valentin Yudashkin studio s.r.o., при­над­ле­жа­щей Юдаш­ки­ну и Алек­сан­дру Дост­ма­ну, ру­ко­во­дит Юли­а­на Офер — в чеш­ском ре­ест­ре она ука­за­на как ли­цо, жи­ву­щее по од­но­му ад­ре­су с Зе­е­вом Офе­ром. В 2006 го­ду эта фир­ма упо­ми­на­лась в пресс-ре­ли­зе мод­но­го до­ма Юдаш­ки­на как под­раз­де­ле­ние, от­ве­ча­ю­щее за про­из­вод­ство и дис­три­бу­цию из­де­лий из хру­ста­ля и фар­фо­ра. В от­вет на во­про­сы Юли­а­на Офер за­бло­ки­ро­ва­ла кор­ре­спон­ден­та РБК во всех сво­их ак­ка­ун­тах в соц­се­тях. Су­дя по ним, она — че­ло­век из ми­ра мо­ды, близ­ко дру­жит с се­мьей Юдаш­ки­на, бы­ла на сва­дьбе его до­че­ри Га­ли­ны и Пет­ра Мак­са­ко­ва.

Зе­ев Офер с 2014 го­да яв­ля­ет­ся парт­не­ром чеш­ской Plastic Technologies & Products, за­ня­той пе­ре­ра­бот­кой пла­сти­ка. На за­прос РБК там не от­ве­ти­ли, как не от­ве­ти­ли на во­про­сы жур­на­ла РБК все род­ствен­ни­ки Офе­ра и Ма­шин­ски. Но до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни Alvoment Holdings Limited оста­ет­ся вла­дель­цем 60% до­лей «Шан­ти».

Вы­со­кая мо­да и масс-мар­кет

В пе­ре­во­де с сан­скри­та «Шан­ти» озна­ча­ет «по­кой», «гар­мо­ния», но ед­ва ли жизнь кутю­рье в по­след­ние го­ды мож­но на­звать спо­кой­ной. Ко­ли­че­ство по­ку­па­те­лей haute couture в Рос­сии не рас­тет: как вы­ра­зил­ся один из участ­ни­ков мод­но­го биз­не­са, «это все од­ни и те же лю­ди, за ко­то­рых бо­рют­ся все про­из­во­ди­те­ли люк­со­вых то­ва­ров». По его оцен­ке, Юдаш­кин мо­жет про­да­вать до 300 пред­ме­тов сво­ей мар­ки в год, вклю­чая одеж­ду, ак­сес­су­а­ры и укра­ше­ния.

Экс­перт по ре­тей­лу и рын­ку то­ва­ров клас­са люкс Bain & Company Ири­на Ку­ли­ко­ва не смог­ла оце­нить про­да­жи мар­ки Valentin Yudashkin, но от­ме­ти­ла, что они зна­чи­тель­но усту­па­ют про­да­жам ев­ро­пей­ских мод­ных до­мов вро­де Gucci, Dior или Chanel. По ря­ду при­чин: бренд Юдаш­ки­на мо­лод, как и вся мод­ная ин­ду­стрия Рос­сии, у него так и не по­яви­лось iconic product — та­ко­го, как тренч Burberry, тви­до­вый ко­стюм Chanel или ло­фе­ры Tod’s. На­ко­нец, «для пе­ре­хо­да с уров­ня се­мей­но­го брен­да на сле­ду­ю­щий этап необ­хо­ди­мо при­вле­че­ние су­ще­ствен­ных про­зрач­ных ин­ве­сти­ций и уча­стие про­фес­си­о­наль­ных топ-ме­не­дже­ров», счи­та­ет Ку­ли­ко­ва.

Осо­зна­вая от­ста­ва­ние от боль­ших мод­ных до­мов, Юдаш­кин мно­го раз пытался на­чать ра­бо­ту в масс-мар­ке­те. Но вы­пуск джин­со­вой одеж­ды под мар­кой Yudashkin Jeans при­шлось свер­нуть — как го­во­рил мо­де­льер «Афи­ше Daily» в 2016 го­ду, джин­сы с ми­ни­маль­ной це­ной в $250 по­сле падения кур­са руб­ля «это очень чув­стви­тель­но». По­пыт­ка стать ди­зай­не­ром во­ен­ной фор­мы обер­ну­лась

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.