Кас­со­вый про­рыв

Сбо­ры ко­ме­дии «Я ху­дею» в во­семь раз пре­вы­си­ли ее про­из­вод­ствен­ный бюд­жет

RBC Magazine - - СОДЕРЖАНИЕ - ТЕКСТ Настя Бе­ре­зи­на

В по­след­ние ме­ся­цы российские филь­мы бьют ре­кор­ды про­ка­та. В де­каб­ре

2017-го план­ку сбо­ров в 1 млрд руб. взя­ла сказ­ка «По­след­ний бо­га­тырь»

(об­щие сбо­ры — 1,6 млрд руб.), месяц спу­стя ее до­гнал и пе­ре­гнал спор­тив­ный

блок­ба­стер «Дви­же­ние вверх» (3 млрд), за ним вы­шла ме­ло­дра­ма «Лед» (1,5 млрд).

При­бли­зи­лись к «клу­бу мил­ли­ар­да» ре­жис­сер­ский дебют Да­ни­лы Коз­лов­ско­го

«Тре­нер» (око­ло 850 млн) и ко­ме­дия «Я ху­дею» (око­ло 650 млн). По­след­няя,

в от­ли­чие от дру­гих чем­пи­о­нов бокс-офи­са, бы­ла сня­та без под­держ­ки круп­ных

ки­но­сту­дий и ме­диа­хол­дин­гов, а та­к­же ста­ла един­ствен­ным филь­мом с жен­щи­ной

в главной ро­ли

«Ес­ли бы фильм со­брал 1 млрд руб., но был пло­хим, я бы рас­стро­ил­ся. Я жил бы в но­вом трех­этаж­ном за­го­род­ном до­ме, но гру­стил. Важно, чтобы кино бы­ло от­лич­ным со­бы­ти­ем, чтобы его об­суж­да­ли. Я понимаю, что мо­гу гор­дить­ся про­ек­том», — рас­суж­да­ет в бе­се­де с жур­на­лом РБК ре­жис­сер Илья Най­шул­лер. В 2018 го­ду он вы­сту­пил в ро­ли одного из ше­сти неза­ви­си­мых про­дю­се­ров ко­ме­дии «Я ху­дею». Фа­бу­ла фильма про­ста: главная ге­ро­и­ня рас­ста­ет­ся с пар­нем из-за про­блем с ве­сом, ре­ша­ет по­ху­деть — и кар­ди­наль­но ме­ня­ет свою жизнь.

Sundance на Вол­ге

О про­ек­те Най­шул­лер узнал от дав­не­го при­я­те­ля Ни­ко­лая Ку­ли­ко­ва, стен­дап-ко­ми­ка и сце­на­ри­ста мно­гих известных рос­сий­ских фильмов — на­при­мер, «Горь­ко!», «Эки­па­жа» и «Легенды №17». «Он же по­ка­зал мне уже де­ся­тый или один­на­дца­тый драфт сце­на­рия [«Я ху­дею»]. Я про­чи­тал и по­нял, что кро­ме то­го, что он дей­стви­тель­но смеш­ной и крайне мо­ти­ви­ру­ю­щий, это фильм в хо­ро­шем смыс­ле на «аме­ри­кан­ский ма­нер» — в нем есть чет­кий по­сыл, за ко­то­рым лю­ди хо­дят в кино. В слу­чае с «Я ху­дею» зву­чит он так: «Будь со­бой, це­ни и лю­би се­бя», — го­во­рит Най­шул­лер.

Он при­со­еди­нил­ся к про­ек­ту в мо­мент фор­ми­ро­ва­ния бюд­же­та в 2017 го­ду и стал по­след­ним со­ин­ве­сто­ром кар­ти­ны. Осталь­ные пять парт­не­ров-про­дю­се­ров — Ку­ли­ков, ре­жис­сер «Я ху­дею» Алек­сей Нуж­ный, Сер­гей Кор­ни­хин (про­дю­сер фильмов «Как ме­ня зовут» и «Са­мый луч­ший день»), а та­к­же мар­ке­то­лог, управ­ля­ю­щий парт­нер агент­ства DPG Але­на Кре­мер и про­дю­сер Ека­те­ри­на Ко­но­нен­ко («Хард­кор» Най­шул­ле­ра, «Кис­ло­род», «Лю­бит — не лю­бит»).

Идею фильма в 2015 го­ду при­ду­мал Нуж­ный. То­гда он сни­мал для ТНТ пер­вый се­зон се­ри­а­ла «Оль­га». По сло­вам ре­жис­се­ра, про­ект по­вли­ял на его «вос­при­я­тие жен­ской те­ма­ти­ки в кино». В том же го­ду он по­зна­ко­мил­ся с Ку­ли­ко­вым, с ко­то­рым и на­пи­сал сце­на­рий «Я ху­дею». «В аме­ри­кан­ском кино ес­ли в филь­ме нет сце­ны, где ге­ро­и­ни об­суж­да­ют не мужчин, а лич­ные про­бле­мы, сце­на­рий мо­жет быть при­знан сек­сист­ским. У нас же две жен­щи­ны обя­за­тель­но об­суж­да­ют толь­ко му­жи­ков. Мы ре­ши­ли при­ду­мать ге­ро­инь, ко­то­рые мно­го го­во­рят еще и о сво­их стрем­ле­ни­ях, ам­би­ци­ях, же­ла­ни­ях. Ведь боль­шая часть на­шей аудитории — жен­щи­ны!» — объ­яс­ня­ет Нуж­ный. Кро­ме то­го, ему и Ку­ли­ко­ву ока­за­лась близ­ка те­ма борь­бы с лиш­ним ве­сом — в раз­ное вре­мя они са­ми про­шли че­рез по­доб­ный опыт и ре­ши­ли «по­ка­зать его, как ко­ме­дию».

Чтобы сде­лать «про­стую че­ло­ве­че­скую ис­то­рию», на­до объ­еди­нить мно­го фак­то­ров, рас­суж­да­ет Нуж­ный: по­ми­мо ори­ги­наль­ной идеи, ав­то­ры долж­ны быть чест­ны со зри­те­лем. «Ес­ли это фильм про ти­пич­ную рус­скую сва­дьбу, как «Горь­ко!», в нем долж­ны быть фон­та­ны ал­ко­го­ля и их по­след­ствия. Ес­ли фильм про по­ху­де­ние, зрители долж­ны ви­деть не пла­сти­че­ский грим, а ге­ро­и­ню, ко­то­рая сна­ча­ла на са­мом де­ле по­прав­ля­ет­ся, а по­том сбра­сы­ва­ет лиш­ний вес [ра­ди ро­ли в филь­ме ис­пол­ни­тель­ни­ца главной ро­ли Алек­сандра Бор­тич на­бра­ла, а в те­че­ние съе­мок сбро­си­ла 20 кг. — РБК] », — объ­яс­ня­ет ре­жис­сер.

Пер­вый вопрос, ко­то­рый Най­шул­лер за­дал ав­то­ру сце­на­рия, ка­сал­ся имен­но облика главной ге­ро­и­ни: кто бу­дет де­лать ка­че­ствен­ный грим, чтобы все вы­гля­де­ло прав­до­по­доб­но? «И мне от­ве­ча­ют, что ак­три­са бу­дет ху­деть и пол­неть по-на­сто­я­ще­му. Я убе­дил­ся, что на­ме­ре­ния у ре­бят очень се­рьез­ные», — вспо­ми­на­ет про­дю­сер.

Сле­ду­ю­щий этап — вы­бор язы­ка, ко­то­рым рас­ска­зы­ва­ет­ся ис­то­рия, про­дол­жа­ет Нуж­ный. «Ко­гда я сни­мал «Оль­гу», я хо­тел сде­лать арт­ха­ус

с гряз­ны­ми подъ­ез­да­ми и ре­аль­ны­ми, а не при­ли­зан­ны­ми и разо­де­ты­ми жи­те­ля­ми этих подъ­ез­дов, но при этом ди­ко смеш­ной арт­ха­ус, — объ­яс­ня­ет он. — «Я ху­дею» в мо­ем по­ни­ма­нии долж­но бы­ло быть ав­тор­ским кино, но с ду­хо­подъ­ем­ной то­наль­но­стью и хо­ро­шей до­лей раз­вле­че­ния. По ду­ху близ­кое к филь­мам [аме­ри­кан­ско­го фе­сти­ва­ля неза­ви­си­мо­го кино] Sundance — «Ма­лень­кая мисс Счастье», «Ба­буш­ка». У ав­то­ров там нет огра­ни­че­ний, кро­ме бюд­же­та».

Прин­ци­пи­аль­ным для ав­то­ров сце­на­рия бы­ло и ре­ше­ние сни­мать фильм не о моск­ви­чах. Ле­ше [Нуж­но­му], ко­то­рый ро­дил­ся и вы­рос в Йош­кар-Оле, ин­те­рес­но про на­сто­я­щие российские го­ро­да, то есть ид­ти про­тив сте­рео­ти­пов. Не ме­нее важно, что про­вин­ция по­ка­за­на сим­па­тич­но и с ува­же­ни­ем», — го­во­рит Най­шул­лер. Для на­тур­ных съе­мок про­дю­се­ры вы­бра­ли Ниж­ний Нов­го­род. «Сна­ча­ла город нам ди­ко не по­нра­вил­ся, но по­том Ле­ша уви­дел стрел­ку Оки и Вол­ги и ре­шил, что главная ге­ро­и­ня долж­на жить с ви­дом на это ска­зоч­ное ме­сто», — вспо­ми­на­ет про­дю­сер Сер­гей Кор­ни­хин. С эко­но­ми­че­ской точ­ки зре­ния про­ект от пе­ре­ез­да на Вол­гу «ни­че­го не вы­иг­рал», под­чер­ки­ва­ет он.

Ори­ги­наль­ная идея упро­сти­ла ав­то­рам по­иск по­нят­но­го на­зва­ния для лен­ты, от­ме­ча­ет Нуж­ный. «Ес­ли зрители в ки­но­те­ат­ре увидят на­зва­ния «Ма­ра­фон судь­бы», «Же­ла­ние судь­бы» или «Судь­ба же­ла­ний», то ско­рее все­го, не пой­мут, о чем фильм, и не ку­пят би­лет. А ес­ли на­зва­ние ем­кое и до­ступ­ное, та­кое кино, да­же рос­сий­ское, мо­гут пред­по­честь де­ся­той ча­сти ка­кой-ни­будь не са­мой ка­че­ствен­ной, но из­вест­ной гол­ли­вуд­ской фран­ши­зы», — го­во­рит ре­жис­сер.

«У «Я ху­дею» есть то, что ре­клам­ные агент­ства на­зы­ва­ют ин­сайт: со­зда­те­ли по­чув­ство­ва­ли по­треб­ность зри­те­лей об­су­дить те­му от­но­ше­ния к соб­ствен­но­му те­лу. На ос­но­ве это­го по­сы­ла мар­ке­тинг вы­стро­и­ли так, что фильм про­дал сам се­бя», — хва­лит кол­лег Ми­ха­ил Вру­бель, со­ос­но­ва­тель сту­дии «Во­до­род» и про­дю­сер фильма «Лед», еще одного кас­со­во­го хи­та-2018.

Секс бо­жьих ко­ро­вок

С ис­то­ри­ей о ху­де­ю­щей ге­ро­ине Кор­ни­хин, Ку­ли­ков и Нуж­ный от­пра­ви­лись к круп­ней­шим рос­сий­ским ки­но­сту­ди­ям. Про­дю­се­ры от­ка­зы­ва­ют­ся на­зы­вать по­тен­ци­аль­ных парт­не­ров, но Кор­ни­хин уточ­ня­ет, что пе­ре­го­во­ры бы­ли «со все­ми ком­па­ни­я­ми — ли­де­ра­ми ин­ду­стрии». «Нас встре­ти­ли, я бы ска­зал, с про­хлад­цей. Все, что мы счи­та­ли силь­ны­ми сто­ро­на­ми про­ек­та, они на­зы­ва­ли сла­бы­ми ме­ста­ми», — вспо­ми­на­ет он.

Ко­гда ав­то­ры ука­зы­ва­ли на то, что это один из пер­вых в стране фильмов с жен­щи­ной — глав­ным ге­ро­ем, пред­ста­ви­те­ли сту­дий от­ве­ча­ли, что «та­кое кино не со­би­ра­ет кас­су». При­мер­но тот же ар­гу­мент команда «Я ху­дею» услы­ша­ла, ко­гда апел­ли­ро­ва­ла к то­му, что фильм за­тра­ги­ва­ет важ­ную те­му от­но­ше­ний лю­дей с соб­ствен­ным те­лом. И хо­тя несколь­ко сту­дий все же за­ин­те­ре­со­ва­лись про­ек­том, «все их бюд­же­ты уже бы­ли рас­пи­са­ны на дру­гие кар­ти­ны», за­клю­ча­ет Кор­ни­хин.

В ито­ге боль­шую часть про­ек­та про­фи­нан­си­ро­ва­ли част­ные ин­ве­сто­ры: из об­ще­го про­из­вод­ствен­но­го бюд­же­та в 80 млн руб., по сло­вам Кор­ни­хи­на, ме­нее половины уда­лось за­крыть с по­мо­щью субсидии Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры. Точ­ный объ­ем гос­под­держ­ки про­дю­сер не рас­кры­ва­ет, лишь уточ­ня­ет, что сум­ма со­ста­ви­ла мень­ше 35 млн руб. Осталь­ные день­ги — соб­ствен­ные сред­ства про­дю­се­ров. Про­пор­ции вло­же­ний со­зда­те­ли фильма не рас­кры­ва­ют. По сло­вам Най­шул­ле­ра, его до­ля по­кры­ла «чет­верть все­го бюд­же­та».

«Ко­неч­но, ес­ли бы нам по­мог­ла сту­дия-мей­джор, рис­ки бы­ли бы ины­ми. Они бы рис­ко­ва­ли день­га­ми из обо­ро­та компаний, а не сред­ства­ми се­мей­но­го бюд­же­та, как мы. Но, воз­мож­но, нам при­шлось бы по­сту­пить­ся твор­че­ской сво­бо­дой», — го­во­рит Кор­ни­хин. По его сло­вам, вы­бор в поль­зу «твор­че­ской сво­бо­ды» ста­вил пе­ред ко­ман­дой но­вые вы­зо­вы. «Уве­ли­че­ние бюд­же­та да­же на 10–15% — из-за до­пол­ни­тель­ных смен или из-за эпо­пеи с ве­сом Са­ши [Бор­тич] — мог­ли при­ве­сти к то­му, что про­ект не оку­пит­ся», — объ­яс­ня­ет про­дю­сер.

Нуж­ный со­гла­ша­ет­ся: «Как ре­жис­сер и од­но­вре­мен­но про­дю­сер про­ек­та ты ду­ма­ешь не толь­ко о том, как сде­лать луч­ше, но и как снять де­шев­ле». В пример он при­во­дит лю­бов­ную сце­ну Бор­тич и [ис­пол­ни­те­ля ро­ли пар­ня ге­ро­и­ни] Ро­ма­на Кур­цы­на. «Сни­мать страст­ную сце­ну с по­ста­но­воч­ны­ми кад­ра­ми нуж­но при­мер­но по­ло­ви­ну сме­ны. А это день­ги, ко­то­рых у нас нет. Нуж­но бы­ло изоб­ре­сти при­ем, же­ла­тель­но од­ним кад­ром. То­гда мне пря­мо на пло­щад­ке при­шла идея — [по­сле по­це­луя ге­ро­ев] уве­сти ка­ме­ру на со­во­куп­ля­ю­щих­ся бо­жьих ко­ро­вок на под­окон­ни­ке. Съем­ки за­ня­ли 20 ми­нут», — вспо­ми­на­ет ре­жис­сер. Ана­ло­гич­ный при­ем он ис­поль­зо­вал в «Оль­ге», прав­да, вме­сто на­се­ко­мых ритм сце­ны там за­да­ва­ли пес­ни куп­ле­ти­стов Ми­ха­и­ла Ва­шу­ко­ва и Ни­ко­лая Бан­ду­ри­на.

Вло­же­ния про­дю­се­ров оку­пи­лись по­сле пер­во­го уи­кен­да: за мар­тов­ские вы­ход­ные фильм со­брал по­чти 320 млн руб. По­сле вто­ро­го уи­кен­да (112,2 млн руб.) все ин­ве­сто­ры вы­шли в плюс. По­сле окон­ча­ния ши­ро­ко­го про­ка­та про­дю­се­ры, по сло­вам Кор­ни­хи­на, про­дол­жа­ют за­ра­ба­ты­вать на филь­ме че­рез про­да­жу прав на по­каз он­лайн-ки­но­те­ат­рам. Для те­ле­ви­зи­он­ной пре­мье­ры «Я ху­дею» ку­пил «Пер­вый канал». Пред­ста­ви­тель ка­на­ла не от­ве­тил на за­прос жур­на­ла РБК.

Най­шул­лер го­во­рит, что с «Я ху­дею» он по­вто­рил опыт про­да­жи прав на по­каз сво­е­го бо­е­ви­ка «Хард­кор». При бюд­же­те $3 млн [рас­че­ты РБК] мы с парт­не­ром Ти­му­ром Бек­мам­бе­то­вым ре­а­ли­зо­ва­ли пра­ва за $10 млн. «Мы не то­ро­пи­лись — зна­ли, что фильм «зай­дет» на фе­сти­ва­ле в То­рон­то, и че­рез неде­лю по­сле пре­мье­ры с «креп­ки­ми» ре­цен­зи­я­ми и от­зы­ва­ми удач­но его про­да­ли. С «Я ху­дею» та же ис­то­рия: Кор­ни­хин и Кре­мер на­ча­ли этот про­цесс за­ра­нее, но ко­гда мы уви­де­ли фи­наль­ный мон­таж, ста­ло по­нят­но, что не нуж­но ни­ку­да бе­жать, все рав­но мы его про­да­дим, и про­да­дим очень хо­ро­шо», — утверждает про­дю­сер.

Шнур в ро­ли праздника

«Са­мый от­вет­ствен­ный, кри­ти­че­ски важ­ный мо­мент, где нель­зя бы­ло сде­лать ни од­ной ошиб­ки, лично для ме­ня был ка­стинг. Это как ес­ли ты пра­виль­но и хо­ро­шо по­стро­ил ко­рабль, он по­плы­вет. Сце­на­рий есть, ре­жис­сер есть, день­ги есть, а вот най­ти сре­ди боль­шо­го количества ар­ти­стов вы­иг­рыш­ную ком­би­на­цию непросто», — го­во­рит Най­шул­лер.

Изна­чаль­но глав­ную роль в кар­тине долж­на бы­ла иг­рать Ири­на Гор­ба­че­ва (ее имя бы­ло ука­за­но в за­яв­ке на суб­си­дию Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры), но из-за слож­но­стей с на­бо­ром ве­са про­дю­се­рам при­шлось ис­кать дру­гую ак­три­су. Бор­тич, по сло­вам Най­шул­ле­ра, бы­ла од­ной из пре­тен­ден­ток, но по­сле проб «да­же не до кон­ца на­пи­сан­ные сце­ны про­сто за­пе­ли». Кор­ни­хин опи­сы­ва­ет ка­стинг сле­ду­ю­щим об­ра­зом: «У нас бы­ла очень по­нят­ная звез­да Са­ша [Бор­тич] и у нас бы­ли три очень круп­ные и узна­ва­е­мые фи­гу­ры в жан­ре «празд­ник» — Сер­гей Шну­ров [ис­пол­нил роль от­ца ге­ро­и­ни], Ира Гор­ба­че­ва [по­дру­га ге­ро­и­ни] и Же­ня Ку­лик [друг ге­ро­и­ни, ху­де­ю­щий вме­сте с ней]. При­чем по­след­ние два хо­ро­шо из­вест­ны зри­те­лям по бло­гам в Instagram и YouTube [сум­мар­ная ауди­то­рия Гор­ба­че­вой и Ку­ли­ка в со­ци­аль­ных се­тях — 1,6 млн и 4,1 млн че­ло­век со­от­вет­ствен­но. — РБК] ».

Пе­ре­го­во­ры с Шну­ро­вым взял на се­бя Най­шул­лер. Они хо­ро­шо зна­ко­мы: до «Я ху­дею» му­зы­кант снял­ся в «Хард­ко­ре», а Илья стал ре­жис­се­ром несколь­ких кли­пов «Ле­нин­гра­да». Про­дю­се­ры не рас­кры­ва­ют усло­вия кон­трак­та Шну­ро­ва. Кор­ни­хин го­во­рит, что тот «по­да­рил свое уча­стие». «Он ви­дел мои ра­бо­ты, зна­ет, что я фиг­ней не за­ни­ма­юсь», — до­бав­ля­ет Най­шул­лер. По его сло­вам, по­иск звез­ды был непро­стым: ну­жен был че­ло­век, ко­то­рый не от­вле­кал бы вни­ма­ние от фильма и ор­га­нич­но впи­сал­ся в роль вто­ро­го пла­на. На съе­моч­ную пло­щад­ку Шну­ров в ито­ге при­е­хал на один день, а по­сле по при­гла­ше­нию Най­шул­ле­ра по­се­тил пре­мье­ру.

Не­смот­ря на уча­стие ли­де­ра «Ле­нин­гра­да» в филь­ме, его ли­ца на ре­клам­ных пла­ка­тах «Я ху­дею» не ока­за­лось. Вме­сте с про­кат­чи­ком Universal Pictures (UPI) про­дю­се­ры раз­ра­бо­та­ли око­ло 30 ва­ри­ан­тов по­сте­ров. И на вы­пус­ке ва­ри­ан­та

без Шну­ро­ва на­сто­ял имен­но UPI, уточ­ня­ет Най­шул­лер. «Де­лать уда­ре­ние на са­мо­го из­вест­но­го че­ло­ве­ка, как бы это стран­но ни зву­ча­ло, не са­мый здра­вый под­ход. Шну­ров, у ко­то­ро­го три сце­ны, чест­но был в трей­ле­рах, его фа­ми­лия бы­ла на пла­ка­те. Вме­сте с UPI мы утвер­ди­ли пла­кат без фо­то Сер­гея. Важно бы­ло про­дать идею фильма, а не лишь бы хва­стать­ся со­ста­вом», — за­клю­ча­ет Най­шул­лер.

Кор­ни­хин до­бав­ля­ет, что став­ка на Шну­ро­ва в ре­клам­ной кам­па­нии по­ста­ви­ла бы «Я ху­дею» в чис­ло «по­то­ко­вых ко­ме­дий-од­но­дне­вок со звез­да­ми в эпи­зо­ди­че­ских ро­лях». «Зри­тель ка­кое-то ко­ли­че­ство раз по­об­ма­ны­вал­ся и вы­ра­бо­тал им­му­ни­тет, а ме­ста­ми да­же нега­тив­ное от­но­ше­ние к рос­сий­ской ко­ме­дии. По ощу­ще­ни­ям, си­ту­а­ция на­чи­на­ет ме­нять­ся», — го­во­рит про­дю­сер. По­мог­ли «Я ху­дею» и кас­со­вые успе­хи блок­ба­сте­ров-пред­ше­ствен­ни­ков, не скры­ва­ет он.

Про­дю­се­ры «Я ху­дею» на­ме­рен­но отказались от чрез­мер­ной экс­плу­а­та­ции ак­те­ров: все по­сты о филь­ме те пи­са­ли по соб­ствен­но­му же­ла­нию, а не по при­ка­зу. Так со­зда­те­ли кар­ти­ны со­хра­ни­ли хо­ро­шие от­но­ше­ния со сво­и­ми звез­да­ми, хо­тя «кол­ле­ги кру­ти­ли паль­цем у виска и со­ве­то­ва­ли вы­жи­мать их [ак­те­ров] полностью», от­ме­ча­ет Кор­ни­хин. «Хо­чет­ся ве­рить, что мы в ин­ду­стрию не на ого­нек за­гля­ну­ли, а сде­ла­ли лишь пер­вый успеш­ный про­ект в длин- ной че­ре­де», — рас­суж­да­ет про­дю­сер. В его порт­фо­лио есть и убы­точ­ные лен­ты — на­при­мер, дебют Ни­ги­ны Сай­фул­ла­е­вой «Как ме­ня зовут» (сбо­ры 3 млн руб.). О том, сколь­ко ему при­нес­ла ко­ме­дия «Са­мый луч­ший день» (бо­лее 725 млн руб.), про­дю­сер не го­во­рит.

«Не проссать»

17 августа 2017 года на сай­тах те­ле­ги­дов и из­да­ний о звез­дах шоу-биз­не­са по­яви­лись за­го­лов­ки «Са­ша Бор­тич по­пра­ви­лась на 20 кг». Ме­диа ссы­ла­лись на фо­то­гра­фию ак­три­сы в Instagram, опуб­ли­ко­ван­ную с под­пи­сью #яху­дею. Са­ма ак­три­са хра­ни­ла мол­ча­ние. А таб­ло­и­ды пи­са­ли про ее вес вплоть до мар­тов­ской пре­мье­ры «Я ху­дею».

По­пра­вить­ся, а сле­дом сбро­сить вес ак­три­се пред­сто­я­ло за два с по­ло­ви­ной ме­ся­ца. Из-за это­го съем­ки фильма про­хо­ди­ли дву­мя бло­ка­ми: в мае—июне и августе 2017 года. За­бро­сить на­жив­ку «жел­той прес­се» Бор­тич при­ду­ма­ла са­ма, уве­ря­ет Кор­ни­хин. Но команда не ста­ла раз­ви­вать «гряз­ный мар­ке­тинг» — «сли­вать по­ста­но­воч­ное ви­део со съе­моч­ной пло­щад­ки» ра­ди ви­рус­но­го эф­фек­та.

«За­да­ча бы­ла в том, чтобы эф­фект «до и по­сле» хра­нить до пре­мье­ры. Да­же в трей­ле­ре [ре­ши­ли] его ми­ни­маль­но за­све­тить», — объ­яс­ня­ет про­дю­сер. По его сло­вам, стро­ить ре­клам­ную кампанию на

Кри­ти­че­ски

важ­ным

про­цес­сом

в производстве

«Я ху­дею» Илья

Най­шул­лер

на­зы­ва­ет

ка­стинг:

про­дю­се­рам

нель­зя бы­ло

до­пу­стить

ни од­ной ошиб­ки

в под­бо­ре

ак­те­ров

теме по­ху­де­ния — «рис­ко­ван­ная шту­ка, мо­жет вы­зы­вать у лю­дей от­тор­же­ние».

По­хо­жий при­ем ра­нее ис­поль­зо­ва­ли со­зда­те­ли «Днев­ни­ка Бри­джит Джонс» — ак­три­са Рене Зел­л­ве­гер на­би­ра­ла вес пе­ред съем­ка­ми пер­вой и вто­рой ча­стей фран­ши­зы, на­по­ми­на­ет ген­ди­рек­тор сту­дии NevaFilm Олег Бе­ре­зин. «В этот раз ви­рус­ная ис­то­рия с ак­три­сой то­же при­влек­ла вни­ма­ние и женщин, и мужчин», — под­чер­ки­ва­ет со­бе­сед­ник жур­на­ла РБК.

« Мы преж­де все­го пы­та­лись про­дать ко­ме­дию», — под­чер­ки­ва­ет Кор­ни­хин. Глав­ным ко­зы­рем в мар­ке­тин­ге стал не вес ак­три­сы, а гра­мот­ные хо­ды дис­три­бью­то­ра, уверен он. Еще до съе­мок команда хо­те­ла за­ру­чить­ся под­держ­кой одного из ли­де­ров про­кат­но­го рын­ка — UPI, «Цен­трал Парт­нер­шип» или WDSSPR. «Ес­ли ты по­па­да­ешь в па­кет к круп­но­му дис­три­бью­то­ру, то по­лу­ча­ешь до­ступ не толь­ко к его воз­мож­но­стям рос­пи­си фильма по ки­но­те­ат­рам, но и трей­ле­рин­гу. По­это­му мы осо­знан­но вклю­чи­ли UPI в чис­ло про­кат­чи­ков, с ко­то­ры­ми бы хо­те­ли ра­бо­тать: вось­мо­го фев­ра­ля 2018 года они вы­пу­сти­ли в рос­сий­ский про­кат «50 оттенков сво­бо­ды» [тре­тья часть фран­ши­зы «50 оттенков се­ро­го»]. Нам хо­те­лось к нему при­кре­пить­ся, чтобы за месяц до ре­ли­за наш трей­лер по­смот­ре­ла це­ле­вая ауди­то­рия», — рас­ска­зы­ва­ет Кор­ни­хин.

«Я ху­дею» в ито­ге стал пер­вым рос­сий­ским филь­мом в па­ке­те UPI за два года — преды­ду­щим «счаст­лив­чи­ком» был «День выборов 2». Про­кат­чик взял на се­бя и все рас­хо­ды на мар­ке­тинг, а это сум­ма, со­по­ста­ви­мая с бюд­же­том 80 млн руб. Став­ка оку­пи­лась: по ито­гам про­ка­та UPI не толь­ко вер­нул ин­ве­сти­цию, но со­глас­но кон­трак­ту по­лу­чил ко­мис­сию 10% от сбо­ров.

Дру­гая за­слу­га дис­три­бью­то­ра — ре­ше­ние на­чать про­кат вось­мо­го мар­та. Кор­ни­хин утверждает, что команда дол­го со­про­тив­ля­лась это­му ре­ше­нию. «C точ­ки зре­ния мар­ке­тин­га это су­пер рис­ко­ван­ное ме­ро­при­я­тие. Слу­чись ка­кой-ни­будь скандал пе­ред вы­бо­ра­ми [пре­зи­ден­та России 18 мар­та 2018 года] или по­па­дись нам ка­кой-ни­будь силь­ный кон­ку­рент — все, нас бы ни­кто не за­ме­тил», — объ­яс­ня­ет про­дю­сер. Команда да­же пред­ла­га­ла вы­пу­стить фильм по­сле выборов. «В ка­че­стве контр­ар­гу­мен­та про­кат­чик за­явил, что вось­мое мар­та — вто­рой по зна­чи­мо­сти уи­кенд года, в ко­то­ром че­ты­ре вы­ход­ных под­ряд», — го­во­рит Кор­ни­хин. Пред­ста­ви­тель UPI не от­ве­тил на во­про­сы жур­на­ла РБК.

Дополнительный эф­фект в «прин­цип до­ми­но» за­ло­жил и неожи­дан­ный для команды пост Шну­ро­ва в Instagram. Он посмот­рел кар­ти­ну в ки­но­те­ат­ре и на­пи­сал, что ему «не стыд­но» за уча­стие в филь­ме. Ре­ко­мен­да­ция «ли­де­ра мне­ний» по­ве­ла в ки­но­те­ат­ры до­пол­ни­тель­ную вол­ну зри­те­лей, убеж­де­ны про­дю- се­ры. По сло­вам Алек­сея Нуж­но­го, ин­ве­сто­ры рас­счи­ты­ва­ли на сбо­ры не вы­ше 420 млн руб. UPI про­гно­зи­ро­вал 500 млн. «Для нас это уже был бы боль­шой успех, при ко­то­ром все ока­за­лись бы в плю­се», — при­зна­ет­ся ре­жис­сер.

«Я ху­дею» по­мог­ло и «от­сут­ствие гло­баль­ной кон­ку­рен­ции со сто­ро­ны мас­со­во­го кино с ней­траль­ным на­стро­е­ни­ем», за­ме­ча­ет Олег Бе­ре­зин По его сло­вам, «за дол­гое вре­мя это пер­вое кино ис­клю­чи­тель­но для от­ды­ха». «В по­след­ние го­ды у зри­те­ля вы­со­кий за­прос на та­кие филь­мы — он хо­чет не вы­тас­ки­вать про­бле­мы, не ре­флек­си­ро­вать по­сле про­смот­ра, а про­ве­сти вре­мя, как буд­то про­сто по­си­дел в лет­нем ка­фе. Это да­же не вопрос про­смот­ра кино, это вопрос вре­мя­пре­про­вож­де­ния как та­ко­во­го», — рас­суж­да­ет ген­ди­рек­тор NevaFilm.

«По­че­му ча­сто филь­мы круп­ных аме­ри­кан­ский сту­дий с боль­ши­ми бюд­же­та­ми и звез­да­ми по­лу­ча­ют­ся сред­не­го ка­че­ства? Их со­зда­те­ли ра­бо­та­ют с по­зи­ции стра­ха: как бы умень­шить рис­ки, как бы не проссать. А мы ду­ма­ли, как сде­лать класс­ное кино. Это, мо­жет быть, на­ив­ная по­зи­ция, но это ведь и некий рас­чет, ко­то­рый сра­бо­тал», — поды­то­жи­ва­ет Най­шул­лер.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.