Фаб­ри­ка ска­зок

Как сту­дия ви­зу­аль­ных эф­фек­тов CGF и Ти­мур Бек­мам­бе­тов ста­ли парт­не­ра­ми

RBC Magazine - - СОДЕРЖАНИЕ - ТЕКСТ Ва­ле­рия По­зы­ча­нюк

«Здесь у нас пше­нич­ное

по­ле. На са­мом де­ле это

рожь, но это неваж­но», —

Александр Го­ро­хов

оста­нав­ли­ва­ет­ся пе­ред

небольшим участ­ком

зем­ли, за­се­ян­ном

на­сто­я­щи­ми зла­ка­ми.

Они рас­тут пря­мо

по­сре­ди огром­но­го

про­мыш­лен­но­го ан­га­ра

в 40 км под Санкт

Пе­тер­бур­гом, одного

из трех, в ко­то­рых

сни­ма­ет­ся «Ко­нек

Гор­бу­нок». В филь­ме

ос­но­ван­ная Го­ро­хо­вым

компания CGF не толь­ко

от­ве­ча­ет за визуальные

эффекты, но и вы­сту­па­ет

од­ним из про­дю­се­ров

по­тен­ци­аль­но­го

блок­ба­сте­ра

Сказ­ку «Ко­нек-Гор­бу­нок» со­зда­те­ли кар­ти­ны счи­та­ют «квинт­эс­сен­ци­ей рус­ско­го ду­ха». Фэн­те­зий­ный блок­ба­стер ре­жис­се­ра Оле­га Погодина вый­дет на экра­ны в 2020 го­ду, его про­из­вод­ством за­ни­ма­ют­ся ки­но­ком­па­ния СТС, те­ле­ка­нал «Россия 1» и CGF. У кар­ти­ны до­воль­но зна­чи­тель­ный для рос­сий­ско­го кино бюд­жет — 800 млн руб. (для срав­не­ния: бюд­жет «При­тя­же­ния» со­ста­вил 370 млн руб., «Ду­э­лян­та» — око­ло 600 млн руб).

Но­вая кар­ти­на по­чти це­ли­ком бу­дет от­сня­та в па­ви­льо­нах, их об­щая пло­щадь составит око­ло 15 тыс. кв. м. С по­мо­щью ком­пью­тер­ной гра­фи­ки бу­дут на­ри­со­ва­ны мно­гие ло­ка­ции, пей­за­жи и пер­со­на­жи вро­де са­мо­го Конь­ка и ЖарПти­цы. И ес­ли обыч­но VFX-сту­дии (от­ве­ча­ю­щие за visual effects — визуальные эффекты) на­ни­ма­ют на под­ряд уже по­сле утвер­жде­ния сце­на­рия, вы­бо­ра ре­жис­се­ра и под­твер­жде­ния бюд­же­та, в этот раз все бы­ло ина­че — идею «Конь­ка- Гор­бун­ка» пред­ло­жил ки­но­сту­дии сам Го­ро­хов.

«Я очень дав­но хо­тел эту сказ­ку ви­зу­а­ли­зи­ро­вать: пом­ню об­ра­зы, ко­то­рые воз­ни­ка­ли в голове, еще ко­гда чи­тал ее в дет­стве, они очень ин­те­рес­ные. Од­на­ж­ды мы с мо­им дру­гом Ко­стей Лар­чен­ко [ре­жис­сер мон­та­жа фильмов «Эки­паж» и «Ел­ки 5». — Прим. ред.] пи­ли ви­но и чи­та­ли вслух Ер­шо­ва. И я вдруг по­нял, что мы го­то­вы по­про­бо­вать, что вре­мя для это­го про­ек­та при­шло», — вспо­ми­на­ет Го­ро­хов. Гла­ве СТВ Сер­гею Се­лья­но­ву он по­зво­нил при­мер­но че­рез пол­го­да по­сле тех по­си­де­лок. Се­лья­нов го­во­рит, что бук­валь­но «под­прыг­нул», услы­шав пред­ло­же­ние Го­ро­хо­ва.

«Я сам хо­тел де­лать «Конь­ка» еще года с 2002-го. Сна­ча­ла ре­жис­сер Сер­гей Ов­ча­ров пред­ла­гал на­ри­со­вать муль­тик, с та­ким же пред­ло­же­ни­ем при­хо­ди­ла и На­та­лья Во­дя­но­ва, но хо­те­лось что-то бо­лее мас­штаб­ное. Мы к этой идее под­хо­ди­ли и так и сяк, но по­ни­ма­ли, что де­лать та­кое кино — очень дорого и слож­но, и все вре­мя от­кла­ды­ва­ли. И вот в про­шлом го­ду мне по­зво­нил сна­ча­ла Олег По­го­дин со сло­ва­ми «Давай «Конь­каГор­бун­ка» сде­ла­ем»? А бук­валь­но че­рез неде­лю — Са­ша. Меж­ду со­бой они эту идею не об­суж­да­ли — неве­ро­ят­но, ко­гда так схо­дят­ся мыс­ли и звез­ды», — рас­ска­зы­ва­ет Се­лья­нов.

В ито­ге Го­ро­хов вме­сте с Се­лья­но­вым и Ан­то­ном Зла­то­поль­ским, ко­то­рый при­со­еди­нил­ся к про­ек­ту спу­стя год с мо­мен­та стар­та раз­ра-

бот­ки, стал со­про­дю­се­ром фильма, а его сту­дия — пол­но­прав­ным участ­ни­ком про­ек­та. «CGF не про­сто де­ла­ет гра­фи­ку для ком­па­нии СТВ, мы со­труд­ни­ча­ем по всем ас­пек­там кар­ти­ны, на­чи­ная со сце­на­рия», — объ­яс­ня­ет Се­лья­нов.

Кры­лья для Конь­каГор­бун­ка

Сту­дия Го­ро­хо­ва участ­ву­ет и в раз­ра­бот­ке де­ко­ра­ций, и в раз­ра­бот­ке пер­со­на­жей, вно­ся свой про­дю­сер­ский вклад тех­но­ло­ги­я­ми и ра­бо­той. «Ес­ли в филь­ме есть визуальные эффекты, на них в бюд­же­те за­кла­ды­ва­ет­ся как ми­ни­мум 15% от об­щей сум­мы, мень­ше не по­лу­чит­ся. Ес­ли гра­фи­ки мно­го, на ее про­из­вод­ство мо­жет уй­ти 50% бюд­же­та и да­же боль­ше», — го­во­рит Го­ро­хов. Се­лья­нов со­гла­сил­ся с та­ки­ми оцен­ка­ми за­трат на гра­фи­ку. «Ко­нек-Гор­бу­нок» — как раз та­кой, слож­ный про­ект», — про­дол­жа­ет Го­ро­хов.

За­да­чи, ко­то­рые сто­ят пе­ред CGF в но­вом филь­ме, Го­ро­хов на­зы­ва­ет «вой­ско­вы­ми опе­ра­ци­я­ми» — го­во­рит, шут­ка при­шла из фильма «Вре­мя пер­вых», над ко­то­рым ра­бо­та­ла сту­дия, и где стро­и­тель­ство каж­дой декорации про­дю­се­ры на­зы­ва­ли толь­ко так. Огром­ные па­ви­льо­ны в пром­зоне под Санкт-Пе­тер­бур­гом для съем­ки фильма бы­ли вы­бра­ны не слу­чай­но: «Нам жиз­нен­но необ­хо­ди­мы па­ви­льо­ны с боль­ши­ми рас­сто­я­ни­я­ми до ис­точ­ни­ков осве­ще­ния, ина­че бу­дет вид­на фальшь», — го­во­рит Го­ро­хов. Вопрос прав­до­по- доб­но­сти ска­зоч­но­го фильма он во­об­ще счи­та­ет од­ним из клю­че­вых.

Ко­нек-Гор­бу­нок — вы­мыш­лен­ный пер­со­наж, но ана­то­ми­че­ски и фи­зи­че­ски он дол­жен вы­гля­деть, как ре­аль­ный: «Ко­неч­но, гор­ба­тых ле­та­ю­щих кар­ли­ко­вых ло­ша­дей в при­ро­де не бы­ва­ет. Но там, где мож­но не врать, мы не врем: на­при­мер, про­ду­ма­ли, где бу­дет кре­пить­ся ло­пат­ка, от ко­то­рой от­хо­дит кость, управ­ля­ю­щая кры­лья­ми». Ес­ли не про­ду­мы­вать все де­та­ли, зри­тель обя­за­тель­но за­ме­тит недо­сто­вер­ность, го­во­рит Го­ро­хов.

Для съе­мок с ак­те­ра­ми все ком­пью­тер­ные пер­со­на­жи и объ­ек­ты на пло­щад­ке за­ме­не­ны на схо­жие по га­ба­ри­там мо­де­ли: у Конь­ка на пло­щад­ке есть че­ты­ре ма­не­ке­на, один — для обыч­ных съе­мок, вто­рой — для сцен «вер­хом»: для по­ле­тов, сцен в движении и в ста­ти­ке. Все это необ­хо­ди­мо, чтобы мак­си­маль­но точ­но пе­ре­но­сить гра­фи­ку на от­сня­тые кад­ры. Ком­пью­тер­ная гра­фи­ка и 3D-ани­ма­ция — вы­со­кие тех­но­ло­гии, по слож­но­сти срав­ни­мые с кос­ми­че­ски­ми, счи­та­ет Се­лья­нов: «Вы­со­ко­класс­ное про­грам­ми­ро­ва­ние, слож­ная ма­те­ма­ти­ка, очень стро­гие со­от­но­ше­ния — ес­ли все это бу­дет не на уровне, гра­фи­ка по­лу­чит­ся пло­хой, а про­ект — про­ва­лит­ся».

До­ро­га в Гол­ли­вуд

Ры­нок ком­пью­тер­ной гра­фи­ки в России — со­всем мо­ло­дой: в на­ча­ле в 1990-х в Гол­ли­ву­де уже сни­ма­ли вто­ро­го «Тер­ми­на­то­ра» и «Парк юр- ско­го пе­ри­о­да», а в рос­сий­ской ки­но­ин­ду­стрии визуальные эффекты ис­поль­зо­ва­ли лишь эпи­зо­ди­че­ски. Пе­ре­лом­ным для ин­ду­стрии мо­мен­том ста­ли 2002–2004 го­ды, ко­гда сни­ма­лись «Ноч­ной» и «Днев­ной до­зо­ры» ре­жис­се­ра Ти­му­ра Бек­мам­бе­то­ва. На этих кар­ти­нах учи­лись ра­бо­тать мно­гие спе­ци­а­ли­сты по ком­пью­тер­ной гра­фи­ке, ко­то­рые впо­след­ствии со­ста­ви­ли ко­стяк рос­сий­ский VFX-сту­дий. Од­ним из них был и Александр Го­ро­хов.

На тот мо­мент ру­ко­во­ди­тель небольшого ви­део­про­дак­ше­на «Зиг­энд-Заг» лишь од­на­ж­ды имел от­но­ше­ние к съем­кам кино — зна­ко­мый при­гла­сил его на роль вто­ро­го ре­жис­се­ра и про­дю­се­ра в ко­рот­ко­мет­раж­ку «4» Ильи Хр­жа­нов­ско­го (по­том ее пе­ре­де­ла­ют в пол­но­мет­раж­ный фильм, но уже без уча­стия Го­ро­хо­ва). Но в 2002 го­ду его при­гла­сил к се­бе в «До­зо­ры» вто­рым ре­жис­се­ром Ти­мур Бек­мам­бе­тов. «Воз­мож­но, ему был ну­жен че­ло­век из ма­лень­ко­го про­дак­ше­на, ко­то­рый очень мно­го все­го уме­ет де­лать сам, — пред­по­ла­га­ет Го­ро­хов, — Я в сво­ей сту­дии был, что го­во­рит­ся, и швец, и жнец, и на ду­де иг­рец». Бек­мам­бе­тов го­во­рит, что по­служ­ной спи­сок Алек­сандра до «До­зо­ров» не ана­ли­зи­ро­вал: «Мне сра­зу по­ка­за­лось, что это че­ло­век, с ко­то­рым мож­но де­лать слож­ные ра­бо­ты. Так и ока­за­лось».

«До­зо­ры» сни­ма­лись од­но­вре­мен­но, но по­сле успе­ха пер­во­го фильма команда ре­ши­ла ча­стич­но пе­ре-

снять вто­рой, вспо­ми­на­ет Го­ро­хов. «В нем Са­ша сна­ча­ла от­ве­чал за за­да­чи по ор­га­ни­за­ции про­цес­сов со­зда­ния гра­фи­ки. По­том, ко­гда пе­ре­шли к пост­про­дак­ше­ну, он воз­гла­вил этот про­цесс. Все про­изо­шло са­мо со­бой, про­сто пе­ре­тек­ло из про­из­вод­ства», — го­во­рит Бек­мам­бе­тов. По­сле успе­ха «До­зо­ров» воз­вра­щать­ся в ма­лень­кий про­дак­шен Го­ро­хо­ву рас­хо­те­лось: свою сту­дию он ре­шил за­крыть и соз­дал но­вую, со спе­ци­а­ли­за­ци­ей в ви­зу­аль­ной гра­фи­ке. Несколь­ко лет сту­дия CGF бра­лась за раз­ные про­ек­ты, в чис­ле ко­то­рых «Ан­дер­сон: жизнь без люб­ви», «Ме­че­но­сец», «Сти­ля­ги», «Кан­да­гар». Но про­рыв сту­дии по­мог­ли со­вер­шить дру­гие про­ек­ты, и вновь с уча­сти­ем Бек­мам­бе­то­ва.

Про­ект Бек­мам­бе­то­ва

Ти­мур, ко­то­рый переехал в США и по­мог CGF от­крыть пред­ста­ви­тель­ство в Лос-Ан­дже­ле­се, при­влек сту­дию в несколь­ко гол­ли­вуд­ских про­ек­тов со сво­им уча­сти­ем. Команда Го­ро­хо­ва де­ла­ла гра­фи­ку к филь­мам Бек­мам­бе­то­ва Wanted («Осо­бо опа­сен»), «Бен-Гур» и «Президент Лин­кольн: охот­ник на вам­пи­ров» и кар­ти­ны «Апол­лон 18», про­дю­се­ром ко­то­рой был Ти­мур.

Про­ект Wanted, вы­шед­ший на экра­ны в 2008 го­ду, был боль­шим шан­сом для рос­сий­ской ин­ду­стрии ви­зу­аль­ных эф­фек­тов вый­ти на аме­ри­кан­ский ры­нок, но рос­сий- ские сту­дии не су­ме­ли им вос­поль­зо­вать­ся, счи­та­ет Го­ро­хов: «Wanted де­ла­ла не толь­ко на­ша сту­дия, точ­но не пом­ню, сколь­ко их бы­ло, но боль­ше де­ся­ти. Нам всем Ти­мур по­да­рил пре­крас­ную воз­мож­ность вый­ти на аме­ри­кан­ский ры­нок, но в этом про­ек­те со сто­ро­ны рус­ских компаний не все бы­ло сделано в срок и хо­ро­шо. На­при­мер, мы прак­ти­че­ски пол­го­да де­ла­ли две слож­ные сце­ны, а по­том при­шла бри­тан­ская Framestore и пе­ре­де­ла­ла их за 5 недель. Так что, чест­но ска­зать, в тот раз мы, как индустрия, силь­но об­де­ла­лись», — со­кру­ша­ет­ся Го­ро­хов.

Ко­гда Бек­мам­бе­тов рас­ска­зы­ва­ет о CGF, он все­гда го­во­рит «мы», хо­тя на пер­вый взгляд его ки­но­ком­па­ния Bazelevs свя­за­на со сту­ди­ей Го­ро­хо­ва толь­ко парт­нер­ством во мно­же­стве про­ек­тов. Юри­ди­че­ски ком­па­нии не свя­за­ны, хо­тя аме­ри­кан­ские офи­сы Bazelevs и CGF рас­по­ло­же­ны в од­ном и том же ме­сте: в Лос-Ан­дже­ле­се на Melrose Ave. На пря­мой вопрос, ка­кое от­но­ше­ние он име­ет к про­ек­ту Го­ро­хо­ва, Бек­мам­бе­тов от­ве­ча­ет: «Я яв­ля­юсь его ча­стью». Пря­мой вопрос о том, при­над­ле­жат ли ему до­ли в CGF, Ти­мур оста­вил без ком­мен­та­ри­ев. В свою оче­редь, Го­ро­хов го­во­рит лишь, что Бек­мам­бе­тов — «ге­не­раль­ный парт­нер» его сту­дии.

Од­ним из важ­ней­ших про­ек­тов в ис­то­рии CGF стал аме­ри­кан­ский фильм «Бел­ки», го­во­рит Бек­мам­бе­тов. Для него нуж­но бы­ло сде­лать ка­че­ствен­ных 3D-ре­а­ли­стич­ных жи­вот­ных, но это бы­ла непо­силь­ная за­да­ча для уров­ня про­из­вод­ства гра­фи­ки, ко­то­рый был то­гда в России. «Но нам с Са­шей уда­лось при­влечь в ко­ман­ду CGF Сер­гея Нев­шу­по­ва — очень опыт­но­го су­пер­вай­зе­ра, ко­то­рый ра­бо­тал в ком­па­нии Weta Digital, со­здан­ной Пи­те­ром Джек­со­ном, и де­лал гра­фи­ку для «Ава­та­ра», — го­во­рит Бек­мам­бе­тов. Нев­шу­пов по­мог со­здать в сту­дии свой «пай­плайн»: про­цесс про­из­вод­ства гра­фи­ки, по ко­то­ро­му каж­дый че­ло­век от­ве­ча­ет за свою часть ра­бо­ты, — так ра­бо­та­ют боль­шие аме­ри­кан­ские сту­дии.Это поз­во­ли­ло пе­рей­ти от штуч­но­го про­из­вод­ства к кон­вей­е­ру — и под­го­то­вить сту­дию к по-на­сто­я­ще­му боль­шим про­ек­там, го­во­рит Ти­мур.

Так как быст­ро по­ко­рить Гол­ли­вуд не по­лу­чи­лось, при­шлось ид­ти дол­гим пу­тем — де­лать боль­шие про­ек­ты до­ма, чтобы учить­ся и на­ра­щи­вать по­тен­ци­ал, рас­ска­зы­ва­ет Го­ро­хов. Для CGF та­ким про­ек­том стал фильм «Он — дра­кон», спро­дю­си­ро­ван­ный Бек­мам­бе­то­вым и за­пу­щен­ный в про­из­вод­ство в на­ча­ле 2013 года. «То­гда ост­ро сто­ял вопрос: мы ли­бо оста­ем­ся сту­ди­ей, ко­то­рая де­ла­ет филь­мы сред­ней слож­но­сти, но на­ра­щи­ва­ет мощ­но­сти, ли­бо ухо­дим в слож­ное вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ное про­из­вод­ство. Мы вы­бра­ли вто­рое», — вспо­ми­на­ет Го­ро­хов.

Ис­сле­до­ва­ния и раз­ра­бот­ки

«Он — дра­кон», вы­шед­ший на экра­ны в 2015 го­ду, при­мер­но на 80% со­сто­ял из ком­пью­тер­ной гра­фи­ки, на

со­зда­ние фильма по­тра­ти­ли око­ло $18 млн, а глав­ный ге­рой — дра­кон — стал од­ним из са­мых слож­ных ком­пью­тер­ных пер­со­на­жей, со­здан­ных для рос­сий­ско­го кино. Для уча­стия в про­ек­те сту­дии на­до бы­ло най­ти не толь­ко но­вых спе­ци­а­ли­стов, но и тех­но­ло­гии, ко­то­ры­ми CGF то­гда про­сто не об­ла­да­ла.

«В лю­бой при­лич­ной сту­дии су­ще­ству­ет R&D от­дел, за­ни­ма­ю­щий­ся тех­но­ло­ги­че­ски­ми раз­ра­бот­ка­ми, в то­по­вых ком­па­ни­ях чис­ло сотрудников та­ких от­де­лов мо­жет до­сти­гать 30 че­ло­век, — рас­ска­зы­ва­ет Го­ро­хов, — Для на­шей ком­па­нии, где ра­бо­та­ет мень­ше 200 че­ло­век, сра­зу на­нять столь­ко лю­дей в раз­ра­бот­ку бы­ло невоз­мож­но, но мы все рав­но от­кры­ли ис­сле­до­ва­тель­ский от­дел, чтобы ре­шать тех­но­ло­ги­че­ские за­да­чи для но­вых про­ек­тов».

На стар­те в но­вом от­де­ле ра­бо­та­ли три че­ло­ве­ка, но по­сте­пен­но он рос. «Внут­ри него мы со­зда­ли, на­при­мер, свою си­сте­му по­стро­е­ния мы­шеч­но­го кор­се­та у пер­со­на­жей, по­то­му что стан­дарт­ные ме­то­ды, ко­то­рые су­ще­ству­ют в ко­ро­боч­ном соф­те, не ре­ша­ют за­да­чи так, как нам бы­ло нуж­но. До­ра­бо­та­ли си­сте­мы от­ри­сов­ки ме­ха и во­лос — и все они лег­ли в ос­но­ву пер­со­на­жей в «Он — дра­кон», — рас­ска­зы­ва­ет Го­ро­хов. Сей­час в от­де­ле уже ра­бо­та­ет око­ло 30 че­ло­век, часть из них — в двух до­чер­них ком­па­ни­ях, за­ня­тых раз­ра­бот­ка­ми тех­но­ло­гий для CGF. Фильм про­ва­лил­ся в про­ка­те, со­брав все­го око­ло $10 млн, но тех­ни­че­ская и ви- зу­аль­ная часть кар­ти­ны сде­ла­ны на до­стой­ном уровне, счи­та­ет ре­жис­сер Илья Най­шул­лер: «Это один из про­ек­тов, ко­то­рый прак­ти­че­ски полностью сде­лан на гра­фи­ке, и она вполне мирового уров­ня, не усту­па­ет до­ро­гим аме­ри­кан­ским про­ек­там».

Еще до на­ча­ла съе­мок в CGF хо­те­ли арен­до­вать бри­тан­скую тех­но­ло­гию — AR-ка­ме­ру (до­пол­нен­ной ре­аль­но­сти) Ncam, ко­то­рая поз­во­ля­ет пря­мо на съе­моч­ной пло­щад­ке до­ба­вить в кадр гра­фи­ку и уви­деть его при­мер­но та­ким, ка­ким он бу­дет по­сле до­бав­ле­ния всех эф­фек­тов. «Но у нас не хва­ти­ло де­нег, — го­во­рит Го­ро­хов. — Неделя ее арен­ды сто­ит око­ло $5 тыс., кро­ме то­го, для ее об­слу­жи­ва­ния нужны два обу­чен­ных че­ло­ве­ка, а уста­нов­ка и ка­либ­ров­ка обо­ру­до­ва­ния для каж­до­го эпи­зо­да за­ни­ма­ет ми­ни­мум день — то есть день про­стоя съе­моч­ной груп­пы, а это то­же день­ги». По­сле «Дра­ко­на» в сту­дии ре­ши­ли боль­ше не ис­кать день­ги на за­ру­беж­ные тех­но­ло­гии, а раз­ра­бо­тать соб­ствен­ную AR-си­сте­му ViewGA.

Это неболь­шая ка­ме­ра, ко­то­рая кре­пит­ся на ос­нов­ную и сни­ма­ет то же, что ви­дит на сво­ем мо­ни­то­ре ре­жис­сер. Но по­ка у ре­жис­се­ра вы­во­дит­ся кар­тин­ка кад­ра, как она есть, — с хро­ма­ке­ем и без вся­ких эф­фек­тов — на мо­ни­то­рах у VFX-су­пер­вай­зе­ров «рен­де­рит­ся» кар­тин­ка с до­бав­лен­ной гра­фи­кой. «Арен­да на­шей си­сте­мы мог­ла бы сто­ить око­ло 100 тыс. руб. в неде­лю вме­сте с об­слу-

«Нам при­влечь Нев­шу­по­ва очень уда­лось опыт­но­го Сер­гея —

су­пер­вай­зе­ра, ко­то­рый де­лал

гра­фи­ку для

«Ава­та­ра», —

го­во­рит Ти­мур

Бек­мам­бе­тов.

Он по­мог со­здать

в CGF про­цесс

про­из­вод­ства

гра­фи­ки,

по ко­то­ро­му

ра­бо­та­ют

аме­ри­кан­ские

сту­дии

жи­ва­ни­ем, а ее уста­нов­ка за­ни­ма­ет 15 ми­нут», — объ­яс­ня­ет Го­ро­хов. По­ка что тех­но­ло­гия ис­поль­зу­ет­ся толь­ко в про­ек­тах CGF: «Все же­ле­зо — это наш вклад в про­ект, опла­чи­ва­ет­ся толь­ко ра­бо­та пер­со­на­ла», — до­бав­ля­ет Александр.

Дру­гая тех­но­ло­гия, вы­шед­шая из R&D-от­де­ла сту­дии и то­же участ­ву­ю­щая в но­вом про­ек­те CGF, — ми­ми­че­ский ска­нер Nimble: ка­ме­ра, ко­то­рая за­хва­ты­ва­ет ми­ми­ку че­ло­ве­ка и пе­ре­но­сит ее на ком­пью­тер­но­го пер­со­на­жа. С ее по­мо­щью на ли­цо ком­пью­тер­но­го Конь­ка бу­дет пе­ре­не­се­на ми­ми­ка ак­те­ра Павла Де­ре­вян­ко. По­хо­жую по тех­но­ло­гии ка­ме­ру в CGF то­же сна­ча­ла пы­та­лись ку­пить у за­ру­беж­ных раз­ра­бот­чи­ков, про­дол­жа­ет он: «Это бы­ло осе­нью 2014 года, ко­гда мы уже со­бра­лись по­ку­пать ка­ме­ру и ПО на пять ра­бо­чих мест, и за­кла­ды­ва­ли под это 1,4 млн руб. Но дол­лар рез­ко под­ско­чил и ока­за­лось, что на по­куп­ку по­тре­бу­ет­ся в два ра­за боль­ше де­нег — ко­то­рых у нас, есте­ствен­но, не бы­ло. То­гда один из ре­бят из R&D-от­де­ла ска­зал: дай­те мне три недели, я пой­му, смо­жем ли мы са­ми сде­лать та­кую. А че­рез три недели от­ве­тил: сде­ла­ем».

Веч­ная эко­но­мия — один из глав­ных дви­га­те­лей про­грес­са в его сту­дии, го­во­рит Го­ро­хов. «В де­каб­ре 2014-го бы­ла па­ни­ка: мы по­те­ря­ли пять очень силь­ных ре­бят, ко­то­рые по раз­ным при­чи­нам ушли из сту­дии, нам за­дер­жи­ва­ли пла­те­жи по про­ек­там, мы не по­лу­чи­ли фи­наль­ный транш от ка­над­цев, ко­то­рым де­ла­ли се­ри­ал, — огромную по тем вре­ме­нам сум­му. Очень тя­же­лое бы­ло вре­мя, еле-еле уда­лось удер­жать сту­дию на пла­ву, впо­ру бы­ло по­ку­пать ве­рев­ку с мы­лом, но и на это не хва­ти­ло де­нег, при­шлось как-то вы­жи­вать».

Обе тех­но­ло­гии — Nimble и ViewGA — крайне важ­ны для со­зда­ния эф­фек­тов в гра­фи­че­ски слож­ном кино, го­во­рит Се­лья­нов: «Без та­ких ин­стру­мен­тов и Са­ша, воз­мож­но, не пред­ло­жил бы де­лать та­кой фильм, и я бы еще го­ди­ка три по­до­ждал, ко­гда индустрия до­зре­ет и по­явят­ся со­от­вет­ству­ю­щие воз­мож­но­сти — не толь­ко кре­а­тив­ные, но и тех­но­ло­ги­че­ские».

Все­гда в движении

За по­след­ние че­ты­ре года CGF со­зда­ла гра­фи­ку для 22 фильмов, сре­ди них — «Хард­кор», «Дви­же­ние вверх», «Вре­мя пер­вых» и «Эки­паж». При этом, СGF — не единственная рос­сий­ская сту­дия, де­ла­ю­щая гром­кие и ком­мер­че­ски успеш­ные про­ек­ты: компания Main Road|Post сде­ла­ла гра­фи­ку для фильмов «При­тя­же­ние», «Ду­э­лянт» и «Ле­ген­да о Ко­ло­вра­те», Film Direction FX — ра­бо­та­ла над ви­зу­аль­ны­ми эф­фек­та­ми для «Ви­кин­га» и «Са­лют-7».

Вы­руч­ка CGF с 2015 года рос­ла при­мер­но на 15% в год, рас­ска­за­ли в ком­па­нии, не рас­кры­вая точ­ных цифр. «Тео­ре­ти­че­ски при адек­ват­ных бюд­же­тах и плот­ной за­груз­ке сту­дия

Тео­ре­ти­че­ски сту­дия мог­ла бы за­ра­ба­ты­вать до $5 млн

в год на рос­сий­ском рын­ке и в два-три ра­за боль­ше —

на за­ру­беж­ном, объ­яс­ня­ет Го­ро­хов, но в ре­аль­но­сти очень

мно­гое при­хо­дит­ся де­лать с дис­кон­том

мог­ла бы за­ра­ба­ты­вать до $5 млн в год на рос­сий­ском рын­ке и в два-три ра­за боль­ше — на за­ру­беж­ном», — объ­яс­ня­ет Го­ро­хов. В ре­аль­но­сти мно­гое при­хо­дит­ся де­лать с дис­кон­том и не у всех про­ек­тов, на ко­то­рых ра­бо­та­ет сту­дия, до­ста­точ­но боль­шие бюд­же­ты: «по­ка не по­лу­ча­ет­ся все на­вы­ки и уме­ния пре­вра­тить в день­ги. До­воль­ству­ем­ся сла­вой».

Чтобы про­дол­жать раз­ви­вать­ся, CGF ищет ин­ве­сто­ра: «ве­дем пе­ре­го­во­ры с од­ним из шан­хай­ских ин­ве­сти­ци­он­ных фон­дов о при­вле­че­нии $20 млн». CGF пла­ни­ру­ет вый­ти на ки­тай­ский ры­нок и уже сде­ла­ла гра­фи­ку для фильма «Асу­ра» с бюд­же­том в $113 млн.

Вся рос­сий­ская индустрия ви­зу­аль­ных эф­фек­тов бур­но раз­ви­ва­ет­ся и уже вполне мо­жет де­лать про­ек­ты мирового уров­ня, счи­та­ет Се­лья­нов: «На­ше глав­ное от­ли­чие от Гол­ли­ву­да в том, что мы не мо­жем вы­пу­стить за год 20 фильмов с ком­пью­тер­ной гра­фи­кой мирового уров­ня, не хва­тит ни лю­дей, ни мощ­но­стей. Но это вопрос раз­ви­тия рын­ка». За по­след­ние го­ды ки­но­ин­ду­стрия заметно под­рос­ла, про­дол­жа­ет он: «С 2009 года она рас­тет 13–14% в год, и это не­смот­ря на два кризиса». Но спрос на ка­че­ствен­ную гра­фи­ку со сто­ро­ны про­из­во­ди­те­лей кино уже силь­но пре­вы­ша­ет объ­е­мы, ко­то­рые спо­соб­ны вы­пол­нить российские сту­дии ви­зу­аль­ных эф­фек­тов, го­во­рит Се­лья­нов: «В ве­ду­щих СG-ком­па­ни­ях ра­бо­та­ют по три ты­ся­чи че­ло­век, а у нас в круп­ней­ших — чуть мень­ше 200. В сфе­ре, где вся ра­бо­та де­ла­ет­ся ру­ка­ми, в од­но­ча­сье на­рас­тить мощ­но­сти не по­лу­чит­ся».

Но тех­но­ло­ги­че­ски российские сту­дии го­то­вы брать­ся за гол­ли­вуд­ские про­ек­ты со слож­ной гра­фи­кой, со­гла­ша­ет­ся Най­шул­лер. «Ко­гда я ра­бо­тал над «Хард­ко­ром», гра­фи­ку нам де­ла­ло 11 сту­дий со все­го ми­ра. По­след­нюю 10-ми­нут­ную сце­ну с дра­кой на кры­ше де­ла­ла из­вест­ная аме­ри­кан­ская сту­дия. VFX-кад­ры все­гда при­хо­дят в по­след­ний мо­мент, на­ши при­шли за неде­лю до пре­мье­ры — и ока­за­лись пло­хи­ми», — вспо­ми­на­ет Най­шул­лер. — То­гда Ти­мур ска­зал: «Про­да­дим фильм — ре­шим, что де­лать». Премьера про­шла от­лич­но, и мы по­ру­чи­ли пе­ре­де­лать фи­нал CGF — до это­го я с ни­ми не был зна­ком — и сту­дия сде­ла­ла нам ши­кар­ный фи­нал, ко­то­рый по гра­фи­ке был ме­ста­ми да­же луч­ше, чем все осталь­ное». С тех пор Най­шул­лер при­вле­ка­ет CGF при лю­бой воз­мож­но­сти — на­при­мер, де­лал с ни­ми «Во­яж» и «Коль­щи­ка» для груп­пы «Ле­нин­град».

Брать­ся за круп­ные гол­ли­вуд­ские про­ек­ты рос­сий­ским сту­ди­ям се­год­ня не ме­ша­ет ни­че­го, кро­ме ре­пу­та­ции, со­гла­ша­ет­ся Бек­мам­бе­тов: «Ко­гда фильм сто­ит $100 млн и у него уже на­зна­че­на да­та вы­хо­да, про­дю­сер дол­жен быть на 100% уверен, что ра­бо­та бу­дет сде­ла­на в срок и в долж­ном ка­че­стве — гра­фи­ка все­гда де­ла­ет­ся в по­след­ний мо­мент и осеч­ки здесь быть не мо­жет. Срыв этой ра­бо­ты ста­нет по­те­рей огром­ных де­нег. По­это­му все ки­но­ком­па- нии пе­ре­стра­хо­вы­ва­ют­ся и ра­бо­та­ют толь­ко с те­ми, ко­го знают».

Чтобы заработать ре­пу­та­цию, на­до сни­мать в России филь­мы с гра­фи­кой та­ко­го ка­че­ства, чтобы она вы­зы­ва­ла изум­ле­ние, про­дол­жа­ет он: «А для это­го нуж­но немно­го боль­ше де­нег ин­ве­сти­ро­вать в гра­фи­ку. Сей­час бюд­же­ты на визуальные эффекты в России в два-три, а то и в пять ра­за ни­же, чем в США. Но вкла­ды­вать боль­ше по­лу­чит­ся толь­ко ко­гда российские филь­мы нач­нут мас­со­во про­из­во­дить­ся на экс­порт, по­то­му что рос­сий­ский ры­нок огра­ни­чен (об экс­пор­те рос­сий­ских фильмов см. Кар­ту биз­не­са на стр. 50).

«Как толь­ко филь­мы бу­дут по­ку­пать по все­му ми­ру, бу­дет и до­ход, и необ­хо­ди­мость кон­ку­ри­ро­вать на дру­гих рын­ках с мест­ны­ми кар­ти­на­ми, и ав­то­ма­ти­че­ски по­на­до­бит­ся еще бо­лее вы­со­кий уро­вень гра­фи­ки», — го­во­рит Бек­мам­бе­тов.

Визуальные эффекты — очень до­ро­гой биз­нес, и де­ло не толь­ко в за­тра­тах на ко­ман­ду: по­сто­ян­но нуж­но но­вое обо­ру­до­ва­ние, нуж­но со­дер­жать сер­вер­ные, рен­дер-фер­мы, го­во­рит Най­шул­лер. «Все CG-ком­па­нии в ми­ре ско­рее вы­жи­ва­ют, чем про­цве­та­ют, да­же огром­ные аме­ри­кан­ские сту­дии, — го­во­рит Илья, — они все­гда долж­ны на­хо­дить­ся в действии. Ес­ли моя компания месяц по­сто­ит без ра­бо­ты, это бу­дет да­ле­ко не кри­тич­но. Для сту­дии гра­фи­ки та­кой про­стой мо­жет ока­зать­ся фа­таль­ным».

«На­пар­ник» (2017) — пер­вый про­ект, для ко­то­ро­го CGF со­зда­ла фо­то­ре­а­ли­стич­но­го ре­бен­ка

CGF де­ла­ла гра­фи­ку для «Дви­же­ния вверх» (2017), са­мо­го успеш­но­го рос­сий­ско­го фильма

Фильм «Он — дра­кон» (2015), на 80% со­сто­я­щий из гра­фи­ки, стал тех­но­ло­ги­че­ским про­ры­вом для CGF

За визуальные эффекты к «Эки­па­жу» (2016) и «Вре­ме­ни пер­вых» (2017) CGF по­лу­чи­ла «Зо­ло­то­го ор­ла»

Во «Вре­ме­ни пер­вых» CGF от­ве­ча­ла по­чти за все эффекты вплоть до фи­наль­ной цве­то­кор­рек­ции

Прак­ти­че­ски все спор­тив­ные ло­ка­ции для «Дви­же­ния вверх» со­зда­ны с по­мо­щью ком­пью­тер­ной гра­фи­ки

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.