ПЕРМ­СКАЯ АНО­МА­ЛИЯ

ПО­ЧЕ­МУ ТЕХ­НО­ЛО­ГИ­ЧЕ­СКИЕ КОМ­ПА­НИИ С ГЛО­БАЛЬ­НЫ­МИ АМ­БИ­ЦИ­Я­МИ НЕ УЕЗ­ЖА­ЮТ С УРА­ЛА

RBC Magazine - - КРУПНЫЙ ПЛАН - ТЕКСТ Ири­на Юз­бе­ко­ва ФО­ТО Юлия Спи­ри­до­но­ва Бо­лее де­сят­ка тех­но­ло­ги­че­ских компаний из Пер­ми ста­ли успеш­ны не толь­ко в России, но и за ру­бе­жом

Александр мо­ло­дых В кли­ен­тах звезд Ага­пи­тов у его рос­сий­ской пла­теж­ной — од­на IT-ин­ду­стрии. из си­сте­мы са­мых Xsolla яр­ких —

плат­фор­мы Steam и Twitch, раз­ра­бот­чи­ки

Ubisoft и PUBG Corp и дру­гие ги­ган­ты иг­ро­вой

ин­ду­стрии. 34-лет­ний предприниматель все

вре­мя в разъ­ез­дах по ми­ру, ин­тер­вью жур­на­лу

РБК он да­ет по те­ле­фо­ну из Лон­до­на. Но Ага­пи­тов

не за­бы­ва­ет о кор­нях. «Мой стан­дарт­ный

разговор на де­ло­вой встре­че в лю­бом угол­ке

пла­не­ты на­чи­на­ет­ся при­мер­но так: «Есть

на све­те та­кой город — Пермь. В нем мно­го

хо­ро­ших уни­вер­си­те­тов и ум­ных спе­ци­а­ли­стов.

Они и сде­ла­ли про­дукт, ко­то­рый я вам хо­чу

се­год­ня по­ка­зать», — рас­ска­зы­ва­ет Александр

Пермь, ма­лая ро­ди­на Ага­пи­то­ва и тра­ди­ци­он­но мощ­ный про­мыш­лен­ный центр, в ну­ле­вых пе­ре­жив­ший куль­тур­ную «пе­ре­за­груз­ку», преж­де не ас­со­ци­и­ро­вал­ся с тех­но­ло­ги­че­ской от­рас­лью. Од­на­ко за по­след­ние го­ды в ураль­ском го­ро­де-мил­ли­он­ни­ке вы­рос­ло це­лое по­ко­ле­ние круп­ных IT-компаний с меж­ду­на­род­ны­ми ам­би­ци­я­ми: как ми­ни­мум 12 мест­ных ре­зи­ден­тов ра­бо­та­ют на рын­ках США, стран Ев­ро­пы и Азии. Жур­нал РБК вы­яс­нил у пред­ста­ви­те­лей «перм­ской вол­ны», как им уда­ет­ся сдер­жи­вать «от­ток моз­гов» в Моск­ву и за рубеж и при этом мас­шта­би­ро­вать биз­нес на гло­баль­ном уровне.

Ко­фе­ма­ши­ны от Шу­ри­ка

«Я ско­рее аме­ри­кан­ский предприниматель, чем рос­сий­ский», — при­зна­ет­ся Ага­пи­тов. Из 13 лет су­ще­ство­ва­ния Xsolla в России он про­вел все­го че­ты­ре. С 2009 года Александр жи­вет в Лос-Ан­дже­ле­се, США, — глав­ный для Xsolla ры­нок, на ко­то­рый при­хо­дит­ся 25% вы­руч­ки ком­па­нии. Об­щий объ­ем до­хо­дов Xsolla не рас­кры­ва­ет. Ага­пи­тов лишь уточ­ня­ет, что в 2017 го­ду по­ка­за­тель вы­рос на 30%, а в 2018-м уве­ли­чи­ва­ет­ся «чуть быст­рее». Россия — лишь 8% до­хо­дов ком­па­нии, вы­руч­ка рос­сий­ско­го юр­ли­ца ком­па­нии в 2017 го­ду со­ста­ви­ла 6 млрд руб. «На­ши кли­ен­ты — раз­ра­бот­чи­ки игр, а не поль­зо­ва­те­ли. В России успеш­ных иг­ро­вых про­ек­тов не так мно­го», — кон­ста­ти­ру­ет биз­нес­мен.

Но Пермь оста­ет­ся глав­ным цен­тром раз­ра­бот­ки Xsolla. Ес­ли в Лос-Ан­дже­ле­се в ком­па­нии ра­бо­та­ют 50 че­ло­век, в Се­уле — 10, то в перм­ском офи­се — 200. «В России луч­шие про­грам­ми­сты, хо­тя зар­пла­ты у них по срав­не­нию с аме­ри­кан­ски­ми кол­ле­га­ми ни­же», — не ску­пит­ся Ага­пи­тов на ком­пли­мен­ты. Чтобы ни­ве­ли­ро­вать эту раз­ни­цу и вдох­но­вить под­чи­нен­ных,Александр со­зда­ет мак­си­маль­но ком­форт­ные усло­вия тру­да.

Перм­ский офис Xsolla ни­чем не усту­па­ет ра­бо­чим про­стран­ствам кор­по­ра­ций мас­шта­ба Google и «Ян­декс». Рас­по­ло­жен он в цен­тре го­ро­да, на Ком­со­моль­ском про­спек­те — Ком­про­се, как го­во­рят мест­ные. Xsolla за­ни­ма­ет 2,5 тыс. кв. м на трех эта­жах современного биз­нес-цен­тра, во­круг де­сят­ки ка­фе и ма­га­зи­нов. «Мы ча­сто на­прав­ля­ем сю­да аме­ри­кан­цев. Они с удо­воль­стви­ем ез­дят и го­во­рят, что на­учи­лись че­му-то но­во­му», — за­ве­ря­ет Ага­пи­тов.

Для жур­на­ла РБК компания ор­га­ни­зу­ет экс­кур­сию по офи­су,ко­то­рую про­во­дит ди­рек­тор ад­ми­ни­стра­тив­но­го от­де­ла На­деж­да Ту­пи­ки­на. Свои обя­зан­но­сти она опи­сы­ва­ет как «то­таль­ную за­бо­ту». Каж­дый день в де­сять утра сотрудников ждет зав­трак, в те­че­ние дня — за­кус­ки и на­пит­ки. Повсюду рас­став­ле­ны кон­тей­не­ры для сбо­ра пла­сти­ка, ком­нат­ные рас­те­ния, раз­ве­ше­ны кар­ти­ны и пла­ка­ты. «Это бы­ло пер­вое,что я за­ка­за­ла в офис»,— по­ка­зы­ва­ет Ту­пи­ки­на на «ро­сто­вое» зер­ка­ло в од­ном из ко­ри­до­ров.

Ко­фе­ма­ши­ны для офи­са вы­би­рал лично Шу­рик — так со­труд­ни­ки на­зы­ва­ют Ага­пи­то­ва. В США по­пу­ляр­ны

мо­де­ли со стек­лян­ны­ми кол­ба­ми, ими по со­ве­ту ос­но­ва­те­ля и за­ме­ни­ли кап­суль­ные ко­фе­вар­ки. Для ра­бот­ни­ков обо­ру­до­ва­ны ду­ше­вые: ле­том в Пер­ми от­клю­ча­ют го­ря­чую во­ду, а часть пер­со­на­ла при­ез­жа­ют на работу на ве­ло­си­пе­де. В ман­сар­де по­ме­сти­лась зо­на для от­ды­ха «Чер­дак», где не­дав­но, на­при­мер, про­во­ди­ла лек­цию об ис­кус­ствен­ном ин­тел­лек­те команда при­ло­же­ния Prisma. «Везде есть сал­фет­ки, мар­ке­ры, дру­гие ме­ло­чи, все чистое — я ви­жу в этом боль­шой смысл и от­да­чу», — объ­яс­ня­ет Ту­пи­ки­на.

Гор­дость офи­са — су­пер­ком­пью­тер Nvidia сто­и­мо­стью 6 млн руб., для ко­то­ро­го обо­ру­до­ва­ли от­дель­ное по­ме­ще­ние с низ­кой тем­пе­ра­ту­рой и за­щи­щен­ным до­сту­пом. «Ма­шин­ное обу­че­ние — од­но из трен­до­вых на­прав­ле­ний, ко­то­рое мы не хо­тим про­мор­гать», — объ­яс­ня­ет смысл покупки Ага­пи­тов. По его сло­вам, су­пер­ком­пью­тер эко­но­мит рас­хо­ды на обу­че­ние ней­ро­се­ти Xsolla: каж­дый экс­пе­ри­мент с тех­но­ло­ги­ей обходится в $3–5 тыс.

Ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект и дру­гие пе­ре­до­вые тех­но­ло­гии в России во­об­ще и в Пер­ми в част­но­сти «на го­ло­ву вы­ше», чем за ру­бе­жом, убеж­ден ос­но­ва­тель перм­ской ком­па­нии: «Ко­гда про ма­шин­ное обу­че­ние за­яв­ля­ет стар­тап из России, ско­рее все­го, у него есть и ней­рон­ные се­ти, и се­рьез­ные ал­го­рит­мы. Ко­гда об этом за­яв­ля­ет ев­ро­пей­ский или аме­ри­кан­ский стар­тап, обыч­но там про­стая фор­му­ла в Exсel».

Но пробле­ма в том, что в стране «ни­че­го не знают про мар­ке­тинг и фи­нан­сы», про­дол­жа­ет Ага­пи­тов. Сам он от­ве­ча­ет за стра­те­гию раз­ви­тия Xsolla и «по­сто­ян­но учит­ся мар­ке­тин­гу» в США. «То, что российские раз­ра­бот­чи­ки на­зы­ва­ют про­дук­том, яв­ля­ет­ся тех­но­ло­ги­ей, — объ­яс­ня­ет биз­нес­мен. — Про­дук­том тех­но­ло­гия ста­но­вит­ся по­сле «мар­ке­тин­го­вой оберт­ки или со­зда­ния биз­нес-мо­де­ли». Учат ли этим азам в Пер­ми?

Куль­тур­ный шок

По­ли­тех и Уни­вер — так со­кра­щен­но на­зы­ва­ют в Пер­ми два глав­ных ву­за, Перм­ский на­ци­о­наль­ный ис­сле­до­ва­тель­ский по­ли­тех­ни­че­ский уни­вер­си­тет (ПНИПУ) и Перм­ский го­су­дар­ствен­ный на­ци­о­наль­ный ис­сле­до­ва­тель­ский уни­вер­си­тет (ПГНИУ). По­чти все ос­но­ва­те­ли ИТ-компаний, с ко­то­ры­ми жур­нал РБК встретился в Пер­ми, окон­чи­ли один из них.

О ка­че­стве про­филь­но­го об­ра­зо­ва­ния мож­но су­дить хо­тя бы по то­му фак­ту, что сту­ден­че­ская команда ПГНИУ в по­след­ние два года вы­хо­ди­ла в фи­нал международного чем­пи­о­на­та по спор­тив­но­му про­грам­ми­ро­ва­нию АСМ ICPC. В 2018 го­ду кон­курс про­хо­дил в Пе­кине, день­ги на по­езд­ку ре­бя­там да­ли спон­со­ры — ком­па­нии Xsolla и Knoema.

Ос­но­ва­тель Knoema Владимир Бу­гай приходит на встре­чу в ко­фейне в цен­тре Пер­ми в крас­ной фут­бол­ке

Уни­ве­ра, сво­ей аль­ма-ма­тер. Knoema — аг­ре­га­тор статистических дан­ных с ин­стру­мен­та­ми для их ви­зу­а­ли­за­ции с вы­руч­кой в несколь­ко мил­ли­о­нов дол­ла­ров в год и офи­са­ми в России, Ин­дии и США.

«С дан­ны­ми и ана­ли­ти­кой свя­за­на вся моя ка­рье­ра», — го­во­рит Владимир. Фе­но­мен IT-бу­ма в го­ро­де он свя­зы­ва­ет с ис­то­ри­ей ком­па­нии «Про­гноз»: по оцен­ке Бу­гая, в этой ком­па­нии успе­ли по­ра­бо­тать ед­ва ли не по­ло­ви­на всех перм­ских раз­ра­бот­чи­ков, мар­ке­то­ло­гов и дру­гих спе­ци­а­ли­стов. «Изу­чать IT-сре­ду Пер­ми, не зная ис­то­рии «Про­гно­за», невоз­мож­но», — ка­те­го­ри­чен Бу­гай.

«Про­гноз» ос­но­вал ма­те­ма­тик и эко­но­мист Дмит­рий Ан­дри­а­нов в 1991 го­ду (в 2016-м по­ки­нул пост ген­ди­рек­то­ра ком­па­нии). Компания раз­ра­ба­ты­ва­ла и про­да­ва­ла софт для биз­нес-ана­ли­ти­ки, ее кли­ен­та­ми в раз­ные го­ды бы­ли «Газ­пром», «Си­бур», Coca-Cola, Сбер­банк, Danone, CNBC и дру­гие. В «Про­гно­зе» ра­бо­та­ли ос­но­ва­тель меж­ду­на­род­ной крип­то­бир­жи Lykke Сер­гей Ив­ли­ев, ос­но­ва­тель раз­ра­бот­чи­ка ин­фор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ских си­стем Databriz Ми­ха­ил Куд­рин­ский, ос­но­ва­тель сер­ви­са по ви­зу­а­ли­за­ции дан­ных Slemma Алек­сей Юдин и да­же ны­неш­ний гу­бер­на­тор Перм­ско­го края Мак­сим Ре­шет­ни­ков. В 2012 го­ду компания по­лу­чи­ла свою мак­си­маль­ную вы­руч­ку 4,05 млрд руб. и при­быль 252 млн руб., чис­ло ее сотрудников пре­вы­ша­ло 1,6 тыс. че­ло­век. То­гда же «Про­гноз» взял кредит в $30 млн у Ев­ро­пей­ско­го бан­ка ре­кон­струк­ции и раз­ви­тия (ЕБРР) для меж­ду­на­род­ной экс­пан­сии. До кон­ца 2014 года компания вы­пла­чи­ва­ла про­цен­ты по зай­му, но из-за рез­ко­го падения кур­са руб­ля к дол­ла­ру не смог­ла об­слу­жи­вать дол­ги и сей­час на­хо­дит­ся в ста­дии банк­рот­ства (по дан­ным СПАРК, «Про­гноз» яв­ля­ет­ся от­вет­чи­ком по 49 ар­бит­раж­ным де­лам на сум­му бо­лее 155 млн руб.).

Бу­гай ра­бо­тал в «Про­гно­зе» в те­че­ние де­ся­ти лет с 2000 года, на­чи­нал с по­зи­ции раз­ра­бот­чи­ка, ухо­дил с долж­но­сти за­ме­сти­те­ля ген­ди­рек­то­ра — раз­ви­вать соб­ствен­ный стар­тап. В 2018-м Бу­гай по­ки­нул и Knoema, усту­пив крес­ло гла­вы ком­па­нии уро­жен­цу Бе­ло­рус­сии Вла­ди­ми­ру Эски­ну, жи­ву­ще­му в США. О при­чи­нах пе­ре­ста­но­вок Бу­гай го­во­рить не хо­чет: «Мы изна­чаль­но по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ли Knoema как меж­ду­на­род­ную ком­па­нию, у нее кли­ен­ты по все­му ми­ру». С ап­ре­ля предприниматель ра­бо­та­ет тех­ни­че­ским ди­рек­то­ром и парт­не­ром в вен­чур­ной ком­па­нии SmartHub из Ка­ли­нин­гра­да, но оста­ет­ся со­вла­дель­цем Knoema.

С «зо­ло­тым пе­ри­о­дом» «Про­гно­за» по вре­ме­ни сов­пал и куль­тур­ный про­ект то­гдаш­не­го гу­бер­на­то­ра Перм­ско­го края Оле­га Чир­ку­но­ва, ко­то­рый то­же соз­дал

поч­ву для удер­жа­ния в го­ро­де вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных про­фес­си­о­на­лов, счи­та­ет Бу­гай. С 2004 по 2012 год в го­ро­де про­во­ди­лось мно­же­ство фе­сти­ва­лей, худру­ком мест­но­го те­ат­ра оперы и балета был на­зна­чен зна­ме­ни­тый ди­ри­жер Те­одор Ку­рент­зис, а на на­бе­реж­ной по­явил­ся по­пу­ляр­ный у фо­то­гра­фов арт-объ­ект «Счастье не за го­ра­ми» — глав­ный символ «чир­ку­нов­ской» Пер­ми.

Пример куль­тур­но­го пре­об­ра­же­ния го­ро­да в бе­се­де с жур­на­лом РБК при­во­дит Ан­дрей Кли­мен­ко, ос­но­ва­тель ком­па­нии — раз­ра­бот­чи­ка соф­та для за­щи­ты ав­тор­ских прав Teleport: ес­ли до се­ре­ди­ны ну­ле­вых клас­си­че­ский день го­ро­да со­сто­ял из «кон­цер­та ка­кой-ни­будь звез­ды в пар­ке, на ко­то­ром зри­те­лям на го­ло­вы па­да­ли пив­ные бу­тыл­ки», то се­год­ня это, как пра­ви­ло, « спо­кой­ные мас­со­вые ме­ро­при­я­тия без ал­ко­го­ля и со мно­же­ством ак­тив­но­стей для лю­дей». Ко­гда по­сле сме­ны гу­бер­на­то­ра про­ект свер­ну­ли, мно­гие осо­зна­ли, как важ­на та часть го­ро­да, ко­то­рая не свя­за­на с ра­бо­той, за­клю­ча­ет Кли­мен­ко.

Ры­нок без «ва­ря­гов»

«Я ураль­ский че­ло­век и счи­таю, у нас уни­каль­ная природа. Вы чи­та­ли [кни­гу пи­са­те­ля Алек­сея] Иванова «Гео­граф гло­бус про­пил»? Он немно­го про­сла­вил наш город, фильм то­же тут сни­мал­ся», — увле­чен­но рас­ска­зы­ва­ет Бу­гай. В Пер­ми ему нра­вит­ся все, кро­ме по­го­ды. В день ин­тер­вью в кон­це июня на ули­це при­мер­но +30°C, по го­ро­ду ле­та­ет то­по­ли­ный пух, но еще 1 июня па­дал снег. «Ес­ли бы у нас был та­кой кли­мат [как ле­том] хо­тя бы шесть ме­ся­цев в го­ду, то­гда был бы рай. Но это мак­си­мум до се­ре­ди­ны августа», — се­ту­ет Бу­гай.

Уро­жен­цы Пер­ми на малой ро­дине мо­гут сде­лать боль­ше, чем в дру­гих го­ро­дах, рас­суж­да­ет он: «В нас здесь мно­го вло­жи­ли, на­до от­да­вать об­рат­но». Впро­чем, утеч­ка моз­гов неиз­беж­на и на­чи­на­ет­ся уже со школы. «Про перм­ские ком­па­нии ма­ло знают, по­это­му ро­ди­те­ли в по­ис­ках луч­ших жиз­нен­ных воз­мож­но­стей от­прав­ля­ют де­тей учить­ся в Моск­ву уже со школь­ной ска­мьи», — со­кру­ша­ет­ся ос­но­ва­тель Knoema. В по­след­ние два года он за­ни­ма­ет­ся «по­пу­ля­ри­за­ци­ей перм­ско­го IT»: на­при­мер, ак­тив­но участ­ву­ет в те­ле­пе­ре­да­чах, ко­то­рые по ве­че­рам в прайм-тайм по­ка­зы­ва­ют по мест­но­му те­ле­ви­де­нию.

«Ко­гда мы ра­бо­та­ли в «Про­гно­зе», то обо­ро­ня­ли перм­ский ры­нок от «ва­ря­гов», — вспо­ми­на­ет биз­нес­мен. Бла­го­да­ря это­му, по его мне­нию, в го­ро­де нет офи­са ни од­ной «фе­де­раль­ной» IT-ком­па­нии — «Ян­дек­са», Mail.Ru Group, «Ла­бо­ра­то­рии Кас­пер­ско­го» и дру­гих. Бу­гай в этом ви­дит в ос­нов­ном плю­сы: в ре­ги­о­наль­ных офи­сах кор­по­ра­ций спе­ци­а­лист «вы­рас­та­ет» и пе­ре­ез­жа­ет в бо­лее круп­ный город. «У них нет це­ли раз­ви­вать ло­каль­ный ры­нок: они за­би­ра­ют кад­ры, а по­том «будь что бу­дет» — кри­ти­ку­ет ги­ган­тов предприниматель.

Еще один плюс ве­де­ния биз­не­са в Пер­ми — уро­вень зар­плат. «Кру­той» раз­ра­бот­чик в го­ро­де по­лу­ча­ет 100–150 тыс. руб., в Москве — в среднем вдвое боль­ше, срав­ни­ва­ет Бу­гай. С этим те­зи­сом не со­гла­сен ос­но­ва­тель ком­па­нии — раз­ра­бот­чи­ка соф­та для ви­део­на­блю­де­ния Macroscop Ар­тем Ра­зум­ков: по его мне­нию, бо­лее низ­кие зар­пла­ты ед­ва ли мож­но за­пи­сать в кон­ку­рент­ные пре­иму­ще­ства Пер­ми. В этом смыс­ле при­ход круп­ных иг­ро­ков был бы, на­обо­рот, по­ле­зен: сред­ний уро­вень опла­ты тру­да ай­тиш­ни­ков бы вы­рос, под­чер­ки­ва­ет он.

Ра­зум­ков не­дав­но вер­нул­ся из двух­ме­сяч­но­го пу­те­ше­ствия по США и Ев­ро­пе. Ар­тем ез­дил по тех­но­ло­ги­че­ским ха­бам и об­суж­дал усло­вия ра­бо­ты и зар­пла­ты с мест­ны­ми со­труд­ни­ка­ми. Он побывал в Ва­шинг­тоне, Ат­лан­те, Хью­стоне, Остине, Чи­ка­го, Фи­ла­дель­фии, ЛосАн­дже­ле­се, Крем­ни­е­вой до­лине и Лон­доне. Пермь — город с хорошим по­тен­ци­а­лом, но низ­ким уров­нем раз­ви­тия эко­си­сте­мы, де­лит­ся сво­и­ми вы­во­да­ми предприниматель. «В Москве есть «Ян­декс», в Санкт-Пе­тер­бур­ге — «ВКон­так­те», в Но­во­си­бир­ске — 2GIS, а в Пер­ми та­кой круп­ной ком­па­нии нет», — го­во­рит Ра­зум­ков. К при­ме­ру, вы­руч­ка Macroscop, по его сло­вам, в 2017-м со­ста­ви­ла ме­нее $10 млн.

Де­фи­цит но­вых звезд на перм­ском IT-рын­ке вол­ну­ет и дру­гих пред­при­ни­ма­те­лей.

«Скол­ко­во» в ми­ни­а­тю­ре

«Од­на из мо­их це­лей бы­ла вер­нуть­ся в Пермь. Хо­те­лось сде­лать что-то хо­ро­шее для ре­ги­о­на», — рас­ска­зы­ва­ет ди­рек­тор «Тех­но­пар­ка Пермь» Владимир Ба­лан­дин. Пят­на­дцать лет он про­ра­бо­тал в Сбер­бан­ке, где раз­ви­вал он­лайн-про­дук­ты и «до­слу­жил­ся» до по­зи­ции на­чаль­ни­ка от­де­ла. С 2000 года Владимир жил в Москве и Санкт-Пе­тер­бур­ге. «В Пи­те­ре, к со­жа­ле­нию, бы­ло тя­же­ло эмо­ци­о­наль­но, там бо­ло­та и труд­но с лю­бой ин­но­ва­ти­кой», — вспо­ми­на­ет биз­нес­мен.

Су­пру­га и де­ти Вла­ди­ми­ра отказались пе­ре­ез­жать вме­сте с ним в Се­вер­ную столицу: неко­то­рое вре­мя жи­ли в Москве, по­том вер­ну­лись в род­ной город. «Я в Москве за все го­ды на вы­ход­ные оста­вал­ся три-че­ты­ре ра­за», — под­счи­ты­ва­ет Владимир. Ему до сих пор слож­но при­вык­нуть, что в те­че­ние дня мож­но ор­га­ни­зо­вать

две-три встре­чи: «В Москве од­на встре­ча — и день уже за­кон­чил­ся».

От­крыть «Тех­но­парк» Ба­лан­ди­ну пред­ло­жи­ли перм­ские предприниматели. В кон­це 2016 года Владимир вер­нул­ся в род­ной город, в на­ча­ле 2017-го соз­дал ди­зайн-про­ект «Тех­но­пар­ка», а в ок­тяб­ре то­го же года сдал его пер­вым арен­да­то­рам. Ба­лан­дин и трое его парт­не­ров вло­жи­ли в про­ект 10 млн руб. «В Пер­ми вы­со­кое ка­че­ство об­ра­зо­ва­ния, мно­го го­ло­ва­стых лю­дей, но пробле­ма ре­ги­о­на в том, что лю­ди уез­жа­ют. На­ша за­да­ча бы­ла их не толь­ко оста­но­вить, но и еще вер­нуть об­рат­но», — рас­ска­зы­ва­ет ди­рек­тор «Тех­но­пар­ка». И хо­тя по­ка вер­нув­ших­ся нет, Ар­тем Ра­зум­ков из Macroscop уверен, что про­ект Ба­лан­ди­на «упро­ща­ет жизнь ай­тиш­ни­ков».

Пер­вый офис Macroscop на­хо­дил­ся в по­ме­ще­нии уни­вер­си­те­та, где «преж­де двор­ни­ки хра­ни­ли мет­лы, а с по­тол­ка сы­па­лась шту­ка­тур­ка», вто­рой — в биз­нес­цен­тре по со­сед­ству с ма­га­зи­ном се­мян и «Об­ще­ством трезвости», вспо­ми­на­ет ос­но­ва­тель ком­па­нии. Так что спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ная IT-пло­щад­ка при­шлась в го­ро­де к ме­сту, уверен он.

«Тех­но­парк» пло­ща­дью 7,5 тыс. кв. м за­ни­ма­ет несколь­ко эта­жей в зда­нии про­мыш­лен­но-про­из­вод­ствен­ной груп­пы ИОЛЛА. Со­глас­но про­ек­ту, на тер­ри­то­рии по­явят­ся че­ты­ре «цен­тра ком­пе­тен­ций» — ро­бо­то­тех­ни­ка и ис­кус­ствен­ный ин­тел­лект, муль­ти­ме­диа и VR, фи­нан­со­вые тех­но­ло­гии и блокчейн, а та­к­же ин­но­ва­ци­он­ное про­из­вод­ство. По­ка здесь ра­бо­та­ют 16 компаний. Сда­но око­ло 60% площади, но в ко­ри­до­рах до­воль­но пу­стын­но.

Оста­вить мно­го свободного про­стран­ства Ба­лан­дин за­ду­мал за­ра­нее: спе­ци­а­ли­сты долж­ны иметь воз­мож­ность про­гу­лять­ся, по­си­деть на ди­ване с чаш­кой кофе, вос­поль­зо­вать­ся кон­фе­ренц-за­лом или пе­ре­го­вор­ной. «Ко­гда де­сять лет си­дишь друг на­про­тив дру­га весь день, на­сту­па­ет эмо­ци­о­наль­ное вы­го­ра­ние», — пре­ду­пре­жда­ет биз­нес­мен.

Арен­да сто­ит 820 руб. за квад­рат­ный метр. Ба­лан­дин ве­дет пе­ре­го­во­ры со «Скол­ко­во» о том, чтобы «Тех­но­парк» стал ре­ги­о­наль­ным пред­ста­ви­тель­ством фон­да, а его ре­зи­ден­ты по­лу­чи­ли те же на­ло­го­вые льготы, что ре­зи­ден­ты мос­ков­ско­го тех­но­пар­ка. Ес­ли по­лу­чит­ся, эко­но­мия на на­ло­гах составит до 70%, во­оду­шев­лен предприниматель. «Да­вай­те поз­во­лять ре­ги­о­нам со­зда­вать та­кие же зо­ны. Мы бы не хо­те­ли вы­рас­тить здесь спе­ци­а­ли­ста, ко­то­рый в луч­шем слу­чае уедет в Моск­ву, а в худ­шем — в Шта­ты, Ев­ро­пу или Азию», — ре­зю­ми­ру­ет он.

Шэ­нь­чж­э­нь по-рус­ски

Перм­ская компания Promobot раз­би­ва­ет сте­рео­тип о невоз­мож­но­сти гло­баль­ной экс­пан­сии из провинции. Пер­вый офис ро­бо­то­тех­ни­че­ской ком­па­нии рас­по­ла­гал­ся на окра­ине го­ро­да в га­ра­же. «Там тек­ла кры­ша, мы при­хо­ди­ли с утра, су­ши­ли мо­ни­то­ры ком­пью­те­ров, а по­том ра­бо­та­ли», — вспо­ми­на­ет со­ос­но­ва­тель Promobot Олег Ки­во­кур­цев.

Во вре­мя уче­бы в По­ли­те­хе он по­зна­ко­мил­ся с бу­ду­щи­ми парт­не­ра­ми по биз­не­су — Мак­си­мом Уте­вым и Иго­рем Ере­ме­е­вым, сей­час они за­ни­ма­ют долж­но­сти глав­но­го кон­струк­то­ра и тех­ни­че­ско­го ди­рек­то­ра Promobot. На кон­фе­рен­ции в Пер­ми Ки­во­кур­цев по­зна­ко­мил­ся с мест­ным биз­не­сме­ном Алек­се­ем Южа­ко­вым, ко­то­рый со­гла­сил­ся ин­ве­сти­ро­вать в стар­тап $10 тыс. (то­гда 300 тыс. руб.). На эти день­ги трое дру­зей со­бра­ли пер­вый про­то­тип Promobot. Ко­гда не хва­та­ло ин­стру­мен­тов для сбор­ки, бра­ли их у «му­жи­ков из ав­то­сер­ви­са»: в га­раж­ном мас­си­ве ра­бо­та­ли еще несколь­ко компаний — Олег и его дру­зья меж­ду со­бой на­зы­ва­ли это ме­сто «га­раж­ный ко­опе­ра­тив «Тех­но­парк». Ко­гда дру­гие оби­та­те­ли га­ра­жей про­хо­ди­ли ми­мо, то в шут­ку спра­ши­ва­ли: «Как по­жи­ва­ет ваш фи­ли­ал «Скол­ко­во»?» Ки­во­кур­цев от­ве­чал, что стро­ит ра­ке­ту: пер­вая вер­сия ро­бо­та дей­стви­тель­но на­по­ми­на­ла кос­ми­че­ский но­си­тель.

Кли­ен­тов со­ос­но­ва­тель Promobot ис­кал сре­ди зна­ко­мых пред­при­ни­ма­те­лей. В ито­ге пер­вая пар­тия из де­ся­ти ро­бо­тов бы­ла рас­про­да­на за три ме­ся­ца по це­нам в диа­па­зоне от 300 тыс. до 500 тыс. руб. Два ро­бо­та от­пра­ви­лись в Моск­ву, осталь­ные — в тор­го­вые цен­тры и го­сти­ни­цы Пер­ми: Promobot от­ве­чал на во­про­сы по­ку­па­те­лей, мог кон­суль­ти­ро­вать и ре­кла­ми­ро­вать то­ва­ры. На за­ра­бо­тан­ные день­ги Ки­во­кур­цев и его парт­не­ры арен­до­ва­ли под но­вый офис 60 кв. м в зда­нии быв­ше­го ла­ко­кра­соч­но­го за­во­да, на­ня­ли сотрудников и за­пу­сти­ли се­рий­ное про­из­вод­ство. Де­та­ли вы­пус­ка­ли перм­ские за­во­ды — «Про­мЛа­зер», Стан­ко­за­вод, «При­вод» и дру­гие, но фи­наль­ная сбор­ка по-преж­не­му про­ис­хо­ди­ла вруч­ную.

В от­ли­чие от Моск­вы в Пер­ми удоб­ная ло­ги­сти­ка, пе­ре­чис­ля­ет пре­иму­ще­ства жиз­ни в род­ном го­ро­де Олег. Он срав­ни­ва­ет Пермь с ки­тай­ским Шэ­нь­чж­энем, на фаб­ри­ках ко­то­ро­го со­би­ра­ет­ся боль­шая часть элек­тро­ни­ки и бы­то­вой тех­ни­ки в ми­ре. «За один день ты мо­жешь съез­дить на про­из­вод­ство и пла­сти­ка, и ме­тал­ла, и элек­тро­ни­ки, а по­том при­е­хать в офис и по­ра­бо­тать, а в Москве ты съез­дишь в два места и по­тра­тишь на это весь день», — се­ту­ет Ки­во­кур­цев.

С мо­мен­та ос­но­ва­ния ком­па­нии он ак­тив­но участ­во­вал в кон­фе­рен­ци­ях и дру­гих от­рас­ле­вых ме­ро­при­я­ти­ях, это все­гда при­но­си­ло но­вые за­ка­зы. В 2016 го­ду жур­нал Forbes вклю­чил Оле­га в гло­баль­ный рей­тинг са­мых яр­ких пред­при­ни­ма­те­лей до 30 лет. «Бла­го­да­ря это­му мы по­па­ли в прайм-тайм на «Пер­вом ка­на­ле», — с улыб­кой вспо­ми­на­ет предприниматель.

Ны­неш­ний офис Promobot на­хо­дит­ся неда­ле­ко от цен­тра Пер­ми, со­труд­ни­ки си­дят вплот­ную друг к дру­гу — в по­ме­ще­нии есть про­зрач­ная «пе­ре­го­вор­ка», но от­дель­ных ка­би­не­тов не вид­но. На 600 кв. м ра­бо­та­ют 68 че­ло­век, в зда­нии силь­но пах­нет кле­ем и пла­сти­ком — ро­бо­тов собирают тут же. Они пе­ре­дви­га­ют­ся сре­ди лю­дей, на неко­то­рых на­кле­е­ны за­пис­ки «не тро­гать», «не вы­ни­мать ба­та­рею»: так те­сти­ров­щи­ки ме­ха­ни­ки пре­ду­пре­жда­ют про­грам­ми­стов, что ро­бот за­нят и в него нель­зя за­гру­жать но­вый софт, объ­яс­ня­ет Ки­во­кур­цев. В сен­тяб­ре компания пе­ре­едет в дру­гой офис, та­к­же неда­ле­ко от цен­тра, пло­ща­дью уже 2 тыс. кв. м. Снять недо­ро­гой офис на окра­ине Promobot не мо­жет: «Не у всех раз­ра­бот­чи­ков есть ма­ши­ны, а тра­тить мно­го вре­ме­ни на до­ро­гу они не хо­тят».

В линейке Promobot уже че­ты­ре вер­сии ро­бо­та, из них две — в се­рий­ном производстве. В июне 2018 года компания за­клю­чи­ла до­го­вор на по­став­ку 2,8 тыс. ро­бо­тов в США с аме­ри­кан­ской Intellitronix (спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на све­то­ди­од­ном обо­ру­до­ва­нии). Сум­ма кон­трак­та — $56,7 млн на пять лет. В те­че­ние трех лет в стар­тап ин­ве­сти­ру­ет 450 млн руб. компания «ВЭБ Инновации». Вы­руч­ку Promobot Ки­во­кур­цев не рас­кры­ва­ет, ссы­ла­ясь на со­гла­ше­ние еще с од­ним ин­ве­сто­ром — Фон­дом раз­ви­тия ин­тер­нет-ини­ци­а­тив (ФРИИ). Все­го в ми­ре ра­бо­та­ют уже око­ло 320 ро­бо­тов перм­ской сбор­ки, в 2018-м к ним до­ба­вят­ся еще 137, в 2019-м — 250, а с 2022-го Promobot на­де­ет­ся вый­ти на объ­ем про­из­вод­ства 100 ро­бо­тов в месяц. В роз­ни­це стоимость мо­де­ли ко­леб­лет­ся в диа­па­зоне 1,2–1,7 млн руб.

В США до­ро­гой труд и ма­те­ри­а­лы, объ­яс­ня­ет Ки­во­кур­цев ин­те­рес к перм­ским ро­бо­там за оке­а­ном. «У нас ме­талл в Пер­ми пря­мо под зем­лей: коп­нул и до­стал же­ле­зо. А зар­пла­та мест­но­го про­грам­ми­ста в $1 тыс. в месяц в Шта­тах пре­вра­тит­ся уже в $10 тыс.» — кон-

ста­ти­ру­ет предприниматель.

Ас­кет на $10 млн

«Вче­ра смот­рел, сколь­ко сто­ит самая дорогая квар­ти­ра в Пер­ми. Вы­ше 20 млн руб. все­го два пред­ло­же­ния на «Ян­декс.Не­дви­жи­мость». В Москве же до­ро­же 1 млрд руб. ты­ся­чи пред­ло­же­ний», — рас­ска­зы­ва­ет жур­на­лу РБК ос­но­ва­тель ком­па­нии Playkey Егор Гу­рьев. Он арен­ду­ет офис в зда­нии че­рез до­ро­гу от «Тех­но­пар­ка Пермь». В ка­би­не­те ни­че­го лиш­не­го: стул и стол с ком­пью­те­ром, го­лые ок­на без жа­лю­зи и штор. «Че­ло­ве­ку в сфе­ре IT боль­ше ни­че­го и не на­до», — от­ве­ча­ет Гу­рьев на за­ме­ча­ние об ас­ке­тич­ном ин­те­рье­ре.

Playkey — об­лач­ная иг­ро­вая плат­фор­ма, ко­то­рая поз­во­ля­ет с лю­бо­го, да­же «сла­бо­го» устрой­ства с вы­хо­дом в ин­тер­нет за­пус­кать со­вре­мен­ные «мощ­ные» ви­део­иг­ры. Ле­том 2017 года компания при­влек­ла $2,8 млн от ФРИИ, а кон­це года вы­шла на ICO, в хо­де ко­то­ро­го со­бра­ла око­ло $10 млн — это са­мый успеш­ный ре­зуль­тат сре­ди перм­ских компаний. У Playkey око­ло 100 тыс. поль­зо­ва­те­лей, ко­то­рые платят за под­пис­ку, но при­бы­ли по­ка нет, го­во­рит Гу­рьев. Он не рас­кры­ва­ет вы­руч­ку ком­па­нии, уточ­няя лишь, что по­ка­за­тель «боль­ше $1 млн, но мень­ше $10 млн».

День­ги от ICO Гу­рьев по­тра­тит на экс­пан­сию в дру­гие стра­ны — сер­вис уже до­сту­пен в Гер­ма­нии и Ве­ли­ко­бри­та­нии. «Пол­го­да на­зад блокчейн был хо­ро­шей те­мой при­вле­че­ния фи­нан­си­ро­ва­ния.Лю­ди про­да­ва­ли ма­ши­ны и квар­ти­ры, чтобы ин­ве­сти­ро­вать в крип­ту. По мно­гим [об­вал рын­ка крип­то­ва­лют] уда­рит боль­но, но бы­ло грех не взять [день­ги че­рез ме­ха­низм ICO]», — за­клю­ча­ет ос­но­ва­тель ком­па­нии.

Для Гу­рье­ва Playkey — вто­рой биз­нес. В 2017 го­ду он про­дал свою ком­па­нию Enaza груп­пе Softline. Ос­но­ван­ная в 2009 го­ду Enaza про­да­ва­ла иг­ры, му­зы­ку и ан­ти­ви­рус­ный софт че­рез та­ких парт­не­ров, как «Связ­ной»,

«Ро­сте­ле­ком» и «ЭР-Те­ле­ком». «В России был все­го один по­ку­па­тель. Раз он сде­лал пред­ло­же­ние, бы­ло глу­по от­ка­зы­вать­ся», — вспо­ми­на­ет сдел­ку Гу­рьев. Он при­зна­ет­ся, что со вре­ме­нем го­тов рас­стать­ся и с Playkey: «Компания не мо­жет су­ще­ство­вать бес­ко­неч­но дол­го, ее мож­но ли­бо про­дать на пи­ке ли­бо си­деть в ней до кон­ца».

В со­ста­ве со­ве­та ди­рек­то­ров Playkey — вен­чур­ный ин­ве­стор и ви­це-президент Рос­сий­ской ас­со­ци­а­ции крип­то­ва­лют и блок­чей­на Дмит­рий Су­тор­мин и быв­ший парт­нер биз­не­сме­на Кон­стан­ти­на Ма­ло­фе­е­ва Ев­ге­ний Жу­ла­нов. Как пи­сал жур­нал РБК, Су­тор­мин и Жу­ла­нов мо­гут быть свя­за­ны с ра­бо­той крип­то­бир­жи Wex. «Они по­мог­ли по­ста­вить Enaza на но­ги», — го­во­рит о парт­не­рах Гу­рьев: Жу­ла­нов рань­ше ра­бо­тал ди­рек­то­ром по мар­ке­тин­гу в перм­ском фи­ли­а­ле МТС, где на­ла­дил «кон­так­ты с те­ле­ком-про­вай­де­ра­ми», а Су­тор­мин раз­ви­вал дис­три­бу­цию кон­тен­та в «Эр-Те­ле­ко­ме» — там он и по­зна­ко­мил­ся с ос­но­ва­те­лем Enaza.

Су­тор­мин на­пря­мую не управ­ля­ет про­ек­та­ми, в ко­то­рые ин­ве­сти­ру­ет. По­ми­мо стар­та­пов Гу­рье­ва он ин­ве­сти­ро­вал €1 млн в перм­ско­го про­из­во­ди­те­ля соф­та для про­мыш­лен­ных ро­бо­тов RCML, по­лу­чив в об­мен до­лю в 75%.

В 2018 го­ду RCML за­клю­чи­ла со­гла­ше­ние о парт­нер­стве с ки­тай­ским про­из­во­ди­те­лем бы­то­вой тех­ни­ки Haier. «У нас в Пер­ми не най­дешь сво­бод­ных про­грам­ми­стов, все на­рас­хват. Здесь де­шев­ле дер­жать штат, чем в Москве, при этом хо­ро­шая школа раз­ра­бот­ки и кад­ры», — рас­суж­да­ет ин­ве­стор. Не­смот­ря на то что RCML не­дав­но открыла офис в Бо­стоне, Су­тор­мин про­дол­жа­ет счи­тать ее перм­ской ком­па­ни­ей, а се­бя — пер­мя­ком.

Гло­баль­ный перм­ский

По­вто­рить «крип­то­успех» Playkey меч­та­ют мо­ло­дые ре­зи­ден­ты тех­но­ло­ги­че­ско­го цен­тра Digital Port. Зда­ние цен­тра на­хо­дит­ся на бе­ре­гу Ка­мы, от го­ро­да его от­де­ля­ет же­лез­ная до­ро­га. Неда­ле­ко от пло­щад­ки долж­ны бы­ли быть по­стро­е­ны жи­лые до­ма, но из-за недо­стат­ка фи­нан­си­ро­ва­ния эти пла­ны по­ка не во­пло­ти­лись в жизнь — там все еще сто­ят пор­то­вые кра­ны. Тер­ри­то­рия Digital Port с га­зо­ном, клум­ба­ми и ка­фе с лет­ней ве­ран­дой — од­но из мест, где перм­ские мо­ло­до­же­ны устра­и­ва­ют сва­деб­ные фо­то­сес­сии, а ор­га­ни­за­то­ры ме­ро­при­я­тий — фе­сти­ва­ли на све­жем воз­ду­хе.

По­яв­ле­ние это­го цен­тра — за­слу­га ос­но­ва­те­ля сер­ви­са для уда­лен­ной сов­мест­ной ра­бо­ты RealTimeBoard (RTB) Ан­дрея Ху­си­да. В 2012 го­ду он уви­дел план зда­ния на сто­ле у одного из за­каз­чи­ков — Чарль­за Бат­ле­ра. «Я спро­сил, что это та­кое. Он от­ве­тил: «Бу­ду­щая га-

ле­рея», — вспо­ми­на­ет Ху­сид. Но «куль­тур­ная ре­во­лю­ция» в го­ро­де уже схо­ди­ла на нет, по­это­му Ху­сид пред­ло­жил про­ект тех­но­ло­ги­че­ско­го цен­тра.

На­зва­ние он при­ду­мал по ана­ло­гии с мос­ков­ским Digital October, ку­да ча­сто при­ез­жал в 2010–2011 го­дах, ко­гда «там бы­ли все ту­сов­ки». В 2014 го­ду Digital Port был го­тов для ра­бо­ты, в центр за­еха­ли пер­вые пред­ста­ви­те­ли IT-ин­ду­стрии. Сей­час в зда­нии на 2,5 тыс. кв. м все­го во­семь компаний — боль­шую часть площади за­ни­ма­ет RTB, ко­то­рая по­сто­ян­но рас­ши­ря­ет­ся. «Здесь од­на из са­мых до­ро­гих аренд в Пер­ми — 970 руб. за квад­рат­ный метр, но у нас есть своя пар­ков­ка и своя ре­ка», — шу­тит Ху­сид.

До то­го как со­здать RTB, Ху­сид за­ни­мал­ся ре­кла­мой и ди­зай­ном в агент­стве «Ви­та­мин», ко­то­рое ор­га­ни­зо­вал с од­но­класс­ни­ка­ми еще в шко­ле. Пе­ред вы­пуск­ным в 11-м клас­се Ан­дрей вме­сте с дру­зья­ми смон­ти­ро­вал клип о де­ся­ти го­дах уче­бы, оциф­ро­вав для его со­зда­ния ку­чу VHS-кас­сет. «Зал ап­ло­ди­ро­вал стоя», — вспо­ми­на­ет Ху­сид. То­гда он пред­ло­жил дру­зьям сде­лать та­кие же кли­пы для дру­гих школ и про­дать их. Вес­ной мо­ло­дые лю­ди за­ра­бо­та­ли по 11 тыс. руб. и ре­ши­ли на них от­крыть агент­ство в сен­тяб­ре.

Парт­не­ры сня­ли неболь­шой офис в под­ва­ле, ку­пи­ли стол и стул, на­ня­ли ди­зай­не­ра, ко­то­рая утром ра­бо­та­ла в агент­стве, а ве­че­ром — в мест­ном жур­на­ле. Сна­ча­ла «Своя» набережная — од­но из пре­иму­ществ, ко­то­рое при­вле­ка­ет но­вые ком­па­нии в Digital Port за­ка­зы со­би­ра­ли по зна­ко­мым, но уже че­рез несколь­ко лет, в 2008 го­ду, «Ви­та­мин» начал вы­иг­ры­вать кон­кур­сы и тен­де­ры. Кли­ен­та­ми агент­ства бы­ла ад­ми­ни­стра­ция Перм­ско­го края и дру­гие ор­га­ны вла­сти. За­каз­чи­ки при­хо­ди­ли са­ми: «Мы соз­да­ва­ли яр­кие и мод­ные про­ек­ты, а при Чир­ку­но­ве все хо­те­ли де­лать про­грес­сив­ные вещи».

В 2009 го­ду Ху­сид при­е­хал в лет­нюю шко­лу биз­не­син­ку­ба­то­ра ВШЭ и «узнал, что та­кое стар­тап-ту­сов­ка». Сна­ча­ла участ­во­вал в ме­ро­при­я­ти­ях в Москве, по­том начал «де­лать боль­шую тех­но­ло­ги­че­скую ту­сов­ку» в Пер­ми. В 2011 го­ду он ор­га­ни­зо­вал в род­ном го­ро­де трех­днев­ный меж­ду­на­род­ный фо­рум OpenCity, в ко­то­ром при­ня­ли уча­стие 3 тыс. че­ло­век, в том чис­ле 55 спи­ке­ров из вось­ми стран. Сре­ди них был, к при­ме­ру, ос­но­ва­тель Acronis Сер­гей Бе­ло­усов. «Я ста­рал­ся все­гда ду­мать о сов­мест­ной вы­го­де, по­это­му го­сти де­ли­лись опы­том бес­плат­но», — вспо­ми­на­ет Ху­сид.

Идея RTB ро­ди­лась по­сле то­го, как Ху­сид с кол­ле­га­ми сде­лал ин­тер­ак­тив­ные кар­ти­ны для вы­став­ки ху­дож­ни­ка Кон­стан­ти­на Ху­дя­ко­ва. На од­ной из де­ло­вых встреч Ху­сид рас­ска­зал про про­ект и услы­шал в от­вет, что та­кой биз­нес «не мас­шта­би­ру­ет­ся». Ан­дрей «при­нял вы­зов» и взял­ся за раз­ра­бот­ку соф­та для «ин­тер­ак­тив­ных тач­скри­нов». Поз­же про­ект транс­фор­ми­ро­вал­ся в «вир­ту­аль­ную дос­ку» RealTimeBoard. Идея по­нра­ви­лась ос­но­ва­те­лям перм­ской Alternativa Games Ан­то­ну Вол­ко­ву и Алек­сан­дру Кар­по­ви­чу, ко­то­рые ин­ве­сти­ро­ва­ли в стар­тап $1 млн.

Те­перь в RealTimeBoard ра­бо­та­ют 110 че­ло­век, 90 из ко­то­рых ба­зи­ру­ют­ся в Пер­ми. Точ­ную вы­руч­ку ком­па­нии Ху­сид не рас­кры­ва­ет — она со­став­ля­ет «несколь­ко мил­ли­о­нов дол­ла­ров». «У ме­ня с кон­ку­рен­ци­ей пробле­ма: я ее ни­ко­гда не чув­ство­вал. И сей­час мы де­ла­ем RTB на ми­ро­вом рын­ке — и де­ла­ем ее луч­ше всех», — хва­ста­ет­ся предприниматель. В но­яб­ре 2015-го RTB во­шел в топ-30 про­дук­тов на плат­фор­ме Product Hunt, а в 2017-м при­влек ин­ве­сти­ции от вен­чур­но­го фон­да AltaIR Capital биз­не­сан­ге­ла Иго­ря Ря­бень­ко­го.

Уве­рен­ность в сво­их си­лах да­же на гло­баль­ном уровне во­об­ще объ­еди­ня­ет и от­ли­ча­ет перм­ских бизнесменов, Александр Ага­пи­тов из Xsolla не ме­нее ам­би­ци­оз­но опи­сы­ва­ет вклад малой ро­ди­ны в успе­хи ком­па­нии. «На За­па­де я ча­сто слы­шу про тех­но­ло­ги­че­ский ба­рьер — мол, предприниматели при­ду­мы­ва­ют биз­нес, но не мо­гут сде­лать про­дукт. Для Xsolla это ни­ко­гда не бы­ло про­бле­мой бла­го­да­ря со­труд­ни­кам в Пер­ми. По­это­му мы все еще перм­ская компания с офи­сом про­даж в ЛосАн­дже­ле­се», — за­клю­ча­ет он.

Матра­сы на под­окон­ни­ках в Xsolla со­зда­ют для раз­ра­бот­чи­ков до­пол­ни­тель­ные зо­ны от­ды­ха с ви­дом на Ка­му

Арт-объ­ект «Счастье» по­явил­ся в Пер­ми в 2009 го­ду и с тех пор «за­све­тил­ся» в несколь­ких филь­мах и кли­пах

Ан­дрею Кли­мен­ко «да­ле­ко не все» нра­вит­ся в Пер­ми, но уез­жать он не пла­ни­ру­ет

Ар­тем Ра­зум­ков про­вел два ме­ся­ца в США, чтобы понять устрой­ство тех­но­ло­ги­че­ских ха­бов

Тех­но­парк ста­нет площадкой, где ай­тиш­ни­ки смо­гут ком­форт­но ра­бо­тать, уверен Владимир Ба­лан­дин

На ме­сте тех­но­ло­ги­че­ско­го цен­тра Digital Port вла­де­лец зда­ния пла­ни­ро­вал сде­лать га­ле­рею

Ос­нов­ной офис RealTimeBoard на­хо­дит­ся в Пер­ми, но со­труд­ни­ки есть та­к­же в Гол­лан­дии, США и Ав­стра­лии

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.