О чем го­во­рят до­ку­мен­ты су­да над Алек­се­ем Улю­ка­е­вым

RBC - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Илья Шу­ма­нов, за­ме­сти­тель ген­ди­рек­то­ра «Тран­спе­рен­си Ин­тер­неш­нл — Рос­сия»

Са­мым ло­гич­ным объ­яс­не­ни­ем со­бы­тий в офи­се «Рос­неф­ти» в но­яб­ре 2016 го­да мо­жет быть вы­пла­та так на­зы­ва­е­мых facilitation payments — пла­те­жей за упро­ще­ние фор­маль­но­стей.

Лю­бой, кто до­чи­та­ет хо­тя бы до по­ло­ви­ны рас­шиф­ров­ку раз­го­во­ра ру­ко­во­ди­те­ля «Рос­неф­ти» Иго­ря Се­чи­на и ми­ни­стра эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Алек­сея Улю­ка­е­ва, мо­жет мно­гое узнать об ар­хи­тек­ту­ре рос­сий­ской вла­сти. Краф­то­вые кол­ба­сы и би­льярд­ные пар­тии мож­но оста­вить за кад­ром, это не так ин­те­рес­но. Вме­сто это­го сто­ит об­ра­тить вни­ма­ние на об­сто­я­тель­ства крат­кой встре­чи, ко­то­рая от­пра­ви­ла на ска­мью под­су­ди­мых фе­де­раль­но­го ми­ни­стра — пер­вое за дол­гое вре­мя пре­зи­дент­ства Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на долж­ност­ное ли­цо та­ко­го ран­га.

Хи­ми­че­ский рас­твор на ру­ках Улю­ка­е­ва и два­дца­ти­ки­ло­грам­мо­вая сум­ка с дол­ла­ра­ми в его слу­жеб­ной ма­шине — до­ста­точ­но вес­кие ар­гу­мен­ты про­тив то­го, что­бы счи­тать экс-ми­ни­стра жертвой слу­чай­но­го сте­че­ния об­сто­я­тельств. Сум­ку с день­га­ми он по­ло­жил в ма­ши­ну сам, ключ от сум­ки у Се­чи­на взял то­же лич­но. Да­же за­щит­ни­ки Улю­ка­е­ва не мо­гут при­ду­мать та­ко­го объ­яс­не­ния это­го фак­та, при ко­то­ром он не вы­гля­дел бы ви­но­ва­тым. И все же, ес­ли мы по­про­бу­ем оце­нить про­изо­шед­шее, опи­ра­ясь на фор­маль­ную ло­ги­ку, то за­ме­тим мно- го стран­но­стей и несты­ко­вок в ка­за­лось бы про­стой кор­руп­ци­он­ной сдел­ке.

Три во­про­са

Стран­но­сти на­чи­на­ют­ся с офи­ци­аль­но­го пресс-ре­ли­за След­ствен­но­го ко­ми­те­та. В нем со­об­ща­ет­ся, что сум­ма взят­ки, по­лу­чен­ной Улю­ка­е­вым, со­став­ля­ет $2 млн. При этом сдел­ка по при­об­ре­те­нию 50,0755% устав­но­го ка­пи­та­ла «Баш­неф­ти» сто­и­ла «Рос­неф­ти» око­ло 330 млрд руб. ($5,5 млрд). По­лу­ча­ет­ся, рискуя ока­зать­ся за ре­шет­кой, Улюкаев по­тре­бо­вал взятку в раз­ме­ре ни­чтож­ной до­ли про­цен­та от сдел­ки. Не слиш­ком ли ма­ло для че­ло­ве­ка, ко­то­рый хо­чет обо­га­тить­ся за счет слу­жеб­ных пол­но­мо­чий? Со­глас­но ан­ти­кор­руп­ци­он­ным де­кла­ра­ци­ям се­мьи Улю­ка­е­вых, все­го за год и со­вер­шен­но за­кон­ным спо­со­бом ми­нистр мог за­ра­бо­тать сум­му, пре­вы­ша­ю­щую яко­бы ис­тре­бо­ван­ную у Се­чи­на взятку. Со­вер­шен­но неяс­но, за­чем Улю­ка­е­ву рис­ко­вать и брать за уже со­гла­со­ван­ную пре­зи­ден­том мил­ли­ард­ную сдел­ку та­кую срав­ни­тель­но скром­ную в мас­шта­бах рос­сий­ской кор­руп­ции сум­му.

На этом стран­но­сти не за­кан­чи­ва­ют­ся. Об­ра­ти­те вни­ма­ние: про­ку­ро­ры и сле­до­ва­те­ли не мо­гут ра­ци­о­наль­но объ­яс­нить и уди­ви­тель­ную фор­му кор­руп­ци­он­ной сдел­ки — тя­же­лую сум­ку с день­га­ми, ко­то­рую пе­ре­да­ют из рук в ру­ки. Нет, ра­зу­ме­ет­ся, на­лич­ные ни­кто не от­ме­нял, но то, как их пе­ре­да­ли ми­ни­стру, вы­гля­дит ана­хро- низ­мом, пе­ре­жит­ком эпо­хи кор­руп­ци­он­но­го ме­зо­зоя, ко­гда ту­го пе­ре­вя­зан­ные пач­ки дол­ла­ров но­си­ли в ко­роб­ках из-под орг­тех­ни­ки. Се­го­дня лю­бой ува­жа­ю­щий се­бя кор­руп­ци­о­нер фе­де­раль­но­го уров­ня оза­бо­тил­ся со­зда­ни­ем оф­шо­ра, оформ­лен­но­го на но­ми­наль­но­го ди­рек­то­ра где-ни­будь в да­ле­ком Бе­ли­зе. Су­дя по дан­ным «па­нам­ских до­ку­мен­тов», се­мья Улю­ка­е­вых в этом смыс­ле не яв­ля­ет­ся ис­клю­че­ни­ем. На­при­мер, в да­ле­ком 2004 го­ду на 21-лет­не­го сы­на Улю­ка­е­ва бы­ла от­кры­та оф­шор­ная ком­па­ния Ronnieville Ltd на Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах.

Тре­тья стран­ность вы­гля­дит, с поз­во­ле­ния ска­зать, са­мой стран­ной. Фи­гу­ра Се­чи­на в со­вре­мен­ной рос­сий­ской иерар­хии со­по­ста­ви­ма по ав­то­ри­те­ту с де­сят­ком фе­де­раль­ных ми­ни­стров, со­бран­ных вме­сте. Се­чин — тя­же­ло­вес рос­сий­ской по­ли­ти­ки, дав­ний зна­ко­мый и со­слу­жи­вец пре­зи­ден­та, че­ло­век, об ап­па­рат­ных воз­мож­но­стях ко­то­ро­го да­же в да­ле­ких от рос­сий­ской эли­ты кру­гах го­во­рят с по­чти­тель­ным при­ды­ха­ни­ем. И вдруг по­чти все­силь­ный Игорь Ива­но­вич ста­но­вит­ся жертвой Улю­ка­е­ва, ко­то- рый вы­мо­га­ет у гла­вы «Рос­неф­ти» $2 млн. Опи­ра­ясь на услов­ную ка­те­го­ри­за­цию рос­сий­ских элит по ме­то­до­ло­гии Ев­ге­ния Мин­чен­ко, у чле­на «По­лит­бю­ро 2.0» Се­чи­на вы­мо­га­ет взятку в луч­шем слу­чае член ЦК Улюкаев, ко­то­рый на­хо­дит­ся на две сту­пе­ни ни­же в по­ли­ти­че­ской иерар­хии. Те, кто дав­но зна­ют ми­ни­стра эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия, на­при­мер гла­ва РСПП Алек­сандр Шо­хин, го­во­ри­ли, что для Улю­ка­е­ва та­кой по­сту­пок был бы оче­вид­ным безу­ми­ем. Од­на­ко да­же на ска­мье под­су­ди­мых Алек­сей Ва­лен­ти­но­вич не про­из­во­дит впе­чат­ле­ние че­ло­ве­ка, ли­шив­ше­го­ся рас­суд­ка.

За что пла­ти­ли

Од­на­ко факт оста­ет­ся фак­том. День­ги в ма­шине ми­ни­стра най­де­ны, сле­ды хи­ми­че­ско­го рас­тво­ра на ру­ках за­фик­си­ро­ва­ны, по те­ле­фо­ну с Се­чи­ным он об­щал­ся. То, что Улюкаев по­лу­чил день­ги уже по­сле под­пи­са­ния по­ло­жи­тель­но­го за­клю­че­ния по сдел­ке, ни­че­го не ме­ня­ет. Взятку мож­но по­лу­чить как за неза­кон­ные, так и за за­кон­ные дей­ствия,то есть за над­ле­жа­щее ис­пол­не­ние ми­ни­стром сво­их обя­зан­но­стей. Од­на­ко уни­каль­ность этой си­ту­а­ции кро­ет­ся в том, за что на са­мом де­ле Улюкаев по­лу­чил день­ги. Что­бы от­ве­тить на этот вопрос, на­до ли­бо по­ра­бо­тать несколь­ко лет в ор­га­нах рос­сий­ской вла­сти, ли­бо по­пы­тать­ся прой­ти че­рез бю­ро­кра­ти­че­скую про­це­ду­ру в ка­че­стве биз­не­сме­на, за­ин­те­ре­со­ван­но­го в при­ня­тии власт­но­го ре­ше­ния.

То­гда са­мым ло­гич­ным объ­яс­не­ни­ем бу­дет пла­теж за об­лег­че­ние при­ня­тия за­кон­ных ре­ше­ний и пре­одо­ле­ние бю­ро­кра­ти­че­ской во­ло­ки­ты в ор­га­нах вла­сти — так на­зы­ва­е­мые facilitation payments, пла­те­жи за упро­ще­ние фор­маль­но­стей. Борь­ба с ни­ми на уровне ком­мер­че­ских ком­па­ний и ор­га­нов вла­сти до­стиг­ла апо­гея, ко­гда Ор­га­ни­за­ция эко­но­ми­че­ско­го со­труд­ни­че­ства и раз­ви­тия (ОЭСР) вклю­чи­ла эти пла­те­жи в спи­сок неза­кон­ных дей­ствий в рам­ках Кон­вен­ции по борь­бе с под­ку­пом ино­стран­ных долж­ност­ных лиц. Фор­маль­но это день­ги, ко­то­рые пла­тят­ся чи­нов­ни­кам за их ра­бо­ту, а на са­мом де­ле — за то, что они в срок, а ино­гда и с опе­ре­же­ни­ем сро­ка вы­пол­ня­ют свои обя­зан­но­сти. В дан­ном слу­чае — за быст­рое оформ­ле­ние сдел­ки по при­ва­ти­за­ции «Баш­неф­ти». Ес­ли так, то день­ги, ко­то­рые Игорь Се­чин пе­ре­дал Алек­сею Улю­ка­е­ву, мог­ли пред­на­зна­чать­ся не толь­ко ми­ни­стру, но и дру­гим чи­нов­ни­кам. Ка­ким — мож­но толь­ко до­га­ды­вать­ся.

Точ­ка зре­ния ав­то­ров, ста­тьи ко­то­рых пуб­ли­ку­ют­ся в раз­де­ле «Мне­ния», мо­жет не сов­па­дать с мне­ни­ем ре­дак­ции.

«Взятку мож­но по­лу­чить как за неза­кон­ные, так и за за­кон­ные дей­ствия, то есть за над­ле­жа­щее ис­пол­не­ние ми­ни­стром сво­их обя­зан­но­стей»

ФО­ТО: из лич­но­го ар­хи­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.