Банк­рот от­ве­тит за банк­рот­ство

Сбер­банк по­тре­бо­вал при­влечь Вла­ди­ми­ра Кех­ма­на к су­ду

RBC - - БИЗНЕС - ИРИ­НА ПАРФЕНТЬЕВА

Сбер­банк тре­бу­ет при­влечь к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти Вла­ди­ми­ра Кех­ма­на, вла­дель­ца не­ко­гда круп­ней­ше­го им­пор­те­ра ба­на­нов JFC. По вер­сии бан­ка, в хо­де про­це­ду­ры банк­рот­ства биз­не­смен мог на­не­сти кре­ди­то­рам ущерб на 4 млрд руб.

Во втор­ник, 12 сен­тяб­ря, Ар­бит­раж­ный суд Санкт-Пе­тер­бур­га и Ле­нин­град­ской об­ла­сти за­ре­ги­стри­ро­вал за­яв­ле­ние Сбер­бан­ка, ко­то­рый тре­бу­ет при­влечь биз­не­сме­на Вла­ди­ми­ра Кех­ма­на к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти в рам­ках банк­рот­ства ЗАО «Груп­па Джей Эф Си» — го­лов­ной ком­па­нии хол­дин­га JFC, не­ко­гда круп­ней­ше­го им­пор­те­ра ба­на­нов, сле­ду­ет из за­кры­той ча­сти кар­то­те­ки су­да (ко­пия за­яв­ле­ния так­же есть в рас­по­ря­же­нии РБК).

В Сбер­бан­ке под­твер­ди­ли по­да­чу за­яв­ле­ния, от­ка­зав­шись от бо­лее по­дроб­ных ком­мен­та­ри­ев.

Ба­на­но­вый за­кат

В 2012 го­ду «Груп­па Джей Эф Си» об­ра­ти­лась в суд с за­яв­ле­ни­ем о соб­ствен­ном банк­рот­стве, и в ком­па­нии бы­ла вве­де­на про­це­ду­ра на­блю­де­ния. На тот мо­мент JFC был дол­жен 12 бан­кам, вклю­чая Сбер­банк, Банк Моск­вы, 18,25 млрд руб. без уче­та штра­фов и пе­ней. Фи­нан­со­вые про­бле­мы им­пор­тер объ­яс­нял со­бы­ти­я­ми «араб­ской вес­ны» в стра­нах Се­вер­ной Аф­ри­ки и Ближ­не­го Во­сто­ка, из-за ко­то­рых бы­ли со­рва­ны по­став­ки фир­мы в эти стра­ны и, как след­ствие, воз­ник пе­ре­из­бы­ток ба­на­нов на рос­сий­ском рын­ке. В хо­де сле­ду­ю­щих по­чти трех лет ком­па­ния пла­ни­ро­ва­ла про­ве­сти ре­струк­ту­ри­за­цию биз­не­са для по­га­ше­ния дол­гов, но сде­лать это не уда­лось, и в 2015 го­ду ЗАО бы­ло при­зна­но банк­ро­том с по­сле­ду­ю­щей рас­про­да­жей ак­ти­вов в рам­ках кон­курс­но­го про­из­вод­ства.

Как ука­зал в сво­ем за­яв­ле­нии Сбер­банк, в хо­де ана­ли­за ак­ти­вов ком­па­нии кон­курс­ный управ­ля­ю­щий уста­но­вил, что «долж­ни­ком в пе­ри­од с 2012 по 2015 год ве­лась за­ве­до­мо убы­точ­ная де­я­тель­ность». В част­но­сти, ком­па­ни­ей за­клю­ча­лись сдел­ки по за­куп­ке и ре­а­ли­за­ции фрук­тов «на за­ве­до­мо невы­год­ных для JFC усло­ви­ях». Со­глас­но опи­сан­ной схе­ме, JFC фак­ти­че­ски по­ку­пал про­дук­цию по за­вы­шен- ным це­нам, а про­да­вал — по за­ни­жен­ным, ис­поль­зуя фир­мы-«од­но­днев­ки». «Со­во­куп­ный фи­нан­со­вый ре­зуль­тат» та­ких опе­ра­ций — убыток в объ­е­ме око­ло 4 млрд руб., го­во­рит­ся в за­яв­ле­нии бан­ка.

Про­це­ду­ра на­блю­де­ния не яв­ля­ет­ся ос­но­ва­ни­ем для от­стра­не­ния от управ­ле­ния ме­не­дже­ров ком­па­нии — в 2012–2015 го­дах JFC по-преж­не­му ру­ко­во­дил Вла­ди­мир Кех­ман. С уче­том то­го что сдел­ки осу­ществ­ля­лись на про­тя­же­нии дли­тель­но­го вре­ме­ни, но­си­ли «ре­гу­ляр­ный, це­ле­на­прав­лен­ный и си­сте­ма­ти­че­ский ха­рак­тер», ру­ко­вод- ство ком­па­нии не мог­ло не знать, что она несет убыт­ки, го­во­рит­ся в за­яв­ле­нии. «От­вет­чик, яв­ля­ясь ген­ди­рек­то­ром, на­ме­рен­но осу­ществ­лял в пе­ри­од про­це­ду­ры на­блю­де­ния за­ве­до­мо убы­точ­ную де­я­тель­ность с пре­вы­ше­ни­ем пре­де­лов пол­но­мо­чий, сво­и­ми дей­стви­я­ми при­чи­нил ущерб, вслед­ствие че­го пол­ное по­га­ше­ние за­дол­жен­но­сти кре­ди­то­ров ЗАО «Груп­па Джей Эф Си» ста­ло невоз­мож­ным, что в со­во­куп­но­сти яв­ля­ет­ся са­мо­сто­я­тель­ным ос­но­ва­ни­ем для при­вле­че­ния от­вет­чи­ка к суб­си­диар­ной от­вет­ствен­но­сти», — за­клю­ча­ет банк.

Со­во­куп­ная сум­ма непо­га­шен­ных тре­бо­ва­ний ком­па­нии кре­ди­то­рам на те­ку­щий мо­мент со­став­ля­ет 17,603 млрд руб.

Личный банк­рот

Вме­сте с на­ча­лом про­це­ду­ры банк­рот­ства в 2012 го­ду Кех­ман ини­ци­и­ро­вал соб­ствен­ное банк­рот­ство, по­лу­чив ста­тус банк­ро­та в Лон­дон­ском су­де. В ок­тяб­ре 2015 го­да иск о лич­ном банк­рот­стве биз­не­сме­на по­дал Сбер­банк — в пер­вый раз в рос­сий­ской су­деб­ной прак­ти­ке (со­от­вет­ству­ю­щие по­прав­ки в за­кон «О несо­сто­я­тель­но­сти (банк­рот­стве)», поз­во­ля­ю­щие ини­ци­и­ро­вать по­доб­ные де­ла, всту­пи­ли в си­лу 1 ок­тяб­ря 2015 го­да). Долг биз­не­сме­на в бан­ке оце­ни­ли бо­лее чем в 4,5 млрд руб. По за­яв­ле­нию Сбер­бан­ка так­же бы­ло воз­буж­де­но уго­лов­ное де­ло в от­но­ше­нии быв­ших топ-ме­не­дже­ров JFC и са­мо­го Кех­ма­на, ко­то­рое рас­сле­ду­ет­ся до сих пор. Бан­ки-кре­ди­то­ры об­ра­ща­лись в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны с жа­ло­ба­ми на за­тя­ги­ва­ние де­ла. В июле Ген­про­ку­ра­ту­ра вы­нес­ла по­втор­ное тре­бо­ва­ние к след­ствен­но­му де­пар­та­мен­ту МВД об устра­не­нии на­ру­ше­ний уго­лов­но­го и уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го за­ко­но­да­тель­ства по де­лу Кех­ма­на.

Сам Кех­ман в ин­тер­вью РБК в де­каб­ре 2015 го­да го­во­рил, что все его лич­ное иму­ще­ство рас­про­да­но. «От­дал все, что у ме­ня бы­ло,

Вла­ди­мир Кех­ман как ди­рек­тор Но­во­си­бир­ско­го те­ат­ра опе­ры и ба­ле­та за­ра­бо­тал в 2016 го­ду 13,7 млн руб. В соб­ствен­но­сти у него на­хо­ди­лась квар­ти­ра (267 кв. м) и пра­во поль­зо­ва­ния ком­на­той в об­ще­жи­тии

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.