Что озна­ча­ет об­ви­не­ние со­вла­дель­ца «Юл­мар­та» в мо­шен­ни­че­стве

Шесть во­про­сов про уго­лов­ное де­ло Дмит­рия Ко­сты­ги­на

RBC - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - АНАСТАСИЯ ДЕМИДОВА, ИРИНА ПАРФЕНТЬЕВА, ДМИТ­РИЙ СЕРКОВ

Со­вла­де­лец хол­дин­га «Юл­март» Дмит­рий Ко­сты­гин по­ме­щен под до­маш­ний арест. Что про­изо­шло в од­ном из круп­ней­ших рос­сий­ских ин­тер­нет-ре­тей­ле­ров и ка­кие у де­ла мо­гут быть по­след­ствия — раз­би­рал­ся РБК.

В сре­ду, 11 ок­тяб­ря, Дмит­рию Ко­сты­ги­ну как ак­ци­о­не­ру од­ной из ком­мер­че­ских струк­тур, за­ре­ги­стри­ро­ван­ной на тер­ри­то­рии ино­стран­но­го го­су­дар­ства и яв­ля­ю­щей­ся учре­ди­те­лем НАО «Юл­март», бы­ло предъ­яв­ле­но об­ви­не­ние в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния, преду­смот­рен­но­го ч. 4 ст. 159.1 УК РФ (мо­шен­ни­че­ство в сфе­ре кре­ди­то­ва­ния), со­об­щи­ло Глав­ное след­ствен­ное управ­ле­ние (ГСУ) След­ствен­но­го ко­ми­те­та Рос­сии (СКР) по Санкт-Пе­тер­бур­гу.

Во втор­ник в квар­ти­ре Ко­сты­ги­на был про­ве­ден обыск, по­сле че­го биз­не­сме­на вы­зва­ли на до­прос. Око­ло 22:00 он был офи­ци­аль­но за­дер­жан на двое су­ток.

Че­рез сво­е­го пред­ста­ви­те­ля Ко­сты­гин ве­че­ром 10 ок­тяб­ря пе­ре­дал со­об­ще­ние для жур­на­ли­стов: «Во вре­мя кри­зи­са или штор­ма глав­ное не па­ни­ко­вать. Мо­жет быть, мне и непри­ят­ны се­го­дняш­ние со­бы­тия, но ви­ны сво­ей я не ви­жу, по­это­му осо­бо и не вол­ну­юсь. Про­шу ме­ня услы- шать и не при­ни­мать по­спеш­ных ре­ше­ний».

Ве­че­ром 11 ок­тяб­ря Смоль­нин­ский суд Санкт-Пе­тер­бур­га при­нял ре­ше­ние по­ме­стить Ко­сты­ги­на под до­маш­ний арест до 9 де­каб­ря.

1. Что сде­лал Дмит­рий Ко­сты­гин?

Уго­лов­ное де­ло бы­ло воз­буж­де­но по за­яв­ле­нию Сбер­бан­ка.

По дан­ным след­ствия, Ко­сты­гин, бу­дучи пред­се­да­те­лем со­ве­та ди­рек­то­ров ин­тер­нет-хол­дин­га «Юл­март», 24 мар­та 2016 го­да до­го­во­рил­ся со Сбер­бан­ком об от­кры­тии воз­об­нов­ля­е­мой кре­дит­ной ли­нии на 1 млрд руб. Но, «не на­ме­ре­ва­ясь ис­пол­нять усло­вия до­го­во­ра», Ко­сты­гин предо­ста­вил в банк лож­ные све­де­ния о со­сто­я­нии «Юл­мар­та», счи­та­ет следствие. В ито­ге по­сле по­лу­че­ния бан­ков­ско­го фи­нан­си­ро­ва­ния «об­ви­ня­е­мый рас­по­ря­дил­ся [им] по сво­е­му усмот­ре­нию».

«Юл­март» со­всем пе­ре­стал об­слу­жи­вать кре­дит в ап­ре­ле 2016 го­да, уве­ря­ет со­бе­сед­ник РБК в Сбер­бан­ке. Со­во­куп­ный раз­мер за­дол­жен­но­сти хол­дин­га пе­ред бан­ком со­став­ля­ет 2,43 млрд руб., вклю­чая кре­дит и долг по схе­ме фак­то­рин­га.

Как по­яс­нял РБК ис­точ­ник, зна­ко­мый с ма­те­ри­а­ла­ми де­ла, «лож­ны­ми све­де­ни­я­ми» банк, а за­тем и следствие по­счи­та­ли на­ру­ше­ние пунк­та 2.3 кре­дит­но­го до­го­во­ра — от­сут­ствие неис­пол­нен­ных или ненад­ле­жа­ще ис­пол­нен­ных обя­за­тельств пе­ред ины­ми кре­ди­то­ра­ми. За неде­лю до под­пи­са­ния до­го­во­ра со Сбер­бан­ком, 17 мар­та 2016 го­да, в При­мор­ский рай­он­ный суд Санкт-Пе­тер­бур­га по­сту­пил иск от Оле­га Мо­ро­зо­ва о взыс­ка­нии с «Юл­мар­та» 248 млн руб. Пра­ва тре­бо­ва­ния на этот долг Мо­ро­зов по­лу­чил от Ко­сты­ги­на 15 мар­та 2016 го­да. Осе­нью 2016 го­да Мо­ро­зов об­ра­тил­ся в суд уже с за­яв­ле­ни­ем о банк­рот­стве «Юл­мар­та». «Ис­хо­дя из ин­фор­ма­ции, ко­то­рой мы рас­по­ла­га­ем, на мо­мент по­лу­че­ния кре­ди­та ли­ца из чис­ла ру­ко­вод­ства и бе­не­фи­ци­а­ров «Юл­мар­та» не про­сто про­ра­ба­ты­ва­ли воз­мож­ность за­пус­ка банк­рот­ства ком­па­нии для ухо­да от от­вет­ствен­но­сти пе­ред кре­ди­то­ра­ми, а уже пред­при­ни­ма­ли вполне кон­крет­ные ша­ги для это­го», — по­яс­нил РБК ис­точ­ник в Сбер­бан­ке.

Преду­смот­рен­ное за­ко­ном на­ка­за­ние за мо­шен­ни­че­ство в сфе­ре кре­ди­то­ва­ния—до де­ся­ти лет­ли­ше­ния сво­бо­ды и штраф до 1 млн руб. Но, как со­об­щил РБК ис­точ­ник, зна­ко­мый с ма­те­ри­а­ла­ми рас­сле­до­ва­ния, и под­твер­дил дру­гой ис­точ­ник в ГУ МВД по Санкт-Пе­тер­бур­гу, де­ло мо­жет быть пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­ва­но на ст. 196 УК (пред­на­ме­рен­ное банк­рот­ство) — до ше­сти лет ко­ло­нии. «Сле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что до­го­вор меж­ду Ко­сты­ги­ным и Мо­ро­зо­вым был фор­маль­ным. Его за­клю­чи­ли, что­бы в де­ле о банк­рот­стве не зву­ча­ла фа­ми­лия Дмит­рия Ко­сты­ги­на, что ста­ло бы еще од­ним при­зна­ком умыш­лен­ных дей­ствий»,— до­ба­вил ис­точ­ник РБК.

Следствие про­дол­жа­ет до­прос сви­де­те­лей, ко­то­рые мог­ли бы про­яс­нить — за­клю­ча­ло ли ру­ко­вод­ство «Юл­мар­та» дру­гие за­ве­до­мо невы­год­ные для ком­па­нии до­го­во­ры, до­бав­ля­ет один из со­бе­сед­ни­ков РБК. Кро­ме обыс­ка у Ко­сты­ги­на 10 ок­тяб­ря след­ствен­ные дей­ствия про­во­ди­лись в квар­ти­рах Мо­ро­зо­ва и экс-ген­ди­рек­то­ра «Юл­мар­та» Сер­гея Фе­до­ри­но­ва.

2. Ко­му сей­час при­над­ле­жит «Юл­март»?

Груп­па «Юл­март», раз­ви­ва­ю­щая од­но­имен­ный ин­тер­нет-ма­га­зин по про­да­же тех­ни­ки, элек­тро­ни­ки и то­ва­ров по­все­днев­но­го спро­са, бы­ла ос­но­ва­на в 2008 го­ду Алек­се­ем Ни­ки­ти­ным. В 2010 го­ду 50% ком­па­нии при­об­рел Ми­ха­ил Ва­син­ке­вич, а в 2011–2014 го­дах фон­ды Svoboda Corp. и Koshigi Ltd, под­кон­троль­ные Дмит­рию Ко­сты­ги­ну и его дав­не­му парт­не­ру Ав­гу­сту Мей­е­ру, вы­ку­пи­ли у Ни­ки- ти­на и Ва­син­ке­ви­ча 60% ак­ций «Юл­мар­та». Ни­ки­тин окон­ча­тель­но вы­шел из чис­ла ак­ци­о­не­ров в 2016 го­ду, про­дав па­кет Ва­син­ке­ви­чу. В ито­ге в ма­те­рин­ской ком­па­нии «Юл­мар­та» — Ulmart Holding Limited — Ко­сты­ги­ну че­рез Koshigi Limited при­над­ле­жит 31,6%, его парт­не­ру Ав­гу­сту Мей­е­ру че­рез Svoboda Corp. — 29,9%. Еще 38,5% — у фон­да Donna Union Foundation, бе­не­фи­ци­а­ром ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся Ва­син­ке­вич.

Кро­ме Сбер­бан­ка дру­гим круп­ным кре­ди­то­ром «Юл­мар­та» яв­ля­ет­ся ВТБ. В фев­ра­ле 2016 го­да банк от­крыл для «Юл­мар­та» кре­дит­ную ли­нию на 715 млн руб. По­след­ний раз банк по­лу­чил пла­теж по нему в июне 2017 го­да, рас­ска­зал РБК пред­ста­ви­тель ВТБ

По ито­гам 2015 го­да «Юл­март» был круп­ней­шим иг­ро­ком на рос­сий­ском рын­ке он­лайн-ре­тей­ла, по дан­ным Data Insight. Но в 2016 го­ду ком­па­ния по­те­ря­ла ли­дер­ство, а обо­рот «Юл­мар­та» вы­рос все­го на 2% за год, до 49,3 млрд руб. При­чи­на — раз­го­рев­ший­ся в на­ча­ле 2016 го­да кор­по­ра­тив­ный кон­фликт. У ак­ци­о­не­ров бы­ли раз­ные взгля­ды на раз­ви­тие ком­па­нии. Ва­син­ке­вич хо­тел по­вы­ше­ния эф­фек­тив­но­сти, а два дру­гих парт­не­ра на­ста­и­ва­ли на агрес­сив­ной экс­пан­сии. Ко­сты­гин пред­ло-

жил Ва­син­ке­ви­чу довне­сти в ка­пи­тал ком­па­нии $30 млн, но тот от­ка­зал­ся и по­тре­бо­вал че­рез лон­дон­ский суд вы­ку­па сво­ей до­ли.

Осе­нью 2016 го­да кон­суль­тан­том Ва­син­ке­ви­ча в спо­ре ста­ло А1, ин­ве­сти­ци­он­ное под­раз­де­ле­ние «Аль­фа-Групп». Со­труд­ни­ки А1 во­шли в со­вет ди­рек­то­ров «Юл­мар­та», в от­вет на что пред­ста­ви­те­ли Ко­сты­ги­на и Мей­е­ра сло­жи­ли свои пол­но­мо­чия. В ито­ге ра­бо­та со­ве­та бы­ла оста­нов­ле­на, «Юл­март» остал­ся без ген­ди­рек­то­ра. В мар­те 2017 го­да Ко­сты­гин за­явил, что до­лю Ва­син­ке­ви­ча вы­ку­пит са­ма ком­па­ния. Пред­по­ла­га­лось, что по­сле это­го па­кет пе­рей­дет но­во­му ин­ве­сто­ру — фон­ду Da Vinci Capital. Ко­сты­гин на­де­ял­ся, что сдел­ка бу­дет за­кры­та до кон­ца июня. Клю­че­вым усло­ви­ем при­вле­че­ния ин­ве­сто­ров Ко­сты­гин на­зы­вал до­сти­же­ние до­го­во­рен­но­стей со Сбер­бан­ком. В ре­зуль­та­те ин­вест­фонд так и не во­шел в ка­пи­тал ком­па­нии.

В «Юл­мар­те» го­во­рят о том, что сей­час опе­ра­ци­он­ная де­я­тель­ность ком­па­нии про­дол­жа­ет­ся в обыч­ном ре­жи­ме. По сло­вам пред­ста­ви­те­ля ин­тер­нет-хол­дин­га, «ру­ко­вод­ство «Юл­мар­та» на про­тя­же­нии все­го это­го вре­ме­ни де­ла­ло все воз­мож­ное, что­бы до­стичь кон­сен­су­са и уре­гу­ли­ро­вать во­про­сы, свя­зан­ные с дол­го­вы­ми обя­за­тель­ства­ми». Все до­го­во­рен­но­сти с парт­не­ра­ми, ко­то­рых уже уда­лось до­стичь, в том чис­ле и по но­вым про­ек­там, бу­дут ре­а­ли­зо­ва­ны, уве­ря­ет со­бе­сед­ник РБК.

3. По­че­му Сбер­банк по­шел на воз­буж­де­ние уго­лов­но­го де­ла?

Бан­ки вре­мя от вре­ме­ни при­бе­га­ют к по­мо­щи пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов для ра­бо­ты с про­блем­ны­ми за­ем­щи­ка­ми. В част­но­сти, Сбер­банк об­ра­щал­ся с за­яв­ле­ни­ем о воз­буж­де­нии уго­лов­но­го де­ла в от­но­ше­нии гла­вы неко­гда круп­ней­ше­го им­пор­те­ра ба­на­нов — ком­па­нии JFC Вла­ди­ми­ра Кех­ма­на. На пас­сив­ность след­ствия по это­му де­лу ген­про­ку­ро­ру Юрию Чай­ке жа­ло­вал­ся позд­нее дру­гой кре­ди­тор струк­тур Кех­ма­на — Райф­фай­зен­банк.

Сбер­банк «осо­знан­но или нет иг­ра­ет на сто­роне А1, ко­то­рая в ин­те­ре­сах Ми­ха­и­ла Ва­син­ке­ви­ча уже по­чти пол­то­ра го­да без­успеш­но пы­та­ет­ся ата­ко­вать ак­ци­о­не­ров «Юл­мар­та», не гну­ша­ясь, как нам ка­жет­ся, ис­поль­зо­вать раз­лич­ные го­су­дар­ствен­ные ор­га­ны в сво­их ин­те­ре­сах», за­явил РБК ад­во­кат Ко­сты­ги­на Кон­стан­тин Доб­ры­нин.

Пред­ста­ви­тель А1 от­ри­ца­ет при­част­ность груп­пы к кон­флик­ту Ко­сты­ги­на со Сбер­бан­ком. «У Сбер­бан­ка как кре­ди­то­ра груп­пы есть пря­мые ис­ки к «Юл­мар­ту» и Ко­сты­ги­ну. Есть су­деб­ное раз­би­ра­тель­ство и при­ня­тые по нему ре­ше­ния», — за­ме­ча­ет он. «За­яв­ле­ние ад­во­ка­та Ко­сты­ги­на о сго­во­ре меж­ду Сбер­бан­ком и А1 яв­ля­ет­ся пло­дом его фан­та­зии», — за­явил со­бе­сед­ник РБК и от­ка­зал­ся да­вать даль­ней­шие ком­мен­та­рии к «по­доб­ным вы­ска­зы­ва­ни­ям».

4. Мо­жет ли де­ло от­ра­зить­ся на дру­гих ак­ти­вах Ко­сты­ги­на?

Как рас­ска­зал РБК ис­точ­ник, близ­кий к Ко­сты­ги­ну, а так­же под­твер- ди­ли пред­ста­ви­те­ли двух ин­вест­фон­дов, все вре­мя, что про­дол­жа­ет­ся кор­по­ра­тив­ный кон­фликт в «Юл­мар­те», биз­нес­мен пы­тал­ся раз­лич­ны­ми спо­со­ба­ми при­влечь фи­нан­си­ро­ва­ние для рас­че­та со Сбер­бан­ком — или за счет ре­фи­нан­си­ро­ва­ния в дру­гих бан­ках, или за счет про­да­жи до­лей в дру­гих сво­их биз­не­сах. «Ко­сты­гин лич­но при­ни­мал уча­стие во всех пе­ре­го­во­рах, и, бе­з­услов­но, с уче­том его аре­ста про­дол­жать эту ра­бо­ту бу­дет слож­но», — от­ме­ча­ет один из со­бе­сед­ни­ков РБК.

«Юл­март» не един­ствен­ный биз­нес Ко­сты­ги­на, ему при­над­ле­жит мно­же­ство дру­гих ак­ти­вов на рын­ке ре­тей­ла и по­тре­би­тель­ских то­ва­ров, ча­ще все­го в парт­нер­стве. В 2017 го­ду Forbes оце­нил его со­сто­я­ние в $550 млн. Вме­сте с Мей­е­ром ему при­над­ле­жит 51% вто­рой по вы­руч­ке се­ти дро­ге­ри «Улыб­ка ра­ду­ги», 51% вто­рой круп­ней­шей се­ти пар­фю­ме­рии и кос­ме­ти­ки «Рив Гош» (парт­нер — струк­ту­ры Оле­га Бой­ко), 85% кон­ди­тер­ской ком­па­нии «Лю­би­мый край» и 90% се­ти ги­пер­мар­ке­тов «Оп­то­клуб «Ря­ды». Ко­сты­гин яв­ля­ет­ся един­ствен­ным ак­ци­о­не­ром ком­па­нии «Роз­тех», ко­то­рая управ­ля­ет се­тя­ми «Ди­кая ор­хи­дея», «Бюстье» и «Де­фи­ле». Так­же Ко­сты­гин вме­сте с быв­шим ак­ци­о­не­ром «Цен­трО­бу­ви» Дмит­ри­ем Вер­ни­мон­том ин­ве­сти­ро­вал в про­ект «Сток­ма­стер» (про­да­жа ма­га­зин­ных сто­ков че­рез аук­ци­он­ную си­сте­му).

Опро­шен­ные РБК пред­ста­ви­те­ли ком­па­ний, име­ю­щие от­но­ше­ние к Ко­сты­ги­ну, не ста­ли ком­мен­ти­ро­вать, как на биз­не­се от­ра­зит­ся его за­дер­жа­ние. Как по­яс­нил РБК ис­точ­ник из окру­же­ния Ко­сты­ги­на, кро­ме «Юл­мар­та» опе­ра­тив­ным управ­ле­ни­ем он ни­где не за­ни­мал­ся, по­это­му «арест, как ми­ни­мум в крат­ко­сроч­ном пе­ри­о­де, на их ра­бо­те не от­ра­зит­ся».

5. Не яв­ля­ют­ся ли про­бле­мы «Юл­мар­та» при­зна­ком кри­зи­са в ин­тер­не­тре­тей­ле?

Си­ту­а­ция во­круг «Юл­мар­та» — это «клас­си­ка про­бле­мы рез­ко­го ро­ста роз­ни­цы», за­явил один из сто­лич­ных ин­вест­бан­ки­ров в раз­го­во­ре с РБК. Кре­ди­тор­ская за­дол­жен- ность «Юл­мар­та» в 2016 го­ду, со­глас­но ма­те­ри­а­лам «СПАРК-Ин­тер­фак­са», со­ста­ви­ла 16 млрд руб. про­тив 10 млрд руб. го­дом ра­нее. Убы­ток в 2016 го­ду — 260 млн руб. про­тив при­бы­ли в 288 млн руб. в 2015 го­ду.

К бан­ков­ско­му кре­ди­то­ва­нию при­бе­га­ют и кон­ку­рен­ты «Юл­мар­та» в сфе­ре ин­тер­нет-тор­гов­ли — кре­ди­тор­ская за­дол­жен­ность ООО «Вайл­дбер­риз» (управ­ля­ет круп­ней­шим в Рос­сии ин­тер­нет-ма­га­зи­ном Wildberries) со­ста­ви­ла 11,5 млрд руб. в 2016 го­ду (вы­руч­ка — 37,6 млрд руб.), у ООО «Кро­нар», управ­ля­ю­ще­го «Си­ти­лин­ком», — 5,2 млрд руб. (вы­руч­ка — 34 млрд руб.). «За по­след­нее вре­мя тра­фик «Юл­мар­та» упал с 20 млн ви­зи­тов в ме­сяц до 15 млн, это са­мое тра­ги­че­ское па­де­ние сре­ди круп­ней­ших он­лайн-иг­ро­ков, — от­ме­тил пре­зи­дент Ас­со­ци­а­ции ком­па­ний ин­тер­нет-тор­гов­ли Алек­сей Фе­до­ров. — Ис­хо­дя из по­ка­за­те­лей тра­фи­ка, ожи­да­е­мый обо­рот в 2017 го­ду со­ста­вит 25–27 млрд руб.».

Кро­ме Сбер­бан­ка дру­гим круп­ным кре­ди­то­ром «Юл­мар­та» яв­ля­ет­ся ВТБ. В фев­ра­ле 2016 го­да банк от­крыл для «Юл­мар­та» кре­дит­ную ли­нию на 715 млн руб. По­след­ний раз банк по­лу­чил пла­теж по нему в июне 2017 го­да, рас­ска­зал РБК пред­ста­ви­тель ВТБ. Пору­чи­те­лем по кре­ди­ту вы­сту­пал лич­но Ко­сты­гин. В июле юри­сты ВТБ об­ра­ти­лись к вла­стям фран­цуз­ско­го го­ро­да Дра­ги­ньян с тре­бо­ва­ни­ем аре­сто­вать вил­лу Ко­сты­ги­на, и их тре­бо­ва­ние бы­ло удо­вле­тво­ре­но. Сам Ко­сты­гин за­яв­лял, что вил­лы во Фран­ции у него нет. На про­шлой неде­ле, 5 ок­тяб­ря, Дзер­жин­ской рай­он­ный суд Санкт-Пе­тер­бур­га по­ста­но­вил взыс­кать с Ко­сты­ги­на в поль­зу бан­ка 650 млн руб.

Как от­ме­ча­ет ис­точ­ник РБК, близ­кий к бан­ку, «ВТБ по­ка не пла­ни­ру­ет ид­ти по сце­на­рию Сбер­бан­ка»: «Все тре­бо­ва­ния предъ­яв­ле­ны и под­твер­жде­ны су­дом — по­ка это в ВТБ счи­та­ют до­ста­точ­ным».

6. Есть ли у пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов дру­гие пре­тен­зии к Ко­сты­ги­ну или то­п­ме­недж­мен­ту «Юл­мар­та»?

Со­глас­но за­яв­ле­нию пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов, Ко­сты­ги­на об­ви­ня­ют так­же в укло­не­нии от упла­ты на­ло­гов. Уго­лов­ное де­ло так­же на­хо­дит­ся в про­из­вод­стве Глав­но­го управ­ле­ния СК по Санкт-Пе­тер­бур­гу. Де­ло по за­яв­ле­нию Фе­де­раль­ной на­ло­го­вой служ­бы бы­ло воз­буж­де­но в том чис­ле и про­тив быв­ше­го ген­ди­рек­то­ра «Юл­мар­та» Фе­до­ри­но­ва и ос­но­ва­те­ля хол­дин­га Ни­ки­ти­на. За­дол­жен­ность ком­па­нии по на­ло­гам уже по­га­ше­на, го­во­рит­ся в со­об­ще­нии СК. Од­на­ко де­ло еще рас­сле­ду­ет­ся в от­но­ше­нии неуста­нов­лен­но­го кру­га лиц.

«Не на­ме­ре­ва­ясь ис­пол­нять усло­вия до­го­во­ра», Ко­сты­гин предо­ста­вил в банк лож­ные све­де­ния о со­сто­я­нии «Юл­мар­та», счи­та­ет следствие

Со­вла­де­лец хол­дин­га «Юл­март» Дмит­рий Ко­сты­гин

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.